Харьковский форум
 
 
 
 
 
 
 
 


Вернуться   Харьковский форум > Дневники > Dementy

Оценить эту запись

Эра Иштар

Запись от Dementy размещена 15.06.2016 в 21:57

Али­на под­ня­лась на эс­ка­лато­ре на вто­рой этаж ог­ромно­го тре­хэтаж­но­го ги­пер­марке­та, флаг­ман­ско­го ма­гази­на книж­ной се­ти «Ли­теро­фаг», прош­ла ми­мо длин­ных стел­ла­жей с книж­ка­ми по биз­не­су, мо­тива­ци­он­ны­ми по­соби­ями и ис­то­ричес­кой ли­тера­турой и на се­кун­ду ос­та­нови­лась. С боль­шо­го пла­ката на нее смот­ре­ла Вик­то­рия: снис­хо­дитель­ная улыб­ка муд­рой ко­роле­вы, про­ница­тель­ный взгляд го­лубых глаз, а ни­же – круп­ная под­пись: «Встре­ча с пи­сатель­ни­цей, уче­ным, биз­нес-тре­нером Вик­то­ри­ей Кам­ской, ав­то­ром бес­тсел­ле­ра «Бу­дешь счас­тли­вой!». Пре­зен­та­ция кни­ги «Эра Иш­тар», на­чало в 19.00».
.......

