PDA

Просмотр полной версии : Рассказы. Пошлые и не очень. 18+++


jeff2000
23.02.2016, 00:30
Клёпа
У Миши есть Маша, а у Маши есть Клёпа (Клиапатра блядь)... Клёпа эта такая собака вроде, собака из породы знаете таких сука жалких карманных невнятностей - маленькая-маленькая, пучиглазая и нервная как фсе маленькие. Бегает этот дрищ па квартире ф трясках и сударагах каких-та, вечна мёрзнет и ссыцца. Я нах атказываюсь верить што это убожество хто-то там вывел спецыально, скарее фсиво клёпины даистарические предки, настаящие блять бальшые валасатые сабаки с зубами, па неясным науке причинам нет-нет да и паёбывали каких-нить даистарических хамякоф там или прочих грызуноф... - паэтому па внешниму виду этот малинький задрот с гордым именем клиапатра напаминает чота среднее между крысой и сука смиртельно бальной крысой. Хуйво знает была ли ана такойже нервной до знакомцтва с мишей, но то што после этаво беспизды знакававо сабытия ейо жызнь радикально изменилась - это факт.

Такое часто бывает што малинькие сабачки ссуцца а инагда и сруцца ат избытка чуфстф. Если дапустим их сильна нахлабучивает какая-нить радасть ани начинают сударажна так сакращацца пытаясь найти выход сваиму суканах щастью, вижжат, крутяцца, а патом вдрук замирают, глазища ёпт па пятаку и патекло блять... - раньше клёпа любила жызнь и ссалась исключительна ат палажытельных имоцый типа там хазяйка пришла - хуяк, лужа; или там канфетку дали - хуяк, фтарая.., ну и ф таком духе. Но с паявлением в ейо жызни миши фсё стало намного блять мрачней. Теперь ана ссыцца блять и срёцца ещо и от страха, т.е. ат аднаво мишынава вида, запаха или звука там... (- помню мы ф телик мёртвые фтыкали и миха пукнул пендос неажыданно, я чесна гря сам чуть ни абасрался с перипугу - чё пра сабачку-то гаварить... её сташнило па-моему, ну или чота ф таком духе). Карочи клёпины страхи перед мишей имеют давние причины. Их знакомство начиналось ниибаца плачевно. Када миша тока падкатывал к сваей бабе шары и нихуя пака к ней не переехал, он вёл сибя прилично как уебан - чистил там ей картошку, в магазин бегал, видро мусорное вынасил и прочее. А у жадной и вечно галодной клёпы была сука галимая привычка тырить ништяки из мусарнава ведра и патом точить их где-нить блять пад диваном (это беспизды хомячьи гены) - пака ведро стоит в каридоре ана такая хуяк нырнёт в ниво так тихо, пароецца, абассыцца ат радасти и съёбывает незаметно. Миша пра эту мазу *** знал, ну и блять адин раз съебацца из видра клёпа просто не успела нихуя и её вылазка акончилась страшным палётом по мусоропроводу с васьмова ытажа в говносборник к ейо патенцыальным крысячьим роцтвенникам. Мне думаецца што у такой маленькай сабачки нервы и так не ф пизду, а тут ищо эти блять прыжки затяжные сука... её искали искали, патом думали што убежала, патом думали што украли (каму ана на*** нужна...) - кароче горе ф семье, а патом миша идя с утра на работу услышал падазрительна знакомый лай навзрыд. Вопщим када сабаку вытащили ана выглядела ищо хуёвей чем ей паложено быть, имела частичную патерю ариентации и сафсем перестала гафкать, зато, как грит миша, ништякоф памойных абъелась гнида на фсю жызнь фпирёд.

Буквальна чериз пару нидель посли этава сабытия мы с мишей, с нашими бапцами и клёпой савершыли загарадную паездку - типа пиво, речка, бадминтон...Ну и када мы синие начали играть в этот ибаный бамминтон миша решил загладить сваю вину перид жывотным и типа развести бедную хиврю на паиграть. Нада атметить што клёпа к этому маменту палажыла глаз на перьевой валанчик и чота от нево паходу хатела - миша эту тему прасёк, паставил карочи валан этот на землю и такой с улыпкой добрава гестапофца начал каманды раздавать типа "клёпа фас, клёпа анфас..." Клёпа на это блять сомнительное игрище ясен *** не велась паскоку фсё исчо баялась падхадить к мише ближе чем сука на пять метров и падала в обморок при виде мусорных вёдер. Миша пафтыкал на это дело минут пять, ну и патом са славами типа "да пашла ты ф пизду" решыл мне паказать как правильно паднимать валан с земли адним ударом и замахнулся ракеткой ниибаца. В этот ключивой мамент хитрая и жадная клёпа паходу решыла валанчик фсё-таки спиздить пака миша типа не видит и заранее абассафшысь, ебанутая сабака кинулась к этому блять абъекту... а веть бегает падла быстро, *** уследишь, раз-раз и уже валанчик в зубах держыт... а миша-то замах уже взял беккер ебаный и тармазнуцца *** успел...- карочи чериз сикунду клёпа палучила нехуёвый такой хук в еблище ракеткой и ф кампании с валанчиком на скорости близкой к световой улетела ф пизду, т.е. в близлежащие кусты. У мишы эта ракетка в двух местах пагнулась на***. Он када через пару минут саабразил чё сделал, быстренько такой орудие убийства бросил как рибёнок каку и давай на сваю машу жалобным взглядом смареть - а у той истесна ат увиденнаво истерики и прочее...

Чюдесным образом клёпа была абнаружена. Вид она имела прямо скажем неважный - от перегрузок и переминьжовки у неё паходу случился коллапс нервных систем к ебеням..., сабака сократилась до размероф сука валниставо папугайчика, а зенки наабарот - стали с еёйную галавёшку каждая и обе сука косили в разные стораны. На этат рас патеря ариентации аказалась полной - жывотное перестало аткликацца на сопцтвенное имя и ещо пару нидель передвигалось па меснасти непанятными диаганальными рисунками. Валанчик хстати так и не нашли, Миша миня уверял што клёпа ево праглатила палюбому...
© Пункт

Добавлено через 1 минуту
ЧЕМПИОН
В то далекое зимнее утро мама сказала мне:

-Сынок, как ты относишься к тому, штобы паучаствовать в городских
соревнованиях лыжников в возрастной катигории от семи до девяти лет?
- Положительно, - ответил я маме. -Тем более лыжы у меня есть.
Как раз за пару дней до этава мне купили замичательные деревянные лыжы.
Красные.
Название не вспомню сийчас, но точно помню, што на них был изображон
Волк из мультфильма про Ну погоди.
Отец сделал мне на них крепления из резинок, штобы можно было катаца
прямо в валенках и смазал спицыальной мазью, которая была похожа на
шоколадный батончик. Я даже попробовал откусить кусочек, но вкус у мази
оказался сафсем не шакаладный, а горький-пригорький с отвратитильным
еловым привкусом. <Гавно а не мазь- подумал я, а сам улыбнулся и
сказал:
- Отличная мазь, папа!
- Скользить будут, што твой песдетс - сказал отец и залихвацки подмигнул
мне правым глазом.
В тот же день чюдесные лыжы были опробованы во дворе и висьма успешно.
Правда я пару рас лофко наибнулся, но это ж ***ня, не больно падать
сафсем, в пехоре-то. Зато сразу видно- скользят.
Паэтому к перспективе паучаствовать в гарадских соревнованиях я относя с
энтузиазмом.
- Мама, я же их всех там парву, как стаю прамакашек- сказал я маме.- У
меня же к лыжам талантище.
- Ах ты мой скромняшка- умилялась мама.
В общем к двинадцати часам мы уже были в гарадском парке культуры, где
всех жилающих потягаца в лыжном спорте записывали в спицыальную титрадку
и выдавали тряпошный номер, каторый надо было привязывать по бокам
виревочками. Мне дастался номер двацать один.
- Двацать один- мы пабедим!- сымпровизировала на ходу мама.
- Двацать один- говна поедим!- весело атазвался чей-то чужой родитель.
Я пагразил ему лыжной палкой: иш ты, шутник какой выискался. Щас типо
ничаяно ткну палкой в глаз- будеш знать, говноед хуев.
Рядом гатовились к забегу другие рибята. У бальшинства из них лыжы были
не диривянные, а дешовые- пластикавые. И без волка. Зато с надписью
<Fisher на англицком языке.
- Фишер, это в преводе рыбак,- сказала мне мама.
- Какие же придурки эти мальчишки- сказал я.- Зачем им рыбацкие лыжы? Мы
ж не на рыбалку сабрались, а на гонку. А поодивались -то как, фраера:
адни ширстяные костюмы, какие-то сафсем несирьезные ботинки, каторые к
лыжам пристегиваюца, да шапочки с неприличным названием <петушки. Разве
они не видят, што зима на дваре? Холодно ведь до опиздинения.
Рыбаки, бля. Модники на***.
То ли дело я: на ногах - штаны-комбез, туловище надежно защищино от
морозов и ветров пехорой, на галаве- кроличья шапка на ризиночке, на
руках - михавые рукавицы (тоже на резинке, штоб не проебал). Ну и
валенки канешно. Я ж не рыбак. Я нармальный.
Все канкуренты ахуеть как сасредоточенно надрачивали сваи лыжы своими
мазями-шакалатками и косились на миня, а те кто стоял подальше, тыкали в
маю сторону пальцами и хихикали.
<Смейтесь, смейтесь, рыбаки ебаные- подумал я- <Хорошо ебется тот, кто
ебется последним - и попытался самастаятильно завязать номерок. Этот
номер у меня не прошол, пришлось задействовать маму.
Наконец появился толстый мужык с пистолетом.
- Ща он подстрелит хохотунов сраных, - абрадовался я, но мужык ни в каво
стрилять не стал, а выстраил всех участникав, включая миня вдоль
нарисованной красной краской полоски и сказал:
- Объявляется забег на трикилометра среди участникав от семи до девяти
лет. Старт- после сигнального выстрела. На старт, внимание, марш!- и
выстрелил в небо.
Все рыбаки ломанулись впиред. Я же немношко протупил и оказался позади
всех.
<Ничиво- падумал я-<Сейчас они посдыхают и замерзнут и я их всех
сделаю- и прибавил хода.
Но рыбаки все никак не сдыхали, а все дальше и дальше удалялись от меня
- Лыжню! лыжню!- яросно кричали они.
Зато внезапно сдох я. В пехоре мне вдрук стало очень жарко, голова тоже
вспотела, хотя на улице был зверский мороз, а валенки пастаянно
выскальзывали из резинок. Вскоре я потерял из виду паследнего из
рыбаков.
<Иш ты, какие шустрые- подумал я- <ничиво, скоро сдохнете- и попытался
прибавить скорости, но тут у миня вдруг сбилось дыхание и закалоло в
боку.
Я остановился и стал ждать, кагда придет второе дыхание. Второе не
приходило, оставалось первое. Хуевое такое первое. Постояв немного для
приличия я потихоньку попиздовал дальше. Хули стоять-то. Тем более, пока
я стаял, то изрядно замерс, а стикающиий с ебла пот застыл на шапке
мелкими сасульками.
Пройдя еще метров сто я абнаружыл развилку. Куда идти налево, или
направо я не знал и попиздошил налево. Я всегда, если чо, хожу налево.
Иду значит ниторопливо так, жду когда впереди покажеца первый сдохнуфший
рыбак.
Хуюшки! Съебались падлы.
<Ну и *** с вами, идиеты- думаю. -<Зато так здоровски, как я, никто из
вас Гитлера из пластилина не слепит. И к математике у меня способности
есть. А бегать на сраных лыжах бальшова ума не надо. Беги себе и беги.
Тут мне вдруг приперло посрать. А посрать на лыжах ой как непросто. Тем
более, кагда ты в комбезе. У нас один мальчик со смишной фамилией
Рокахулин попытался как-то в таком камбезе поссать. Результат получился
плачевный- нассал себе в лицо. С тех пор мы с ним больше не дружили, с
обоссаным-то. Он обижался, даже плакал, а мы шутили над ним.
<Это слезы- спросим- <или саки?.
Такая вот петрушка. А представляете как в этом комбезе среца?
В общем пришлось мне снять пехору, стянуть этот ебаный комбез и сесть
срать прямо на лыжню. Получилось все ахуеть как нелофко- я насрал себе
на лыжы.
К тому же бумашку для подтирания жоппы мама мне положыть в карман не
догадалась. Так что вытирал я жоппу снегом. Очень неприятно вытирать
жоппу снегом- такое ащущение, как будто тебя начинает ебать снигавик.
Или снежный челавек какой. Нет сынок, это фантастика.
Пока я срал, на развилке вдрук появился мужык в блистящем спорткастюме,
спицыальных ачках и на лыжах. Если б я хуячил на такой скорости, я давно
бы низложыл всех рыбаков к ебеням.
- Лыжню, блядь!- заорал мужык.
Я, как был, с голой жопой, попробовал спрыгнуть с лыжни, но запутался в
штанах и рухнул на бок. Гавно соскользнуло с лыж и угодило в лыжню.
Мужык сваими беласнежными лыжами как въедет в гавно!
- Ах ты засранец мелкий!- кричит.- Уебыш бля! Ты чо вабще делаеш на
взрослой трассе? Пиздуй атсюда!- и пребольно ткнул миня в голую жопу
лыжнай палкой, а патом почесал дальше. А я ему вслед кинул гавняный
снежок, каторым вытирал жопу. Попал.
Сам же атчистил снегом лыжы от гавна, натянул штаны и пехору и попиздил
дальше.
Чириз несколько минут я напаролся на ище одну развилку. Свирнул налево,
кудаж еще. Хуячу значит, хуячу, вдуг бац! Что я вижу! Финиш, бля!
Толстый мужык, мама, родители придурашных рыбаков. Ура!
А сзади кто-то пыхтит. Абернулся- а это один из рыбакоф меня настигает,
самый шустрый каторый. <Ну уш ***-думаю, да как вьебу вперед. Сам ат
сибя такой прыти не ажидал. И втарое дыхание аткуда-то появилось. Вобщем
не дагнал миня рыбак. Я опиридил ево на адин метр.
-Ур-ра-а!- закричала мама- Двацать один- мы победим!
- Надо жэ, на деревяшках и -первый.- удивился толстый мужык. - Да еще и
в валенках. Кстати, от кого это так гавном несет?
- Не ебет, -гаварю, - давайте свой приз ебучий и я пашол.- А то скушно с
вами, лошками, саревнаваться. Пиздуйте лучше на рыбалку, может хоть там
у вас чево палучица.
- Что-то я не припомню, что-бы он миня абганял,- сказал тот мальчик
который так и не смог миня дагнать и палучил пачетное втарое место.-
Срезал! Он срезал!
Я ничиво не стал ему гаварить, а просто, как бы ничаянно ткнул его
палкой в пах, ат чево он лофко слажился, как складной ножык <Белка и
притих, а сам пашол к толстому за призом.
Приз был гавеным- шахматы.
<На хуя мне эти ебаные шахматы?- падумал я- <У меня уже дома есть одни,
сафсем еще не старые, но шахматы взял, а, впослетствии падарил их
адному лошку на день ражденья.
Так же на мае имя выписали грамату, типа чемпиен и все такое. Патом я ее
повесил на стене, где ана висела до самого дисятова класса.
- Как я их фсех!- гордо сказал я маме.
- Я знала, што ты пабедишь сынок. Ты же у меня самый-самый.- ответила
мама.
Я взвалил на плечи лыжы, мы взялись за руки и попиздили дамой.
Позади группа рыбаков пыталась што-то доказать толстому мужику, но нам
на них было насрать. Хуй бы я им што отдал, пидарасам. Пускай сначала на
лыжах катаца научаца как следует.
А к лыжам, кстати, я после этава случая савершенно ахладел. Увлекся
ананизмом.
Совсем недавно судьба в очередной раз свела меня с одним старым знакомым, Стасом, которого я не видел лет семь. В этой связи я и решил описать несколько епизодов из жизни этого беспезды знакового в моей жызни персонажа.

Добавлено через 59 секунд
СВИТЕР
Когда мы с мишей учились в шестом классе, к нам привели Стаса. Человеком он был нихуя неадекватным, но вроде как не по своей вине. Страдал он от какого-то там отклонения типа нарколепсии (когда люди засыпают неожиданно), тока он не засыпал, а залипал. Наглухо причём. То исть сначала он во што-то фтыкал, а потом ни стого, ни с сего стопарился и пускал слюну. Приходил в себя только после того, как весь класс с криками "зырьте, ребза, у ебаната апять боторейки сели!" начинал отвешивать ему подзатыльники под затылок и подсрачники под сраку. За глаза ево называли дурачком, но говорить такое в лицо было как-то оскорбительно, поэтому обозвали стасика нейтрально - писюном.
Скоро в школе появилась и писюнова мама, которая почему-то слёту записала нас с мишей в писюновские друзья и много чё нам про нево поведала. Оказалось был целый список вещей - типа "цыклично движущихся блять объектов" и "изображений с яркой цветовой гаммой", - которые писюну нежелательно было наблюдать вапще, а то была опасность впасть в канкретна долговременный ступор или ***вознаит чего ещё. Остаток того учебного дня миша провёл в тщетных потугах ввести писюна в кому - он ходил вокруг него кругами, изображая циклично двигающийся объект, а через равные промежутки времени вертел у того перед ебалом цветными карандашами, изображая яркую цветовую гамму. Периодически пристально смотрел в глаза. Хуй там. Писюн не поддавался.
После уроков мы втроём уже стояли в раздевалке. Раздосадованный такими несрастухами миша сурово, как блять берия, натягивал на себя свой любимый чудо-свитер, апогей суканах пост-модернизма, привезённый из каково-то Чуркистана. Это сейчас, с высоты, тыксызыть, своего опыта, я понимаю, што на етом предмете одежды силами таджикских ткачей, по совместительству наркоманов и дальтоников, художественными срецтвами был изображён героиновый приход, но в ту пору мы были свято уверены, што это пять зелёных всадников ловют чёрную рыбу в красном поле под палящим фиолетовым солнцем. Всякий раз, когда миша надевал ету паранойу, превращаясь в сплошное красно-фиолетовое пятно, у меня возникало навящивое желание обхватив голову руками бечь на*** проч с криками типа "Нет! Нет! Только не мой мозг, ёбаные пришельцы!". Стоило мише выйти в етом свитере на улицу, как прохожие начинали шарахаццо в стороны, забывая о чём тока што думали, маленькие дети принимались плакать, а молодые барышни - обильно менструировать. У меня лично, как и у некоторых наших знакомых, свитер вызывал приступы тошноты и головокружения, поетому я старался смотреть по возможности в пол. То исть, как вы панимаити, на блёкло-сером раздевалочном фоне мишин свитер нихуёво выделялся. Да хули там, скажу больше - не существует в природе вапще такого фона, на котором этот ебучий аксессуар не выделялся бы нах. Хотя если вы блять нароете где-нить летающую тарелку с агромной надписью ЗЕМЛЯНЕ!МЫ ПРИШЛИ С МИРОМ! - то можете смело, одев мишин свитер, встать рядом - такие весчи идеально суканах дополняют друк друга.
Красное пятно блякнуло што-то вроде "щасливо, пацаны" и уплыло в сторону выхода. Оторвав глаза от пола, я увидел писюна. У писюна было такое ебало, как будто он всю сука ночь ловил чорную рыбу с зелёными всадниками и теперь стоял передо мной типа заёбанный - с подкашивающимися ногами, отклянченой губой и тупым взглядом. В тот раз он залип основательно, я ево минут 15 откачивал. Мише сказал сжечь свитер на***.

Добавлено через 58 секунд
ДУСЯ
Была у писюна кошка, звали Дусей. Дуся была нещадно пезданутое жывотное - въёбывалась с разбегу в стены, промахивалась на*** мимо миски с молоком харей в пол, корчила непанятные ебала. Дусей, хстати, она была чиста формально, паскольку отзывалась и на Дусю, и на Васю с Петей, и на "пошла на ***". В общем Дуся была не жилец палюбому - каску у неё снесло при рождении, и по законам природы она должна была скопытицца фпезду ещё в раннем децтве, когда вместо титьки тыкалась еблищем маме в сраку - но тут блять в планы естественнаго отбора вмешался известный гринписовец писюн. Дефективную Дусю он нарыл на какой-та памойке и припёр, естесна, в дом - ето паходу был ваще последний раз, когда писюн полноценно держал лохматую бестию в руках, патаму как, когда Дуся подросла и превратилась в трёхцветную лопоухо-косоглазую паибень, она начала двигацца и *** ты её поймаешь блять. Двигалась Дуся оченно резво - создавалось впечатление што даже срала на ходу, а если задерживалась в адном месте больше десьти сикунд, значит либо спала, либо отъехала на***. Ну или задумалась - периодически с ней случались кратковременные приступы спокойствия: она ни с таво, ни с сево замирала, таращила косые банки в неизвесном направлении и напряжённо ожидала в какое полушарие ёбнет моча на етот раз - ну и в зависимости от результата через полторы секунды начинала отчаянно щемицца либо влево, либо вправо, затем обычно въёбывалась жбаном в стену, отскочив сломя голову хуярила в противоположную сторону, въёбывалась в дверь и ахуев от такого обилия препяцтвий начинала щемицца вверх па шторам. Там, где-нить сука под паталком вдруг опять замирала с таким ебалом типа "во, бля… где ето я?..", снова задумывалась, неожиданно пукала, с перепугу въёбывалась тыквой в багету, падала сракой на подоконник и по новой начинала гонзать по жилплощади - шерсть дыбом, глаза на выкате блять. Мне думаецца, што именно так выглядел бы кошачий вариант гибрида Алины Кабаевой и Жанны сука Агузаровой. Наблюдая такую поеботу, миша неоднократно говорил писюну, типа "писюн, она у тебя походу слепая ваще…" "Да не, не… - успокаивал себя писюн - проста ёбнутая."
Поначалу дусина движуха вызывала у меня дезориентацию и приступы марской болезни, а миша её ваще боялся и не любил совсем. Потомушто один раз, нихуя неразглядев Дусю на фоне писюновского ковра (связанного наверно тем же дальтоником, который мише свитер красный захуярил), миша наступил на ейный ебальник, а поскольку Дуся пачимуто мяукать не умела нихера, издавая заместо етого какие-то кряхтяще-пердящие гортанные звуки на манер тувинских духовых инструментов, она со всей своей кошачей пезданутости начала сцука страшным тувинским голосом орать - я, чесно признаюсь, малёха припустил жыдким в трусники, а вот 12-ти летний миша впервые в своей жызни схватился за серце, а когда отошёл, начал Дусю ненавидить лютой ненавистью.
И вот однажды, когда писюн в очередной раз ушёл посрать и залип в толчке на полчаса, разглядывая в унитазе чудные какашные узоры, мы с мишей остались тупить в писюновской комнате в два рыла. Тут я обратил внимание, што Дуся заговорщицки выглядывает из-за кресла и щуря один глаз палит в мишину сторону. Я мише ето дело показал и только хотел уже чё-то по этому поводу пиздануть, как вдруг миша, внук ворошиловского стрелка, нихуя не растерявшись, мощным вдохом собрал все плескавшиеся в голове сопли (грамм думаю 200, не меньше - зима была) и смачно с присвистом форчманул Дусе прям в летсо. Я даже растерялся как-то. Дуся пролетела всего-то метра полтора, зато с такими выебами, што Алине Кабаевой и не снилось нах.
Через пару дней Дуся начала по-маленьку облазить. Писюн говорил што ето на нервной почве, но мы-то с мишей знали, што после такого заряда гайморита в голову ваще не жывут - так што ей ещё повезло, можно сказать.
А писюновская мама походу стреманулась, што кошке настает постепенный пездец и купила писюну на замену большова такого ***пойми африканского попугая по кличке Розелло нах. Продавец её пролечил што Розелло пездец какой умный и говорящий, схватывает типа всё на лету, *** заткнёшь. Но Розелло почему-то оказался на редкость тупым ебланом. В течение недели мы с мишей учили его говорить одно единственное слово "писюн". День изо дня мы ебли ему мозг часа наверна по два, штоб не спизднуть, "… писюн, писюн, писюн,… говори сука ебаная - писюн, писюн… вот веть педораз… писюн, писюн" - ну и в таком духе; под конец даже нещасная облезлая Дуся, не выдержав такова напора, корча ебало и заикаясь начала гудеть што-то подозрительно напоминающее слово "писюн", лишь бы мы заткнулись на***. А Розелле хоть бы *** - сидел в углу клетки, таращил полные непонимания глаза и обильно серил.
Миша уже хотел писюна разачаравать, типа "писюн, он у тебя походу глухой ваще.", но как выяснилось, Розелло был нихуя не глухой, а даже савсем наоборот. Всё это время хитрый пернатый слушал… набирался, тыксызыть, сеансу. Через пару недель етот пидар выдал всё - и "писюн", и "сука ебаная", и "педораз" с "мудаком", и ещё целый ряд окологинекологических терминов, смысл которых я узнал только несколько лет спустя. Писюн с мамой были в шоке канешна. И веть, што характерно, не наебал продавец - действительно *** заткнёшь. В качестве бесплатного дополнения к выученным словам Розелло научился кряхтеть, пердеть, лихо подражать звуку проезжающего трамвая и звонко посвистывать. Причём делал он ето, походу, круглосуточно, потому как писюн приходил в школу с таким помятым видом, как будто всю ночь катался на трамвае в шумной компании милицейских свистков. К тому же, по ево словам, Дуся сильно нервничала.
А Дуся на самом деле сходила на*** с ума. То исть она и так была припизднута нехуёво, но с появлением Розеллы её стали покидать последние остатки разума. Если раньше Дуся слушала тока то, што пиздят голоса в ейной голове, то теперь к этой неебической толпе добавился и левитан с крыльями, который походу наглухо забивал Дусе все сигналы с Марса. Ну и в один прекрасный день мы с мишей стали свидетелями таво, как Дуся, чуйствуя видимо близкую кончину от помутнения рассудка, решила напоследок во што бы то ни стало вточить говорящего окорока. Сам Розелло к тому моменту времени уже надрочился открывать клетку изнутри и по-хозяйски вылазить на крышу подышать воздухом, причём проделывал всё это не прекращая пездеть ни на секунду ваще. С крыши своей клетки Розелло как козырной страус выглядывал в окно, обсуждал сам с собой последние новости и попутно подслушивал всякие гадости штоб вечером опять ошарашить писюновскую маму очередным хитровыебанным матюком. Улучив один из таких моментов, потерявшая всякую надежду, окончательно охуевшая Дуся, изо всех сил стараясь не палицца, полезла ёпт за добычей на клетку. Выкатив фары от волнения и еле сдерживая метеоризьм, Дуся приблизилась к Розеллу вплотную и застыла. Всё, - подумали мы с мишей, - пезда рулю… Но в етот момент Розелло медленно повернулся, и, увидев перед ебалом такую ***ню (Дуся бешено вращала глазами и мелко тряслась), оценил апстанофку, неспешно так прицелился и как заправский скотобой уебал Дусе клювом прям промеж ухоф. Тюк, блять… Досмотрев как Дуся ссыпалась на половичок, Розелло звонко присвистнул и продолжил пездеть.
Все остались жывы вопщим. Не знаю, што за нервные центры в кошачьей голове поразил удар африканскаво Розеллы, но облазить после етого инцидента Дуся перестала. Зато начала жрать своё гавно, наводя ужас на домочаццев

jeff2000
23.02.2016, 11:43
Именины ©Мама Стифлера
Все мы грешники. Кто-то больше, кто-то меньше. Все мы знаем про десять заповедей, и вроде как в глубине-то души понимаем: воровать нехорошо, желать своим врагам буйного поноса – ещё хуже, смотреть порнуху и фантазировать о содомии – вообще стопроцентный билет бизнес-класса в ад, к демоническим чертям. Но, тем не менее, все продолжают пиздить с работы бумагу для принтера, шептать в спину своему начальнику «Да чтоб ты просрался, лепрекон простатитный», и дрочить на Сашу Грей, представляя себя вон тем, шестнадцатым сверху, восьмым слева от края.

