Показать сообщение отдельно
Старый 09.02.2016, 01:58   #70
"FAVORIT DEVIL" kennel (ТС)

Moderator
 
Аватар для "FAVORIT DEVIL" kennel
 
Регистрация: 28.01.2016
Адрес: Харьков Виктория. "FAVORIT DEVIL"kennel AST
Сообщений: 1,259
"FAVORIT DEVIL" kennel на пути к лучшему; 3%"FAVORIT DEVIL" kennel на пути к лучшему, 3%"FAVORIT DEVIL" kennel на пути к лучшему, 3%

У собак есть свой бог
Автор: Likaona

«У собак есть свой бог», – именно эта дурацкая фраза крутилась у него в голове. Вернее даже билась – пульсированием крови в висках, хриплым дыханием, тяжело выходящим из горла, колотьем боли в боку и раненой ноге. Слышалась издалека в собачьем лае.
У собак есть свой бог – это наверняка так. Собаки преданы своему хозяину, настоящему хозяину, и не ослушаются его приказов. Именно за это их так ценят – собак. Все остальное – ерунда. И наверняка за такую верность у них должен быть очень хороший бог.
Хочешь завести настоящего друга – заведи собаку. Она никогда не предаст, в отличие от людей. Но некоторые поступают по-другому…
Он выглянул из-за дерева. Наверное, ему повезло – эта часть леса заросла густым кустарником, из-за которого не было ничего видно. Это с одной стороны.
С другой – то, что нужно пробираться через спутанные ветки, значительно, это еще мягко сказано, затрудняло его путь. Иногда приходилось искать обход, когда ветви превращались в непроходимую стену – дырчатую, через которую видна его свобода, только руку протяни, но, тем не менее, непроходимую. Поначалу он еще пробовал найти дыру в этом переплетении, надеясь, что ней станет проще, но нет. Пару раз застряв, он понял, что лучше и не пытаться, лучше сразу искать обход. Городской мальчик, он никогда раньше не был на такой природе. Его представления о лесе как об облагороженных полянках для пикников рухнули в первые же моменты пребывания в этом богом проклятом месте, но такого он и представить не мог.
Откуда-то он знал, что такие вот буреломы бывают только у края леса, и это придавало сил. Возможно всплывшая из глубин подсознания идея и не являлась правильной, но он цеплялся за нее всеми силами, ведь она была его единственной надеждой на выживание. Главное – добраться до кромки леса. О том, что будет дальше, он не думал. Почему-то казалось, что вот, стоит выйти – и сразу же шоссе с машинами. Можно остановить кого-нибудь и рассказать все, пусть вызовут полицию. Он понимал, что его внешний вид скорее отпугнет водителей, он бы и сам никогда не остановился, увидев голого человека в ошейнике, но был готов броситься под колеса машины, лишь бы это больше не продолжалось. Лучше смерть. Хотя если выживет, то попадет в больницу, нормальную, человеческую больницу. Пусть даже будут переломы, сотрясения или еще что – пусть. Все равно. Лишь бы выбраться…
Лай псов становился то глуше, то четче, но подстегивал всегда. Слава богу, их не спустили с поводка – иначе бы они не лаяли, а бесшумными тенями выслеживали дичь. Это он уже знал – не первый день тут. Значит, загоняют, есть шанс остаться живым, а не умереть от клыков. И это же пугало – раз псов не спустили, значит, хозяин уверен в себе. От этого тряслись руки и ноги, хотелось сжаться в клубочек, закусить палец и притаиться, беззвучно плача и надеясь, что не найдут. Возможно и не нашли бы, если бы не псы. А так – нужно двигаться, пока никого не видно.
Он поднялся на ноги и поковылял дальше – туда, где виднелся просвет. Бежать уже не мог, слишком исколоты ступни. Все эти веточки, иголки, прочая дребедень – на каждом шагу, как ни старайся наступать туда, где их нет. А они повсюду. А еще – трава. Это только на лужайках возле домов она низенькая и зеленая. Здесь – нет. Высокая, цепляющаяся, режущая, обжигающая. Он не знал, как называются все эти растения, и звал их просто – «трава», несмотря на то, что некоторые стебли заканчивались цветами. Называть «цветы» эту адскую зелень язык не поворачивался.
Оставалось совсем немного, он чувствовал это.
Совсем немного и – свобода.
Жизнь…
Внезапно что-то обрушилось на него сзади, роняя, прижимая к земле, раздалось предупреждающее рычание и на шее сомкнулись клыки. В первый момент он еще вскрикнул от страха, внезапности, боли, когда со всего размаху упал на землю, чудом не ударившись головой о выступающий корень. Хотя лучше бы ударился и потерял сознание, но бог и в этот раз оказался не милосерден и теперь он лежал, стараясь не шевелиться, и поскуливал, не смея даже стонать. Кажется, ко всему прочему он повредил локоть и колено и в руке и ноге все сильнее пульсировала горячая лава расползающейся боли.
Хозяин все-таки спустил часть псов…
Он понимал, что скоро не выдержит и попытается повернуться по-другому и тогда… Скорее всего, пес ему тогда прокусит шею, возможно повредит позвоночник и он станет калекой. Лучше смерть! Но сегодня бог явно не на его стороне.