Вто­рой зал ка­фе ока­зал­ся вдвое мень­ше глав­но­го; здесь бы­ло пус­то, прох­ладно и ти­хо. За сто­ликом в уг­лу, удоб­но ус­тро­ив­шись на ди­ване, си­дела Вик­то­рия. Пи­сатель­ни­ца, уче­ный и биз­нес-тре­нер бы­ла оде­та в бе­зуп­речный свет­ло-кре­мовый кос­тюм и бе­лую блуз­ку, зо­лотые во­лосы соб­ра­ны в стро­гую, но не слиш­ком, при­чес­ку; она как буд­то из­лу­чала си­яние, и си­дящая нап­ро­тив нее Ва­лерия ка­залась тенью, от­бро­шен­ной чем-то сов­сем нез­на­читель­ным, нап­ри­мер, чай­ни­ком, ко­торый сто­ял на сто­ле. Вик­то­рия уви­дела Али­ну, вста­ла, выб­ра­лась из-за сто­ла и рас­кры­ла объ­ятия.
– Али­ноч­ка, как я ра­да, до­рогая, при­вет!
Пос­ле­дова­ли при­ветс­твия и по­целуи. Али­на сму­тилась от та­кого ра­душия. Во­об­ще-то она не тер­пе­ла, ког­да ее хва­та­ют ру­ками и тем бо­лее ле­зут, не спро­сясь, це­ловать­ся, но сей­час по­чувс­тво­вала, что ей это да­же при­ят­но. Она то­же чмок­ну­ла Вик­то­рию и пос­мотре­ла на Ле­ру: та кив­ну­ла и улыб­ну­лась, и рас­чувс­тво­вав­ша­яся Али­на наг­ну­лась и не­лов­ко клю­нула ее в ще­ку.
– Там зал уже бит­ком, – ска­зала Али­на, ког­да с при­ветс­тви­ями бы­ло по­кон­че­но и они усе­лись за стол. – А лю­ди все идут и идут. Ты, на­вер­ное, вол­ну­ешь­ся?
Вик­то­рия неб­режно мах­ну­ла ру­кой.
– Во­об­ще нис­коль­ко. Уже не в пер­вый и да­же не в де­сятый раз, так что не при­выкать. И по­том, я же ве­ду тре­нин­ги, в Уни­вер­си­тете чи­таю лек­ции, а это пос­то­ян­ная прак­ти­ка пуб­личных выс­тупле­ний.
– Ну не знаю, – Али­на по­кача­ла го­ловой. – Я то­же ве­ду спец­се­минар по су­деб­ной ме­дици­не в Ака­демии, но там сту­ден­ты, а тут пос­то­рон­ние лю­ди…
– Ерун­да. Я те­бе сей­час все рас­ска­жу. Кста­ти, чаю хо­чешь?
Али­на хо­тела. Вик­то­рия са­ма на­лила ей чай, до­бави­ла нем­но­го се­бе и при­нялась объ­яс­нять.
– Са­мое глав­ное пра­вило: лю­дям нуж­но го­ворить то, что им нра­вит­ся. Обыч­но все сог­ла­ша­ют­ся с тем, что со­от­ветс­тву­ет их внут­ренним убеж­де­ни­ям или же­лани­ям, и ког­да кто-то прос­то кра­сиво фор­му­лиру­ет за них то, что они са­ми вы­разить не мо­гут, не уме­ют или стес­ня­ют­ся, лю­ди тут же с ра­достью приз­на­ют это прав­дой. По­нима­ешь? Лю­бой че­ловек боль­ше все­го лю­бит се­бя и счи­та­ет свое мне­ние вер­ным, пусть да­же в глу­бине ду­ши. И ког­да со сце­ны, или по те­леви­дению, или в Со­ци­аль­ной се­ти это мне­ние кра­сиво оз­ву­чива­ют, че­ловек тут же на­чина­ет улы­бать­ся, ки­вать и ра­дос­тно сог­ла­шать­ся.
– А как уз­нать, что имен­но нра­вит­ся?
– Это то­же очень прос­то. Сей­час ник­то не чи­та­ет, не слу­ша­ет лек­ций, не ве­дет дис­куссий для то­го, что­бы уз­нать прав­ду. Всем нуж­но толь­ко по­лучить по­ложи­тель­ные эмо­ции. Ну вот, к при­меру, я ве­ду биз­нес-тре­нинг по лич­ной мо­тива­ции, на­зыва­ет­ся «Путь к ус­пе­ху». Ты пред­став­ля­ешь се­бе, кто во­об­ще хо­дит на та­кие тре­нин­ги?
Али­не ста­ло ве­село.
– Нет, а кто?
– Во-пер­вых, не­удач­ни­ки, – при­нялась за­гибать паль­цы Вик­то­рия. – То есть те, кто ос­тро ощу­ща­ет от­сутс­твие ка­кого бы то ни бы­ло ус­пе­ха в сво­ей жиз­ни. Во-вто­рых, ин­фантиль­ные лич­ности: они по­лага­ют, что кто-то дол­жен рас­ска­зать им, как жить, что де­лать и ка­ким об­ра­зом это­го са­мого ус­пе­ха до­бивать­ся. Са­ми они от­ветс­твен­ности за свою жизнь нес­ти не хо­тят. В-треть­их, без­дель­ни­ки. Эти всег­да ждут, что сей­час им по­кажут вол­шебную кноп­ку, на ко­торую толь­ко нуж­но на­жать – и все са­мо со­бой об­ра­зу­ет­ся. Это они яв­ля­ют­ся са­мыми ак­тивны­ми по­купа­теля­ми книг ти­па «Как стать мил­ли­оне­ром за три дня, ни­чего при этом не де­лая», под­писчи­ками мо­тива­ци­он­ных паб­ли­ков в Со­ци­аль­ной се­ти и при­об­ре­тате­лями компь­ютер­ных ви­русов, ко­торые по­луча­ют, пе­рехо­дя по ссыл­кам «За­рабо­ток в се­ти! Сто ты­сяч в день, ра­ботая по два ча­са!». И вот пред­ставь се­бе, что пе­ред то­бой си­дит эта пуб­ли­ка, ждет, что ты им ска­жешь, при­чем каж­дый из них под­созна­тель­но зна­ет, что он хо­чет ус­лы­шать. И это от­нюдь не прав­да, по­тому что ска­жи я им прав­ду, она бу­дет та­кова: вы ин­фантиль­ные не­удач­ни­ки, бе­зот­ветс­твен­ные, ле­нивые, не же­ла­ющие ра­ботать; бе­рите се­бя в ру­ки, тру­дитесь, мно­го, дол­го и упор­но, без вся­ких га­ран­тий ус­пе­ха, и тог­да, мо­жет быть, кто-то из вас дос­тигнет же­ла­емо­го. Раз­ве ко­му-то нуж­на та­кая прав­да? Ска­жи я так, и они прос­то вста­нут и уй­дут, ска­зав, что я не пра­ва, что ни­чего не по­нимаю в жиз­ни и не раз­би­ра­юсь в их тон­кой ду­шев­ной ор­га­низа­ции, и, что са­мое глав­ное, не ку­пят книж­ку, не оп­ла­тят до­пол­ни­тель­ный пол­ный курс тре­нин­га