В дверь моей квартиры сначала позвонили, потом постучали, и тут же, без перехода, предприняли попытку выбить её ногой. Открывать не хотелось: кто бы это ни был – они незваные гости и невоспитанное говно.
- Лидооооос! – За дверью утробно завыли голосом Ершовой. – Худо мне! В глазах темно! Руки заняты! Открываааай!
- А в дверь ты чем звонила? – Я открыла дверь, и впустила в дом зарёванную Юльку, две бутылки вина Лыхны, и подпорченный с одного бока ананас, который Ершова держала между щекой и левым плечом.
- Тебе показать, чему меня научили в восемьдесят девятом году в школе спортивной гимнастики? – Юля выгрузила пузыри в мои руки, а от ананаса откусила огромный кусок. – У меня прекрафная растяфка.
В доказательство Ершова задрала ногу, и помахала ей у меня над головой. С подмётки её сапога что-то упало, и скатилось мне за шиворот.
- Спросонья я туплю. – Призналась я, и спросила: — Ты на такси ехала?
- Пешком, Лида. – Юлька проглотила ананас. – Как Моисей. Сквозь бури и непогоды. По хлябям развёрстым. По землице сырой.
- То есть, через собачью площадку? – Моя рука, уже нырнувшая к себе за шиворот, зависла в воздухе.
- Там у меня был привал. – Ершова тяжело вздохнула. – Бутылок изначально было три.
- Я в ванную. А ты иди на кухню, и готовься отвечать. Вернусь – спрошу со всей строгостью. Расскажешь плохо – осенью придёшь на пересдачу.

Когда я вышла из ванной – бутылок стало ещё на одну меньше. А подгнивший бок ананаса гордо лежал на праздничном блюде, которое я достаю по большим праздникам. Скатерть была мокра от слёз, которые лились из Ершовской головы.
- Тварииииии! – Рыдала Ершова. – Твари и орясиныыыыыыыыыыыыы!
- Начало хорошее. – Я села рядом. – Видно, что вы учили этот билет. Продолжайте, барышня.

И барышня продолжила.
Случился в жизни Юли смертных грех, похлеще пижженой с работы канцелярии: полюбила она женатого. Ну, как полюбила… Не то, чтоб, вот, прям полюбила как Джульетта Ромео, но какая в тридцать-то лет может быть любовь, скажите? После двух разводов и одного неудачного сожительства с человеком по имени Вахтанг Кончадзе? Никакой, конечно, любви. Одна только похоть животная, строго по пятницам в 10 вечера. И всё было хорошо, пока законная супруга Юлькиной радости не прознала про Юлю, и не начала вести себя как дрянь.
Не, ну казалось бы: узнала ты, что у твоего мужа есть Ершова. Нет, не любовница, а Ершова, что вообще нельзя считать за любовницу: я в курсе Юлькиной привычки засыпать на второй минуте секса. Вахтанг рассказывал. Перемежая свой рассказ возгласами «Вах, Лидок, она убила во мне джигита!» Ну так вот. Ну, узнала ты, что у мужа есть Ершова. Ну так пойди, да наподдай ей как следует. За волосы оттаскай разлучницу. Ноги ей вырви, чтобы ей потом нечем было в дверь звонить. На худой конец, наври ей, что умеешь делать куклу Вуду, и умертвлять потом своих врагов страшной смертью. Для пущей правдоподобности, вырви ей клок волос, и скажи «Ахалай-махалай, ляськи-масяськи». Чтоб, значит, показать ей, что ты шутить не намерена.
Но нет. Нет, блять. Эта неумная женщина решила не выбирать лёгких путей, а поэтому где-то раздобыла номер Юлькиного домашнего телефона, и давай туда перманентно названивать. С периодичностью один звонок в минуту, круглосуточно. Опять же, всё б ничего, но дома у Юльки живут десятилетняя дочь, и девяностолетняя бабушка Настасья. Вот им-то рассерженная и обманутая супруга весьма доходчиво и регулярно объясняла, что их мама и внучка охоча до чужих пипись. Жадна до тестикул окольцованных. Нападает на них по пятницам прям своим развратным ротом – и не оттащишь! Далее шло подробное описание того, как именно Ершова нападает ротом на чужие гениталии, и сыто урчит.
Разумеется, после такой психической атаки Юлькина дочь разрыдалась, и потребовала у Юли объяснений. А глухая бабушка Настасья, последние лет двадцать слышавшая только голоса у себя в голове, и шумы в собственном правом ухе – вдруг исцелилась, и начала мучить Юлю вопросами на предмет подробностей: а у неё волосы между зубов не застревают, после таких-то экспириенсов?
Это была полная катастрофа. Юлькина психика находилась на грани срыва, и это было видно по той нечеловеческой жадности, с которой она зубами выдрала пробку из второй бутылки, опрокинув её сразу себе в рот.
- Вы прекрасно изложили материал. – Я встала и вытащила из Ершовой бутылку. – А теперь перейдём к факультативным занятиям. У меня есть план, но мало информации. Давайте совершим равноценный обмен.
Через полчаса я знала, что:

1) Паскудную супружницу зовут Мадонна Константиновна
2) Мадонна Константиновна старше своего супруга на двадцать лет
3) В следующую пятницу ей стукнет пятьдесят
4) Отмечать юбилей Константиновна будет у себя на работе
5) Работает Мадонна на этой работе генеральным директором
6) Выглядит юбилярша ярко: метр пятьдесят, короткие, кудрявые, ярко-рыжие волосы, выкрашенные шестидесятипятирублёвой краской Импрессия Плюс, и давно уже мучается половой холодностью.

С последним пунктом мне потребовалось уточнение: отсутствие в её жизни дозы мясных уколов – это у тётки приобретённое по собственной воле, или же молодой супруг, не желая потерять последний рассудок – избегает половой активности в отношении Мадонны Константиновны?
Ершова на минуту задумалась, и призналась, что, вот, не в курсе. Свечек она не держала. Всё может быть. И то может, и другое. Главное – пусть звонить перестанет, гадина. А мужика Юлька ей с удовольствием отдаст обратно. Он, скотина, научился засыпать ещё раньше Ершовой.
- Я поняла вас, барышня. Утрите лицо, выбросьте гнилой фрукт, и постирайте скатерть. – Я встала из-за стола и пошла одеваться. – У нас мало времени. Мы уезжаем.
- Куда? – Юлька перестала рыдать, и откусила тухлый ананасий бок. – Я сегодня плохо выгляжу, и без макияжа смоки-айс.
- С ним ты выглядишь ещё хуже. – Я уже натягивала куртку. – Что стоишь? Одевайся. Едем в Митино, на Блошиный рынок.

Года три назад враги спиздили у меня телефон. Безусловно, у них после моих проклятий отвалились руки, но это меня мало утешало. На новый телефон денег особо не было, а вот на бэушный можно было наскрести. Так меня занесло на митинский радиорынок, где боковым зрением я успела заметить, что у входа сидит куча разнообразных бабушек, которые приторговывают различной ***нёй: книжками Бонча-Бруевича «Детство Ильича», болотными сапогами своих дедушек – оба на левую ногу, и старыми плюшевыми игрушками – результатом пятилетки в четыре года: косорылыми, страшными, и неопределённой породы. Бабушки сами, в общем-то, затруднялись объяснить: а кого они продают под видом зайца Степашки? Это вполне мог бы быть и пёс Петя, и черепаха-ниндзя, и даже чупакабра. Вот эти бабушки и были нам с Юлькой так нужны.

- Ну, которая из них похожа на Мадонну? – Я выпихнула Юльку на середину узкой дорожки, вдоль которой длинными рядами сидели бабушки, и нахваливали Бонча-Бруевича.
- Да все похожи, вроде… — Юлька растерянно смотрела на старушек. – Вот особенно эта – ну вылитая Мадонна. – Ершова некультурно ткнула пальцем в одну из бабушек, и та расцвела:
- Да я ж, доченька, в тридцать первом в церковном хоре пела. Так прихожане часто вскрикивали: «Матерь Божья?! Что это?!»
- Да я не про вас! – Юля поморщилась, а старушкина улыбка погасла. – Я про вашу обезьяну. Это ж обезьяна?
Ершова ткнула пальцем в плюшевую поебень, лежащую перед бабушкой на перевёрнутом ящике. Бабушка крепко задумалась. Потом предположила:
- А не заяц ли? Уши-то вон какие.
- Лида, — Юлька повернулась ко мне: — Нужен твой свежий взгляд. Это вот кто? Заяц или обезьяна?
Я взяла в руки кусок плешивой тряпки, набитой опилками, и прикинула удельный вес.
- Не, это лошадь Анжела.
- Да какая ж это лошадь, ты что, дочка? – Бабка увидела в нас потенциальных покупателей, и принялась нахваливать свой товар. – Продукт – первый сорт! Ты посмотри, какие уши! Породистые, стоят! Реют гордо на ветру! А ноги? Ты на ноги-то глянь! Это ж не ноги, а два кипариса! А руки? А, не. Рук у него нету. Зато хвост, хвост какой, а? Чистый горностай!
Я посмотрела на Юльку. Та внимательно разглядывала плюшевое нечто, что-то явно прикидывая.
- Ну, в целом-то схожесть имеется? – Я решила помочь Ершовой. – Смотри, какая у неё на голове рыжая шняга.
- Вот она-то мне и нравится, Лида. Шняга что надо. Но лицо больно уж милое. Прям аж жалко зверюгу.
- Юля. – Я сунула игрушку ей под нос. – Ты тоже милая, если без смоки-айса своего. Чуешь, к чему я клоню?
- Ты хочешь меня оскорбить? – Юлька вяло возмутилась.
- Я хочу тебе сказать, что лицо можно нарисовать любое. Ты Серёжу Зверева без косметики видала? Хорошенький такой гомункул. А как накрасится – смотреть нельзя. В глазах темнеет, и сетчатка рвётся.
- Так что? – Бабка уже поняла, что без покупки мы сегодня не уйдём. – Берёте зайчишку-то?
- Заворачивайте вашего бабуина! – Юлька полезла за кошельком. – Только в три слоя газеты упакуйте. Не ровен час, увидит кто. Я не хочу быть причиной чужого инсульта.
- Самое главное у нас есть. – Я сунула газетный свёрток на дно своей сумки. – Теперь нам нужен любой переход метро.
- Ты с Мадонной побираться решила? – Юлька посмотрела на меня с уважением. – Это хорошо. Но там же нищенская мафия в метро. Нас с тобой отпиздят, а Мадонну заберут.
- Нам нужна тётя с коробкой, набитой трусами, на которой написано: «Всё по 10 рублей». Это вторая часть моего плана.
- Была б верующей – я бы перекрестилась, Лида. – Ершова покачала головой. – Страшные вещи ты говоришь. Ты что, телевизор не смотришь? Я передачу видела про те трусы по десятке. Говорят, их по всем моргам собирают, а потом в метро продают. Это плохие трусы, Лида. Не бери.
- Ты ещё про третью часть моего плана не знаешь. – Я потрепала Юльку по головушке. – Потом мы идём в секс-шоп.
- Я звоню знакомому экзорцисту. – Юлька полезла в сумку. – Мне всё это очень не нравится.
- Мне тоже. – Я забрала у Ершовой сумку. – Но так надо для дела. Идём.

Через час мы с Юлей сидели у меня дома и рассматривали наши покупки: плюшевая Мадонна Константиновна с милым лицом, гигантские трусы в горошек, такой же гигантский лифчик Козельской трикотажной фабрики ( а может, и из морга, кто ж его поймёт?), и здоровенный синий ***. Нас уверили, что из экологически чистого силикона.
- И что дальше, Лида? – Ершова не сводила глаз с синего предмета.
- А дальше вот тебе косметичка: крась свою Мадонну. Рисуй ей самый красивый свой смоки-айс, Юля. Не жалей красок. Хуярь с плеча. Про оранжевую помаду не забудь.
- Ей бы волосы ещё покороче… — Юлька начала втягиваться в творческую работу. – Ножниц бы мне, Лида. И лак для волос «Тафт Три Погоды»
- Вот тебе кухонные ножницы, а вот тебе синий ***. Всё. Ишь, разошлась. Лак ей, три погоды. Крась давай! – Я уже набирала телефонный номер курьерской доставки: — Алло, здрасьте. Нам бы заказать курьерчика вашего на пятницу. Подарок доставить нужно. У вас есть красивые курьеры? А петь они умеют? Я доплачу! Я тысячу доплачу, что вы орёте? Как вас зовут? Женя? Ну отлично, Женя, приезжай сам.
Я положила трубку, и посмотрела на Юльку. Та, высунув от усердия язык, наносила последние штрихи на лицо плюшевой Мадонны Константиновны.
- Ну, и как там? – Я на всякий случай не рискнула посмотреть в лицо смерти.
- Охуенно, Лида. – Юлькины глаза светились радостью. Пол был усыпан клоками рыжих волос. – Как живая, только мёртвая.
- Я готова. Показывай.
Юлька повернула ко мне Мадонну Константиновну, я коротко всхлипнула, и потеряла сознание. Последнее, что я слышала, были Юлькины слова:
- Такой макияж я делала Наташке Зайцевой на её свадьбу. Правда, там жениха прям в Загсе парализовало. Так Наташка навсегда в девках и осталась.

В пятницу вечером приехал курьер Женя, и забрал из моих рук красивую подарочную коробку, перевязанную золотым бантом.
- Слова помнишь? – Я поправила на шее Жени розовую бабочку в фиолетовый горох.
- Как на Мадонины именины испекли мы каравай! Каравай, каравай, ты коробку открываааааай!
Последнее слово Женя пропел с элементами швейцарского йодля.
- Господи, он прекрасен! – Шепнула из-за моего плеча Ершова. – Я его уже хочу! Дай мне потом его телефон.
- Если жив останется – дам. – Пообещала я, и похлопала Женю по плечу небольшой пачечкой денег. – Вот за работу, а вот за песню. Споёшь плохо – найду тебя и убью.
Женя ласково улыбнулся Ершовой, Юлька в ответ расплылась улыбкой зомби-мамы из рекламы сока «Любимый сад», я закрыла за ним дверь, и сказала:
- Говорит центр управления полётом. Мы готовы к запуску.
- Паааааехали! – Заорала Ершова, а я её одёрнула:
- Рано. Через полчаса начнём обратный отсчёт.

Время для доставки нашего подарка на юбилей, мы выбрали удачно. Начало мероприятия было назначено на 6 часов вечера, и мы прикинули, что к шести приедут ещё не все гости. Коммерческий директор ещё не приедет. Десять топ-менеджеров точно опоздают. Восемь приглашённых деловых партнёров вообще в образе: те раньше восьми и не появятся. Но к девяти все точно будут в сборе, и даже частично уже в говно. Вся надежда теперь на Женьку и его тирольское пение.
Ровно в девять Мадонне Константиновне позвонила охрана, и сказала, что тут курьер приехал. С большой коробкой. Нарядный: в бабочке, в майке с Егором Летовым, и в красном смокинге. Мадонна Константиновна дала приказ пропустить нарядного курьера и его коробку. Жить ей оставалось менее пяти минут.
В шесть минут десятого Женя вошёл в зал переговоров, поклонился гостям, и виртуозно спел про каравай и коробку открывай.

В этот момент мы с Юлей начали обратный отсчёт с десяти до одного: Десять…. Девять… Восемь…
Юлька шепнула:
- Господи, как же всё это увидеть хочется… Именины будут роскошные. «Опосля в рояль насрали – чудно время провели». Шесть… Пять…

Мадонна Константиновна, одной рукой прижимая к себе голову своего молодого супруга, обляпанную по всему периметру оранжевыми отпечатками её губ, другой рукой открывала коробку, под прицелом пяти десятков нетрезвых глаз.

… Три… Два… Один… ПУУУУУСК!!!!

Первой из коробки была извлечена наша мёртвая чупакабра, заботливо одетая в трусы и лифчик неизвестного происхождения и неизвестных науке размеров. Мадонна Константиновна всё ещё продолжала улыбаться, вертя в руках нашу куклу Вуду. Первым заржал президент торговой компании «РыбТрестПром». Вторым – заместитель Мадонны Константиновны. Третьим – её собственный муж Виталий.
- Это чья-то глупая шутка! – Кричала Мадонна Константиновна. Но её никто не слушал.
- Тут есть что-то ещё! – Мадонна Константиновна пыталась как-то нивелировать всеобщее веселье, и достала из коробки синий ***. Большой, небесно-синий ***, к которому была пришпилена степлером отпечатанная на принтере записка «Если муж ебать не может – синий *** тебе поможет!»
В зале переговоров зазвенели и лопнули все лампочки.

Неделю спустя я позвонила Ершовой.
- Привет, ну ты как?
- Женя прекрасен! – Шепнула в трубку Юлька. – Он так дьявольски молод!
- Передавай ему привет. Ну а вообще – как? Новости какие есть?
- А, ты про Виталика? Ну, как – новости… Мадонна всё ещё лежит в психушке. А там телефона нету, с выходом в город. Поэтому неделя уже тишина. Дома всё хорошо, бабушка снова оглохла. Виталя, правда, приходил. Побить меня хотел. С чего-то он подумал, что это я всё подстроила. Я ему ответила, что я не при делах – это Лидка придумала. А потом вышел Женька и ушатал его в глаз. Так что ты не переживай, он к тебе не придёт, у него нога сломана. А вообще, знаешь, о чём жалею? Что мы нашу рукотворную Мадонну Константиновну так бездарно просрали. Я даже по ней скучаю немного. А ты?
- И я скучаю… — Я вздохнула. – Я уже даже полюбила её в какой-то момент. Такую трогательную, беззащитную…
- А у меня завтра выходной! – Вдруг выкрикнула Юлька. – Выходной! Понимаешь?
- Нет. Это хорошо?
- Это вообще заебись, Лида. А поехали опять на митинский рынок? Там ещё у той бабки псина была плешивая. Похожая на бабу твоего бывшего. Ох, ну прям вот вылитая, Лида. Вы-ли-тая! Давай её купим?

Вот за что я люблю Ершову – это за то, что она ебанутая. А с другими я дружить как-то вообще не могу.

Добавлено через 32 минуты
Бытовушечки
А вот было дело, помню. Лет пятнадцать назад, или поболе. Сидим вечером с мамой на кухне: мама радио слушает, а я мыслями мучаюсь. На предмет того: хорошо ли я приныкала мятую пачку сигарет L&M в кармане старого папиного пальто, или мама сейчас радиоволн наловит, и в резонанс с мыслями моими попадёт. А это чревато пиздюлями. В общем, я мучаюсь, мама Газманову подпевает, и тут вдруг с припева про путану сбивается и говорит: Лида, пойди, ведро мусорное вынеси.
И на часы смотрит. Мама у меня женщина суеверная. Забыл что-то дома, вернулся – язык в зеркало покажи обязательно. Или же вот: когда мимо соседки бабки Кати проходишь – фигу в кармане скрути. Всем известно, что бабка Катя сглазить может как не*** делать. Или еще: кашу надо всегда доедать, а то муж будет украинцем, и конопатым до кучи. Кстати, святая правда. Всё именно так и было. Ну вот, мама на часы смотрит: шести часов еще нет, значит, можно мусор выносить бесстрашно. В шесть ноль пять это уже преступление – мусор вынести. И плохая, разумеется, примета.
А мне очень сильно влом мусор выносить. Хоть в пять, хоть в шесть. И я ныть начинаю: мол, вот пойду я щас с ведром в подъезд, где какая-то сука жадная лампочку выкрутила, а там на меня негр нападёт. Негр-наркоман из университета дружбы народов. Мама сурово радио выключила и говорит: Какой негр? В нашем Отрадном с восьмидесятого года никаких негров не было. Да и в восьмидесятом, впрочем, тоже. Так, вьетнамцы изредка забредали с Огородного проезда – там у них общежитие. Да и тех наши местные гопники убили уж давно. Так что вот тебе, Лида, ведрище, и дуй его опустошать.
Делать нечего, пошла. Пошла с ведром, и пропала. Пять минут меня нет, десять… Тут уж материнское сердце застучало, заволновалось: доча сгинула! Да и ведро новое было, жалко же. Мама ноги в тапки – и на лестницу бегом. А там я стою. С ведром и с негром. У родительницы сразу и резко дефицит кислородный приключился и помутнение в глазах. Думала, чудится. Но нет. Лида, ведро, и негр. Практически картина Никаса Сафронова.
Потом-то я маме рассказала, что негр случайно подъездом ошибся. Шёл, кстати, к наркоманам в седьмой подъезд, а зашёл в мой. А там я стою: красивая, с новым ведром, на лице – уверенная мыслительная деятельность. Я ж всё о сигаретах переживала. Тут кто угодно влюбится, не только барыга-негр. В общем, подружились мы с ним. Он мне про Никарагуа рассказал, а я ему про других наркоманов, из пятого подъезда. Туда тоже зайти можно. Но больше мы с ним так и не встретились, потому что мама с тех пор никогда больше не посылала меня ведро выносить.


И вот тоже еще мемуар. Лет двадцать тому назад это было. Мне, соответственно, четырнадцать, и я на даче. В дедушкином доме, в прыщах и в мыслях о предстоящем свидании. Для четырнадцатилетней девочки свидание, сами понимаете, дело серьёзное и зыбкое. Особенно, если ты вся в прыщах как Ющенко, а кавалер как-то неуверенно вчера сказал: ну, я завтра, может быть, зайду…
В общем, я всё же надеялась, что он зайдёт, поэтому усиленно наряжалась в фиолетовые лосины и зелёную майку. За полчаса до прихода храброго юноши Вани, я вышла на улицу, и уселась ждать его под старой вишней. Под вишней, надо сказать, еще две грядки с клубникой было. А что вы хотели? Шесть соток же, и не Барвиха. Где свободный сантиметр земли есть – туда надо клубнику посадить, и укропу. Так считал мой дед, а он умный был человек. Ветеран и пенсионер. В общем, я под вишней сижу, а где-то там ещё ниже кто-то копошится. В укропе или в клубнике – не суть важно. Копошится-копошится, и вылезает. Смотрю: сестра моя десятилетняя. Руки в грязи, лицо в земле, в ушах укроп, в ладошках жёлтая пластмассовая чашечка из игрушечного сервиза. И она мне эту чашку под нос – на! Я автоматически голову одёргиваю, спрашиваю: что – на? А она говорит: а ты попробуй! Это сок мишек Гамми.
Сок мишек Гамми, блять. Американцы всё же умеют зомбировать детей. Сок мишек Гамми сестра изобретала вот уже три года. Что она только не смешивала: и песок с сосисками и манной кашей, и молоко с плавленным сыром, в банке из-под шпрот, и всё не то. Трёхметровые прыжки вверх так и не получались. И вот она мне, значит, кружечку свою под нос снова суёт: попробуй. Я принюхиваюсь: не воняет ничем, аж странно. И цвет приятный. И клубникой пахнет. Ну, думаю, похоже, в этот раз она клубники с чем-то намесила, можно и уважить младшенькую. И даже, наверное, постараюсь попрыгать максимально высоко – пусть радуется. И выпиваю залпом всю кружку.
Запоздало приходит ощущение, что вначале было б неплохо и поинтересоваться остальными составляющими этого адского зелья. Ибо я за секунду успела уловить и вкус зубной пасты, и маминой губной помады, и чего-то такого неуловимо-знакомого, но несъедобного. Впрочем, пока меня крючило, младшенькая честно рассказала, что в кружечке была клубника, зубная паста, мамина помада, дедушкин крем для бритья с витамином F и стиральный порошок Лотос. Прыгать от этого сока я должна просто чудовищно высоко. Всем на зависть.
Я и прыгала, чо. Как кенгура австралийская. В один прыжок – сразу все шесть соток по диагонали, до туалета. И там я тоже прыгала чудовищно высоко, и даже вверх. До самого утра. Сок был отличный, с составом Маня не ошиблась.
А Ваня так и не пришёл, сука. Наебал.