– Так-так-так… – ласковый голос ударил не хуже кнута и он сжал зубы, стараясь замолчать, но не выдержал и всхлипнул. – Шон, какой ты нехороший мальчик.
Он почувствовал, как рука хозяина потрепала его по волосам и чуть не разрыдался. Опять возвращаться в этот ад…
– Открыл вольер, убежал, – хозяин поцокал языком, продолжая гладить ослушавшуюся собаку по голове.
Собаки, собачки – именно так их называл хозяин. В поместье было около дюжины псов и три собаки. Шон, Пьер и Анри. И еще одна, вернее, один недавно умер. Райли. Он играл с псами и ему повредили позвоночник. Как сказал очень сокрушавшийся о произошедшем хозяин – несчастный случай. Райли выжил, но его парализовало. Хозяин все равно оставил его себе. Приводил их всех каждый день к Райли, мыл его, кормил и рассказывал, как плохо быть непослушными песиками. А Райли лежал на своей подстилке и говорил только взгляд. Шон лишь один раз посмотрел ему в глаза и больше не смог. Именно тогда окончательно окрепло желание бежать во чтобы то ни стало. Решился после того, как хозяину надоело играть с Райли и он отдал ненужную больше собачку своим псам на забаву, вырезав перед этим язык – чтобы не орал и не нарушал идиллию в доме. Но Шону хватало и осознания того, что происходит сейчас на псарне, и рычания псов…
– Что же мне с тобой делать? Рей, сидеть, – команда псу, чтобы тот отпустил свою жертву. – Шон, встать! – и резкий двойной хлопок. Хозяин хочет, чтобы его собачка подошла.
Шон с трудом приподнялся на четвереньки, поскуливая, проковылял несколько шагов и ткнулся головой в ногу хозяина. Тот присел рядом и потрепал свою собаку по холке.
– Хорошая собачка, но такая непослушная, – добрый тон голоса не мог обмануть. Хозяин всегда говорил по-доброму. Так что Шон стоял, глотая слезы и изо всех сил сдерживая посторонние звуки. Хозяин не разрешал говорить им, только лаять, гавкать, скулить, рычать и так далее. Собаки не умеют разговаривать.
– Я тебя кормил, поил, играл, ты был здоровый, веселый, так любил приносить мячик и тапочки, и вдруг убежал. В чем же дело, Шон?
Шон заскулил, надеясь, что получилось достаточно жалобно и похоже на то, как он вымаливает прощение.
– Ну-ну-ну, – хозяин добродушно почесал свою непослушную собачку за ухом. – Я тебя нашел. Вылечим твои лапы и все будет хорошо, правда?
Шон попытался благодарно лизнуть руку мужчины. Его чуть не вырвало от мерзкого запаха и вкуса, но лучше сделать так.
– Хороший песик, хороший… – хозяин провел рукой вдоль спины своей собачки и вдруг воскликнул: – А, знаю!
Шон застыл. Ничем хорошим это для него закончиться не могло.
– У тебя же давно не было случки! – звонкий шлепок опустился на зад собаки. – Вот ты и бесишься.
Одна из «игр» хозяина состояла в том, что его собачкам мазали анус выделениями течной сучки, а потом отдавали наиболее подходящему по размерам псу. И пока пес совокуплялся с собакой, хозяин дрочил на это зрелище. Он не любил привязывать собачек для такого, но поначалу, пока они не были выдрессированы как следует, приходилось. Зато потом самые послушные собачки получали всякие поблажки – еду получше, прогулки, могли поспать не на улице у себя в вольере, а на коврике в теплой хозяйской спальне.
Шон завыл.
– Да, я прав, – хозяин погладил собачку по заду. – Ну-ну-ну, мальчик мой, потерпи, не нужно прямо сейчас выпрашивать, у тебя лапы ранены, вот вылечим, а потом я тебя двум псам отдам, чтобы тебе было совсем уж хорошо. Или ты у меня девочка?
Хозяин грубо схватил собаку за сморщенный от холода член. И вот тут Шон не выдержал и закричал…

Через четыре месяца, когда полиция, проверяя совершенно другое дело, обыскала затерянный в глуши особняк, даже самые бывалые полицейские оказались шокированы. На территории поместья были обнаружены останки около двадцати юношей возраста от семнадцати до двадцати лет. Точное число жертв так и смогли выяснить, даже разобрав массовое захоронение, так как кости оказались разбросаны по всей территории, часть нашли в близлежащем лесу. Владелец особняка отказался давать показания, был признан невменяемым и помещен в психиатрическую лечебницу.
Также на территории дома были обнаружены четверо юношей. У двоих из них не оказалось языка. Один оскоплен. Все жертвы прошли психическую реабилитацию, однако успехом она завершилась только для двоих, пойманных маньяком относительно недавно. Оставшиеся двое предпочли поселиться в хосписе при лечебнице, но врачи не оставляют надежды на их выздоровление.
У одного из них над кроватью висит плакат: «У собак есть свой Бог. Надеюсь, в следующей жизни я буду собакой и он будет ко мне милосердным. Аминь».
"FAVORIT DEVIL" kennel вне форума   Ответить с цитированием
 
Время генерации страницы 0.52903 секунды с 9 запросами