и не при­об­ре­тут ка­кой-ни­будь диск с ал­го­рит­мом, ко­торый быс­тро и без уси­лий сде­ла­ет их всех Сти­вами Джоб­са­ми или об­во­рожи­тель­ны­ми кра­сав­ца­ми. Но ес­ли я ска­жу: друзья, вы прек­расны, иди­те сво­им пу­тем, и вся Все­лен­ная бу­дет вам по­могать, вы на пу­ти к нес­лы­хан­ным дос­ти­жени­ям, вы все мо­жете – и про­чую бе­либер­ду, то все рас­цве­тут и сог­ла­сят­ся со мной. А ес­ли я еще до­бав­лю, что во всех их бе­дах ви­нова­ты не они, а ка­кие-ни­будь абс­трак­тные «жу­лики и во­ры», то ме­ня на ру­ках но­сить бу­дут, по­тому что я пе­рело­жу от­ветс­твен­ность за пло­ды их собс­твен­ной нес­по­соб­ности что-ли­бо сде­лать на дру­гих. Прав­да во­об­ще не име­ет ни­како­го зна­чения. Важ­но толь­ко, нра­вит­ся то, что я го­ворю, или нет; нрав­люсь я лю­дям, или нет, и ес­ли да – то они бу­дут слу­шать, по­купать и де­лать, как я им ска­жу.
Вик­то­рия пе­реве­ла дух и от­пи­ла чай. Ва­лерия рас­се­ян­но улы­балась.
– А даль­ше? – спро­сила Али­на. – Вот ку­пят они кни­гу, прос­лу­ша­ют курс, но ведь ни­чего в их жиз­ни не из­ме­нит­ся?
– Ко­неч­но, – сог­ла­силась Вик­то­рия. – И они бу­дут и даль­ше хо­дить, слу­шать, по­купать и ис­кать про­рубь, где во­дят­ся вол­шебные щу­ки, ис­полня­ющие все же­лания. Ник­то не хо­чет ра­ботать; ни­кому не нуж­ны зна­ния, по­тому что при­об­ре­тение нас­то­ящих зна­ний тре­бу­ет тру­да, во­ли и са­модис­ципли­ны, всех впол­не ус­тра­ива­ет эр­зац. Единс­твен­ная поль­за от та­ких тре­нин­гов, кни­жек и мо­тива­ци­он­ных паб­ли­ков – са­мо­ус­по­ко­ение и про­филак­ти­ка су­ици­да. Про­читал оче­ред­ную ерун­ду про Все­лен­ную, ко­торой де­лать боль­ше не­чего, как по­могать те­бе раз­бо­гатеть, пос­та­вил «лайк», сде­лал «ре­пост» – и ус­нул с чувс­твом вы­пол­ненно­го дол­га. Мож­но и даль­ше тя­нуть лям­ку жиз­ни, ныть, жа­ловать­ся на не­досы­пание и не­люби­мую ра­боту.
– И ка­кой смысл в этом? Ну, кро­ме ком­мерчес­кой сос­тавля­ющей?
– До­рогая моя Али­на, мы же с то­бой по­нима­ем, что лю­ди, ко­торым не нуж­на прав­да и зна­ния – это амор­фное и уп­равля­емое ста­до. По­ка я го­ворю то, что им нра­вит­ся, я про­дам лю­бую идею. Ка­кую угод­но, от ле­гали­зации нар­ко­тиков до уза­конен­ной пе­дофи­лии и пра­ва пер­вой но­чи. Ра­зуме­ет­ся, не нуж­но вы­вали­вать суть идеи сра­зу, нуж­но го­товить поч­ву. Пос­те­пен­но, по­нем­но­гу при­водить к же­ла­емо­му ре­зуль­та­ту. И нель­зя, ко­неч­но, пос­вя­щать всех в ис­тинный смысл про­ис­хо­дяще­го. В кон­це кон­цов, есть ос­но­вание пи­рами­ды, а есть вер­хушка, и в иде­але она дол­жна нем­но­го от­сто­ять от ос­но­вания.
– Очень ин­те­рес­но, – ска­зала Али­на. – А в чем тог­да ис­тинный смысл?
Ва­лерия от­верну­лась и нег­ромко каш­ля­нула. Вик­то­рия, уже бы­ло наб­равшая воз­ду­ха в грудь, за­мол­ча­ла и за­дум­чи­во пос­мотре­ла в чаш­ку.
– Ну это я так, для при­мера, – на­конец ска­зала она. – Мы же го­вори­ли о том, как пра­виль­но об­щать­ся с людь­ми. Вот я и объ­яс­ни­ла пер­вое, глав­ное и, по су­ти, единс­твен­ное пра­вило: го­ворить то, что нра­вит­ся. В чем ошиб­ка, к при­меру, Цер­кви? В том, что она го­ворит лю­дям то, что им неп­ри­ят­но слы­шать. Да еще в та­ких ужас­ных, ста­роре­жим­ных вы­раже­ни­ях: грех, по­ка­яние, или ка­кой-ни­будь «раб Бо­жий». Ужас, да и толь­ко. А по­том еще удив­ля­ют­ся, за что не лю­бят по­пов. Ко­му, ин­те­рес­но, хо­чет­ся быть ра­бом? Точ­нее, как по­казы­ва­ет сов­ре­мен­ная сис­те­ма кре­дито­вания или ра­боты в ком­мерчес­ких ком­па­ни­ях, ра­бами хо­чет­ся быть всем, толь­ко ник­то не же­ла­ет это­го приз­на­вать. По­это­му Цер­ковь и про­иг­ры­ва­ет сов­ре­мен­ным гу­манис­ти­чес­ким цен­ностям. Она со вре­мен сред­не­вековья тал­ды­чит: «Ты пло­хой, ис­прав­ляй­ся, тру­дись!», а гу­манизм и но­вое вре­мя вос­кли­ца­ют: «Ты прек­ра­сен, те­бе все мож­но, будь со­бой, будь сво­бод­ным, а уг­рю­мых по­пов с ка­дила­ми, ко­торые зап­ре­ща­ют те­бе тра­хать­ся, мы про­гоним». Ну вот ска­жи, что со­берет боль­ше лай­ков: «По­кай­ся, ибо ты гре­шен» или «Иди сво­им пу­тем, по­чувс­твуй си­лу собс­твен­ной сво­боды?». И тут уже во­об­ще не важ­но, кто прав. Важ­но, кто нра­вит­ся, а кто нет. Я нрав­люсь – зна­чит, я пра­ва.
При­от­кры­лась за­навес­ка, зак­ры­ва­ющая вход в глав­ный зал, и в про­еме по­каза­лась ры­жая го­лова Жан­ны.
– Ви­ка, уже пять ми­нут, как вре­мя. Из­ви­ни, что на­поми­наю, ор­га­низа­торы вол­ну­ют­ся.
Вик­то­рия зал­пом до­пила чай и ре­шитель­но вста­ла.
– Пой­дем. Сей­час са­ма все уви­дишь.