А еще как-то раз поехала я в Турцию отдыхать. Английского не знаю вообще. Но когда русских людей останавливал языковой барьер, да ещё и в Турции? В общем, поехала. Первый день оглядывалась-привыкала, на второй пошла окрестности изучать и рахат-лукум жрать в прибрежных забегаловках. Хорошо, что там меню с картинками было, я в него пальцем потыкала – меня, вроде, поняли. Принесли три таза с чем-то. Стоят, улыбаются. Наверное, им интересно: как в бабу весом пятьдесят пять кило влезут эти три таза еды. Ну и напрасно они стояли. Канешна, оно в меня не влезло. Поковырялась там-сям, и думаю: как им сказать, чтоб они свои тазы уносили уже? Думала-думала, и как заору «Я финиш!» Полтурции сразу обернулось почему-то. Смотрят: кто там кончил так громко. А официанты, как мне показалось, молчаливо требуют объяснений. Люди ж восточные, ну. Щас подумают еще, что мне их еда не понравилась, и на органы продадут. И я так руками в стороны развожу – ну, чтоб им понятно было, и говорю «Кинг Сайз! Очень дохуя у вас тут навалено, поэтому я финиш. Андестенд?»
По-моему, поняли меня вообще неправильно. Ржали в голос. Обнимали меня и целовали. Плакали даже. Денег вообще не взяли, клянусь! Подарили красивую зажигалку, сказали «Рашен гёрл! Москоу, водка, Ленин, кагдила-нормально» и сказали, чтоб я еще приходила.
Но я две недели лишний километр наматывала, лишь бы мимо того кафе больше не проходить. Ужасно неудобно вышло.
Учите английский.


Ну и напоследочек еще.
В девяностых это было. Июль месяц, жара, а я дома сижу, с пузом и с вентилятором. Рожать мне через две недели. Минуты уже считаю, сил никаких нет — лишних тринадцать кэгэ на себе таскать, и три из которых еще шевелятся в тебе днём и ночью. Компанию мне составляет такая же беременная Ершова, с точно таким же пузом, но рожать ей уже через неделю. Поэтому она выглядит счастливее меня раза в четыре. Но в целом нам жарко и тяжко. И супруг мой еще ремонт косметический затеял: ободрал все обои в комнате, выдрал из стены электророзетку, которая, как во всех нормальных совковых жилищах, была посередине стены, и выдрал её основательно: в стене получилась сквозная дырень, в которую очень хорошо было видно комнату младшей сестры. Вернее, было бы видно, если б у меня было желание в ту дыру вообще смотреть. А желания не было. А у мужа не было желания клеить обои. Сначала было, а потом прошло. Дырку на стене пришлось завесить бохатым ковром с психоделическим рисунком, и ждать, когда у мужа снова проснётся желание клеить обои. Вот и сидим с Ершом в комнате с ковром, смотрим на него уже часа три, и я, например, уже стала видеть в нём VII съезд ЦК КПСС с Брежневым. Тут дверь в нашу комнату для медитаций открывается, входит моя сестра, и просит у нас обручальное кольцо. Хоть одно. Говорит, гадать собралась. Причём, срочно. Важный какой-то там у неё вопрос к Высшим силам, от которого зависит и судьба сестры, и судьба её подруги Наташи, которая вон там за Машкиной спиной маячит смущенно.
Я чота пожадничала, и кольцо зажала. Обручальное кольцо никому давать нельзя, так моя мама суеверная всегда говорит. А после истории с негром я уже во всё готова поверить. Ершова-то добрей меня оказалась, дала девкам кольцо. Пусть, говорит, взгаднут. Жалко что ли? Девки кольцо взяли и ушли. А я дальше уселась на Брежнева смотреть. Тут Ершова меня за плечо – цап! Чо сидишь, дура? Снимай уже свой тряпочный портал в пятое измерение – там дырка у тебя! Давай позырим как девки гадать будут?
Ну, давай позырим, канешна. Ковёр сняли, у дырки уселись, смотрим. В комнате у Машки темно, свечек понатыкала везде, для пущего антуража, на столе стакан с водой, а над ним Машка стоит, кольцом на веревочке над стаканом болтает рукой дрожащей. В углу Наташа скрючилась, одни глаза торчат как перископы, и запах сероводорода. Не иначе, Машка своим стаканом вход в преисподнюю пробила. И вот она с кольцом этим стоит, и таким трупным голосом стонет: Колечко-колечко, скажи нам с Наташей Калининой, мы с ней выйдем замуж за Иванушек Интернешнл?
Я даже заржать не успела. Ершова меня от дырки отпихнула, ладошки ковшиком сложила, и в ту дырку как завоет: НИИИХУУУУУЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!
Ну и всё, собственно. Девки заорали, Ершова ржёт, а я рыдаю. Прям натурально слезами. Диафрагма, чую, в клочья уже. А еще чую, что Скорую пора вызывать: две недели я теперь точно не дохожу. Воды отошли. Досмеялась.
В роддоме потом врач, который роды у меня принимал, каждый день в мою палату делегацию коллег приводил, и говорил: ну-ка, Лидка, расскажи им про дырку и иванушек! Врачи смеялись, но не рожали. И то хорошо.
А ремонт надо делать вовремя.

Джаба
23.02.2016, 22:18
Бестселлер моей юности. Нетленка.
"Лука Мудищев"
J62shkU8s3Q

Graniy
27.02.2016, 19:21
И, как не стыдно мне признаться, а большую часть времени на форуме я провожу перечитывая эти рассказы. Смеюсь до слез. Клеопатра, с её экстримом, все ж таки самый любимый персонаж, пока.
Спасибо всем участникам ветки.

jeff2000
29.02.2016, 08:03
Подарок учительнице
6 марта Славик сидел на уроке русского языка и делал вид, что пишет упражнение.
На самом деле мысли его сосредоточились совсем на другом. Впрочем, не совсем на
другом, точнее другой, мысли Славика сосредоточились на учительнице. Если быть
еще точнее - на том подарке, который каждый ученик должен преподнести этой самой
учительнице уже на следующий день. Проблема состояла в том, что мысль
сосредоточивалась только до слова «подарок», а пройдя сквозь него, стремительно
рассредоточивалась. Что именно сделать учительнице в качестве подарка? Этот
дурацкий вопрос без ответа и мучил Славика. Можно было бы выучить стихотворение
и рассказать Вере Петровне на утреннике. Это был бы самый оптимальный вариант,
если бы не одно «но» - стихотворения, причем строго оговоренные, рассказывают в
строго оговоренном порядке строго оговоренные ученики, в строго оговоренном
количестве, а именно 4 мальчика и 2 девочки, назначенные самой Верой Петровной
еще за две недели до праздника. Славик бы в любом случае не попал бы в эту
шестерку, даже будь он девочкой, потому как, кроме всего прочего, для этого
нужно было хорошо учиться. Из прочих вариантов заслуживали внимание лишь
несколько идей, которые были хотя бы выполнимы. Дарение цветов отвечали этому
условию, но Славик, истинный математик, чувствовал, что оно, условие это, было
хоть и необходимым, но явно не достаточным. Посему следовало добавить к этому
что-то еще. Но что?! Можно было бы сделать красивую открытку, внутри которой
нарисовать улыбающуюся Веру Петровну и подписать: «Любимой учительнице, Вере
Петровне от ученика 5Б класса Козлова С. в международный женский день 8 марта».
Способностей к рисованию, как впрочем, и прочих способностей у Славика не было,
однако Славик не сбрасывал эту идею со счетов, оставив ее на крайний случай.
Можно попросить сделать маму торт, судя по размерам Веры Петровны - она не прочь
отведать за чашечкой чая кусочек…

- Интересно, ей кто-нибудь когда-нибудь делал куннилингус?

Славик так был погружен в свои мысли, что даже растерялся. Он посмотрел на
Юрика. Юрик был двоечником, и второй день сидел за одной партой со Славиком.

- Что? – переспросил Славик.

- Прикинь этой жирной суке сделать куннилингус, - тихо, а потому особенно
мерзко, захихикал Юрик

Славик недоуменно помолчал, потом прошептал:

- И что?

- Ну ты бы смог сделать ей куннилингус?

Славик призадумался:

- А разве это так сложно?

- Ну сделай, если не сложно, - силясь не расхохотаться, кинул Юрик

- Ну и сделаю, - обиженно буркнул Славик.

- Хахаха, спорим, что не сделаешь?

Это было уже слишком. Это был вызов.

- Вот увидишь - сделаю!

- Успокоились и замолчали! – завизжала Вера Петровна

Славик опять уткнулся в тетрадь. Юрик подтолкнул его на мысль. Коль скоро
куннилингус сделать сложно значит никто и не будет его делать. Следовательно,
если он таки сделает Вере Петровне куннилингус, он выгодно отличится от всех
остальных в классе с их одинаковыми открытками, тортиками и прочими банальными
мелочами. Славик смутно догадывался, что сложность сделать его именно Вере
Петровне в конечном итоге сводится к тому, что она - учительница, здесь
ошибиться нельзя, это очень ответственно и легко можно попасть впросак. Потому
нужно сделать не просто куннилингус, а самый лучший куннилингус, безупречный и
правильный. Это было действительно сложно, учитывая, что до этого Славик вообще
не делал никогда куннилингусов. Даже самых плохеньких. Он даже начал сомневаться
правильно ли поступил, что поспорил с Юриком. Однако сомнения Славик тут же
отбросил. Он во что бы то ни стало, сделает Вере Петровне куннилингус, чего бы
ему это ни стоило!

Славик думал об этом все оставшиеся уроки. Никогда его еще не видели таким
задумчивым. В общем-то, Славик был полон уверенности, что он сможет это сделать.
Проблема заключалась лишь в том, что бы выяснить, как именно делается
куннилингус. Он решил спросить об этом Стёпу - самого умного в их классе

- Стёпа, ты когда-нибудь пробовал делать куннилингус?

- Вообще-то не пробовал, - ответил неуверенно Стёпа

Эта неуверенность в степином голосе насторожила Славика. Он упрекнул себя за
такую неосторожность. Ведь теперь Стёпа тоже может ухватиться за эту мысль.
Вполне понятно, что он не станет плодить конкурентов, рассказывая им все
подробности того как делается куннилингус. Спрашивать нужно лиц
незаинтересованных.

После уроков Славик поплелся домой. Зашел в свой двор. На лавочке сидели пьяные
старшеклассники. Один из них громко ругался. Славик узнал в нем Вову со второго
подъезда. Вова иногда катал его на велосипеде. Теперь Вова орал:

- Ах, она сука, тварь такая. Да я ради нее все делал, все бабки на нее спускал!
Кинула, убью, крысу! Вот что мне с ней делать, пацаны, что мне теперь ей суке
сделать?!!!!

Пацаны молчали. Вова тоже замолк и отпил с горла. Славик, остановившись рядом и
слушая все это, неожиданно сам для себя сказал:

- Может быть, тебе сделать ей на 8 марта куннилингус?

Все уставились на пятиклассника. Воцарилось гнетущее молчание.

- Куннилингус?.. – криво глядя на Славика, промычал наконец Вова, - куннилингус?
Ей?! После всего этого?! Да.. я ей сделаю куннилингус, - и, набирая обороты, - я
ей суке сделаю куннилингус! Лобзиком, наждачкой и выжигателем! Такой куннилингус
ей сделаю, что она на всю жизнь запомнит!

Славик поспешно зашел в подъезд. Конечно, Вова был явно не в себе и дальше его
лучше было не расспрашивать, но, по крайней мере, Славик узнал, чем ему нужно
делать подарок Вере Петровне.

Дома никого не было. Наспех перекусив, Славик полез в кладовку. Достал из нее и
лобзик, и выжигатель, а так же несколько деревяшек, фанеру, пару нулевых
наждачек и линейку. Перетащил это все в свою комнату и разложил на столе. После
чего взял оба инструмента для изготовления куннилингуса в руки и завис над
столом. Что делать дальше он не знал. У него не было ни малейшего понятия как
должен выглядеть этот злосчастный куннилингус. Впрочем, была еще одна надежда
выяснить это. Славик достал с полки обе книжки – одну по выжиганию, другую по
поделкам из дерева. Два часа он изучал каждую картинку. Были деревянные уточки,
скворечники, всевозможные черные узоры на гладкой фанере, был один кораблик, в
общем в книжках содержалось множество картинок, но ни одна из них не была
подписана словом «Куннилингус». У Славика опустились руки. Он безвольно сел на
кровать. И в это время с института пришла старшая сестра. Славик решительно
пошел вслед за ней на кухню. Она-то за свою жизнь, уж точно, сделала хотя бы
один куннилингус. Да наверняка больше. Зазря что ли ее любят все преподаватели и
подруги.

- Настя, ты знаешь как сделать куннилингус?

Настя застыла с заварником в руках и удивленно посмотрела на братика:

- Славик, зачем тебе это?

- Скажи. Мне очень, очень надо, - жертвенным голосом взмолил Славик.

- Не думаю, что я могу тебе в этом помочь, - попыталась спрыгнуть с темы Настя.

Но Славик хоть был и младше ее на 8 лет, но малым вырос не по годам смышленым -
ход сестрицыных мыслей стал понятен ему сразу же. Естественно, она все знала,
это было видно по ее лицу. К тому же она заметно нервничала. Просто не хотела
выдавать секрет изготовления куннилингуса. Старшие дети никогда не говорят
младшим как они добились тех или иных умений. Оно и понятно – им до всего
приходилось доходить самим, путем долгих тренировок, многочисленных проб и
ошибок. Они очень ревностно относятся к этому, чтобы так просто рассказать это
младшим, которым вечно достается все уже готовеньким. Славик понимал это. А
потому он заявил:

- Ну тогда я спрошу у кого-нибудь другого.. У Вовы например. А потом буду делать
куннилингус всем подряд. Все будут приходить только ко мне и просить, чтобы
именно я сделал им куннилингус!

Славик не просчитался. Попал в самую точку. Сестра заметно забеспокоилась. Она
села на стул и, поставив локоть на стол, уперла лоб в ладонь: «Так…». Славик сел
рядом и молча выжидал. Он рос отличным стратегом. Через несколько секунд Настя
посмотрела на брата:

- Слав, для начала это..это не делается всем подряд, это ясно?

- По честному я хочу сделать это только одному человеку, - тут же заверил ее
Славик.

- Одному?.. – Настя запнулась в нерешительности. Но было видно, что это ее
успокоило. Одному – не всем, первенство своего она не потеряет. В том, что она
его имела теперь у Славика не оставалось ни малейшего сомнения.

- Ну, - продолжила осторожно Настя, взвешивая каждое слово, - ты хотя бы
знаешь..ээ.. как бы это сказать.. ну, например.. скажем.. чем он делается?

Славик видел всю ее насквозь и в душе ухмылялся этой ее осторожности. Он ответил
столь же неопределенно:

- Я же тебе сказал – я не знаю как. А чем, - он кинул на сестру
многозначительный взгляд, - чем я знаю.

- Так.. ну ладно.. уже легче.. Только обещай, что не будешь никому рассказывать?


Уж на это-то сестрица может рассчитывать в полной мере. Он уже понял, что такими
знаниями не раскидываются.

- Обещаю.

Сестра сделала глубокий вдох, в следующее мгновение выдох и вошла в странное
состояние настороженной непринужденности.

- Видишь ли, - начала она, - здесь нет единых правил. Самое главная ошибка всех
начинающих, что они полагают, что..хм.. что чем сильнее натираешь..ээ..

- Палочку? – подсказал Славик

- Палочку? – переспросила Настя, - хм.. ну да.. да, палочку.. тем куннилингус
получается лучше. Но это не так. Если хочешь сделать настоящий куннилингус
оставь эту… прости господи… палочку на потом. На самый конец…

- Ага, - раскрыв рот, слушал Славик старшую сестру

- … Сначала нужно аккуратно - не надо резких движений, все испортишь - пройтись
вокруг… можно начинать осторожно ээ.. раскрывать..ээ щелочку..

- Как это?

- Ну раскрыть щелочку, просверлить дырочку, начнешь делать поймешь… можно даже
пальцем помочь, если не получается.

- Ага.. – понимающе кивнул Славик.

- Только делать это нужно очень аккуратно. А то некоторые это проделывают так
как будто из бревна топором лодку выстругивают. С отдельными бревнами может так
и стоит поступать, но вообще-то за такой куннилингус убивать надо.

Слава запомнил это важное замечание. Дело было явно рискованным.

- Ну а как он хоть выглядит-то вообще?

- Ну я же тебе рассказываю. Выглядеть он может по разному, потому…ээ.. побольше
фантазии, - постепенно расходилась Настя, - это не должно быть просто набором
каких-то фиксированных штампов, они здесь как раз и не приветствуются. Это
сродни искусству. Не бойся экспериментировать. Доверься своему воображению. Тебе
самому должно это нравится.

- Ну а что самое главное-то?

- Самое главное – делать это с любовью. Если будешь следовать этому правилу,
мелкие огрехи никто не заметит. А крупных…лучше все же не делать.

- Понятно.

- Ну в общих чертах.. это все…

Слава поблагодарил сестру за дельные советы и отправился в свою комнату. В
целом, в общих чертах, Славик уловил основную идею куннилингуса. Куннилингусом
называли нечто вроде работы на свободную тему. Как и любая свободная тема
свободна она с известными ограничениями и наилучший результат, как не крути, все
же приходит с опытом. Это было, конечно, не самое приятное открытие, но все же
его успокаивали последние слова сестры о любви и мелких огрехах. Никто, даже
Вера Петровна, не будет требовать от него куннилингуса высшего пилотажа, как
никто не ждет даже в лучших школьных сочинениях настоящих литературных шедевров.
Уже закрывая за собой дверь, он услышал тихий голос сестры, явно обращенный
самой себе: «все нормально, все нормально, я и сама ведь первый раз в таком же
возрасте… это лучше, чем если бы…»

Он закрыл за собой дверь. Подошел к столу, где были разложены инструменты и
материал. Славик взял в правую руку наждачную бумагу, осмотрел стол, приподнял
левой рукой небольшого размера палочку, повертел ее между пальцев и отложил
подальше. Вместо нее он взял фанерный лист средних размеров, сел на пол и
принялся натирать его наждачкой. Он старался особо не налегать. Аккуратно и
терпеливо он зачистил сперва одну сторону, затем другую. Постепенно он снял с
поверхности фанеры все шероховатости, она стала гладкой как зеркало. Славик был
доволен проделанной работой. На другом листе фанеры он сделал два распила
лобзиком, затем опять взял наждачку и зачистил их изнутри. Дальше он на два раза
свернул наждачку и скрутил ее в трубочку. Внутрь, для упругости, он поместил
небольшой металлический стержень, замотал верхний конец наждачки изолентой и
полученным инструментом принялся вытирать отверстие посреди фанеры. Он был похож
на первобытного человека добывающего огонь. Дело двигалось крайне медленно. Он
то и дело, как советовала сестра, убирал наждак и пытался простучать углубление
пальцем. Впрочем, особого эффекта это не давало, и он вновь брался за стержень,
обернутый наждаком и продолжал терпеливо вкручивать его в центр фанерного листа.
Занятие это было крайне утомительное. Теперь он понимал, что делать куннилингус
- действительно сложно. Вдвойне сложнее то, что он делал его Вере Петровне, этой
толстой дуре. Столько трудов, и кому?! Юрик знал, что говорил. Теперь и Славик
осознал это в полной мере. Но отступать было уже поздно.

До поздней ночи он возился со своим куннилингусом. За это время он смастерил
что-то наподобие ни то парусника с мачтой посередине, ни то макета тетради, с
торчащей в нем ручкой, понять было сложно, описать словами тем более. Но одно
можно сказать точно – получилось нечто действительно красивое. Последнее, что
сделал Славик была надпись упорно и настойчиво выведенная выжигателем на боковой
стороне композиции: «Куннилингус». Чуть ниже: «С праздником 8 марта». Выводить
«Вера Петровна» не было уже никаких сил, точнее силы еще оставались, но лишь на
то, что бы закрепить авторство. Третьей строчкой маленькими буковками он
скурпулезно вывел: «Козлов С.»

На следующее утро, 7 марта, Славик очень аккуратно завернул в бумажный пакет
куннилингус и положил его в рюкзак. С бьющимся от волнения сердцем он, вместе с
родителями, отправился в школу на утренник, посвященный международному женскому
дню.

В классе собралась куча народу. Взрослые и дети едва расселись по местам. Кто-то
сидел на подоконнике, кто-то стоял вдоль стенки. Несколько ребятишек сидели на
корточках. На своем королевском месте, за столом, слева от доски водрузилась
сама Вера Петровна. Все утихли и началось торжество.

Первыми по программе выступили шестеро счастливчиков со стихотворениями. Каждому
из них долго и натянуто хлопали. Даже Маше, которая запнулась на третьей строчке
первого четверостишия. Затем последовала сценка, над которой все, кроме Веры
Петровны, громко смеялись, следом за первой последовала сценка вторая над
которой смеялась только Вера Петровна. Пришла пора всевозможным конкурсам, и,
наконец, в завершении, ученики дружным строем потянулись со своими подарками к
учительнице. Каждый подходивший говорил заранее заготовленную фразу: «Вера
Петровна, вы самая лучшая, добрая и справедливая учительница, я хочу подарить
вам открытку, которую сделал сам». Открытка показывалась всему классу. «Вера
Петровна, вы не просто учительница, вы настоящая женщина и мы с мамой по-женски
поздравляем вас вот этим тортом». Торт так же демонстрировался публике. Очень
скоро на столе Веры Петровны образовалась целая стопка открыток и несколько
коробок с тортами.

Славик шел самым последним, держа в руке сверток. Он остановился перед Верой
Петровной. Вера Петровна смотрела на него испытывающе-любящим взглядом, от
которого у Славика едва не подкосились ноги. Он молчал. Все ждали. «Слава, -
услышал он где-то вдалеке голос мамы, - ну что же ты давай». Взгляд Веры
Петровны становился уже напряженно-испытывающе-любящим. Славик поспешно
развернул сверток и протянул его Вере Петровне.

- Ну что же ты, Козлов, покажи всем, что ты сделал, - противно улыбнулась Вера
Петровна.

Славик вытянул руки с подарком над головой.

- Очень хорошо, - не спеша проговорила Вера Петровна, - хм.. и что же это за
такая, с позволения сказать, поделка означает, можно полюбопытствовать?

- Это куннилингус, - дрожащим от волнения голосом сказал Славик, и поспешно
добавил, - этот куннилингус я сделал вам, Вера Петровна. Поздравляю с 8 марта.

Выражение лица Веры Петровны не изменилось. Есть такая детская игра. Называется
«Море волнуется»: «море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три,
морская фигура замри». Эффект был приблизительно такой же. Все замерли в тех
позах, в которых находились за мгновение до этого. Первым своим хохотом нарушил
всеобщий паралич Юрик. Он вызвал цепную реакцию. В следующую секунду класс
взорвался всеобщим термоядерным гоготом. Вера Петровна, все с тем же выражением
лица сквозь зубы прошипела: «вон».

Славик, сжимая куннилингус в руках, пулей вылетел из класса, скатился вниз по
лестнице и выбежал на улицу, обогнул школу и сел на заднем дворе прислонившись к
стенке. Весь красный от стыда он плакал так сильно, что не хватало сил даже на
то, что бы реветь со звуком. Со стороны можно было подумать, что у мальчика
случился приступ эпилепсии.

Вся случившаяся несколько минут назад трагедия стояла перед его глазами
картинкой со всеми безжалостно прорисованными деталями. Славик ожидал всякого,
но только не такого. Его душила обида. Он силился понять как же так получилось.
Ведь он столько сил отдал, делая этот куннилингус, он представлял как все
восхитятся им, как Вера Петровна пустит слезу умиления и он станет самым любимым
учеником в классе… Так Славик просидел какое-то время. Как вдруг он почувствовал
что до него кто-то дотронулся. Он поднял голову. Сквозь слезы бедный мальчик не
сразу узнал кто это был. «Не плачь», - услышал он знакомый голос. Славик протер
глаза. Перед ним стояла одноклассница Верочка. «Не плачь», - повторила она и
подняла валяющийся в тающем снегу рядом со Славиком подарок учительнице.

- «Куннилингус», - прочла она, - а ты знаешь, Козлов… Слава, мне он нравится.
Правда.

Славик посмотрел на нее, но ничего не ответил.

- Очень красиво. Ты сам его сделал?

- Сам, - буркнул Славик

- Не обращай внимание на этих дураков, - сказала Верочка.

- Тебе легко говорить, ты не знаешь как это… - начал было Славик.

