Показать сообщение отдельно
Старый 20.07.2019, 07:19   #44
рю Фрошо (ТС)

Super Moderator
 
Аватар для рю Фрошо
 
Регистрация: 28.01.2016
Сообщений: 8,504
рю Фрошо скоро придёт к известности; 28%рю Фрошо скоро придёт к известности, 28%рю Фрошо скоро придёт к известности, 28%

Живя в Берлине, Франц Кафка каждый день прогуливался по парку. Там он однажды встретил маленькую девочку, которая потеряла куклу и громко плакала. Кафка предложил ей помочь в поиске и встретиться на том же месте на следующий день.

Куклу знаменитый писатель, конечно, не нашел. Но зато принес написанное им от ее лица письмо. «Пожалуйста, не огорчайся моему отсутствию, — зачитывал вслух Франц. — Я уехала в путешествие, чтобы повидать мир. Буду писать тебе обо всех своих приключениях». Следующие несколько недель они встречались в парке, и писатель читал девочке письма, в которых кукла в красках описывала свою поездку.

Вскоре у Кафки случилось обострение туберкулеза, и ему потребовалось отправиться в санаторий в Вену. Перед этой поездкой, ставшей для писателя последней, Кафка встретился с девочкой и подарил ей куклу. Она была совершенно не похожа на ту, что девочка когда-то потеряла. Но к ней прилагалась записка: «Путешествия изменили меня».

Добавлено через 2 минуты
В 1926 году к известному психиатру пришел изнуренный до дистрофии пациент, судя по манерам — «из бывших», с жалобой на беспричинную тоску и апатию, из-за которых он совсем не может есть и спать.
Осмотрев его, врач прописал … читать юмористические рассказы: «Лучше всего, батенька, возьмите томик Зощенко. Может быть, вам покажется простовато, этак по-пролетарски. Но смешно! Этот Зощенко – большой весельчак». «Доктор, — грустно вздохнул ипохондрик. — Я и есть Зощенко».

Добавлено через 5 минут
Бабель положил руку на рукопись и смотрел на меня смеющимися глазами. В уголках его глаз собрались тонкие морщинки.
— Да, — ответил он и покраснел от смущения. — Это «Любка Казак». Рассказ. В нем не больше пятнадцати страниц. Но здесь все двадцать два варианта этого рассказа, включая и последний. А в общем в рукописи двести страниц.
— Двадцать два варианта? — пробормотал я, ничего не понимая.
— Слушайте! — сказал Бабель, уже сердясь. — Литература не липа! Вот именно! Несколько вариантов одного и того же рассказа! Какой ужас! Может быть, вы думаете, что это излишество! А вот я еще не уверен, что последний вариант можно печатать. Кажется, его можно еще сжать. Такой отбор, дорогой мой, и вызывает самостоятельную силу языка и стиля. Языка и стиля!
"Каторжная работа"
© Константин Паустовский

Добавлено через 1 минуту
Если бы каждый оставил после себя хотя бы часть того, что оставил А.П. Чехов.

Чехов прожил сорок четыре года, половину из которых проболел туберкулезом, от которого в итоге и умер, но сделал столько, сколько средний человек не сделает за десять жизней.

— Написал двадцать томов прозы, которую знает весь мир;
— В родном Таганроге основал библиотеку и пожертвовал туда две тысячи собственных книг;
— Когда жил в Мелихове, то бесплатно вылечил тысячи больных крестьян и каждого снабжал лекарствами;
— Во время холеры в одиночку работал врачом на 25 деревень — без помощников и выходных;
— Построил четыре деревенские школы, колокольню, пожарный сарай, дорогу на Лопасню.

«Хорошо, если бы каждый из нас оставлял после себя школу, колодезь или что-то вроде, чтобы жизнь не проходила и не уходила в вечность бесследно». (А.П.Чехов)

Добавлено через 9 минут
«Маяковский медленно подходит к конторке, продолжая засучивать правый рукав. <...>
— Товарищ главбух, я сейчас здесь, в вашем уважаемом кабинете, буду танцевать чечетку, — с мрачной серьезностью предупреждает Маяковский. — Буду ее танцевать до тех пор, пока вы сами, лично не принесете мне сюда всех денег, которые мне полагается получить за мою работу.
Главный бухгалтер облегченно вздыхает: «Не бьет, слава Богу».
И, опустив безволосые руки на аккуратные кипы бумаг, произносит голосом говорящей рыбы:
— Милости прошу, товарищ Маяковский, в следующую пятницу от трёх до пяти.
Маяковский выходит на середину комнаты, подтягивает ремень на брюках и: тук-тук-тук...
Машинистка, стриженная, как новобранец (вероятно, после сыпного тифа), шмыгнув носом, выскакивает за дверь.
Весь Госиздат бежит в кабинет главного бухгалтера смотреть, как танцует Маяковский.
Паркетный пол трясется под грузными тупоносыми башмаками, похожими на футбольные бутсы. На конторке и на желтых тонконогих столиках, звеня, прыгают электрические лампы под зелеными абажурами. Из стеклянных чернильниц выплескивается фиолетовая и красная жидкость. Стонут в окнах запыленные стекла.
Маяковский отбивает чечетку сурово-трагически. Челюсти сжаты. Глядит в потолок.
<...>
Никому не смешно. Даже пуговоносому мальчугану-курьеру <...>.
Через несколько минут главный бухгалтер принес Маяковскому все деньги. Они были в аккуратных пачках, заклеенных полосками газетной бумаги».

А. Мариенгоф, «Мой век, мои друзья и подруги»
__________________
рю Фрошо вне форума   Ответить с цитированием
Одобрил(а) сообщение:
 
Время генерации страницы 0.18707 секунды с 9 запросами