Ка­фе бы­ло за­бито уже бо­лее, чем пол­ностью, и мно­гие лю­ди сто­яли у вхо­да в тор­го­вый зал; Али­ну и ее но­вых под­руг встре­тил приг­лу­шен­ный го­мон, тес­но­та, ду­хота, а мгно­вени­ем поз­же, ког­да Вик­то­рия взош­ла на сце­ну под лу­чи яр­ких со­фитов – гром­кие ап­ло­дис­менты, на­катив­ши­еся, как вол­на. В пер­вом ря­ду об­на­ружи­лись че­тыре сво­бод­ных сту­ла ря­дом с бо­рода­тым ви­де­оопе­рато­ром; ви­димо, они бы­ли за­ранее заб­ро­ниро­ваны для лич­ных дру­зей гос­по­жи Кам­ской. Али­на се­ла меж­ду Ва­лери­ей и Жан­ной, чуть ле­вее си­дела, по­хожая на валь­яж­ную чер­ную пу­му, Ди­ана.
Зас­верка­ли вспыш­ки фо­то­ап­па­ратов, и свет­ло­воло­сая де­вуш­ка-ме­нед­жер про­воз­гла­сила в мик­ро­фон:
– До­рогие друзья, мы на­чина­ем встре­чу с Вик­то­ри­ей Кам­ской!
Ап­ло­дис­менты уси­лились. Де­вуш­ка по­выси­ла го­лос и про­дол­жи­ла, под­гля­дывая в лис­то­чек, за­жатый в ру­ке:
– Се­год­ня сос­то­ит­ся пре­зен­та­ция кни­ги «Эра Иш­тар», пос­вя­щен­ной воп­ро­сам мес­та жен­щи­ны в сов­ре­мен­ном об­щес­тве, дос­ти­жению счастья, гар­мо­нии и бла­гопо­лучия!
Вик­то­рия се­ла за стол, поп­ра­вила мик­ро­фон и под­ня­ла ру­ку. Ап­ло­дис­менты ра­зом стих­ли. С мес­та, где си­дела Али­на, си­яние, ис­хо­дящее от Вик­то­рии, ка­залось над­мирным, бо­жес­твен­ным све­том. Она опус­ти­ла ру­ку, при­щури­лась, оки­нула взгля­дом зал и ска­зала:
– Ес­ли уж в пред­став­ле­нии бы­ло упо­мяну­та та­кая те­ма мо­ей кни­ги, как мес­то жен­щи­ны в сов­ре­мен­ном ми­ре, то с это­го я и нач­ну. Я ви­жу, мно­гим при­сутс­тву­ющим здесь да­мам не хва­тило мест, а еще ви­жу муж­чин, ко­торые очень удоб­но си­дят, как буд­то так и на­до.
В за­ле воз­никло дви­жение. Нес­коль­ко муж­чин со сму­щен­ным ви­дом под­ня­лись со стуль­ев, жен­щи­ны, сто­яв­шие по­зади ря­дов, де­ликат­но, ста­ра­ясь не тол­кать­ся, прод­ви­нулись впе­ред.
– Стоп! – Вик­то­рия сно­ва под­ня­ла ла­донь. – Я ни­кого не про­сила вста­вать.
По­вис­ла не­лов­кая па­уза. Муж­чи­ны топ­та­лись ря­дом со стуль­ями, жен­щи­ны ос­та­нови­лись.
– Муж­чи­ны, сядь­те, – по­вели­тель­но ска­зала Вик­то­рия. – И да­вай­те все вмес­те по­дума­ем: по­чему вдруг на­ши ува­жа­емые джентль­ме­ны вста­ли, как один, что­бы ус­ту­пить мес­та? Что их к это­му под­вигло? Мои сло­ва? Нет, сло­ва бы­ли прос­то на­поми­нани­ем о том, что при­нято на­зывать вос­пи­тани­ем и пра­вила­ми хо­роше­го то­на. Но в чем суть этих пра­вил? Воз­можно, кто-то по­лага­ет, что, от­кры­вая пе­ред да­мой дверь или по­давая ей ру­ку при вы­ходе из об­щес­твен­но­го тран­спор­та, ве­дет се­бя как вы­соко­раз­ви­тый че­ловек, ко­торо­го от­ли­ча­ют от бо­лее гру­бых осо­бей хо­рошие ма­неры и го­тов­ность за­ботить­ся о жен­щи­не. На са­мом де­ле, он ве­дет се­бя как при­митив­ное жи­вот­ное.
Вик­то­рия сде­лала па­узу. Ста­ло слыш­но, как слег­ка жуж­жит ви­де­ока­мера.
– По­яс­ню, – про­дол­жи­ла она. – Аб­со­лют­ное боль­шинс­тво так на­зыва­емых пра­вил по­веде­ния на са­мом де­ле есть не бо­лее, чем за­ложен­ный в нас би­оло­гичес­кий ме­ханизм, нап­равлен­ный на сох­ра­нение оп­ре­делен­ной по­пуля­ции: ро­да, пле­мени, или во­об­ще че­лове­чес­ко­го ви­да в це­лом. Тро­гатель­ная за­бота о жен­щи­нах, все это ры­царс­тво и джентль­менс­тво, по су­ти сво­ей – стрем­ле­ние сох­ра­нить в бе­зопас­ности осо­бей, ко­торые яв­ля­ют­ся ин­ку­бато­рами по­томс­тва и за­логом ус­пешно­го про­дол­же­ния ро­да. В этом от­но­шении мы ни­чем не от­ли­ча­ем­ся, нап­ри­мер, от му­равь­ев: их сам­цы-ра­бочие или сол­да­ты, что­бы сбе­речь не­сущую яй­ца мат­ку, го­товы собс­твен­ны­ми те­лами га­сить по­жар. Как ге­ро­ичес­ки, прав­да? Муж­чи­ны с би­оло­гичес­кой точ­ки зре­ния ме­нее цен­ны, чем жен­щи­ны; их не нуж­но бе­речь, они мо­гут и дол­жны во­евать, де­лать труд­ную и опас­ную ра­боту, и да­же ос­новные, куль­ти­виру­емые об­щес­твом муж­ские доб­ро­дете­ли – от­ва­га, ре­шитель­ность, са­мо­от­вержен­ность – та­ковы, что­бы об­легчить при не­об­хо­димос­ти при­нятие их но­сите­лями са­мо­убий­ствен­ных ре­шений. Цен­ность жен­ской осо­би го­раз­до вы­ше: ес­ли в пле­мени ос­та­нет­ся де­сять жен­щин и толь­ко один муж­чи­на, то это пле­мя вы­живет; а вот ес­ли на­обо­рот, то вы­жива­ние сде­ла­ет­ся проб­ле­матич­ным, не го­воря уже о том, что де­сяток сам­цов мо­гут прос­то пе­ребить друг дру­га в борь­бе за единс­твен­ное ва­кан­тное вла­гали­ще. Ко­неч­но, на­ше бо­лее раз­ви­тое, чем у жи­вот­ных, соз­на­ние, стре­мит­ся об­ла­горо­дить при­митив­ные ин­стинкты, да­вая им гром­кие и кра­сивые име­на, хоть суть де­ла от это­го не ме­ня­ет­ся. Но то, что бы­ло важ­но для вы­жива­ния че­лове­чес­тва мно­гие ты­сяче­летия на­зад, ны­не уже не ра­бота­ет. Древ­ние за­коны те­ря­ют свою си­лу. Сов­ре­мен­но­му че­лове­ку на ны­неш­нем эта­пе эво­люции нуж­ны дру­гие пра­вила жиз­ни, и пер­вое из них – стрем­ле­ние к собс­твен­но­му удобс­тву