- Знаю, - перебила его Верочка.

- Ты тоже делала кому-то куннилингус?! – выпучил глаза Славик.

- Нет, не куннилингус. Я сделала минет нашему физруку на 23 февраля, - пояснила
Верочка.

- Правда? – уже почти без всхлипов переспросил Славик. Сам он этого не знал,
потому как болел тогда гриппом и две недели в школу не ходил.

- Да. Хочешь посмотреть? - кокетливо подмигнула ему Верочка, - Он у меня с
собой.

- Ну можно, - осторожно согласился Славик.

Верочка нырнула в свой рюкзак и достала из него маленькую сумочку, из которой, в
свою очередь, извлекла свой минет. Минет представлял собой кусок обработанной
материи белого цвета - нечто среднее между косынкой и платком. По всей его
поверхности красовались вперемешку вышитые красными нитками сердечки и
звездочки. По бокам, образуя ни то купол, ни то просто треугольник скрещивались
две шпаги. Внизу крупными буквами, составленными из цветочков было по девчоночьи
через чур, как показалось Славику, сентиментально вышито слово «Минет», а внизу
розовой ниткой мелко выстрочено на машинке «Коновалова В.».

Славик держа верин минет в руках, сказал:

- Да, очень красиво. И что же произошло? – ответ на этот вопрос действительно
интересовал его.

- Да.. При всем классе вывел за ухо из спортзала и велел прийти с родителями.
Такая вот история.

Славик еще раз посмотрел на платок. Он ему и впрямь понравился. Вера эта
заметила.

- Хочешь я подарю тебе его?

- Но ты ведь не мне его делала.

- А ты представь, что тебе. Я очень хотела бы сделать тебе минет. Ты хороший.

- Спасибо, - проговорил Славик. – знаешь что. Если ты сделала этот минет мне, то
тогда этот куннилингус я сделал тебе.

- Правда?! – заблестели глаза у Верочки.

- Да. Теперь он твой.

Верочка кинулась к нему на шею и поцеловала в щеку.

- Фу, - отпрял от нее Славик, - вот еще.. если я тебе сделал куннилингус, а ты
мне минет – это еще не значит, что я хочу с тобой целоваться. Это уже слишком.

- Хорошо, - засмеялась Верочка, - тогда давай просто дружить!

- Ну давай, - согласился Славик.

С тех пор они дружили. Ходили вместе в столовую, иногда даже держались за руки.
Славик сделал своей подруге еще несколько куннилингусов. Она же старательно и с
любовью творила ему минет. Иногда они делали это вместе, либо у Верочки дома,
либо у Славика. Со временем у них получалось все лучше и лучше. Они даже стали
делать «два в одном». Славик выпиливал лобзиком куннилингус, а Верочка
старательно обшивала его минетом. Это были настоящие шедевры.

Graniy
29.02.2016, 09:00
А вы поддерживайте ветку, ну а мы (лично я уж точно) продолжим вас радовать))) А то делать новые посты поверх своих же собственных - скучно. Нужно хоть слово в ответ (и даже не важно хорошее или плохое).
_
Вы правы. Читают все. Уже мелькают в перепалках понравившиеся обороты, заимствованные из рассказов, но никто не отмечает свое присутствие.

jeff2000
29.02.2016, 09:23
Как я познакомился с Мусей Не про нашу Муську
Прекрасный августовский вечер, примерно 18-00. Я проснулся от того, что мое пес лизал мне лицо и чуть -чуть попискивал. На кануне, была какая-то вечеринка, с количеством алкоголя не совместимым с жизнью. Открыл глаза, пес продолжал свое занятие. У меня было легкое, не навязчивое похмелье. Выражалось оно, в частичном параличе половины моего тела, т.е. правая рука и правая нога, не слушались моего мозга. А так же я, оглох и левый глаз перестал видеть. Если бы я даже захотел в этот момент что-то сказать, у меня бы максимум, что получилось, это:
- Аааа….ууу….гггг….
По глазам своей собаки я понял, что если, в ближайшие минут 5, я не выведу его на улицу то, к запаху моего перегара, добавиться еще и запах его гомна.
Я накинул джинсовую курточку(которая в последствии сыграет не маловажную роль) и вывалился на улицу. Было воскресенье.
Вы когда нибудь, пробовали ходить с полностью не подвластной вашим желаниям рукой и ногой? Я дополз до ларька. Жестами показал, что мне надо два пива. Одно из которых было уничтожено моментально.
А жизнь, то по ходу налаживается…И посему решено было отправиться, на прогулку в Ботанический сад. Это минут двадцать ходьбы.
И вот я на месте, собаки, люди, вечер, тепло…Я же, пытался найти укромный уголок, что бы спокойно выпить вторую бутылку пива, а мой пес мог спокойно погонять. Чего сделать в Ботаническом саду в воскресенье, просто не возможно.
То ли пиво, то ли вчерашняя вечеринка, сейчас сказать трудно. Но мой организм испытал первую волну. Люди вас когда нибудь переезжал каток? Меня в тот день переехал. Он наехал мне на голову и медленно начал двигаться по направлению к ногам . Единственным местом, через которое могло выйти все то, что двигал каток. Была моя жопа. Холодный пот покрыл все мое тело в одно мгновение. Моя жопа, спросила у меня:
- Слышь, брат, а может посрём?
И в тот же миг, волна пошла на убыль и пропала вовсе. Вот человек, ну дураку понятно, надо по тихоньку идти домой. Но с другой стороны, все прошло, жизнь прекрасна.
И по этому, я прислонился к дереву и закурил.
Вторая волна пришла, как ураган. Резко, мощно, она попыталась выдавить из меня все одним махом. Я по моемому даже хрюкнул. Холодный пот уже второй раз за вечер покрыл мое тело. Я не просто захотел срать, я понял что, или я сейчас посру, или надо пальцем затыкать жопу. Вторая волна плавно пошла на убыль…
Я снова закурил…Собака мирно грызла палку, мне было хорошо. Но у же тогда тревожные нотки зародились в моем мозгу…а не пойти ли мне домой? Но вторая бутылка пива в моей куртке, сигареты и прекрасный вечер, отогнали эту мысль очень далеко. Моя правая половина тела, начала приходить в себя, я начал слышать двумя ушами.
Третья волна пришла как цунами.
Моя жопа, меня уже ни о чем не спрашивала, она просто кричала:
- А вот теперь парень, давай я буду срать. Она не спрашивала, а утверждала.
Мои глаза вылезли из орбит, у меня по моемому даже язык вывалился изо рта. Титаническим усилиями сжав свои полупопия и сведя вместе колени, я понял что у меня есть максимум минуты три четыре, больше я не выдержу. Пристегнув собаку к поводку я ломанулся, просто куда глаза глядят. Люди, вы когда нибудь, пробовали бегать с плотно сжатыми полупопиями и сведенными вместе коленями? Я бежал и тащил за собой собаку.
Пробежав метров тридцать, я понял, что в том направлении куда я несусь, я не смогу погадить. И по этому, я резко поменял направление и побежал в другую сторону. Сориентироваться на местности мешало, то что пыталось вылезть из меня. Когда я мельком взглянул на собаку, которая летела за мной не касаясь земли лапами. То в ее глазах был всего один вопрос:
-Хозяин, ты что пизданулся так быстро бегать?
Давление в жопе достигло критических параметров.
Мне уже было все по ***. Я готов был, просто сесть и посрать там где стоял. Но мое воспитание не позволяло мне этого сделать.
Майка прилипла к моему телу.
Силы начали покидать меня. Я практически увидел как моя жопа начала открываться. Мое сознание исчезло, остались только дикие инстинкты. И о, чудо…не большая полянка, укрытая от взоров кустами. Как я быстро снял штаны…я сделал это, по могучему, не стесняясь и не думая ни о чем. У меня было дикое расстройство желудка.
Вы наверное, знаете, собачий нюх раз в сто сильнее человеческого обоняния. Мой пес, странно повел носом и очень уверенно направился, к моей жопе. Но, получив два удара кулаком по морде, понял, что это не самое лучшее его решение.
- Ой, а кто тут у нас такой красивый…
Я чуть не охуел. Я даже чуть не ляпнул, что красивый это я.
Прямо по направлению к моему месту высера, шло очень милое создание женского пола, с французским бульдогом.
У меня оставалось всего два варианта.
1. За 2 секунды вытереть жопу, одеть штаны и предстать во всей красе. Но моя жопа давала мне намеки, что процесс далеко не на стадии завершения.
2. Продолжать сидеть в этом положении. Делать вид, что просто присел на корточки.
Я выбрал второй вариант. Накинув одним движением себе на ноги курточку. Я остался сидеть!
- А у вас мальчик или девочка, а то я забыла дома очки и не вижу,- сказала пелотка приближаясь ко мне.
- У меня, маааааальчик,- выдавил я из себя. Я не контролировал свою жопу, мы жили в тот момент разными жизнями.
Пищу эти строки и плачу. Как тяжело, срать перед симпатичной девушкой, при этом делать вид, что просто сидишь на корточках.
Мой пес резво играется с бульдогом по кличке Муся. Ну как можно было назвать бульдога Мусей?
- Ой, вы знаете, мы недавно переехали сюда и у нас нет друзей,- прощебетала деушка.
Подожди, я ща, просрусь и стану тебе другом, пронеслось у меня голове.
- У кого это у вааааас, - бля моя жопа меня сейчас попалит.
- Так у нас с Мусей,- захихикала девушка.
У меня затекли ноги. Шла десятая минута разговора. Вот толь ко бы она, не меняла свою позицию, в противном случае она сразу увидит мою голую жопу и то что, под жопой, а там было на что посмотреть. Во время всего разговора, я чувствовал как из жопы постоянно мелкими порциями, выливается гомно.
- Ой, а вы на выставки ходите?- проворковало создание.
- Хоооодииимм,- простонал я.
- Ой как интересно, расскажите,- невинно хлопая глазками пропело создание.
Пиздец, это просто пиздец, я сру прямо перед сипатичной девушкой, и она меня еще просит рассказать, как мы ходим на выставки.
- Ну, мы это, чемпионы Украааааиныыыыы,- еще пару таких звуков и она подумает, что мне не хорошо. А мне действительно уже не очень хорошо. Идет двадцатая минута разговора. Она щебечет про то как кормит и воспитывает Мусю, а я сру по маленьку.
Я перестал чувствовать свои ноги. Попытался чуть выставить вперед одну из них, затея мне не очень понравилась, потому, что я чуть не упал в свое гомно. Пора это все прекращать, вот только как. Сказать, что я сейчас посрал и мне надо вытереть жопу и после этого мы продолжим нашу милую беседу? Нет, вариант отпал.
- Меня зовут Анжела, а вас как?- сказала девушка.
Ты мне еще руку протяни, для рукопожатия.
- А меня Сааааашшааа,- пиздец, моя жопа окончательно решила испортить эту идиллию.


- Я вот гуляю, утром в 10-00 и вечером в 19-00, смотрите, как ваша собачка играет с моей, запишите мой телефон, давайте вместе гулять, -выдает создание.
Если честно, очень хотелось послать ее на *** в месте с Мусей, но я полез в карман куртки, и честно начал записывать ее телефон. Пиздец, снял девку когда срал гы гы гы. Тогда мне было уже не до смеха…
Моя жопа сам по себе издала, то того противный звук, что описать его наверное не получится. Но, скорее всего, это было похоже, на мокрый, прерывистый, гулкий пердеж, с вкраплениями звука падающего, жидкого гомна. Я попытался скрыть эти звуки за своим кашлем. Может девка ни чего и не поняла, но Муся, четко уловила направление этих звуков. Муся не спеша потрусила, прямо ко мне. Мой же сука, пес, лежал себе и грыз палку. В моих мыслях было только одно, как отогнать Мусю. Если она подойдет чуть ближе, то она непременно уловит тонкий запах мои испражнений, и вот тогда, Муся точно решит узнать природу происхождения этих ароматов. Жопа опять издала звук, я уже ни чего не заглушал, просто сидел, слушал щебетание девушки и ждал своей участи.
Муся осторожно пройдя мимо меня, направилась к моей жопе. Я не знаю, что она там делала, но я четко ощущал горячее дыхание Муси, прямо возле своей жопы, мне захотелось плакать. Но Муся пошла на много дальше, Муся начала лизать мне жопу, сам анус. В моей голове пролетела мыслишка. Если Муся лижет мне жопу, значит она стоит как минимум по пояс в моем говне. Вот тут, я совсем охуел, я просто представил себе вид этой Муси, когда она закончит лизать мне жопу.
Хозяйка Муси продолжала лепетать про проблемы воспитания собак, кормежки и дрессуры, Муся продолжала лизать мне жопу, а я просто закурил и заплакал….
И вот именно в этой райской идиллии наступил момент истины.
Четвертая волна калаизвержения была подобно девятому валу.
Я уже не мог контролировать, ни себя ни свою жопу. Я даже и не пытался сдержать эту волну. У меня создалось впечатление, что из меня в тот момент вырвалось на ружу килограмма два гомна Муся, странно хрюкнула и затихла. Я уже даже не потел, я просто ждал.
- Муся, Муся, девочка иди ко мне,- встревожилась хозяйка.
А раньше, сука, ты не могла позвать свою собаку, в тумане пронеслось в моей голове.
Когда я увидел Мусю, я понял, что все страхи которые я испытал до этого, были просто детским лепетом.
Муся двигалась странным зигзагом, постоянно натыкаясь на палки и ветки. При этом она издавала звуки, какого-то мокрого кашля и сипов. Когда Муся проходила мимо меня, я просто охуел. Я полностью обосрал Мусю, с ног до головы, я засрал Мусе все, глаза, уши, рот, нос и вообще все тело. Это был большой кусок гомна на бульдожьих ножках…
У вас была собака белого цвета. Но теперь она у вас коричневого. Вы забыли дома очки. Что вы сделаете?
Правильно вы возьмете ее на руки, дабы определить, странные перемены в окрасе вашего любимца. Хозяйка Муси, взяла ее на руки….
Блин, Анжела была зачетной пилоткой
Ну почему так болит голова…И пес лижет лицо. Теперь надо просто встать. Мамочка, о меня штормит. Это же надо такому присниться. Телефон, звонит телефон, кому не спиться?
- Ало.
- Да, слушаю.
- Здравствуйте, вы наверное меня не помните, меня зовут Анжела, у меня собака, французский бульдог по кличке Муся…..
© Redd

Graniy
29.02.2016, 14:07
А все потому что не в почете у нас были дуэли на мечах, зато кулаками в рожу совать умели.
:05: Брат просил лайк поставить :022:

Graniy
01.03.2016, 20:08
Сегодня такой день длинный и суетливый. :024: Только сейчас могу немного нормально отдохнуть. Без постоянного метания. Еще когда в темах, терпимо. А читаешь когда, нужно полное погружение. :025:

Graniy
02.03.2016, 14:14
Ммм!! А еще? :021:

Dimok099
02.03.2016, 17:09
Закину и я вам короткую, но трагичную историю настоящей любви.

Как-то раз, молодой любящий муж Вася, проснулся раньше любимой супруги Маши и захотел сделать ей приятное. Так как ничего лучше он придумать не смог, то решил приготовить для неё завтрак- пожарить блины.
Машенька проснулась и увидела, что любимый готовит завтрак. От удивления, нежности и глубоких чувств решила его отблагодарить и сделать ему минет прямо у плиты.
Дальше история закрутилась с калейдоскопической быстротой:
Вася, возбудившись в процессе минета, решил перевернуть блин на сковороде, путем подбрасывания его в воздух, но от удовольствия не смог поймать его обратно на сковороду.
Очень горячий блин упал, на машину спину! Маша от боли сжала челюсти и... прикусила член Васи, а Вася в свою очередь от дикой боли, удивления и шока ударил Машу по голове тем что было у него в руке... сковородой!
Итог:
В больницу привезли Васю с травмой члена и Машу с сотрясением мозга и ожогом спины...
Врачи плакали, когда записывали причину появления травм.
:011:

Graniy
02.03.2016, 17:44
Врачи плакали, когда записывали причину появления травм.
Я тоже!:026:

Graniy
02.03.2016, 22:36
Необычный, такой, неожиданный рассказ с неоконченным финалом!

Graniy
03.03.2016, 14:25
Я тебе не бабушка с кошкой, а майор полиции в отставке!
Здорово!:05:

jeff2000
03.03.2016, 23:09
Любочка
Самые яркие воспоминания в жизни любого человека связаны, как правило, с какими-то экстремальными событиями. Прыжок с трехметровой вышки бассейна в пятом классе запоминается гораздо ярче десяти лет семейной жизни. Вынужденная посадка самолета, в котором летишь на краснодарский курорт, пересказывается до конца жизни всем родственникам и знакомым, уже окончательно обалдевшим от этой истории. Эпизод с нападением хулиганов на темной улице и удачный побег от них через несколько лет превращается в эпопею о разборке с бандитами, их задержании и передаче в руки, как всегда опоздавшим, представителям органов правопорядка.

Моя полная приключений и опасностей жизнь закончилась после увольнения из армии. Десять лет боевых действий на Кавказе в составе спецназа ГРУ, сотни убитых и взятых в плен «духов», бесконечные переходы в горах, засады, «растяжки» - все в прошлом.
Я, Сергей Угаров, тридцати четырех лет, майор в отставке начинаю вести скучную гражданскую жизнь. Впереди, хочешь - не хочешь, свадьба. Затем дети, сад – огород, забивание «козла» во дворе с соседями и гарантированное место на Троекуровском кладбище. Тьфу!
Я отлично знал, чем мне больше всего на свете не хотелось заниматься. Мне, человеку умеющему стрелять из всех видов оружия, прыгать с парашютом в любое время суток и в любую погоду, привыкшему убивать и всегда готовому быть убитым, не хотелось работать. Работать на «дядю». Идти, по примеру моих сослуживцев, охранять разную сволочь, разбогатевшую до неприличия, пока мы ломали «духов» на Кавказе не было никакого желания.

Трудоустраиваться по другую сторону баррикад к бандитам в ОПГ не позволяли моральные принципы, честь российского офицера и мамино воспитание. Хотя звали, было дело. Работать грузчиком в магазине или подсобником на стройке? Можно, конечно. Но только, когда припрет так, что и на пиво не останется.
Короче, решил я уйти в бизнес. Заработать кучу денег и на Ямайку, пузо греть на пляже. Для бизнеса нужна «оборотка». Моей военной пенсии в три тысячи рублей было явно недостаточно. Государство, правда, одарило небольшой однокомнатной квартирой на окраине столицы. Поэтому, решено. Я закладываю квартиру в банке, беру кредит, открываю бизнес.

Поход по столичным банкам привел меня в отчаяние. Оказывается, моя квартира не интересовала их в принципе. Пришлось обзванивать всех друзей и знакомых и, о чудо, повезло. Старый школьный товарищ Гоша, Георгий Викторович Петушков выручил. Дал пятнадцать тысяч долларов на год. Причем без процентов, чем приятно удивил. Такое бескорыстие в наше время практически не встречается. Все мои родственники и знакомые уже перессорились на почве денег. Кто-то у кого-то взял, не отдал и, понеслось! До мордобоя доходило. Это раньше собирались все вместе по праздникам или просто так и песни пели. А сейчас, одно слово, капитализм. Будь он неладен.
Короче, взял я эти пятнадцать тысяч и вложил в одно дело. В какое, рассказывать не буду. Стыдно. Это там, в горах, на Кавказе, мы спецы. А здесь, в городе, в этих капиталистических джунглях, щенки сопливые. В общем, «кинули» меня. Я в суд, в милицию. Там объясняют, все, мол, по правилам теперешней жизни. Договора подписывал? Подписывал. Печать ставил? Ставил. Утри сопли и вали отсюда. Я к бандитам. Те смеются, не пошел к нам, когда звали, теперь сам выпутывайся. Блин – компот полный.
Пришлось идти к Петушкову с повинной. Так, мол, и так, Георгий Викторович, денег нет, на тебе ключи от квартиры, поехал я обратно на Кавказ «духов» мочить. Георгий, человек серьезный, заведующий кафедрой какого-то там сверхсекретного института, ключи не взял.

- Я, - говорит, - и так знал, что ты деньги мне не отдашь. Дело к тебе есть важное. Я в нашем институте те десять лет пока ты по своим горам бегал, эксперимент один ставил. Сначала была «голая» теория, потом сделал опытную установку. Завтра пробный пуск. Хочешь, спишу долг полностью?
- Конечно, хочу. Что я должен делать?
- Мне нужен доброволец. Три сеанса по две минуты. Каждую минуту зарабатываешь по две с половиной тысячи долларов. Идет.
- Идет. А что делать-то надо?
Гоша стал объяснять. Я, сказать честно, мало, что понял. Уж больно много умных терминов он на меня высыпал. Квазипереселение, энергетическое либидо, адреналиновая атака, сверхтуннельный эффект и прочая научная муть. Попробую рассказать своими словами, так, чтобы и вы поняли, и я сам получше уяснил.

Каждый человек в нашем мире обладает собственным энергетическим полем. У кого-то оно большое, у кого-то поменьше. Но в момент наивысшего напряжения, когда, к примеру, надо подняться в атаку под пулеметы противника, происходит огромный выброс адреналина в кровь и энергетическое поле человека возрастает в сотни, а то и в тысячи раз. Петушков и придумал прибор, способный замерять эту энергию.
Но это только начало. Дальше сплошные чудеса начинаются. Оказывается, еще при Советской власти велись секретные исследования о переселении души человека в другое тело. Ребята из Политбюро пытались вернуть себе молодость. Тогда из этой затеи ничего не вышло. Петушков же, подняв старые разработки, сделал открытие, что переселение душ, или обмен телами, возможно. Но только в момент пикового возбуждения энергетического поля человека. Не поняли? Объясняю дальше.

Прибор, созданный Петушковым, сканирует пространство в радиусе примерно одного километра. Если он обнаруживает пиковый выброс энергетического поля человека, тут же включается механизм по переносу души или, если хотите, обмену тел. Трудность заключалась в том, что было абсолютно непонятно, с кем произойдет обмен. Поэтому Петушков и хотел провести эксперимент именно на мне. Подготовка в спецназе ГРУ позволяла надеяться, что я выпутаюсь из любых ситуаций. Или почти любых.

Риск, конечно, просматривался. Но не больше, чем в Чечне. Короче, я согласился. Подписал какие-то бумаги, позвонил знакомой девушке Кате. На следующий день, надев чистое белье, пришел в институт и отдался в руки помощницы Петушкова Светлане Ивановне. Даме в годах и с характером.

***

Я лежал на столе, абсолютно голый, окутанный множеством проводов. Светлана Ивановна, хищно улыбаясь, колола мне в руку снотворное. Гоша объяснил, что снотворное необходимо для того, чтобы человек, который окажется в моей шкуре, спал во время эксперимента и ничего не запомнил.
- Жаль, что я неверующий. Сейчас бы хоть молитву прочитал, - произнеся эту прощальную речь, я провалился в бездну.
То, что сейчас вам расскажу, в действительности заняло всего несколько секунд.
Я сидел за рулем шикарного нового джипа. Причем джип двигался со скоростью примерно сто пятьдесят километров. Причем не просто двигался, а обгонял «КАМАЗ» с прицепом. Все бы ничего, но навстречу шел точно такой же «КАМАЗ». Обычная реакция водителя в такой ситуации, уйти в кювет, пытаясь избежать лобового столкновения. Я же прикинув ширину дорожного полотна, решил рискнуть. Включил правый поворот, фары и пролетел между грузовиками. Только оба зеркала заднего вида потерял. Остановился у обочины, огляделся. Рядом со мной сидела, широко открыв рот, красивая молодая женщина. На заднем сидении примостились два пацана лет по пять. По дороге из остановившихся грузовиков бежали мужики с монтировками.

- Дорогая, - пришлось немного потрясти женщину. – Скажи, будь любезна, какой у меня водительский стаж.
- Три месяца, - женщина, наконец-то очнулась.
- Напомни мне попозже, чтобы я ездил осторожнее. Хорошо.
Поглядев на часы, я понял, что до конца первого эксперимента оставалось полминуты. Можно было еще успеть удрать от мужиков с монтировками.
Вернувшись в лабораторию, я все подробно рассказал Гоше.
- Ну вот. Первые пять тысяч ты уже отработал. Продолжим или отложим эксперимент до завтра?
- Нет уж. Давай сразу.
- Давай. Светлана Ивановна, укол.

На этот раз у меня было время сориентироваться. Я находился примерно на высоте тысячи метров. Основной парашют болтался как тряпка. Вероятно, Гошина установка поймала пиковое напряжение какого-то начинающего десантника из аэроклуба. Здесь у меня проблем не должно было возникнуть. В такие ситуации я уже не раз попадал. Правда, было одно обстоятельство, которое мешало мне сосредоточиться, но об этом позже.
Отстегиваю основной парашют, дергаю кольцо запасного, и вот уже на земле. Ногу только немного подвернул. Лежу, соображаю, что дальше. А ко мне уже бегут:
- Марина, Марина, - кричат.
Тут я опять в лаборатории очутился. Доложил, все как есть. Только про то, что я две минуты женщиной побывал, не стал рассказывать. Разнесут еще потом везде, позора не оберешься.