и ком­форту. Вот по­чему при­сутс­тву­ющие здесь муж­чи­ны бла­гопо­луч­но си­дели на сво­их мес­тах, по­ка я не на­пом­ни­ла им о при­личи­ях. И вот по­чему я зап­ре­тила им ус­ту­пать мес­та жен­щи­нам: ре­аль­ность та­кова, до­рогие да­мы, что те­перь, ес­ли вам что-то нуж­но, вы дол­жны брать все са­ми, не до­жида­ясь, ког­да кто-то вам это даст.
Го­лос Вик­то­рии был ров­ный, спо­кой­ный, с гип­но­тичес­ким внут­ренним рит­мом. Али­на пой­ма­ла се­бя на том, что ста­ра­ет­ся по­тише ды­шать.
– Я на­чала с это­го не­боль­шо­го при­мера не для то­го, что­бы нис­про­вер­гнуть ка­кие-то нор­мы об­щес­твен­но­го по­веде­ния, но лишь за­тем, что­бы по­казать, что боль­шинс­тво из них име­ют сво­ими ис­то­ками не че­лове­чес­кую, а чис­то би­оло­гичес­кую при­роду, и сколь мно­гое унас­ле­дова­но на­ми от ар­ха­ичес­ко­го об­щес­тва, не­дале­ко ушед­ше­го от жи­вот­но­го ми­ра. Мы мо­жем и даль­ше по инер­ции цеп­лять­ся за от­жившие, пус­тые обо­лоч­ки преж­них ус­то­ев, но это так же глу­по, как на­чать оде­вать­ся по сред­не­веко­вой мо­де или уй­ти жить в пе­щеры. Бо­лее то­го, бес­смыс­ленное сле­дова­ние ус­та­рев­шим об­щес­твен­ным тра­дици­ям де­ла­ет нас нес­час­тны­ми. При­веду при­мер. Ко мне на тре­нинг при­ходят пре­иму­щес­твен­но жен­щи­ны, ко­торые хо­тят уз­нать, как улуч­шить свою жизнь. Не скрою, по не­кото­рым слиш­ком хо­рошо за­мет­но, что их жизнь дей­стви­тель­но нуж­да­ет­ся в сроч­ном улуч­ше­нии. Для на­чала я всег­да за­даю один воп­рос: «Что вам нуж­но?» Обыч­но они на­чина­ют от­ве­чать, что на­до за­вес­ти семью, де­тей, най­ти хо­роше­го му­жа, и пе­речис­ля­ют это все с та­ким об­ре­чен­ным уны­ни­ем, как буд­то опи­сыва­ют кре­дит­но­му ин­спек­то­ру гра­фик по­гаше­ния дол­га. Тог­да я сно­ва спра­шиваю: «Че­го бы вы хо­тели от жиз­ни в иде­але? Ес­ли бы не при­ходи­лось за­ботить­ся о бы­товых воп­ро­сах?» И я ви­жу, как ме­ня­ет­ся взгляд, как за­гора­ют­ся гла­за, и мне го­ворят, что хо­тели бы пу­тешес­тво­вать по ми­ру, фо­тог­ра­фиро­вать, за­нимать­ся ис­кусс­твом, язы­ками, чи­тать кни­ги. Чувс­тву­ете раз­ни­цу? Семья, де­ти, мужья – это «на­до». Но хо­чет че­ловек дру­гого: яр­кой, сво­бод­ной жиз­ни в свое удо­воль­ствие. Про то, что «на­до», нам го­ворят на­ши би­оло­гичес­кие ин­стинкты, об­щес­тво и стар­шие родс­твен­ни­ки. То, че­го мы хо­тим на са­мом де­ле – это же­лания нас­то­яще­го, сво­бод­но­го, ис­тинно­го «Я», не по­дав­ля­емо­го тра­дици­ями и мне­ни­ями. Зна­ете, что та­кое семья? Это точ­но та­кой же ме­ханизм вы­жива­ния ви­да, как и те, о ко­торых я го­вори­ла в на­чале: ее ос­новная фун­кция – раз­мно­жение и вы­веде­ние жиз­неспо­соб­но­го по­томс­тва. Здесь нет мес­та лич­ным же­лани­ям, тут есть толь­ко од­но бес­по­щад­ное «дол­жен». Муж­чи­на за­нима­ет­ся тя­желой ра­ботой, жен­щи­на ве­дет хо­зяй­ство в до­ме, обя­зан­ности по­деле­ны, по­томс­тво вы­веде­но, и вот все си­дят в од­ной тес­ной кур­ной из­бе, по­тея и не за­думы­ва­ясь о том, что мож­но жить по-дру­гому. Но вре­мена ме­ня­ют­ся. И сей­час, что­бы вы­жить, не нуж­но объ­еди­нять­ся в семьи, ро­да и пле­мена. Тех­ни­чес­кий прог­ресс по­дарил воз­можность каж­до­му са­мому стро­ить свою жизнь так, как он хо­чет, про­живать ее так, как взду­ма­ет­ся, во всей пол­но­те, так за­чем же, ска­жите по­жалуй­ста, нуж­но за­цик­ли­вать­ся на этом дур­ном, бес­смыс­ленном се­мей­ном дол­ге? К счастью, из­ме­нились не толь­ко внеш­ние об­сто­ятель­ства, но и со­ци­аль­ные тен­денции, от­ра­зив­ши­еся в ме­диа: все ча­ще в филь­мах и те­леви­зи­он­ных шоу мы ви­дим об­ра­зы сво­бод­ных, яр­ких, кра­сивых, жи­вущих пол­ной жизнью муж­чин и жен­щин, ря­дом с ко­торы­ми же­натые и за­муж­ние пер­со­нажи, отя­гощен­ные не­лепы­ми бра­ками с их ре­гуляр­ны­ми ссо­рами, вза­им­ным дис­комфор­том, пос­то­ян­ной вой­ной за лич­ное внут­реннее и внеш­нее прос­транс­тво, ма­тери­аль­ны­ми труд­ностя­ми, тос­кой и бе­зыс­ходностью, ка­жут­ся жал­ки­ми и ка­рика­тур­ны­ми. «Пу­тешес­тво­вать, тво­рить, нас
лаждать­ся жизнью», – вот от­ве­ты, ко­торые я по­лучаю от мо­их слу­шате­лей, ког­да они с удив­ле­ни­ем осоз­на­ют, что ни­кому ни­чего не дол­жны и что их жизнь при­над­ле­жит толь­ко им.
Вверх взмет­ну­лось нес­коль­ко рук. Ме­нед­жер воп­ро­ситель­но взгля­нула на Вик­то­рию. Та кив­ну­ла, и де­вуш­ка про­тяну­ла мик­ро­фон од­ной из жен­щин в зад­нем ря­ду.
– Здравс­твуй­те, у ме­ня воп­рос, – го­лос проз­ву­чал гну­савым дис­со­нан­сом к мощ­ным, прек­расным ак­кордам, ко­торые толь­ко что нес­лись со сце­ны. У жен­щи­ны бы­ли тем­ные, не­ухо­жен­ные во­лосы и блед­ное не­выра­зитель­ное ли­цо.
– За­давай­те, – поз­во­лила Вик­то­рия.
– Я, в прин­ци­пе, сог­ласна, с тем, что Вы го­вори­те, – жен­щи­на вол­но­валась, и ее го­лос нем­но­го дро­жал. – Но вот час­то при­водят та­кой ар­гу­мент, что де­тей нуж­но за­водить, что­бы не ос­тать­ся од­ной в ста­рос­ти, что это как бы под­дер­жка… Вот что на это мож­но от­ве­тить?
Жен­щи­на от­да­ла мик­ро­фон и пос­пешно се­ла на мес­то.
– Спа­сибо за воп­рос. Да, дей­стви­тель­но, час­то при­ходит­ся слы­шать что-то про ста­кан во­ды, ко­торый в ста­рос­ти по­дать бу­дет не­кому. Сра­зу хо­чет­ся спро­сить: а вы уве­рены, что до­живе­те до этой са­мой ста­рос­ти? Пред­ставь­те, ка­кое пе­чаль­ное ра­зоча­рова­ние: ро­жать, кор­мить, от­ка­зывать се­бе, лю­бимой, в нор­маль­ной пол­но­цен­ной жиз­ни, рас­тить се­бе жи­вую стра­хов­ку на ста­рость, а по­том ско­ропос­тижно скон­чать­ся до нас­тупле­ния прек­лонных лет, так и не ис­полнив свои меч­ты. К то­му же, кто даст га­ран­тии, что у Вас, дви­жимой чувс­твом стра­ха за свое от­да­лен­ное бу­дущее, по­лучит­ся вос­пи­тать та­ких де­тей, ко­торые возь­мут на се­бя за­боту о сво­ей по­жилой ма­тери? Что, ес­ли Ва­ши де­ти вы­берут жизнь, в ко­торой не бу­дет мес­та уха­жива­нию за боль­ной ста­рухой? Не прав­да ли, этот ва­ри­ант еще ху­же? Вы са­ми се­бя за­гоня­ете в рам­ки ги­поте­тичес­кой и не­гатив­ной си­ту­ации: я бу­ду ста­рой и нас­толь­ко бес­по­мощ­ной, что не смо­гу са­ма о се­бе по­забо­тить­ся. А ес­ли поп­ро­бовать про­жить свою жизнь так, что­бы прий­ти к ее за­кату обес­пе­чен­ной жен­щи­ной, ко­торой не нуж­но бу­дет ожи­дать по­дачек от по­том­ков? Пой­ми­те, за свою жизнь от­ве­ча­ете толь­ко Вы са­ми; ник­то ни­чего Вам не дол­жен, и Вы ни­кому не дол­жны. А ро­жать толь­ко по­тому, что бо­итесь ста­рос­ти, это да­же уни­зитель­но как-то.
Вик­то­рия взгля­нула в зал и мах­ну­ла в сто­рону мо­лодой де­вуш­ки, сто­яв­шей у ок­на и тя­нущей вверх ру­ку.
– Да, по­жалуй­ста, сле­ду­ющий воп­рос!
Де­вуш­ка хи­хик­ну­ла и взя­ла про­тяну­тый ей мик­ро­фон:
– Ой, спа­сибо! Вот Вы так все кра­сиво рас­ска­зали, что мож­но пу­тешес­тво­вать там, за­нимать­ся чем хо­чешь, так я хо­тела спро­сить, а от­ку­да на все это брать день­ги?
По за­лу про­нес­ся ти­хий смех. Вик­то­рия то­же улыб­ну­лась.
– Мой от­вет Вас уди­вит, – ска­зала она. – Но мож­но поп­ро­бовать за­рабо­тать.
Сно­ва смех. Де­вуш­ка пок­расне­ла, но мик­ро­фон не от­да­ла.
– Ну вот я, нап­ри­мер, ра­ботаю, но по­лучаю ма­ло. Я же мо­гу вый­ти за­муж, что­бы муж ме­ня обес­пе­чивал, да­рил по­дар­ки, ну, во­зил ку­да-то от­ды­хать?
– Моя до­рогая, ес­ли Вы со­бира­етесь вый­ти за­муж толь­ко для то­го, что­бы Вам да­вали де­нег, то это то же са­мое, что ус­тро­ить­ся на ра­боту. Я ни­чего не имею про­тив карь­еры со­дер­жанки, но дол­жна пре­дуп­ре­дить, что де­ятель­ность это неб­ла­годар­ная и тре­бу­ющая не мень­ших, а иног­да и боль­ших уси­лий, чем лю­бая дру­гая. Все толь­ко ка­жет­ся та­ким прос­тым. Глав­ная слож­ность в том, что Вы в этом слу­чае сни­жа­ете собс­твен­ную цен­ность как лич­ности до ка­тего­рии иг­рушки, и нуж­но быть го­товой к то­му, что, как лю­бая иг­рушка, Вы мо­жете нас­ку­чить. Ко­неч­но, не всем да­но до­бить­ся ус­пе­ха в нас­то­ящей про­фес­сии и об­рести са­мос­то­ятель­ность и сво­боду, так что, ес­ли нет дру­гих воз­можнос­тей в жиз­ни – да, мож­но поп­ро­бовать и бы­товую прос­ти­туцию, то есть, прос­ти­те, за­мужес­тво. Хо­тя я бы по­реко­мен­до­вала рас­смот­реть дру­гие ва­ри­ан­ты. Еще воп­рос?
На этот раз мик­ро­фон взял муж­чи­на.
– Вик­то­рия, ска­жите, а Ва­ши тре­нин­ги рас­счи­таны толь­ко на жен­щин?
– Ко­неч­но, в ос­новном я ори­ен­ти­ру­юсь на жен­скую а­уди­торию, – кив­ну­ла она. – Но муж­чи­ны ко мне то­же при­ходят, при­чем с те­ми же са­мыми проб­ле­мами: отя­гощен­ность на­вязан­ны­ми им бес­смыс­ленны­ми ус­ловнос­тя­ми. Но с муж­чи­нами про­ще. Обыч­но они в от­вет на воп­рос: «Че­го Вы хо­тите?», сра­зу от­ве­ча­ют: быть ус­пешным. Кста­ти, кто мне ска­жет, что зна­чит, быть ус­пешным?
– Быть сос­то­ятель­ным!
– Иметь свой биз­нес!
– За­раба­тывать день­ги!