Отдышался немного, сходил со Светланой Ивановной в институтский буфет, перекусил. Ассистентка в буфете и проболталась о том, что Петушков, одолжив мне денег, потом сам их и отнял через знакомых бандитов. Но слова к делу не пришьешь. Пошел на третий, последний эксперимент. Уже все привычно. Снотворное, мотор, съемка.
Вас когда-нибудь приковывали наручниками к батарее? Страшное зрелище. Если, к тому же, на вас смотрит дуло пистолета… Короче, деваться было некуда. Напротив меня расположились три братка явно неславянской национальности. Один показывал свое умение в устном счете. Причем считал, почему-то, в обратном направлении:
- Пять, четыре, три, два, один.
Зеро! Я даже увидел, как пуля выходит из дула пистолета и задумчиво летит мне прямо в лоб. Все. Я умер.

***

Сознание возвращалось рывками. Я то опять проваливался в черный туннель, то снова встречался с встревоженными лицами Петушкова и Светланы Ивановны. Наконец, усилием воли я заставил себя очнуться.
- Ну, вот и славно, - Георгий Викторович вытер пот со лба. – А мы уж думали, что тебя потеряли. Давай, рассказывай, что и как.
- Иди ты со своими экспериментами куда подальше, - я попытался подняться. – Светлана Ивановна, в горле совсем пересохло!
Ассистентка, понимающе кивнув, протянула мне полстакана неразбавленного спирта. Петушков, осознав, что меня лучше пока не трогать, отошел в сторону и присел на стул в углу лаборатории. Спирт сделал свое дело очень быстро. Даже старый школьный товарищ стал мне не так противен.

- Убили меня. Бандитская разборка. Пистолет «ТТ». Сволочь ты, Петушков, все-таки.
- Я знал, я предчувствовал это! – Гоша вскочил со стула и забегал по лаборатории. – Ты, Серега доказал, что эксперимент безопасен для испытуемого. Умирает только человек по ту сторону барьера! Ты представляешь, какой бизнес можно будет развернуть!
Мне хотелось дать Петушкову в морду, но навалившаяся дикая усталость не позволила это сделать.
- Так, Светлана Ивановна, - Петушков подошел к стенду. – Эксперимент будет немедленно продолжен. Я хочу сам понять, что происходит Там. Завтра же соберу ученый совет и сделаю доклад. Весь научный мир встанет передо мной на колени. Я буду богат, очень богат!

Гоша быстро разделся, сам нацепил на себя провода, сам поставил таймер, причем, уже на десять минут, сам ввел снотворное.
- Все, Светлана Ивановна, включайте установку, - Петушков уснул. Блаженная улыбка воцарилась на его лице.
Мне было интересно наблюдать за экспериментом из лаборатории. Сначала ничего не происходило. Приборы тихонько гудели, что-то щелкало. Как вдруг загорелись все сигнальные лампочки. Стрелка прибора, показывающего уровень пикового напряжение, внезапно взметнулась вверх и перескочила в красную зону. Происходило что-то неординарное. Светлана Ивановна в ужасе смотрела на показания приборов.
- Что, что происходит? – пришлось немного потрясти ассистентку и привести ее в чувство.
- Пока не знаю. По показаниям понятно, что источник излучения находится где-то рядом. Буквально в десяти метрах от нас. Причем он настолько мощный, что установка работает в полную силу. - Светлана Ивановна попыталась закурить. – Дайте подумать.
Я достал зажигалку.
- Думайте быстрее. Что находится в десяти метрах от нас?
- Кабинет директора, - Светлана Ивановна нервно несколько раз затянулась. – Постойте, постойте. Сколько сейчас времени?
- Седьмой час.
- О, Боже. Неужели это… Нет, нет, не может быть!
- Послушайте, что не может быть. Возьмите себя в руки, наконец.
- Это Любочка!
- Какая, к чертовой матери, Любочка!
- Секретарша нашего директора. Каждый день после работы в шесть часов он вызывает ее в свой кабинет для подведения итогов дня. Неужели, неужели сейчас там, в кабинете директора, Георгия Викторовича вместо Любочки… Кошмар!

Я все понял. Энергетическое поле человека возрастает не только в момент опасности, но и в момент наслаждения. Наша установка настроилась на волну секретарши Любочки во время ее пребывания на диване в кабинете директора и, согласно своей программе, переселило в ее тело душу Гоши Петушкова. Это был первый случай в истории человечества, когда мужчина смог понять, что чувствует женщина в момент соития.
«Гоше еще повезло, что он не попал в роддом,» - подумал я.
Светлана Ивановна плеснула в стакан спирт и, резко выдохнув, выпила.
- А я ведь его, по-своему, любила.
- Не расстраивайтесь, дорогая Светлана Ивановна. Он вернется, он обязательно вернется и расскажет вам о своих ощущениях.
- Да, да. Вы правы. Так интересно узнать, наконец, что же это такое!
«Бедная старая дева, - подумал я. – Пора собираться домой».
Встал, надел плащ. И тут мой взгляд упал на таймер. Георгию Викторовичу в роли Любочки осталось пребывать еще совсем чуть-чуть. Я подумал немного, дождался момента, когда Светлана Ивановна отвернется в другую сторону, и прибавил на таймере еще десять минут.

©Зотиков Дмитрий, 2007 год

jeff2000
04.03.2016, 08:16
Колобок
http://www.yapfiles.ru/files/1403901/99edd025761e.gif
Однажды осенью, когда деревья оделись в праздничный багрянец, Мефодий Никодимыч проснулся раньше обычного. Он лениво зевнул и, помяв телеса спящей супруги, внезапно оформил мысль, — а испеки-ка мне, старая, колобок!

Жена Мефодия Никодимыча – женщина покладистая и рассудительная лениво потянулась на брачном ложе и вдруг проворно ухватила супруга за самое большое разочарование своей жизни.

- Это кого ж ты старухой назвал, балласт семейного бюджета?

- Э-э… так я же любя, Инесса Капитоновна, душа моя! – сдавленно прошептал Мефодий Некодимыч, осторожно проверяя силу захвата, – кушать очень хочется…

- Ладно, пойду по сусекам поскребу, — тут же оттаяла жена и, запахнувшись в полосатый махровый халат, ушла на кухню, бормоча вполголоса, - мука вроде осталась, масла можно у Ирки попросить…

* * *

Колобок открыл глаза и первое, что почувствовал — это нестерпимый жар, припекающий место, где у всех порядочных людей должна быть задница.

«Странные, однако, ощущения» — подумал он, ёрзая на раскаленной сковороде. Жар почему-то ощущался затылком, хотя Колобок был уверен, что гореть должна непременно жопа.

- Эй! – воскликнул он, — есть кто?! Кажется, у меня подгорает!

В прозрачное окошко, отделяющее его персональный крематорий от остального мира, заглянули.

- Ох, а про колобок-то я и забыла! – послышалось снаружи, и дверь жаркой темницы, наконец, распахнулась.

- Ка-айф! – вдыхая прохладный воздух, проговорил узник духового шкафа и сально подмигнул Инессе Капитоновне, — ну чё, красивая, амнистия?

- Ко-ол-лобок, это ты со мной говоришь? – она зачем-то ущипнула себя за ляжку и мысленно поклялась не пить больше той мутноватой коричневой жижи, которую Мефодий Никодимыч гордо именовал коньяком.

- Так тут вроде никого больше нет, – подозрительно озираясь, ответил Колобок, – доставай меня отсюда скорее, а то уже ливер дымит!

- Точно белка… — прошептала дама и, закатив подведенные карандашом глаза, прилегла на линолеум.

- Алё, кареглазая! – воскликнул сдобный шарик, спрыгивая с печки на лавку,– ты что там, тапки скинула?! – он приложил ухо к пышной груди потерпевшей и прислушался, — вот это попадос! Не успел откинуться, уже жмура оформил!

Колобок в панике покатился из горницы в подъезд, из подъезда во двор, со двора на проспект. Докатившись до остановки общественного транспорта, он остановился передохнуть. Очень кружилась голова. Способ передвижения качением был той ещё мукой.

- Слышь, лысый! – услышал он за спиной, – есть чё?

Колобок обернулся. Чуть в стороне от спешащего на работу народа, стоял заяц в клетчатой кепке-восмиклинке. Он суетливо вертел в лапах четки, искусно вылепленные из хлебного мякиша и, воровато оглядываясь, ежесекундно сплевывал на тротуар кашицу из запрещенной генномодифицированной моркови.

- Э-это вы мне? – кругляш на всякий случай подкатился поближе к людям.

- Нет, мля, я сам с собой трещу! Тебе конечно! – зайка вперил шальной взгляд раскосых от генномодификата глаз в сторону своей жертвы, – дай закурить!

- Помогите! – что было сил, закричал Колобок, – меня щемит курящий заяц!

- Ет-тить твою мать! – завопили в панике разбегающиеся с остановки люди, – говорящий хлеб!

Косой дождался, пока последний прохожий спрячется в подворотне и, молодцевато сбив кепочку на затылок, направился в сторону Колобка, — ну чё, фраерок, отбегался!?

- Скока я зарезал… — нерешительно начал Колобок.

- Ты чё несешь, шар с ушами? – удивился зайка.

- Ой, прошу прощения, не то, — Колобок прочистил горло, — я от бабушки ушел и от дедушки ушел!

- Так бы и сказал, что из блатных, — стушевался заяц, услышав авторитетные погонялова, – ладно, поклон от меня родне, и тебе не хворать!

Сдобный шумно выдохнул, этот раунд остался за ним. На улице творилась вакханалия: кареты скорой помощи сверкали синими огнями, а дюжие санитары крутили прохожих, утверждающих, что на них напало говорящее хлебобулочное изделие сферической формы.

Выждав, когда закончится кипеж, наш герой покатился дальше искать свое босяцкое счастье и увлекательные приключения на слегка подгоревшую… на затылок, короче.

Что удивительно, его залепуха про бабушку с дедушкой прокатывала везде, и он без лишних телодвижений отшил волка, медведя и мужика с чулком на голове, что раскрывал в парке плащ, показывая прохожим барышням невероятный волосатый аттракцион. А ещё Колобок напугал до полусмерти продавщицу пирожных, пообещав ей кары небесные за работорговлю.

Наконец, устав от непрестанного вращения, он пристроился отдохнуть под кустиком. Путешествие в неизвестность уже не казалось такой хорошей затеей, и Колобок с грустью вспомнил уютную кухню с цветастыми занавесками.

- Едрит твою мать, не могла ноги мне вылепить! – непонятно кому пожалился он.

- Зачем такому мужчине какие-то банальные ноги? Фу! – из-за куста показалась лисья мордочка, – да бабы таких как ты на руках должны носить!

- Правда?!

- Зуб даю! – Лисица чиркнула передней лапой о клык, — чтоб мне сладких шанежек не кушать!

Колобок слегка насторожился и завел свою проверенную телегу, — я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл…

- Так, а я о чём? Мачо! – восхищенно прошептала лиса, – а не хочешь присесть мне на роток?

От такого откровенного предложения у Колобка тут же снесло башню, и он с вожделением уставился на лисьи губы.

- Вот ты куда укатился, негодник! – Инесса Капитоновна, неожиданно появилась на дорожке парка и шустро схватила сдобного беглеца, – а я весь двор облазила!

- Кайфоломщица!.. – зло пробормотал Колобок из кармана халата.

* * *

Он лежал на праздничной тарелке с тусклой позолотой на каёмке и с наслаждением вдыхал аромат отчего дома. Наконец-то можно расслабиться и не думать о соблазнах и опасностях большого мира, насладиться покоем и послушать музыкальную радиопередачу «В рабочий полдень».

Мефодий Никодимыч проскользнул на кухню и заговорщицки подмигнул Колобку, - ну, как сам?

Тот хотел было ответить, что все у него хорошо, а если бы разрешили пригласить, поиграть домой лису, было бы совсем здорово, но не успел.

Мефодий Никодимович вдруг схватил вилку и почти без замаха воткнул её Колобку в темя. Металлический трезубец с легкостью прошил беднягу насквозь, пригвоздив язык и вырвав на выходе приличный кусок сдобной плоти.

«Сука! А мог бы стать поэтом…» — мелькнула странная мысль в умирающем мозгу, и острый кухонный нож располовинил податливый череп…
© РусланТридцатьЧетыре

Graniy
04.03.2016, 17:15
и прибавил на таймере еще десять минут.
Отличное решение :026:

Graniy
04.03.2016, 21:46
Мурзя такую многоходовку разыграл, до которой не каждый человек додумается.
А киска то не промах!

Добавлено через 17 минут
и острый кухонный нож располовинил податливый череп…
:056: Кака страшилка..., на ночь! :05:

Добавлено через 15 минут

дал старшина анатому в ухо, чтоб вел себя потише и выглядел повиноватее.
Хоть это утешает.

Graniy
05.03.2016, 21:53
ри попытке списать деньги с карты БПЦ точку не учитывает, и мы получаем к списанию 146 млн.
Когда я такое читаю, искренне радуюсь что никогда не смогу оказаться в подобной ситуации. Спасибо. Все равно страшно!

Добавлено через 22 минуты
Оййй, спасибо!

А еще будет?

jeff2000
06.03.2016, 22:16
8 марта, трусики или так стыдно мне ёщё никогда не было

©minage

В преддверии прекрасного праздника, вспомнилась мне одна история, которая произошла со мной в конце 90-х, когда я был курсантом военного училища.
Сейчас я не могу объяснить по каким причинам возникла тогда в моей голове идея подарить своей девушке нижнее бельё. Наверное насмотрелся всяких шоу на Mtv и прочих МузТв.
Одному идти в магазин женского белья было как-то сцыкотно, поэтому я, качестве моральной поддержки, подбил под это дело ещё двух товарищей.

Дождавшись законного увольнения, мы, облачившись в парадную форму и начистив ботинки до зеркального блеска, отправились "на дело". Добравшись до этого магазина, мы долго мялись перед входом и много курили. Бля, всё-таки не каждый день приходится заходить в этот неизвестный мир женских трусиков, чулков, бюстгальтеров и прочей непонятной фигни, название которой я до сих пор не знаю. Неловкости добавлял тот факт, что мы были в форме.
Когда сквозь витрину продавщицы магазина начали на нас коситься как на озабоченных, было принято решение входить.

Внутри всё оказалось ещё хуже: стояли манекены, облаченные в различные элементы дамского туалета и было нереально много девушек. После звонка колокольчика над дверью, все посетительницы как-то разом смолкли и уставились на нас. В их глазах читался немой вопрос: мальчики, курсантики, а вы магазином не ошиблись?
Под тихое перешептывание покупательниц, мы прошли к прилавку и я озвучил, что хочу купить комплект красивого нижнего белья своей девушке.

Понятно, что размер я не знал, поэтому пришлось руками обрисовывать фигуру и ладошками показывать размер груди.
Посмотреть на это действо, как мотыльки на свет, слетелись несколько симпатичных продавщиц и стали наперебой советовать что-то, периодически прикладывая к себе разные лифчики и трусики.
От такого мельтешения и калейдоскопа интимных подробностей особенности той или иной вещи, у меня потихоньку начала ехать крыша. Мне уже было покуй что покупать и ткнув пальцем в комплект нижнего белья красного цвета, я попросил завернуть его.
Пока оформляли покупку, с моими товарищами эти продавщицы пытались познакомиться и даже вручили им бумажки с номерами телефонов(ну а хуле, город-то маленький и курсанты военного училища всегда считались завидными женихами).

Вывалившись на улицу, и вытерев испарину с пунцовых лиц, мы с наслаждением закурили. Тут один друган говорит, что мол, ему кажется, что нас наебали и вместо покупки в бумажный пакет завернули не то, за что заплачено, а какую-то ***ню. Было решено зайти в ближайший подъезд и проверить содержимое. Домофонов тогда не было, поэтому мы открыли деревянную дверь первого же попавшегося подъезда и поднялись на один пролёт к окну.

Распаковав кулёк, я извлёк на свет трусики и бюстгальтер. Думаю, фигли, раз уж достал, то можно и получше рассмотреть что я там купил. Я растянул трусики, а товарищ взял лифчик за лямки и разместил его над трусиками. Третий наш друг решил в это время почесать свои мудя, ибо в магазине все изрядно вспотели.
Дальше события развивались как в плохой комедии: открывается дверь и в подъезд входят три девушки. Да-да, те самые продавщицы из магазина))

Картина, которая предстали пред их очами была живописна: два военных держат нижнее бельё, а третий, смотря на него яростно наяривает рукой в своих мудях..
Крикнув, что мы "извращенцы ебаные" и что они сейчас же вызывают милицию, они выбежали из подъезда. Следом выбежали мы, только побежали в другую сторону.
Сейчас прошло уже много времени, но до сих пор воспоминание про этот случай, вызывает у меня лёгкий приступ стыда. А ведь тогда, я был готов провалиться сквозь землю..

Graniy
06.03.2016, 23:28
Сейчас прошло уже много времени, но до сих пор воспоминание про этот случай, вызывает у меня лёгкий приступ стыда. А ведь тогда, я был готов провалиться сквозь землю..
Чего только не бывает в этой жизни! Иногда специально не придумаешь!

Добавлено через 28 минут
Мой случай произошел со мной и мне так же стыдно его вспоминать.
После похода в кино возникли разногласия с подругой и по домам мы отправились в гордом одиночестве. Я занырнула под арку, что бы срезать часть пути и пошла по пустому парку без страха, не по дорожке, а наискосок. В темноте за что-то запнулась и упала бы, не подхвати меня сильные руки. Не подруга, точно. Я рывком обернулась и в блеклом, мерцающем свете далеких фонарей разглядела силуэты трех не малых детин в беретах и камуфляже. Один быстро нагнулся, сделал ко мне шаг и протянул руку. Я отпрыгнула и, вроде, зашипела.
- Не дергайся, ты!
Сказал десантник, с протянутой рукой и снова шагнул ко мне. Почему я называю его десантником, так 2 августа.
Очень тихо, я одна и они как-то незаметно окружают меня, и я побежала. Бог мой! Я никогда не бегала раньше так быстро! Но убежать не смогла. Вот забор, я распахиваю калитку, захлопнуть её не успеваю, как один из мужчин легко перелетает через ворота, приземляется рядом со мной, задыхаясь от смеха и протягивает мне руку.
-Девушка вы кошелек обронили, когда споткнулись. Возьмите!
И выходит через калитку под гогот сотоварищей. Они еще долго высмеивали меня и того который бежал за мной с кошельком около двух километров.

Graniy
12.03.2016, 11:56
Уже 12е число и ничего новенького :021:

Graniy
12.03.2016, 14:06
Дубль два просто чудо! Спасибо! :025:

Graniy
12.03.2016, 18:06
Попистофали...
:05:

Сбегал за Егором, мы вдвоем эти три сотки за два часа и вспахали...
:05:

еще килограммов 10 надо бы продать по той же цене.
:05:

Водитель водителю друг, товарищ и брат!
Оййй.,может расскажу о том как меня учить пытались, когда осмелею :015:

Бабушка, прибежавшая последней, в ситуации разобралась четко, и просто спросила: "Лука, а чего ТЫ ЕЕ ТРЯСЕШЬ-ТО???!!!!!!!!!!!!!!"
Это пять!

Трудности перевода...
:02:

кто выходит последний - убирает самолёт!
:D

Graniy
12.03.2016, 19:04
Если существо умеет еще и материться, от этого шоу только выигрывает.

Дядя Митя не знал, что в его отсутствие приходили рабочие и поменяли ямы местами.

успел обогатить русский язык шестью новыми отглагольными прилагательными и
просклонять слово «яма» одиннадцатью разными способами.
Бедный дядя Митя.

Graniy
21.03.2016, 14:35
Давно не могла на любимую страницу прорваться. Ребенок приболел. Спасибо что пишите. Не забывайте, у вас есть благодарный читатель! :026::025:

Graniy
21.03.2016, 16:57
Ну это не мое, увы творчество.....Я скорее просто коллекционер-копипастер))) Сохраняю несколько лет то, что понравилось))) Кое что вот поднакопилось, делюсь по-тихоньку)
Я не имею возможности уделять столько времени на отсев зерен от плевел в интернете, все кто постит, найденное, в этой ветке делает это практически для меня, потому что тратит свое время.
Всем спасибо!

jeff2000
31.03.2016, 14:00
Халява и бабушки
"На халяву" - бесплатно, даром.
Халява - голенище сапога (устаревшее). Когда-то давно люди шили обувь на заказ, и это было не очень дорого, но всё-же, а когда на сапогах истиралась стелька, сапоги приносили к сапожнику, и просили пришить новую стельку на старую халяву, потому что это было гораздо дешевле, чем купить новые сапоги. Вот и пошло оттуда "Вам новые сапоги?" "Нет. Ты мне новую стельку на халяву пришей"

Но сейчас речь не о том.

Однажды в городе "Н", в перестроечные времена, в одном спальном районе. Рассказал товарищ, которому нет смысла не доверять. Пишу от первого лица.

В перестроечные времена, у нас на районе много магазинчиков позакрывалось, а район на окраине, дальше лес и сады. Так вот с этих магазинов получились неплохие мелкооптовые базы, и в одном из таких помещений была база кулинарии, пироженки, кексики и всякая такая вкусная мелочь.

Разок получилось так, что много пирожных осталось, а срок годности подходит к концу, какому магазину они нужны? ну и стали грузчики выносить их из склада за двери, чтоб значит на свинарник отвезти. Тут вездесущая бабка,
- Эт чёйто сынки вы тут такое выставили?
А бывший магазин-то в доме находится,
- Бабуль, да ты не переживай, это пирожные, у них срок годности завтра выходит, вот мы их на свинарник сейчас отвезём.
- Погодь сынок, -у бабки аж руки трястись перестали- как-так на свинарник? А можно я коробочку возьму?
- Да хоть все бабуль.
Надо ли говорить, что через 20 минут у подъезда уже очередь выстроилась.
Дело под вечер, тут мой свояк домой возвращался. Видит толпа бабок в организованной очереди стоит.
- Чё там -говорит- обои выкинули? Или чехословацкие сапоги?
- Не, -говорят- у них там пирожные, срок годности кончается, вставай, бери там есть ещё.
-На кой ляд мне ваши пирожные? Вот завтра будут тушенку вывозить, вот я и приду.
С трёх часов ночи, со всего района собрались бабульки, до утра писали номерки на руках, определяли по сколько в одни руки давать будут... Короче, утро, 10:00, суббота, склад закрыт (выходной же), на складе сторож.
Стук в дверь, со стороны двора. заспанный сторож кутается в душегрейку.
-Вам когО бл@?
-Открывай, давай тушенку выноси.
-?????
-Знаем, у тебя там тушенка просроченная, давай выгружай.
-Вы чё бабки, ЕБ@НУЛИСЬ? Какая тушенка? Тут отродясь такого добра не было, а если бы и было, то хрен вам, ибо склад это, нет никого, а я права не имею ничего выносит и никого запускать.
Но бабки народ настырный, ибо терять им нечего. Там такой кипишь начался.
-Давай тушенку!!!
-Знаем мы всё!!!
-Нам скажешь нет, а сам своей бабке потащишь!!!!
-На базар!!!
...
Сторож напугался не на шутку, звонит хозяину, тот приезжает, пытается унять этот несанкционированный митинг, прям через люк своего шестисотого броневичка. НИФИГА.
- ДА КТО ВАМ СКАЗАЛ ЧТО ТУТ ТУШЁНКА???!!! -это красный директор склада.
-ЛЁХА СКАЗАЛ!!! -это бабка которая узнала о тушенке первая.
-ДА КТО ТАКОЙ НА#ЕР ЭТОТ ВАШ ЛЁХА?!!!
-Действительно а кто такой Лёха?
-Что мы знаем о Лёхе? С детства здесь живёт, ну кошек мучил, из рогатки окна колотил, на учёте стоял... ГДЕ ЛЁХА?!!!!

Сижу дома, стук в дверь, открываю, на пороге свояк.
-Юрок, схорониться мне надо...
-Чё случилось?
-Там по улице бабки ходят, патрулями, меня ищут...
-Чё натворил?
Рассказал он мне душераздирающую историю о том ка возвращаясь вчера с работы, 3.14здонул бабе Зине про тушенку.
Он потом на две недели уехал в другой район города, у родственников жил.
ну как-то так.
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/2/3/0/7474032.jpg
тыц (http://rjjaka.ru/blog/43476904324/Halyava-nashe-vsyo?utm_campaign=transit&amp;utm_source=main&amp;utm_medium=page_2&amp;domain=mirtesen.ru&amp;paid=1&amp;pad=1&amp;mid=DEB4A5E0476658421A3093CC7EE2D03B)

Добавлено через 2 минуты
--------------------------




Техника "Нефертити"

Автор Лера Тихонова

Вчера я получила письмо, что у меня осталось менее суток, чтобы заказать видео-тренинг «массаж пениса «Нефертити». Неведомый адресат строго вопрошал, сколько часов в день я трачу на развитие себя, как “королевы секса?” И, видимо, не ожидая от меня никаких достойных цифр, сразу же настоятельно рекомендовал освоить массаж пениса, с помощью которого можно управлять не только мужчиной, но даже целой страной. Приписка мелкими буквами гласила: “первые леди Кремля тоже когда-то его заказали”. Тут я вспомнила Ленина, утверждавшего, что любая кухарка может управлять государством. Видимо, Ильич был в курсе техники «Нефертити». Желая не отставать, я прошла по ссылке, и передо мной открылась новая, совершенно непознанная вселенная.

Онлайн клуб “Хочу замуж” предлагал пошаговое руководство, как в кратчайшие сроки стать женщиной-мечтой, и через два месяца успешно выйти замуж за перспективного политика или романтичного олигарха. Можно, конечно, и за месяц обернуться, но только при условии немедленного заказа книги “Путешествие в запретную зону: промежность, анус и простата – шалить так шалить!” И всего за 199 евро по курсу ЦБ. Невесты, возбужденные предстоящими приятными путешествиями в анусы олигархов, разминались пока на форуме с интригующим заголовком: «Вся сила в яйцах» - что значит эта веселая поговорка?” Я почитала комментарии – девушки были настроены решительно в своих заходах с тыла. Честно, если б я была миллионером, то, наверное, избегала бы людных мест и чаще оглядывалась…

На самом видном месте сайта висело фото довольно упитанной тети, именовавшей себя “ваша фея замужества Юлия”. Похоже, фея была председательницей всего этого борделя и финансовым консультантом, направляющим денежные потоки алчущих любви дев в правильное русло. Она мигала призывным слоганом: “Единственная! Желанная! Богиня! Это все – ты! Только ты можешь подарить ему настоящее наслаждение, заставить изнывать от желания и таять в твоих объятьях при помощи моего маленького секрета – анальной пробки! Именно пробка приведет тебя к замужеству!” Тут я совершенно растерялась. Ну ок, может с простатами олигархов я пока на “вы”, но дожить до тридцати восьми, побывать два раза замужем и ничего не знать про пробку!.. Я уже хотела срочно заказать видео-курс, хотя бы для расширения кругозора, но оказалось, что маленький секрет стоит как большой. Статус “королевы секса” требовал серьезных инвестиций.

Зато ритуал “Печать любви” фея замужества раскрывала абсолютно бесплатно. Для ритуала нужны были фаллоимитатор (лучше смастерить его самой) и фломастеры. Нефритовый стержень, как утверждала фея, это модель самого мужчины, и в каждой его области есть несколько точек, при грамотном воздействии на которые можно влиять на мысли жертвы. Надо было по очереди раскрашивать каждую область, три раза читать молитву, и следить за изменением поведения мужчины. Финальную печать любви помадой следовало ставить через 22 дня после проведения ритуала. Изображение раскрашенной модели пениса и текст молитвы можно было оплатить через яндекс кошелек и получить почтовым отправлением. Неудачницам, у которых нет 299 евро, оставалось лишь кусать себе локти, или нераскрашенный фаллоимитатор, который они зря мастерили.

Тут же участницы тренинга «Замуж за миллионера» делились своими результатами. Например, Евгения (34 года, г. Тамбов) рассказала, что уже получила предложение руки и сердца! Причем произошло это, как в кино - во время полета на вертолете, куда ее пригласил на свидание молодой успешный бизнесмен. А все потому, что она заказала видео-трейнинг: “Как разговаривать с мужчиной, который тебе нравится, нижними, а не верхними губами”. Вы удивитесь, но Евгения попросила бизнесмена о замужестве именно нижними! Теперь она советовала всем незамужним, как можно скорее, приобрести уникальный видео-трейнинг. К тому же сегодня действовала скидка в 3 процента, если написать пароль “Хочу бизнесмена, как у Евгении”. Или даже 4, если взять в придачу книгу "Мартовские коты или неизвестная и шокирующая правда о мужчинах»!

Честно, я уже итак была шокирована, но фея не унималась и вываливала на меня секреты один за одним.

“Если хочешь заполучить принца, подготовь для него тапочки, соответствующие его положению. Купишь тапочки с меховой обшивкой — привлечешь мужчину с усами или бородой, экзотические тапочки притянут студента из Патриса Лумумба, клетчатые дешевые тапочки с рынка – сама понимаешь кого. Принеси тапочки домой и на растущей луне строго в полночь засунь руки в тапочки так, чтобы они смотрели носами внутрь квартиры, и топай ими, приговаривая: «Суженый мой, ряженый, без вредных привычек, явись!» После этого, куда бы ты ни собралась, бери тапочки с собой. Рекомендую повозить их на хорошей машине по дорогим отелям, ресторанам и даже прогуляться с ними по Красной площади. Также обязательно перед каждым выходом с тапочками брызгаться духами с феромонами для создания серьезных отношений «Замуж за 2 месяца»!… Духи, конечно, недешевые, но счастье-то вообще бесценно.

“А участница клуба Катя П. из Москвы, - продолжала фея, - специально взяла в аренду Мерседес и поездила на нем с тапочками своего будущего мужа. Она даже возила их в Вену и в Милан, так как ей нужен был статусный мужчина-иностранец. Очень скоро она его встретила! Ты не поверишь, но другая участница, Ангелина Ж., приделала к тапочкам прицеп, на который поставила домик, машинку, дачку, яхточку, и в течение двух месяцев возила этот караван днем по квартире, а на ночь парковала под кроватью. Когда с ней познакомился владелец дорогой яхты, Ангелина даже не удивилась”...

Тут я остановилась, чтобы перевести дух. Ангелина, два месяца катавшая тапочки с прицепом, думаю, в принципе ничему не удивляется. Ей по диагнозу не положено. Моя же среднегодовая норма удивления была полностью израсходована. Честно говоря, мне даже стало немного грустно. Я представила, что какая-нибудь молодая дурочка, секретарь там или официантка, все вечера напролет раскрашивает фломастерами картонный пенис, тренируется на соседях, разговаривая с ними нижними губами, и возит с собой в троллейбусе норковые тапочки, высматривая жадными глазами олигарха в шубе. И при этом ежемесячно перечисляет фее половину своей мизерной зарплаты. И ни кризис, ни голод не могут ее остановить в погоне за “выгодным замужеством”.

Остаются всего два вопроса: “Почему путь к сердцу миллионера непременно лежит через анус?... “И хватит ли анусов на всех триста пятьдесят тысяч участниц клуба?” Но боюсь, у безумия не бывает ответов…
:D

jeff2000
03.04.2016, 09:04
Кирпичи
Букв много, поэтому рассказ поделен на 3 части и убраны под кат, дабы удобно было читать :057:
Часть 1

Инициация


- Ты в магазин? Купи мне шоколадку, Резвей, - попросила Лида. – Очень хочется есть, а до обеда еще о-го-го сколько!

Вот, стерва, а! Так подставить, а теперь спокойно о чем-то меня просить! Лидка Фрайбергер, несмотря на сложившийся стереотип о некрасивых немках, отличалась офигительной внешностью. Она это знала, и самое хреновое, она этим во всю пользовалась.

Сидящий в кабинете народ дружно скалится. Всем интересно, как я отреагирую. Епт.

Шеф дал нам с Лидкой проект. Свою часть проекта я выполнил, а наша деловая стрекоза Лидочка, занятая куда более важными делами, не успела. И ладно бы не успела да покаялась – шеф бы побурчал и продлил бы срок – нет!

Утром, на планерке, не моргнув глазом, заявила: «Михаил Степанович, выполнение проекта задержано по вине Резвея, не собравшего в срок данные по заказчику». Резвей – это моя фамилия.

Я от удивления потерял дар речи. А Степаныч, старый хрыч, внимательно изучив длиннющие Лидкины ноги, заканчивающиеся где-то на уровне его груди, вынес вердикт. Проект закончить до завтра, Резвея лишить квартального бонуса.

В общем, послать Лидку в далёкие края или принести шоколадку, вопрос не стоит. Первое сделать не позволяет врожденная робость и воспитание. Оставалось второе. Но вопрос в том, как бы ответить, окончательно не растеряв остатки гордости. Если бы мы с Лидкой были одни, я бы просто согласился, но коллектив, до этого сосредоточенно кликающий мышками, замолк и превратился в само внимание. Поворочав мозгами, я нашел, казалось бы, компромиссное решение.

- Хорошо, - буркнул я, - но с тебя чашка горячего кофе к моему приходу.
- Щас, разбежался, - скривила губы Лидка, - не маленький, сам нальешь.

Такого ответа я не ожидал. Где-то в углу программистов послышался отчетливый смешок. Это Саня Бородаенко не сдержал презрения. Он вообще всех презирает, а меня – особенно.

- Резвей, и мне сигарет купи, белый «Мальборо»! Белый, слышь, не красный! – заорал стажер Панченко.
- А мне щенка, кроссовки и барабан! Ладно, Резвей? С получки отдам! – то Бородаенко не удержался и проявил остроумие.

***

Шел дождь, чавкающая грязь при каждом шаге взлетала вверх и норовила приземлиться на мои штаны, моросящий дождь заставлял жмуриться, а это при моем плохом зрении плюсов в ориентации на местности не давало.

Коммунальные службы перекопали участок дороги возле офиса, сменили трубы, но вновь заасфальтировать забыли. Местность напоминала колхозное поле после уборки урожая.

Мимо с гудением пронесся грузовик. Его водитель весело погрозил мне кулаком, сбивая с толку. Комья слякоти залепили штаны и куртку. Сопутствующие водопады грязи залили очки и лицо. В голову упорно лезли мысли о ковровых бомбардировках. Настроение начало ухудшаться. Хотелось кого-нибудь убить.

Цель, ради которой я вышел из офиса, явно не стоила всех мучений. У меня разболелось горло, и мне хотелось смягчить его какими-нибудь леденцами. До продуктового магазина недалеко, и черт меня дернул рискнуть в такую погоду выйти из офиса!

В магазине душно. Остановившись у витрины с колбасами, я снял очки и протер их платком. Вытер лицо, одел очки – жизнь стала налаживаться. За кассой стоит женщина лет сорока, очки в роговой оправе грозно сверкают, копна обесцвеченных волос делает продавщицу похожей на пришельца из восьмидесятых. На меня – ноль внимания.

Пока я приводил себя в порядок, в магазин зашел еще один покупатель. Тяжелые ботинки, облепленные грязью, щетина и короткая прическа – молодой парень, классический рабочий класс. По магазину прокатился запах перегара и пота.

- Бутылку водки и два пива! – на удивление приятным голосом попросил парень.
- Какое именно пиво?
- Мне «Самурай», а вот этому… - здесь он повернулся ко мне. – Тебе какое «Клинское», чудик? И зовут-то тебя как?

«Эх!» - пронеслось в голове, - «Неудобно отказываться».

- Мне, пожалуйста, «Арриву». А зовут меня Резвей.
- Слышала? «Арриву» ему! И пару пластиковых стаканчиков! – рявкнул он. – Оч приятно, Резвей! Меня Лёхой зовут! Верняк моя фамилия!
- Я, конечно, извиняюсь, Лёха, - робко спросил я, - но чем вызвано угощение?
- Братуха, так ты получается сам себя извиняешь, что ли? – поинтересовался Лёха.
- В смысле, - не понял я.
- Ну вот смотри: я умываюсь значит, я умываю сам себя, да? Получается, ты извиняешься перед самим собой?
- М-э, - промычал я, - ну, так же говорится… Извините.
- Вот, это уже по-русски. А повода нет – просто увидел хорошего человека и захотелось его угостить.

С этими словами он расплатился с продавщицей и кивком показал следовать за ним. Я совсем забыл и про леденцы, и про Лидкину шоколадку – словно какая-то невероятная сила подталкивала меня вслед за Лёхой. Он шел упругим и четким шагом уверенного в себе человека, расправленные плечи и высоко поднятая голова только усиливали впечатление. Мы вышли из магазина. Дождь не прекращался.

- А куда пойдем-то?
- Да сядем сейчас на лавочке в скверике, тут недалеко.
- А дождь?
- Ты что, растаять боишься?

Желание задавать вопросы испарилось.

Что я делаю? Куда я иду с этим человеком? Я искал объяснений и не находил их. Разум подсказывал, что надо вернуться в магазин и купить необходимое, все то, что заказали ребята из офиса, где меня через минут двадцать по закону подлости начнут искать. Но желания возвращаться туда не было.

***

Дождь выполнил свою миссию и прекратился. Из-за облаков на минуту сверкнул луч солнца. В сквере пусто.

Леха сел на мокрую от дождя скамейку, а его вид говорил о том, что Лёху не заботят такие мелочи. Я робко примостился рядом. Открыли пиво. Пить холодное пиво на улице при такой мерзкой погоде большого удовольствия не представляло.

- Ну, как пиво? – спросил Лёха.
- Пиво как пиво, - пожал я плечами, - холодное.
- Ясно. Ну, рассказывай! – после небольшой паузы сказал Лёха.
- О чем?
- Как о чем? Чем живешь, чем дышишь. Кто ты вообще такой?

Потребность высказаться и выпитое на голодный желудок пиво развязали мне язык. Через минут двадцать Лёха знал обо мне все. Какими-то ненавязчивыми вопросами и глубокомысленным хмыканьем он направлял мой рассказ и, дослушав, подвел итоги:

- Итак, Сергей Резвей, 27 лет, жены нет, родители далеко, девушки тоже нет, работаешь рекламщиком. Работой доволен, но в коллективе авторитетом не пользуешься. Зачем живешь-то, Серега? В чем смысл?
- Смысл? Жить.
- Жить, чтобы жить? Не парь мне мозги! Наверняка у тебя есть какие-то мечты, планы, цели. Проблема в том, что ты пытаешься угодить всем, зачастую в ущерб себе. Все, что тебе нужно для счастья, это осознать, что все твои мечты – вполне исполнимы, и зависит все только от тебя. Стань эгоистом, в хорошем таком смысле. Наберись здоровой наглости. Будь грубее и не бойся казаться невоспитанным, сейчас воспитанные люди не в моде – перестань через слово вставлять «пожалуйста» и «извините». Отвечай односложно и предельно конкретно – если хочется ответить «нет», скажи «нет и точка!». Забудь о воспитании – в этом мире выживает не самый воспитанный, а самый наглый. Стань хамом – хамство упрощает взаимопонимание. А теперь запомни – все вышесказанное относится только к тем, кто пытается тебя использовать. Неважно, сестра это, шеф, коллега или просто случайный прохожий. Вот простой пример: ты спешишь на работу, но тут тебя останавливает прохожий и просит сигарету или огня, не важно. Как ты поступишь?
- Конечно, дам сигарету, - не задумываясь ответил я.
- И опоздаешь на работу?
- Да нет, это же не займет и минуты.
- А вот послать его или просто ответить отказом не займет ни секунды! А представь, что по дороге на работу тебе встретились десять прохожих, стреляющих курево. И ты из-за них опоздаешь на работу, что несомненно, не приведёт твоего шефа в восторг. При таком подходе рано или поздно твои опоздания приведут к увольнению или лишению премии.
- Да меня уже и так лишили премии…
- Вот видишь. Эта длинноногая блядь Лида живет себе припеваючи, гуляет, на работе хуи пинает, а что в итоге? Мой кореш Серега без премии, а стерва Лидка посмеивается над ним, да еще и гордится своей находчивостью…
- Она не блядь, она хорошая, - промямлил я.
- Так ты к ней неравнодушен что ли? – изумился Лёха. – И ты думаешь, что если и дальше позволишь ей ездить на себе, то она и ноги раздвинет?
- Ну, ноги не ноги, но…
- Знай, Резвей, что нормальная баба никогда не будет не то что спать, а даже встречаться с неуверенной рохлей. Тем более, такая стерва. Зачем ей с тобой встречаться, если ты и так под нее стелешься? – Лёха на секунду призадумался, а потом воскликнул. - Да тут же поле непаханое! Слушай, а че ты со мной-то пошел? Тебе же на работу надо было возвращаться?
- Э-эх…
- Короче! Я буду не я, если не сделаю из тебя мужика! Вот номер моего сотового, - сказал Лёха, протягивая мне визитку. - Позвони мне после работы – попьем пива и продолжим беседу. А сейчас иди в офис и попробуй хоть оставшееся рабочее время быть мужиком!

С этими словами Лёха встал и направился к магазину. Я повертел его визитку – дорогая темно-зеленая бумага и белым шрифтом надпись: «Лёха».

Кирпич первый


Вахтер и охранник в одном лице Жора расплылся в улыбке. Представив себя в данный момент, я понял, какое зрелище из себя представляю: мокрые встрепанные волосы, нелепые очки, грязная одежда и визуально увеличившиеся в размерах за счет налипшей грязи туфли.

«Ну что же, хоть кому-то я сделал приятное, хоть кого-то развеселил», - подумал было я, но, вспомнив Лёху, неожиданно даже для самого себя ляпнул:

- Че лыбишься, идиот?

Жора застыл с оскаленным ртом, уголки рта поползли вниз, а в глазах появилось изумление. Не дожидаясь, пока Жора опомнится, я прошмыгнул мимо него на лестницу. К последствиям собственного поступка я пока готов не был. Опомнившийся Жора прокричал вслед что-то похожее на «Ты че, гнида!..», но дальнейшего обращения я не услышал. Возможно Жора взывал к моей совести, а может просто хотел объяснить, что он улыбался вовсе по другой причине. Кто знает. Лично я склонялся к версии о том, что Жора хотел максимально доступными методами внушить мне неприемлемость моей линии поведения без должного к нему, к Жоре, уважения. Проще говоря, дать мне по шее.

Да, пробыть даже полдня «мужиком» без должной подготовки, а тем более не подкрепленной возможностью физически обосновать свои слова, тяжело.

Поднявшись на второй этаж, где находился офис нашей фирмы, я зашел в туалет и стал приводить себя в порядок: снял очки, почистил одежду, вымыл руки, потом умыл лицо. Вгляделся в зеркало – обычный парень, серые глаза, короткие русые волосы… На лбу – шрам в виде молнии. Ха-ха, шучу. Шрамов нет и не было не то что на лбу, вообще ни на какой части тела. Драться – никогда я не дрался, а от жестоких порезов и падений Бог миловал. В общем, важнейшая часть в моей жизненной подготовке была упущена, а что-то наверстывать в двадцать семь лет было поздно. Или еще не поздно?

Вообще, жил я по принципу «Все люди хорошие, пока не докажут обратное». Если же «люди доказывали обратное», я в очередной раз разочаровывался в этом мире, впадал в апатию и терял вкус к жизни. А потом просто переставал с доказавшими обратное общаться.

Встав у окна, я закурил сигарету. Втягивая сладкий дым «Мальборо» вкупе со свежим октябрьским влажным воздухом, я еще раз вспомнил разговор с Лёхой. Странно, но в тот момент я не задавался вопросом, кто этот человек, зачем он завел со мной разговор и учил как жить. Его тезисы доказательств не требовали – моя паскудная жизнь была живым примером как себя вести нельзя.

Пора менять принципы. Отныне, все люди для меня – сволочи и скоты. Пока не докажут обратное.

***

Перед дверью я расправил плечи, распрямил спину и вошел в наш отдел. Сняв куртку, подошел к своему рабочему месту. По экрану монитора лениво летало звучное слово «Придурок». Чёрт. Еще пару часов назад я бы на такую выходку не обратил внимания, наоборот, угодливо посмеялся бы над этой «невинной шуткой». Но сейчас следовать традициям не хотелось. Я оглядел кабинет и тихо спросил:

- Кто это сделал? Кто написал слово «Придурок» в моем скринсейвере?

Ноль внимания. Лидка, взглянув на меня, фыркнула, а Панченко визгливым голосом заорал:

- Резвей! Явился - не запылился! Купил Лидке шоколадку? А мне купил сигареты? Не ошибся там сослепу? Я белый «Мальборо» заказывал!

Народ оживился. Все приготовились к шоу. Из-за мониторов повылезали уже готовые к веселому хохоту лица. «Значит, шута нашли?» - зло подумал я. – «Ну будет вам шоу!». Самое главное, это голос, а голос у меня тихий. Раз громко говорить не получается, придется орать. Я набрал полную грудь воздуха и закричал:

- Тебе, Панченко, не о куреве надо думать, а о том, пройдешь ли ты испытательный срок! Стажер, бля! Где маркетинговое исследование? Ты его еще на прошлой неделе должен был подготовить!
- Серега, да ладно тебе, ты че это?
- Серега? Да какой, на***, я тебе Серега? Сергей Александрович, бля!

Я выдохся и замолчал. Что дальше говорить, я не знал. Высказать то, что давно накипело – проще. Оскорблять и хамить специально я пока не мог.

Стало тихо. Коллеги перестали клацать кнопками клавиатуры, и лишь мерное гудение кулеров повисло в комнате. Даже непомерно толстый копирайтер Левон Гараян перестал жрать бутерброд и с открытым ртом уставился на меня. Чрезмерное внимание меня завело посильнее дешевых требований Панченко:

- Чё уставились? Работать!

Нет, работать никто не стал. Все с каким-то новым интересом рассматривают меня, словно пытаясь понять, что такого изменилось в Резвее? В глазах любопытство и небольшая тревога, лица напряжены. Тишину нарушил писклявый вопль Панченко:

- Да он же пьяный! Набухался!

Моментально все понимающе заулыбались, с облегчением закивали головами. Люди страшатся необъяснимых вещей, а причиной истерики Резвея было лишь его нетрезвое состояние. Ага. Гараян продолжил трапезу. Я стоял, не зная, куда себя деть, краска заливала лицо. Я сел, в душе проклиная собственную недогадливость, «Дирол» бы предотвратил подобное развитие событий. А Панченко, упиваясь собственной победой, продолжил разоблачительную речь:

- А я еще думаю, от кого перегаром-то несет? Думал, может это спирт Бородаенки, которым он свои компы протирает, смотрю – нет, Бородаенке вообще все пофигу…
- Слышь, ты, салага! – встрепенулся Саня Бородаенко. – Для тебя я Александр Витальевич!
- Ага, - кивнул Панченко, - смотрю, а Александру Витальевичу все пофигу. Он соизволил в «Сапера» поиграть, и не до спирта ему. И тут я понял! Это ж от Резвея прет – пришел весь в грязи, как будто в канаве искупался, перегаром несет и истерику тут устроил…
- Глохни, Панченко, – сквозь зубы произнесла Лидка. Панченко удивленно на нее посмотрел (как же так, для вас же стараюсь, блин, развлекаю!), но заткнулся.

Она посверлила меня изумрудными глазами и тихо спросила:

- Сереж, ты мне шоколадку купил?
- Нет, Лида, извини.
- Ну и ладно, до обеда уже чуть-чуть осталось.

И улыбнулась! Вот зараза-то, а?

***

В столовой за столом я сидел в гордом одиночестве. Кто же знал, что одна выпитая на голодный желудок банка пива дает такой эффект! Перегар похлеще, чем после выпитой бутылки водки! И объяснять я никому ничего не стал.

Сосредоточенно и спокойно хлебая борщ (аппетит после пива проснулся зверский!), я прислушивался к окружающим столикам.

Краем глаза я видел, как Панченко, глазами показывая на меня, рассказывает утреннею историю. Девчонки из дизайнерского отдела громко заливались смехом, периодически поглядывая на меня. «Бывают же люди, по трезвой слово бояться вставить, а как выпьют, так на людей с топором кидаются! Вот и Чикатило такой же был», - доносилось до меня.

А после обеда меня вызвал Степаныч. Красный от гнева, он громыхал около получаса.

- Пьяный на работе! Это же ЧП! Устроил истерику в отделе, накричал на Панченко! Радуйся, что генеральный тебя ценит, я бы на его месте дал тебе пинка под зад и уволил за пьянку! Теперь мне понятно, почему у нас заказы в срок не выполняются! В отделе у вас черт знает что творится! Программист в игрульки играет, копирайтер жрет весь день, вместо того чтобы сценарии писать, а ты прям на рабочем месте водку пьянствуешь? В общем, минус пятьдесят процентов из месячного оклада! В следующий раз это будет тебе уроком. И чтобы я тебя сегодня больше на работе не видел! Пшел вон!

И я пошел. Поднялся к себе, взял куртку, сохранил документы, выключил компьютер. Потом прокашлялся, привлекая к себе внимание отдела и сказал:

- Ребята! У нас в отделе появился стукач. Маленький такой стукачок по фамилии Панченко. Знайте, что все, что здесь происходит, этот маленький крысеныш доносит Степанычу.

Панченко спрятался за монитором. Обвинение в стукачестве – это гораздо серьезнее, чем перегар Резвея. Я оделся, громко попрощался со всеми и пошел к двери. Выходя, я услышал за спиной строгий голос Лидки:

- Панченко, до вечера жду результаты маркетингового исследования. Не будет – пощады не жди!

Я улыбнулся. Несмотря на штрафные санкции Степаныча, настроение было отменным. Домой! Чай с лимоном и малиновым вареньем, молоко с медом, теплая ванна и крепкий сон до вечера. А вечером… Вечером я наконец-то наберусь смелости и приглашу Лидку в кино. В кино ли, в ресторан ли, неважно, главное – попробовать. Попытка – не пытка, а откажет, ну *** с ней – попью пива с Лёхой.

***

Мои приятные размышления прервал резкий голос вахтера Жоры:

- Резвей, еще раз что-нибудь подобное скажешь, я тебя удавлю. Понял? Скажи спасибо, что нетверезый ты был, видимо на пьяную голову совсем страх потерял.

Сердце застучало сильнее, прошиб пот. Вот они, последствия. Хочется ответить достойно, но здесь наглым быть опасно, можно и по шее получить. Можно… И тут я понял что получить по шее я не боюсь. Наоборот, хочется довести этого имбецила с амбициями Жору, да так, чтобы он кинулся с кулаками. А там… А там посмотрим по ситуации.

- А с чего ты решил, что я нетрезв был, Жорик? С банки пива еще никто не пьянел. Расскажи мне лучше, как ты меня удавишь, когда я тебя на хрен пошлю? Будешь ли ты использовать для этих целей бельевую веревку? Или обойдешься гитарной струной? А, извини, ты же слишком туп, чтобы удавить меня так сложно. Скорее всего ты удавишь меня простейшим способом, а именно – руками, путем сдавления моей шеи пальцами, вследствие чего я прекращу жизнедеятельность от механической асфиксии. Да?
- Да я… я тебя собственными руками закопаю! – оторопевший Жора прохрипел это так, словно уже не он, а его кто-то пытался задушить.
- Бля, Жорик, ну ты определись уже, удавить или закопать ты меня хочешь?