– Вот имен­но, – сог­ла­силась Вик­то­рия. – Хо­чу за­метить, что ник­то не от­ве­тил, что быть ус­пешным, это иметь же­ну и пя­терых де­тей. Муж­чи­ны, ко­торые по при­роде сво­ей бо­лее ди­намич­ны и луч­ше чувс­тву­ют пе­реме­ны, по боль­шей час­ти уже ус­во­или эти но­вые, ис­тинные цен­ности: ус­пешность, не­зави­симость, са­модос­та­точ­ность. По­это­му и не ус­ту­па­ют сво­их стуль­ев, как ви­дите. Они боль­ше склон­ны к сво­боде, хо­тя и при­митив­нее в же­лани­ях, ка­ковые обыч­но сво­дят­ся к день­гам и сек­су. Но ес­ли мы от­бро­сим все лиш­нее, то уви­дим, что и жен­ские же­лания сво­дят­ся ров­но к то­му же: день­гам как га­ран­тии не­зави­симос­ти и сек­су как од­но­му из глав­ных удо­воль­ствий в жиз­ни. Воз­вра­ща­ясь к наз­ва­нию мо­ей кни­ги, я хо­чу ска­зать, что ее те­ма – нас­тупле­ние но­вой эры, ко­торую я наз­ва­ла име­нем древ­ней зо­ро­ас­трий­ской бо­гини; эры, ког­да бла­года­ря дос­ти­жени­ям ци­вили­зации жен­щи­на мо­жет ос­во­бодить­ся от ус­ловнос­тей ар­ха­ичес­ко­го нас­ле­дия и об­рести воз­можность жить в свое удо­воль­ствие, на­рав­не с муж­чи­нами. Брак, о ко­тором мы го­вори­ли, это толь­ко од­на из та­ких ус­ловнос­тей, ско­выва­ющих че­лове­чес­кую сво­боду, но есть еще пат­ри­отизм, ре­лигия…
– Вы осоз­на­ете, что пы­та­етесь раз­ру­шить ос­но­вы че­лове­чес­кой ци­вили­зации?
Али­на по­вер­ну­лась. Муж­чи­на, ко­торый про­из­нес эти сло­ва, сто­ял у са­мого вхо­да в ка­фе: чуть вы­ше сред­не­го рос­та, в чер­ном паль­то, с блес­тя­щей, на­голо бри­той го­ловой и стро­гим, пра­виль­ным ли­цом, на ко­тором вы­деля­лись тем­ные, глу­боко по­сажен­ные гла­за. Го­ворил муж­чи­на без мик­ро­фона, но его звуч­ный го­лос лег­ко на­пол­нял зал. Тре­ниро­ван­ный го­лос лек­то­ра, при­вык­ше­го выс­ту­пать пе­ред а­уди­тори­ей.
Вик­то­рия хищ­но при­щури­лась.
– Очень ин­те­рес­ное мне­ние. На мой взгляд, брак – это от­живший свое об­щес­твен­ный ин­сти­тут, пат­ри­отизм – со­ци­аль­ный ин­стинкт, зас­тавляв­ший пред­ков че­лове­ка раз­ма­хивать пал­ка­ми на гра­нице их охот­ничь­ей тер­ри­тории, а ре­лигия – инс­тру­мент со­ци­аль­но­го ма­нипу­лиро­вания и уп­равле­ния. При чем тут ка­кие-то ос­но­вы ци­вили­зации?
Муж­чи­на сде­лал шаг впе­ред. Лю­ди пе­ред ним рас­сту­пились, не­лов­ко тес­нясь и нас­ту­пая друг дру­гу на но­ги.
– Как со­ци­оло­гу, Вам дол­жно быть из­вес­тно, – на­чал нез­на­комец, – что вся че­лове­чес­кая куль­ту­ра ос­но­вана на куль­те, аб­со­лют­но вся: ли­тера­тура, жи­вопись, му­зыка раз­ви­вались бла­года­ря ре­лигии. И ес­ли Вы ут­вер­жда­ете, что, от­ри­цая па­радиг­му тра­дици­он­ных цен­ностей, в рам­ках ко­торой фор­ми­рова­лась ми­ровая куль­ту­ра, не раз­ру­ша­ете ос­но­вы че­лове­чес­кой ци­вили­зации, то про­тиво­речи­те са­ма се­бе. Вот я и ин­те­ресу­юсь, соз­на­тель­но или нет Вы это де­ла­ете, хо­тя, ско­рее все­го, прос­то за­нима­етесь по­пулиз­мом, гип­но­тизи­руя сво­их не­дале­ких слу­шате­лей сло­вами «сво­бода», «ус­пех», «счастье» и не да­вая им воз­можнос­ти за­думать­ся ни над кон­тек­стом, в ко­тором они зву­чат, ни над смыс­лом этих по­нятий.
В сгус­тившей­ся пред­гро­зовой ти­шине про­нес­ся про­тяж­ный вы­дох. Дер­жать а­уди­торию нез­на­комец умел не ху­же, чем жен­щи­на на сце­не, к ко­торой сей­час ра­зом по­вер­ну­лись ли­ца слу­шате­лей, за­мер­ших в ожи­дании от­ве­та.
– Ух ты, – ска­зала Вик­то­рия и ус­мехну­лась. – Во-пер­вых, хо­чу Вас поб­ла­года­рить за оп­ре­деле­ние мо­их гос­тей как «не­дале­ких». Уве­рена, всем бы­ло очень при­ят­но это слы­шать. Во-вто­рых, ес­ли Вы уг­ля­дели в мо­их сло­вах по­пулизм – что ж, пусть так. Но Ва­ша ти­рада то­же пред­став­ля­ет со­бой по­пулизм чис­той во­ды, толь­ко ан­га­жиро­ван­ный иной иде­оло­гичес­кой сис­те­мой, глу­боко чуж­дой как мне, так и соб­равшим­ся. Нас­коль­ко я по­нимаю, го­воря о важ­ной ро­ли ре­лигии в раз­ви­тии че­лове­чес­кой куль­ту­ры, Вы име­ете вви­ду, преж­де все­го, хрис­ти­ан­ское ве­ро­ис­по­веда­ние?
– Имен­но так, – под­твер­дил муж­чи­на.
– Ну ра­зуме­ет­ся, – кив­ну­ла Вик­то­рия. – Это оче­вид­но по аг­рессив­ной ри­тори­ке, я прос­то уточ­ни­ла. Зна­ете, я мог­ла бы ос­по­рить каж­дое сло­во в Ва­шей…гм…ре­чи. Но пусть Вы пра­вы. Вот, я сог­ласна: хрис­ти­ан­ская ре­лигия во мно­гом по­мог­ла фор­ми­рова­нию ис­кусс­тва и куль­ту­ры. И что? Все те­чет, все ме­ня­ет­ся; мы мо­жем приз­нать, что ре­лигия бла­гот­ворно пов­ли­яла на раз­ви­тие че­лове­чес­тва в ка­кой-то оп­ре­делен­ный ис­то­ричес­кий пе­ри­од, но мир из­ме­нил­ся. Мы же не ез­дим на ма­шинах с па­ровым дви­гате­лем толь­ко по­тому, что они сыг­ра­ли боль­шую роль в за­рож­де­нии ав­то­мобиль­но­го тран­спор­та. Ис­то­ричес­кий про­цесс неп­ре­рывен, каж­дый его эле­мент хо­рош в свое вре­мя и на сво­ем мес­те. Что та­кого важ­но­го для сов­ре­мен­но­го че­лове­ка мо­жет дать уче­ние, ос­но­ван­ное на сом­ни­тель­но­го про­ис­хожде­ния за­писях по­луг­ра­мот­ных ближ­не­вос­точных ры­баков, кресть­ян, сбор­щи­ков на­логов и прим­кнув­ше­го к ним по слу­чай­нос­ти об­ра­зован­но­го рим­ля­нина? В чем цен­ность это­го ата­виз­ма прош­лых ве­ков?
– В раз­ли­чении доб­ра и зла, – от­ве­тил муж­чи­на.
– Вот как?