Ответом было молчание. Жорик насупился. А хули. Его бы уволили за избиение сотрудника фирмы, это понял я, и изначально знал сам Жорик. Все его угрозы были бравадой. Выходя из офиса, я чувствовал на себе угрюмый взгляд Жоры. Да, не хотелось бы мне встретить Жору вне стен офиса.

Что ни говори, а сегодня заложен первый кирпич моей крепости. Крепости, которая символизирует мои новые отношения с миром.

Кирпич второй


- Лопата! Более десятка ошибок, и это на первом-то этапе! – Лёха, казалось, взволнован и обеспокоен после моего рассказа о второй половине дня. – Тяжелый случай!

Лидке позвонить я так и не решился. Хотя после горячего чая с лимоном, засыпая под теплым верблюжьим одеялом, присланным ташкентскими родственниками, я мечтал поскорее проснуться, чтобы позвонить ей. Проснулся я в десятом часу вечера, а звонить так поздно не позволяло воспитание.

Ох уж это воспитание! Эти рефлексы и привычки, заложенные заботливыми родителями и доведенные до автоматизма! Е-мое, знали ли вы, мои милые папа с мамой, к чему приведут эти вечные нравоучения? Знали ли вы, насколько прочно они осядут в моей голове, принося мне сплошные унижения и оскорбления? Империя зла - СССР - воспитала прекрасное поколение – романтичные, умные и добрейшие натуры. Вот только им никогда не выжить в этом мире.

- Ты пойми, чудила, я тебе не мессия и не добрый дядя Степа, который пришел и решил все твои проблемы. Я лишь рассуждаю, а все мои рассуждения по умолчанию спорны и уместны лишь в какой-то данной конкретной ситуации. – Продолжал Лёха лекцию. – Твоя задача уловить суть, принять ее за основу для линии поведения и претворить в жизнь. Понял?
- Понял.

Кое-что я усвоил четко. Жизнь наша – это череда маленьких и больших стимулов, между которыми – путь. Путь к цели. Есть цель. Есть стимул добиться цели. Простой пример: я лежу и смотрю телевизор. Тут мне захотелось поссать. Поссать – это стимул. Это ниибацца какой стимул, особенно после трех-четырех бутылок пива. Так вот, чтобы добиться цели (получить удовольствие от опорожнения мочевого пузыря), мне надо встать с дивана и пройти в туалет. То есть имеем цель (поссать), стимул (чтобы больше ссать не хотелось) и план выполнения задачи (встать и дойти до сортира). И если стимул перевешивает лень и неохоту, то мы движемся к цели. Поэтому очень важно ставить перед собой хорошие стимулы и реальные цели.

- Молодец. Давай рассмотрим твои ошибки.

Когда я не решился позвонить Лиде, я позвонил Лёхе. Он сразу ответил и радостно завопил «Му-жи-ик!». После стандартного «Как дела? – Все нормально!» договорились встретиться в «Кирпичах» - маленьком пивном баре около моего дома.

Как же я удивился, когда из подъехавшего джипа «Фольксваген Туарег» вылез улыбающийся Лёха. Я еще раз убедился в ложности стереотипов. Я-то думал, что это какой-то работяга-обыватель, с бодуна решивший меня угостить пивом. Хуй там. На «Туарегах» работяги не ездят.

- Итак, ошибка первая, которую ты и так, наверное, сам осознал. Ты позволил себе иметь легко выявляемое слабое место – появился в офисе с запахом перегара. Никогда не позволяй другим выявлять свои слабости! Ахиллес знаешь как погиб? Во! Так и здесь – ты неуязвим, пока кажешься неуязвимым!
- Угу, - хмуро согласился я. Никому не приятно, когда его тыкают мордой в свои ошибки.
- Че угу-то? Я серьезно. Ошибка вторая. Ты же слышал, что охранник орет тебе вслед что-то нелицеприятное? Последнее слово должно всегда оставаться за тобой. Ошибка была в том, что ты не вернулся.
- Ну вернулся бы я, и чо?
- В том-то и дело все, Серега! Человек, убежденный в том, что ты не ответишь, будет тебе вслед говорить все что угодно. И чисто психологически победа будет за ним! Это же фирменный прием толстых теток с рынка – вы будете орать друг другу в лицо гадости, но когда ты посчитаешь, что дальнейшие препирания бессмысленны, и развернешься, чтобы уйти, то услышишь вслед что-то типа «А! Хлюпик! Ебала я в рот тебя и твою маму!». А ты, хуяк! И вернулся! И в лицо ей: «Че, ты, там, сука, вякнула?».

Лёха так здорово изобразил базарных теток, что я рассмеялся.

- Во. А пока она будет удивлена оригинальным развитием событий, ты, весь из себя гордый и красивый, спокойно съебываешь с места перебранки. Хотя… Мой тебе совет – с базарными бабами пока не пикируйся. Это шестой уровень, а ты и на первый пока не тянешь. Ясно?
- Почти. А че эт за напасть такая – уровни? Первый там, шестой?
- Да это я так, к слову. Просто представь, что нулевой уровень наглости, уверенности в себе и подвешенности языка – это ты, а бабки с колхозного рынка – это шестой.

Пиво «Тинькофф» пилось очень легко. Я и не заметил, как официантка принесла уже по четвертой бутылке.

- Какие еще ошибки я допустил? – спросил я.

Жизнь стала казаться какой-то квестовой игрой, где очень важно без ошибок пройти уровень, поступая правильно.

- А жизнь и есть игра, Резвей, – улыбнулся Лёха.
- Не понял. Я что, думал вслух?
- Да не, - смутился он, - у тебя просто все твои мысли по глазам читаются. Да не грузись, все нормально, просто алкоголь расширяет сознание, и чтение мыслей нетрезвого человека становится простой задачей уже для третьего уровня. Ха-ха! Повелся? Гонево это все, Серега, го-не-во! Невозможно прочитать мысли, можно лишь просчитать вероятность событий. Поверь мне, у выпившего человека не более десятка желаний, и мысли, соответственно, текут в том же ключе. И сейчас мы думаем об одном и том же, да? Че, по бабам?
- А есть? – с надеждой спросил я.
- Бабы всегда есть. Не бывает такого, чтобы их не было. В сауну поедем.

***

- Здорово, отец! Свободно че-нибудь? – гаркнул Лёха.

«Отец», пожилой мужик с изборожденными морщинами лицом, сидел на лавочке у сауны «Ихтиандр» и с превеликим удовольствием курил папиросу. Глубоко затянувшись, он благоговейно замер, а потом, выпуская клубы дыма, сообщил:

- Кажись «люкс» свободен.
- Спасибо, отец. А невесты на выданье есть?
- Не, невест нет. Проститутки есть.
- Добре!

Удовлетворенный полученной информацией, Лёха зашел в сауну. Я последовал за ним.

В приемной за баром стояла симпатичная девчонка, которой я дал бы лет восемнадцать, если бы не её глаза. Глаза у нее пронзительные, и в то же время, настолько блядские, что казалось нет в мире грехов, не виданных ими. На бейдже написано «Мария», и это имя офигительно подходило к её славянскому облику – синие глаза, светлые волосы, высокая упругая грудь и рост под метр восемьдесят. Увидев нас, Мария заученно улыбнулась, поприветствовала нас и спросила, может ли она нам чем помочь.

- Машенька, конечно можешь! – ласково сказал Лёха. – Давай-ка нам «люкс» на пару часов и пару девочек. Только пришли самых лучших, ладно?
- «Люкс» хоть сейчас, а девчата освободятся только через полчаса. Сейчас все работают.
- А ты не работаешь? – спросил я.
- У вас денег не хватит, - засмеялась Мария.
- Ладно, - произнес Лёха, - тогда как кто освободится, сразу к нам присылай.

Сняли «люкс», разделись, взяли простыни и сланцы и двинули в сауну. Большой деревянный стол в холле окружали такие же деревянные скамейки, в углу – телевизор и караоке. На столе – холодные бутылки с пивом, вареные раки, сухарики, орешки и сушеные кальмары, а также гигантская пепельница. Прямо по центру – небольшой бассейн с, как позже выяснилось, ледяной водой. В холле – еще четыре двери: комната отдыха, она же комната для сексуальных утех; массажная комната; туалет и, наконец, парилка.

- Резвей, ты как хочешь, а я сначала попарюсь. Спиртное до парной – смерти подобно.
- Ну и я, как ты.

После парилки сели за стол. Открытое пиво зашипело, а пена попыталась вырваться на свободу. Почти успешно.

- Короче, переходим к третьей ошибке. К крику прибегай лишь в исключительных случаях. Ничто так не давит на оппонента, как тихий спокойный и уверенный голос. Заорав на этого… Иванченко?
- Панченко.
- Ага, так вот, ты, заорав на Панченко, изначально поставил себя в заведомо проигрышное положение. К крику прибегают те, кто неуверен в собственной правоте, те, кто считает, что криком можно подавить противника. Суть в том, что тот, кто кричит, тратит силы на крик, а не на размышления над ответами. Поэтому в споре побеждает не тот, кто эмоции тратит на повышение громкости голоса, а тот, кто логично и обоснованно высказывает свою точку зрения на вопрос. Понял?

Я понял. Кивнув, я решился задать ему вопрос, который последнее время не давал мне покоя.

- Слушай, Лёха, а зачем оно тебе нужно? Благотворительность?

Лёха пожал плечами и ответил:

- Знаешь, Серый, придет время, и ты сам все поймешь. А в том, что оно придет, я теперь не сомневаюсь.

В дверь тихо постучали. «Войдите!» - заорал Лёха. Дверь приоткрылась, а из-за нее появилась очаровательная мордашка.

- К вам можно?
- Нужно! – крикнули мы хором.

Девчонки закрыли дверь на щеколду и подошли к нам. Красивые, блин. Не Фрайбергер, конечно, но под пиво – очень даже сойдет.

- Лика! Оксана! – представились они и сели за стол.

Кто сказал, что шлюхи все страшные? Те две, что зашли к нам, явно не из этой категории. Классический вариант: грудастая и жопастая брюнетка, и стройная и высокая, но плоскогрудая блондинка. Весело сверкающие глаза и искренние улыбки, свежая чистая кожа и приятный запах – ё-моё, это что за? Никогда не думал, что нынешние шлюхи – это такие вот ухоженные и веселые молодые девчонки.

- Серега, остальные ошибки выявляй сам! А на сегодня урок окончен, баста!

Последние слова Лёха произнес, когда он схватив Оксанку, потащил ее в комнату отдыха.

Лика взяла сигарету, я поднес зажигалку, Лика затянулась. Потом она широко расставила ноги, поставив одну из них на лавочку, моментально приковав мой взгляд к своей промежности и заговорщицки спросила:

- Ну что, пиво будем пить или трахаться?

Вот это меня и поразило! В мое студенческое время шлюхи как могли, тянули время, рассказывая анекдоты или слезливые истории, лишь бы оттянуть момент коитуса. Теперь же сервис улучшился во всем, даже в этом крайне небогоугодном деле.

- Трахаться! – с энтузиазмом ответил я, стягивая с тела простыню.

Из комнаты отдыха стали доносились охи-вздохи и всхлипывания Оксаны. Мы с Ликой тоже не стали терять время.

А что вы думали? Для мужчины секс с красивой девушкой во все времена служил четким критерием успешности. Пусть даже и такой суррогатный.

Постройка моей личной крепости из теории плавно перетекала в практику. Первый кирпич оказался с браком и выкинут на свалку. На его место встал первый стройный ряд новых кирпичей, закаленных пламенем разбора ошибок и уверенности в собственной правоте.

Кирпич третий


Домой приехал вымотанный, под утро. Потом долго не мог уснуть, анализируя прошедший день. Да уж, денек выдался нелегкий! Поворочавшись в постели еще минут двадцать, я понял, что сон не придет. Холодный душ и легкий завтрак помогли восстановить силы. Прямо в трусах, замотавшись в плед, я вышел на балкон, свежий утренний морозный воздух вдарил в голову, а кожа покрылась мурашками. Холодно! Взял с собой горячий черный кофе, сигареты и лист бумаги с ручкой.

- Вжих! Вжих! – Дворники метлами сгоняли с улицы опавшие листья.

Листья разочарованно разлетались и падали на асфальт, недовольно шурша. Машин пока мало, и воздух кристально чист. Внизу у беседки, обнявшись, стоит молодая пара. Уже с час наверное, прощаются, а расстаться не могут. Мне бы так… Ладно, все будет, главное с намеченного пути не сбиться.

Итак, что мы имеем? Цель-минимум: добиться уважения и авторитета на работе, охмурить Лидку, подняться как можно выше по карьерной лестнице, заработать много денег. Цель-максимум: сделать мир лучше. А между минимумом и максимумом еще сотни и тысячи мелких целей и задач, призванных привести меня к главной цели.

Много-много целей-кирпичей. Каждый Поступок, каждое Слово – это кирпич. А вот что строить из кирпичей – высокую и прочную крепость для защиты себя и близких или ступеньки лестницы к высокой цели – вот это и предстоит решить. Хочется, ох как хочется, чтобы моя страна, моя Родина жила лучше.

Наверное каждому из нас хотелось бы ликвидировать преступность и коррупцию. Воздать должное врачам и учителям, сделав их зарплату такой, чтобы у них и мыслей не возникало зарабатывать другими способами. Восстановить армию да создать достойные условия жизни пенсионерам. Короче, построить рай на Земле. В общем, нормальная мечта нормального человека. Хотя нет, какая это мечта. К мечте человек стремится, а о том, что я сейчас перечислил, говорят такие как я, рефлексирующие интеллигенты да работяги за бутылкой водки. Правда, первые говорят об этом трагично, вопрошающе, а вторые – со злостью и недоумением. Факт в том, что ни те, ни те ничего для этого не делают.

Вот только, о каком рае может идти речь, когда у самого куча проблем? И не добиться максимальных целей без достижения маленьких целей.

А потому, рай начнем строить в отдельно взятой квартире. А еще лучше, начну с самого себя.

***

- Люди большое значение придают твоему внешнему облику, голосу, поведению, осанке. Так что Серега, советую сменить эти китайские шмотки на что-то другое. Девушки обращают внимание на такие мелочи, на которые ты уже давно *** забил. Взгляни на свою обувь – грязная, нечищеная, с комками налипшей грязи.

Лил дождь, под давлением встречного воздуха капли на лобовом стекле текли горизонтально, ровно до тех пор, пока ленивые «дворники» не смахивали их с глаз долой. Мимо проносились зазывные неоновые вывески.

Пьяный Лёха решил подвезти меня от сауны до дома. В дороге он времени не терял, и продолжил разбор полетов.

- Деньги-то есть?
- Ну, найдутся, работаю все-таки.
- Ну во, смени очки на линзы, купи новый прикид. Возьми что-нибудь неброское, но стильное, сам не сможешь – продавцы бутика помогут, подберут под тебя. И это, поработай над осанкой, а то у тебя вид какой-то забитый: согбенные плечи, низко опущенная голова, вечно руки в карманах. Ну-ка, расправь плечи так сильно, как сможешь, чтобы лопатки соединились. Во! Подними голову. Да не, не запрокидывай ее, просто держи ровно. Э-эй! Плечи верни в исходное положение! Во! Так и ходи. И постоянно себя контролируй. Пару дней так походишь, потом так привыкнешь, что для тебя это станет естественным.
Ты пойми простую теорию: успешный человек двигается и ведет себя так, что у него и осанка прямая, и походка уверенная, на роже – лыба во все зубы, и голос властный. Потому что у него – все заебись. Отсюда следствие: если будешь вести себя уверенно, ходить с прямой осанкой, с широкой улыбкой на лице, то твой организм сам начнет выработку гормонов счастья. А счастливому человеку все дается легко. И у тебя тоже все будет заебись! Понял?
- Понял.
- Все, работай. Завтра я по делам улетаю, буду на следующей неделе. Бывай.

Домой я шел с твердым намерением следовать всем указаниям Лёхи.

***

Спина, не привыкшая к таким нагрузкам, уже болела, но я упрямо продолжал контролировать расправленные плечи и высоко поднятую голову. До выхода из дома на работу оставалось полчаса, когда в дверь долго и требовательно постучали. Вроде бы даже ногами.

На пороге стоял Василий – мой сосед справа. Жил Вася с женой Катериной. У них два несовершеннолетних сына – тезка мой, двенадцатилетний Сережка, и Петька – четырехлетний вечно ноющий карапуз. Вася всегда находился в состоянии холодной войны с супругой. Холодная война довольно часто, когда Вася в очередной раз приходил в хлам бухим, вспыхивала в бурные скандалы, с битьем посуды и ломанием мебели. В такие моменты я включал музыку погромче, чтобы не слышать всей той грязи, которой воинствующие стороны обильно поливали друг друга. Жутким фоном ругани обычно служил хор плачущих Сережки с Петькой.

- Сосед, одолжи стольник до получки.

Ох, Вася, Вася. Несколько раз в месяц сосед стабильно занимал у меня различные суммы денег. Как правило с целью догнаться, или, что случалось чаще, опохмелиться. Деньги он иногда отдавал, иногда нет. На мои жалкие просьбы отдать долг (а такое случалось лишь когда я сидел вообще на мели) Вася чаще всего отвечал, что денег нет, всю получку паскуда Катька забрала.

Паскуда Катька денег мне не давала, мотивируя это тем, что Вася занимал, Вася нехай и отдает. Если же Катерина находилась в особенно плохом настроении, она говорила «Ты, гад, бля, моего мужа спаиваешь, а я еще и денег тебя должна дать? Уйди с глаз моих, а то я за себя не отвечаю!». И самозабвенно трясла пудовыми кулаками. И я уходил, в очередной раз кляня себя за мягкотелость, с твердым желанием больше Васе денег не занимать.

Но Вася приходил снова, клялся и божился, что в последний раз, что деньги отдаст лично, с получки, с заначки, перезаймет, и вообще, отдаст с процентами. С бодуна че не наобещаешь, да? И я снова занимал.

Как-то я сидел на балконе, а внизу у гаражей бухали какие-то мужики. Одним из них был Вася. Когда у мужиков кончилось пойло, они снарядили экспедицию в поисках лавэ на продолжение банкета. Идти вызвался Вася, а составить ему компанию вызвался Кецарик – мелкий плюгавенький мужичок, напоминающий Шарикова из «Собачьего сердца». Как звали Кецарика, не помнил никто, даже Вася. Но собутыльником он считался душевным, и его часто угощали.

Под моей дверью они остановились, и я услышал громкий шепот.

- Кецарик, иди на пролет вниз, а то этот шпендик испугается, и денег не даст.
- А может он и так не даст?
- Да даст, *** ли, он всегда дает. Просить надо уметь.

Прошло минут десять (видимо Вася ждал, пока Кецарик скроется из виду), потом Вася позвонил. Я открыл дверь и увидел Васю, напустившего на лицо скорбное выражение. Несмотря на то, что я от и до слышал его разговор с Кецариком, мне стало казаться, что у Васи действительно случилось горе.

- Серега, брат, выручай! У Петьки Полкан под машину попал, надо срочно операцию делать! Иначе все, кранты собачке.

Гордым прозвищем Полкан звали миниатюрную вредную собачку невнятной породы. Полкан этот вечно облаивал меня, норовя цапнуть за ногу, а когда раз в день его отпускали на выгул, он в нетерпении зачастую не дожидался улицы, и опорожнялся прямо на мою дверь.

И я занял. Занял, просто потому что боялся конфликтов, боялся обидеть человека, мне проще и удобнее было дать Васе желаемое, чем просто сказать «нет» и захлопнуть дверь.

И вот все повторяется. Снова скорбь на Васином лице, недельная щетина, слипшиеся мутные глаза, выпяченная нижняя губа и перезрелый перегар. Правая рука согнута, а ладонь повернута вверх – поза просящего милостыню. Васю шатает. В общем, Вася все тот же. Но я-то – уже нет!

- Вася, ты долг принес?
- Ы-м? Какой долг?
- Короче, Василий, ты мне уже должен больше 3 тысяч. Когда отдашь, тогда и поговорим.

Я захлопнул дверь перед охуевшим Васиным лицом. Почти ликуя, но все еще недовольный собой. Все-таки надо было этого синяка на фиг послать. А что? Еще не поздно! Я открыл дверь, Вася все так же стоял, но при виде меня его лицо расплылось в улыбке. Наверное этот идиот решил, что я одумался, и возжелал занять Васе стольник.

- Серега, друг, брат, займи, выручи по-соседски, - заканючил он. – Стольник всего-то!
- Знаешь чё, Вася? А не пошел бы ты на ***?
- Чего?
- Ага, на ***. А если твоя вонючая псина, пожирающая собственное дерьмо, еще раз обоссыт мне дверь – я ее удавлю. А ты тут все на площадке отмоешь. Понял?

Вот теперь можно захлопнуть дверь. Что я и не преминул сделать. Вид шокированной Васиной рожи стал для меня лучшей наградой.

Начинался новый день, впереди много целей, которых надо добиться, и задач, которые надо решить. Я не спал всю ночь, но ощущал такую легкость и бодрость, что все казалось выполнимым. Жизнь перестала для меня быть серой и однообразной, на войне скучно не бывает.

Кирпич четвертый


Я вышел из квартиры, захлопнул дверь. Тихо. Где-то внизу слышится мерный храп. Оп-па! Так я думал – этажом ниже на площадке спит Вася собственной персоной. Из открытого рта натекло уже ведро слюней. Штаны в области паха подозрительно темнеют – никак обмочился Васютка. И вот с этим уебком я не хотел ссориться?

Я осторожно, стараясь не задеть тело, перешагнул Васю, и уже совсем было выкинул его из головы, как он ухватил меня за ногу. Я слегка напрягся. Повернул голову и спросил:

- Чё?
- Серега, Христом Богом прошу, не пьянки ради, а здоровья для! – прохрипел Вася.
- Бог подаст. Ногу отпусти.

Вася обессилено откинулся, но рукой продолжал цепляться за штанину. Я выдернул ногу из цепких лап соседа и побежал вниз.

Вот это уже здорово. Раньше я долго объяснял Васе, почему я не могу занять, докладывал ему о своих покупках и тратах – происшедших и планируемых, а потом все равно занимал. Потому что Вася просто тупо кивал головой, стараясь показать, что да, конечно, Сережа, я тебя понимаю, вхожу в положение, но денег дай. И тупо клянчил, игнорируя все мои объяснения.

А как же все проще на самом деле! Еще тогда в «Кирпичах», когда мы пили пиво с Лёхой, он мне об этом рассказывал, но тогда для меня актуальнее были офисные отношения, и я большего значения этим советам не придал. «Нет!». Одно слово. Или три – «Нет и точка!».

А еще круче, без восклицательных знаков. Спокойно, твердо и без эмоций. А самое главное – без малейших раздумий и колебаний. Увидят, что вроде бы сомневаешься – все, суши весла. Так что - «Нет». А когда обессиленный заемщик спросит «Ну почему нет?», вариант ответа меняется на «Просто нет». Не надо говорить «Не могу» или «Не хочу». Эти слова обязательно повлекут за собой вопросы, на которые однозначным «нет» уже не ответишь.

В будущем теперь это уже я буду тупо, даже не пытаясь придать лицу и голосу выражение сочувствия, говорить «Нет». Я не буду объяснять, почему «нет». Просто «нет» и все. А Вася или Панченко, за месяц работы уже успевший у меня взять в долг, после пары таких отказов обращаться сами перестанут.

И это касается не только тех случаев, когда у меня хотят занять. Это касается всех случаев, когда меня хотят поиметь. Использовать меня. Поуправлять мною. Ага. Теперь хрен вам, мои маленькие любители поюзать Резвея!

***

Так, сегодня пятница, 15 октября. До вечера я на работе, значит покупку новых шмоток придется отложить на завтра. Кое-какие деньги у меня на счету накопились, все-таки живу я один и больших расходов у меня нет.

Жаль что машиной еще не обзавелся. Позволить себе купить какую-нибудь подержанную иномарку я могу, но прав нет, да и ездить не умею. В общем, еще две задачи на этот год: научиться водить машину и получить права.

В метро, как всегда в будние утренние часы, столпотворение. Бегом спустился по эскалатору, двинул в другой конец перрона – оттуда потом ближе будет к выходу. Кое-где на лавочках спали бомжи. Уверен, когда-то в свое время они не смогли чему-то или кому-то сказать «нет».

У перрона поезд ждал в основном средний класс и пролетариат. Кое-где в толпе ожидающих вкраплениями стояли агрессивные бабки. Сонно зевая, переминались с ноги на ногу студенты. Либо на зачет, либо ботаники. Нормальные студенты обычно на первые пары забивают. Или уже не забивают?

Подъехал поезд, раскрылись двери и все ломанулись в вагон. Распихивая всех локтями и наступая всем на ноги, бабки пошли на штурм. Некоторые совсем уж слабые бабки, натыкаясь на широкие спины и плечи рабочего класса отскакивали, как от мячики от стенки. К счастью, в процессе расталкивания бабкам помогали здоровенные сумки с не пойми чем.

Я не успел и глазом моргнуть, как все бабки оказались внутри вагона, двери захлопнулись, а я и еще пара хилых студентов осталась на перроне. Епрст! Пора позаботиться и о собственном физическом развитии.