Вик­то­рия вста­ла и выш­ла из-за сто­ла. В лу­чах про­жек­то­ров ее кос­тюм и во­лосы си­яли зо­лотом. Муж­чи­на в чер­ном паль­то шаг­нул ей навс­тре­чу, и те­перь они смот­ре­ли друг на дру­га поч­ти в упор, он сни­зу, она свер­ху.
– Для то­го, что­бы по­нять, где доб­ро, а где зло, мне не нуж­но чи­тать нев­нятные тек­сты ты­сяче­лет­ней дав­ности, бор­мо­тать сло­ва на мер­твом язы­ке при коп­тя­щих све­чах и бить­ся го­ловой об пол, – за­яви­ла она. – Нап­ри­мер, бо­лезнь. Что это, по-ва­шему? Доб­ро или зло?
– Бо­лезнь мо­жет быть и во бла­го, – от­ве­тил муж­чи­на. – Ес­ли че­рез нее че­ловек при­дет к поз­на­нию Бо­га – это доб­ро.
– Вот! – тор­жес­тву­юще про­из­несла Вик­то­рия. – В этом вся суть ре­лиги­оз­но­го по­нима­ния би­нар­ных оп­по­зиций. Ис­хо­дя из этой ло­гики, доб­ром мо­жет быть так же ни­щета, стра­дания, го­лод и смерть, так?
– Не­сом­ненно.
Вик­то­рия об­ве­ла взгля­дом а­уди­торию.
– До­рогие друзья, я про­шу под­нять ру­ку тех, кто хо­чет быть боль­ным, бед­ным и го­лод­ным!
Раз­дался лег­кий смех. Ни од­на ру­ка не под­ня­лась.
– Прос­ти­те, я не точ­но вы­рази­лась, – Вик­то­рия сар­касти­чес­ки ус­мехну­лась. – Про­шу под­нять ру­ку тех, кто хо­чет быть боль­ным, бед­ным и го­лод­ным, что­бы прий­ти к Бо­гу!
Смех уси­лил­ся. На блес­тя­щем че­репе муж­чи­ны выс­ту­пил пот.
– Это ни­чего не до­казы­ва­ет, – гром­ко ска­зал он. – Вы жон­гли­ру­ете по­няти­ями в рам­ках при­митив­ной ути­литар­ной эти­ки. Ка­жет­ся, Вы го­вори­ли се­год­ня, что тра­дици­он­ные цен­ности сво­дят че­лове­ка ра­зум­но­го до уров­ня жи­вот­но­го или при­митив­но­го пра­чело­вечес­ко­го пред­ка? Толь­ко что Вы са­ми от­ка­зали че­лове­ку в дру­гих пот­ребнос­тях, кро­ме чис­то жи­вот­ных, и про­воз­гла­сили их удов­летво­рение единс­твен­ным кри­тери­ем доб­ра. Мо­жет быть, мне то­же поп­ро­сить под­нять ру­ку тех, кто сог­ла­сен с ут­вер­жде­ни­ем, что он прос­то бес­сло­вес­ная ско­тина, все счастье ко­торой сос­то­ит в том, что­бы есть, спа­ривать­ся, уме­реть здо­ровым и ис­чезнуть без ос­татка в яме с мо­гиль­ны­ми чер­вя­ми?
В за­ле не­одоб­ри­тель­но за­гуде­ли. Пус­тое прос­транс­тво вок­руг нез­на­ком­ца ста­ло еще ши­ре.
– Муж­чи­на, хва­тит уже! – раз­дался воз­му­щен­ный жен­ский го­лос.
– Да, мы сю­да не Вас слу­шать приш­ли, а Вик­то­рию! – под­держал его дру­гой.
– Дай­те нор­маль­но про­вес­ти пре­зен­та­цию!
– Кто во­об­ще его сю­да поз­вал?!
Али­на уви­дела, как Ди­ана воп­ро­ситель­но взгля­нула на Вик­то­рию и чуть за­мет­но кив­ну­ла в сто­рону муж­чи­ны. Та то­же ед­ва за­мет­но от­ри­цатель­но кач­ну­ла го­ловой: не на­до, са­ма справ­люсь.
– Ка­ких ком­пли­мен­тов мы толь­ко не выс­лу­шали, да, друзья? – Вик­то­рия ши­роко улыб­ну­лась. – То бы­ли не­дале­кими, а те­перь вот ока­зались ско­том. Чем изощ­рять­ся в ос­кор­бле­ни­ях, от­веть­те луч­ше: а по­чему я дол­жна ве­рить в Бо­га? В жизнь пос­ле смер­ти, в ад­ские ско­вород­ки с ки­пящим мас­лом или си­дящих на об­ла­ках пра­вед­ни­ках в бе­лых одеж­дах с ар­фа­ми в ру­ках?
– По­тому что ес­ли Бо­га нет, то все мож­но.
– Но ес­ли Бог есть, то то­же все мож­но, толь­ко име­нем Его, не прав­да ли? – нег­ромко про­из­несла Вик­то­рия.
Муж­чи­на про­мол­чал.
– Ва­шему биб­лей­ско­му Бо­гу нуж­но толь­ко, что­бы его по­чита­ли. В про­тив­ном слу­чае Он по­сыла­ет чу­му на на­роды, ан­ге­лов, ис­треб­ля­ющих мла­ден­цев, сжи­га­ет го­рода и нат­равли­ва­ет мед­ве­дей на де­тей, ос­ме­лив­шихся пос­ме­ять­ся над Его про­рока­ми. Он тре­бу­ет ува­жения к Се­бе, но Ему и де­ла нет до че­лове­ка. Толь­ко сей­час дру­гие вре­мена. И ни­каки­ми пыт­ка­ми, кос­тра­ми, ни­какой ин­кви­зици­ей че­лове­ка уже не заг­нать в рабс­тво древ­них дог­ма­тов. Лю­ди хо­тят быть сво­бод­ны­ми и счас
тли­выми. Са­ми вы­бирать, во что ве­рить, чем за­нимать­ся и как жить. Власть пе­реме­нилась. Пар­тия сыг­ра­на. Так что, ес­ли уви­дите сво­его Бо­га, ска­жите Ему, что по­ра сда­вать­ся.
– Так я и сде­лаю, – ска­зал муж­чи­на. – А по­том вер­нусь и пе­редам Вам Его от­вет.
Он рез­ко раз­вернул­ся и вы­шел из ка­фе. Вик­то­рия про­води­ла его взгля­дом, улыб­ну­лась и по­вер­ну­лась к за­лу:
– Кто-то еще же­ла­ет по­гово­рить о ре­лигии?

© Константин Образцов — "Молот ведьм".
Размещено в Чтиво...
Просмотров 668 Комментарии 0 Редактировать метки Отправить другу ссылку на эту запись
Всего комментариев 0

Комментарии

 


Текущее время: 10:14. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2016, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Copyright © 2014 - 2016 Kharkovforums

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Время генерации страницы 0.29436 секунды с 16 запросами