***

На вахте сегодня Николаич, Жорик отдыхает. Николаич, в принципе, неплохой мужик, правда всегда угрюмый и молчаливый. На приветствия он обычно бурчал что-то в ответ, а когда с ним здоровался я, он вообще не считал меня достойным ответа и гордо молчал. Оживал он лишь при виде генерального, вскакивал с места и громко, с показным уважением здоровался.

- Здравствуйте, Игорь Николаевич, - поздоровался я с ним. – Как жизнь?

Николаич кивнул, показывая что жизнь мол в порядке, не мне Резвею ему такие вопросы задавать. Ёлы-палы! Синдром вахтера в действии. Власть у человека настолько маленькая, вернее узкоспециализированная, власть пропустить или не пропустить, что показать ее надо так, чтобы всем стало ясно, кто тут главный. И понты, соответственно, как у обкурившейся макаки.

И вот сидит это чудо в перьях, в сорок лет не нашедшее достаточно мозгов или сил устроиться на другую работу, и строит из себя пуп земли. Он даже не смотрит на меня.

- Николаич, да вы онемели никак? – с почти искренним удивлением спросил я. – То-то я думаю, что-то наш Николаич в последнее время не такой как всегда. На входящих внимания не обращает, не говорит ни с кем, мычит только. Да тебе, дед, лечиться надо – тишина, покой. А генеральный знает, что болеешь ты? Больным не место в нашей компании! Сегодня же поставлю шефа в известность!

Николаич ошеломленно посмотрел на меня. Вид у него такой, словно он только что лично узрел превращение хомячка в медведя. Ответа дожидаться я не стал, и сразу пошел к Степанычу. Вчерашнее недоразумение надо устранить.

***

- Понятно, Сергей, – сказал Степаныч, потом нажал какую-то кнопку на телефонном аппарате. – Фрайбергер, ко мне, срочно.

Вчера я по-джентльменски выручил симпатичную мне девчонку, потерял по этой глупости квартальный бонус. Хорошие деньги, между прочим. Мой поступок не оценили и восприняли как слабость. Более того, восприняли как призыв не стесняться и иметь Резвея всем и чаще.

Пришлось исправляться. Я спокойно и уверенно рассказал Степанычу истинную причину задержки проекта, что, как ни странно, его не удивило. Умудренный опытом мужик. Интересно, сколько таких человек сидело у него в кабинете и без зазрения совести подло сливали компромат на своих коллег? Ну, в моем случае это не подлость, а восстановление справедливости.

В дверь коротко постучали, потом дверь открылась, и на пороге появилась серьезная Лидка. Юбка едва прикрывает роскошные бедра. Высокая грудь мерно колышется, светлые волосы собраны. Красивая, че уж там спорить. Степаныч, похоже, был такого же мнения, и с жадностью рассматривал Лидку.

Улыбка сползла с ее прелестного личика, а брови удивленно вскинулись вверх, когда Лидка увидела меня.

- Михаил Степанович, вызывали? - севшим голосом спросила Фрайбергер.
- Да, Лидия, садись. – сухо сказал Степаныч. - Ты не хочешь внести кое-какие изменения в версию о причинах задержки проекта?

Лидка кинула на меня быстрый досадливый взгляд, и села как прилежная ученица – ноги вместе, руки на коленях. Лишь впившиеся в ладони ногти выдавали ее волнение.

- Хочу. – вздохнула Лида. - Выполнение проекта задержано по моей вине. Резвей свою часть работы выполнил вовремя.
- Тогда будет справедливым снять штрафные санкции с Сергея и лишить бонуса тебя?
- Да, это будет справедливо.
- Хорошо. Заканчивайте проект.

Степаныч откинулся в кресле, показывая, что разговор окончен. Когда мы подходили к двери, сзади раздался голос Степаныча:

- А вы хорошо смотритесь вместе, ребята.

Лидка фыркнула, а я, обернувшись увидел на лице замдиректора лукавую улыбку. По пути я попытался утешить Лидку:

- Да ладно, Лид, купишь себе на пару губных помад меньше, делов-то!

Лидка остановилась, потемневшими изумрудными глазами посмотрела на меня и сказала:

- Да па-ашо-ол ты-ы!

И побежала. Смешное это зрелище, девчонки вообще хреново бегают, а уж на каблуках…

***

В пятницу работать никому не хотелось. В моем отделе царило оживление – впереди насыщенный пятничный вечер и два выходных дня. По традиции, в пятничный вечер пьянствовать начинали в офисе. Раньше я в таких пьянках участвовал всего раз пять, потому что приглашали меня, когда денег не хватало. Я не отказывался и оставался, предпочитая дружеской беседе молча пить водку.

День прошел почти спокойно.

Правда, у Панченко заметно испортилась координация движений. Проще говоря, он с завидной стабильностью падал. Вроде идет себе человек, и вдруг на ровном месте спотыкается. Падая, он каждый раз извинялся.

Причина его падений объяснялась просто – он умудрялся натыкаться на неожиданно выставленные ноги коллег. Со стороны выглядело все довольно мирно – идет Панченко мимо Гараяна. Гараян сосредоточенно глядит в монитор, раздевая в стрип-покере красивых дэушэк. Потом Гараян зевает, потягивается, его вытянутые ноги неожиданно оказываются перед Панченко. Панченко падает. Никто не смеется, все сочувственно интересуются, не больно ли ушибся Костик, как же его угораздило в пятый раз да на том же месте, и, вообще, не пора ли Костику менять работу, раз на него так плохо атмосферные изменения влияют?

Панченко кряхтел, отряхивался и сообщал, что с ним все в порядке, а атмосферные изменения ему вообще побоку. И вообще, он, Панченко, не улавливает связи между атмосферными изменениями и работой.

Это продолжалось до тех пор, пока Костик, неся бокал с кофе, не кувыркнулся в очередной раз, расплескав все на Бородаенко. Саня взревел, как раненый слон, и начал материться. Костя Панченко узнал много новых слов. А потом пошел застирывать рубашку Бородаенко.

Когда же он вернулся, то скринсейвером у него служила фотография здоровенного негритянского мужского достоинства. А еще кто-то поставил пароль на его компьютер.

Учитывая, что вчера Лидка напрочь зарезала Костино маркетинговое исследование, доходчиво объяснив, что первоклашки сделали бы лучше, чем он, Панченко впал в депрессию и отчаяние. Потому что на переработку отчета сроку у него - до вечера.

- Ребята, скажите пароль! – жалобно просил он.
- Слушай, не компостируй тут всем мозги, дался нам твой компьютер? Забыл небось свой пароль, а теперь ищет причину, чтобы не работать, - презрительно сказал Саня.
- Да, Костя, помолчи, работать не даешь, с мысли сбиваешь, - сказал Гараян, сосредоточенно жуя бутерброд.

Зараза-Лидка делала большие глаза и показывала Панченко два жеста: стучала указательным пальцем по своим часам, потом проводила оттопыренным большим пальцем по горлу.

Остаток дня Костя передвигался как слепой сапер на минном поле темной ночью. Ходил он осторожно, смотрел в пол и широко расставлял руки, как бы ограждая себя от нечистой силы. Потом он ушел к дизайнерам, которые милостиво выделили ему один компьютер.

А вечером Панченко, тихо ликуя, принес отчет и привел с собой трех девчонок с дизайнерского.

- Ребята, девчонки с нами хотят пива попить! – радостно сказал он. – Вы не против?
- Мы? – уточнил Макс Кравцов, наш иллюстратор. – Нет, Костик, мы только за. Особенно учитывая то, что сегодня ты всех угощаешь. Вы как, ребята?
- Да, Панченко, раскошеливайся! Сам с первой зарплаты обещал! – напомнил я.
- Не жмись, салага, - покровительственно вещал Бородаенко. – Мы жадных не любим.
- Да, Костя, жадным быть плохо, - подтвердил Левон Гараян, - организм слабеет, зрение портится, координация движений нарушается.

Костя помялся, но терять лицо перед девушками ему не хотелось. Тем более, все сказано однозначно и предельно ясно.

- Да я че, я не отказываюсь. – промямлил Панченко. - Что брать-то?

Оживившись, народ начал перечислять необходимое для скромной офисной пьянки, а Костя, высунув язык, записывал.

Я же думал, что за эти два дня вроде бы нифига не изменилось, но почему с совсем другим настроением и надеждами я отношусь к предстоящей вечеринке?

Да потому, что хоть построенная кирпичная стенка совсем невысокая, но даже с этим можно смело смотреть в будущее.

Часть 2

Кирпич пятый


За выходные успел полностью сменить одежду. Купил хорошие часы вместо старых. Насчет часов даже не задумывался, брать или нет, китайские электронные часы совсем не смотрятся с костюмом за девять сотен долларов.

В каком-то безумно дорогом салоне коротко постригся, в парфюмерном бутике купил модную туалетную воду. На этом мои фантазии по поводу смены облика исчерпались.

Последние дни дали много пищи для размышлений. Но размышлять, анализировать и планировать желания не было, так что я просто набрал в видеопрокате кассет и провел остаток выходных у телевизора. Угрызения совести по поводу того, что я ничего не делаю, гасились твердым желанием начать с понедельника новую жизнь.

Новая жизнь подразумевала ранний подъём, бег и контрастный душ по утрам, тренажерный зал и бассейн, автошколу и курсы английского языка. В отношениях с окружающими – четкая установка на «не дать себя в обиду», при этом подчеркнутая вежливость и доброжелательность. С последним-то проблем не будет, это уже в крови, а вот не давать себя в обиду, над этим еще работать и работать.

В воскресенье вечером собрал старые шмотки, закинул их в мешок и понес на мусорку.

На выходе критически оглядел свою обшарпанную входную дверь, мимолетно отметил, что давно пора сделать дома ремонт, а то даже привести кого-то к себе стыдно.

В подъезде нашем грязно. Исписанные стены, потолок в черных пятнах с уродливо загнутыми прилипшими обгоревшими спичками, в углу стыдливо темнеет какая-то лужа. Пахнет мочой. Жильцы перестали следить за чистотой и порядком после неудавшейся акции с заменой подъездной двери на металлическую с кодовым замком.

Местные хулиганы успешно замок поломали, а на самой двери написали потрясающую глубоко вложенным смыслом фразу «Хуй вам!». Это значило, ставьте замки – не ставьте, убирайтесь в подъезде – не убирайтесь, все равно будет по-нашему.

Мысль успешно воплощал в жизнь спавший на нижней площадке бомж. В прошлой жизни этот уважаемый человек точно был человеком интеллигентным: лег он так, чтобы никому не загораживать проход, а под головой у него синела обложка томика Булгакова.

Спускаясь, встретил Васю. Он сделал вид, что не заметил меня, и попытался прошмыгнуть мимо.

- Василий, тебя здороваться не учили?
- Ну, здорово, сосед, - недружелюбно ответил Вася. – Куда направляешься?
- Мусор выкидывать, - сказал я, приоткрыв мешок.
- Сосед, ты что, совсем? – удивленно спросил Вася, заглянув внутрь. - Вещи то новые совсем, а ты выкидывать.
- А че с ними делать? Я их носить не буду.
- Ну, мне отдай!
- Забирай, - с радостью согласился я.

До мусорки далековато, а предложение Васи упростило задачу и сэкономило время.

- С обновкой что ли, сосед? – не удержался я.

Вася как-то косо посмотрел на меня, хотел что-то ответить, но сдержался. Взвалил мешок на плечи, сухо попрощался и пошел к себе.

***

В шесть утра я проснулся от неприятного попискиванья будильника. Вставать не хотелось. Кругом – темень, а в комнате – жестокий колотун. Отопления пока не дали.

Поеживаясь от холода, я сел.

В голову пришла спасительная мысль, что можно поспать еще полчаса, полутора часов на все хватит. В темноте нашарил будильник, с ненавистью выключил, перезавел его на полчаса вперед и снова включил. Потом со спокойной душой отрубился.

В полседьмого вновь в мой сон ворвался писк. На этот раз я уже решил было вставать, но тут услышал, что за окном льет дождь. «Ё-моё, да кто же в дождь бегает-то?», - подумал я, и ни капли не сомневаясь в верности решения, вновь перевел будильник на семь часов. «Ограничусь на сегодня душем», - подумал я.

К моему удивлению, в семь утра будильник не зазвонил. Он вообще не включился, потому что я его выключил в предыдущее просыпание. А проснулся я от стука за окном. Какая-то ворона упорно долбила мой карниз.

- Червей там нет, - лениво сказал я вороне и офигел.

На часах без пятнадцати девять. О, нет! На девять утра назначена планерка с генеральным во главе. Очень быстро вскочил, наспех почистил зубы и умылся, оделся в новый костюм и бегом на улицу. Так торопился, что даже забыл про новый парфюм. И лишь на улице вспомнил, что оставил дома папку с документами.

Пришлось вернуться. Пользуясь случаем, опрыскал себя туалетной водой и вновь, перескакивая через ступеньки, помчался вниз.

На улице я на секунду задумался, как добираться, на метро или на такси. Такси – это пробки, но гарантия того, что доеду я чистым и не мятым. Метро – быстрее, но ко всему это еще и давки, так что на работу могу явиться абсолютно непрезентабельным. Еще раз пожалел об отсутствии своей машины. И выбрал такси.

***

Таксист, усатый седой бывалый мужичок в лужковской кепке, ехал как образцовый водитель. Мечта и недостижимая цель преподавателей автошколы. Правила не нарушал, ехал не торопясь, бубнил себе под нос какие-то свои водительские байки. Лишь однажды встрепенулся, когда какой-то нахальный пацан на бэхе лихо нас подрезал.

- Что за времена настали, а? – сказал он, показывая глазами на лихача. – Никакого уважения, ни к своей жизни, ни к чужой.
- Да, - поддержал я его, - куда только гаишники смотрят?
- Да что те гаишники… Тьфу! – выразительно сплюнул таксист. – Им же наоборот на пользу такие горе-водители. Оштрафуют, да и отпустят с Богом! Хорошо, если оштрафуют…
- Вряд ли оштрафуют, – заметил я.
- А то. По-своему оштрафуют, по своему разумению, так сказать. Вон какие хари отъели, - кивнул он в сторону гибддшников. – Идет такой, пузо еле волочет.
- Ну, кушать, батя, всем хочется. Вот и крутится каждый как может. Эти могут так.
- Вон значит как ты считаешь… А я вот, милок, могу сейчас дать тебе монтировкой по башке и, значит, ограбить.

Я напрягся.

- Тоже кушать хочется, понимаешь? – продолжил таксист. – Да расслабься, ишь как вспотел сразу. Это я к примеру, так сказать.
- Пример некорректный, - облегченно сказал я.
- Это чем же некорректный-то пример? А? Они, гаишники твои, закон нарушают? Нарушают. Преступают, так сказать, закон-то. И я, вот если дам тебе по башке, да деньги отберу, тоже считай, нарушаю закон. Получается и я преступник, и они преступники. Только я предполагаю, а они, так сказать, претворяют в жизнь.
- В целом, логика верная, - сказал я, - но ведь гаишники никого не убивают.
- Ну, так и я не убиваю. Я же тебе монтировку покажу, ты мне сам деньги и отдашь. Да не волнуйся, - сказал он, кинув на меня взгляд. – Это ж я так, опять же ради примера.
- А если не отдам я сам? – возмутился я.
- А чего ж не отдашь-то, милок? Отдашь как миленький! Парень ты не боевой, это сразу в глаза бросается. Да и я не дурак, чтобы цеплять к тем, кто ответить может. Зачем мне проблемы лишние?

Минут пять ехали молча. Потом таксист прокашлялся, закурил папироску, затянулся и продолжил:

- А насчет того, что инспектора дорожные не убивают никого… Это, милок, еще как посмотреть. Сами-то они, руками своими, так сказать, может и не убивают никого. Но то, что своими действиями потакают нарушителям правил, это, значится так, факт.
- Это как?
- Уж поверь мне, милок, если правила нарушаются, то и аварии случаются. Сядет пьяный за руль, едет как умалишенный, на красный ли, на зеленый ли – ему фиолетово. Либо собьет кого, либо сам убьется, это как пить дать. А знал бы он, что за езду такую лихаческую права у него отберут – разве сел бы он пьяным за руль? И уж тем более, не гонял бы так, как это пацан на БМВ.

Остаток пути таксист молчал. Видимо, молчун по природе, он наговорился со мной на день вперед. Следующие пассажиры будут ехать в тишине.

***

На работу я опоздал почти на час. Как назло, на вахте сегодня сидит Жорик.

- Здорово!
- Здорово, Резвей. Опаздываем? – взглянув на часы, спросил Жора. – Так и запишем.
- Пиши-пиши. Планерка началась?
- А то! Уже час как началась, - нехорошо улыбнулся Жора. – Да ты не волнуйся, ты же у нас нынче борзый, тебе все с рук сойдет.

Препираться времени нет. Бегом поднялся к себе, снял пальто, схватил папку с планами и отчетами, перекрестился и рванул к генеральному.

В приемной сидела Маргаритка, секретарша шефа. Милая девушка, которая, наверное, единственная в офисе относилась ко мне по-человечески.

- Ой, Сережа, что же ты так опаздываешь? – защебетала Ритка. – Шеф сказал тебе домой звонить, я звоню – никто не берет. Звоню на сотовый, а тут ты сам объявляешься.
- Пробки, Ритуля, пробки, – успокаивая дыхание, ответил я. – Все там?
- Все! Без тебя начали.

Подошел к двери, отдышался, поправил галстук, и постучавшись, вошел.

- Здравствуйте, Станислав Евгеньевич! Прошу прощения за задержку.
- Сергей, здравствуй, - сухо сказал шеф.

Наш шеф, генеральный директор и учредитель фирмы, Станислав Евгеньевич Кацюба, на директора абсолютно не похож. Тем более, на директора рекламного агентства. Кацюба похож на борца, на штангиста, на братка, но не на директора рекламного агентства. Впечатление усиливали лысая бугристая голова и густые заросли бровей.

Он и был когда-то штангистом, наш Стас, как мы его за глаза называли. Штангистом успешным, победителем союзных чемпионатов. Но пришли новые времена, и Стас решил попробовать себя в бизнесе, что в принципе не удивительно. В девяностые многие пришли в бизнес. Не все смогли выжить, не все смогли пробиться. Стас смог.

Шеф обладает живым умом, рассудительностью, любовью ко всему новому. Выделенка у нас появилась одной из первых в городе, а сотовые телефоны были выданы сотрудникам, когда цены на них достигали заоблачных высот. Стас никогда не жалел денег на семинары, на наше обучение, на новейшую технику. Да и вообще, к нам шеф относился как к партнерам по команде, а не как к наемным сотрудникам.

Так что я удивился, когда он сказал:

- Сергей, думаю нужды в твоем присутствии на сегодня нет. По вашим проектам уже отчиталась Лидия Романовна. Ты можешь идти.

Фрайбергер победно улыбалась. Во рту у меня пересохло, но я нашел в себе силы попрощаться. Ни на кого не глядя, вышел из кабинета.

Понедельник, конечно, день тяжелый, но жизнь я сам себе осложнил, это факт.

Кирпич шестой


После того, как меня с позором попросили уйти с планерки, я с тяжелым камнем на сердце подходил к нашему кабинету. Ватные ноги, пересохшее горло, руки дрожат. Перед дверью выронил папку, и из нее посыпались отчеты и графики. Когда я аккуратно, стараясь не помять страницы, собирал все обратно в папку, услышал за дверью оживленный разговор. Обо мне.

Первая мысль - как ни в чем не бывало, войти в кабинет. Ведь подслушивать нехорошо. Нехорошо так же, как и читать чужие письма. Подло. Но потом стало любопытно. Никогда не помешает узнать истинное отношение окружающих к тебе. А потому, я очень тихо подкрался на корточках к двери и стал слушать. Пару выпавших страниц оставил на полу, на случай, если кто-то увидит меня в таком положении, будет возможность объяснить свое положение. За дверью слышался голос Панченко:

- … обнаглел он совсем! Заметили, как он разговаривает теперь? А ходит? Ходит, словно кол проглотил.
- Костя, ну зачем ты так, - перебил Панченко мягкий вкрадчивый голос Гараяна. - Все люди меняются, и Сергей не исключение.
- Да он же чмо, Левон, - поддержал Костю Саня Бородаенко. – Чмо, оно и в Африке чмо. Ты видел, как он оделся сегодня? Ну, когда перед планеркой забегал? Вырядился, как на свадьбу, лопух.

Я слушал, и чувствовал, как лицо заливает краской. Сердце сильно колотилось, и я боялся, что его стук услышат за дверью. Я старался успокоить дыхание, но ничего не получалось.

- Точно, Александр Витальевич! Еще и одеколоном набрызгался, несет он него как от парфюмерной фабрики, - с нескрываемой ненавистью в голосе сказал Панченко. – Он что, думает нарядился как клоун, духами побрызгался и крутой стал? Лох он, и относиться к нему надо как к лоху.
- Да может просто влюбился парень, - предположил Гараян. – Вспомни себя, Саша, когда ты за Маргаритой ухаживал. Я тебя тогда еще первый раз побритым увидел.
- Кстати, Саня, – встрепенулся Панченко, - так ты переспал с ней?
- Конечно, стажер. А хули ты думал? Что я как Резвей буду годами вокруг Лидки виться? Цветы, ресторан, пару раз переспал и ну ее нах, надоела она мне.
- Подонок ты, Саша, – радостно сказал Панченко.
- Да, стажер, я – такой! – удовлетворенно подтвердил Саня.

И все трое заржали.

- Помню как-то бухали мы… Где-то полгода назад, помните? Тебя, Панченко, тогда еще не было у нас, можешь не тужиться, не вспоминать. Ну, Резвей еще тогда был с нами, Левон, ты то должен помнить. Потом он упился в хлам, ползал вокруг Фрайбергер на коленях и шептал «Я люблю тебя, Лида!».

Радостный гогот ударил по ушам. Я помнил ту историю смутно, уже почти забыл, поскольку действительно выпил тогда сверхмеры.

- А Лидка че? – спросил Панченко.
- Лидка? Лидка сказала ему что-то типа, повторишь это, Резвей, когда будешь трезвей. Резвей стал рубаху на груди рвать, копытом бить, что типа трезвый он, как стеклышко, а потом проблевался, лошара, прямо ей под ноги… Короче, лох – это судьба… Ха-ха!

Я и не заметил, как сзади подошла вернувшаяся с планерки Лидка.

- Резвей, ты что тут делаешь?
- Я? - севшим голосом пробормотал я. - Ничего. Отдыхаю.

Я и забыл про выдуманную версию о подбирании выпавших отчетов. Лидка насмешливо посмотрела на меня и сказала:

- Ну, отдыхай, отдыхай. Пройти дай только.
- Проходи, - прошептал я, собрал выпавшие страницы и ничего не видя, двинулся по направлению к туалету.

Еле передвигая ноги, шел, шаркая как старик. Передвигался медленно. Из кабинета донесся строгий голос Лиды.

- Над чем веселитесь так, ребята? – строго спросила она. – Работы нет, что ли?
- Да, поведение Резвея в последнее время обсуждаем, Лидия Романовна! – сказал Панченко. – Кстати, а где он?
- Сидит под дверью, отдыхает, как он мне сам сказал. Судя по всему, заодно греет уши…

***

К счастью в туалете пусто. Дрожащими руками закурил сигарету, открыл окно.

«Я - чмо и лох, лох и чмо», - думал я. В голове звучала песня «Лох – это судьба».

Каких-то три дня назад я стоял здесь же, так же курил, но мысли были гораздо радужнее. Тогда мне казалось, что все будет просто. Изменить линию поведения, имидж и все сразу станет хорошо. Как в сказке. Хрен там.

Из всего подслушанного разговора коллег о себе я не узнал ничего нового. Кроме одной вещи. О том, что Лидка просила повторить признание в любви, когда я буду трезвым.

Я честно забыл это. Или не услышал ее слова, потрясенный фактом своего признания в любви. В памяти отложилось лишь признание и то, как меня внезапно стошнило Лидке под ноги. Полгода прошло, человеческая память, заботясь о душевном равновесии, потихоньку стирает все неприятное, что было в прошлом. Хорошо, что для Бородаенко это не неприятное воспоминание, а веселый эпизод из офисной жизни. Хорошо, что он мне его напомнил…

Ё-моё, да о чем я думаю? Стою на грани увольнения, отношения с коллективом безнадежно испорчены, все окружающие считают меня лохом и держат за чмо. Тут не о Лидке надо думать.

Я-то, дурачок, поверил в себя. Раньше меня принимали за тихого, безотказного, приятного парня. Да, раньше на мне ездили. Использовали. Но относились хорошо. А сейчас? Сейчас все думают, что у меня произошло помутнение рассудка. Что я оборзел. Что я съехал с катушек и позволяю себе вещи, недопустимые для обычного лоха.

К деревенским дурачкам относятся хорошо ровно до тех пор, пока они окончательно не свихнутся. Я и был таким местным дурачком. От смены одежды и поведения я для них дурачком быть не перестал. Но стал дурачком агрессивным, странным. Оставаясь при этом таким же лохом.

А значит, для меня остается два варианта. Либо сдаться, извиниться перед Панченко, Николаичем, Жориком и соседом Васей, и стать прежним Резвеем. Либо уволиться и начать все заново на новой работе. С чистого листа.

Становится прежним не хотелось. Да и вряд ли я смогу вернуться к прежнему. Значит остается одно, уволиться по собственному желанию, пока не уволили за нарушение трудовой дисциплины.

Выйдя из туалета, я направился прямиком к Кацюбе.

***

- Выпиваешь в рабочее время, разлагаешь коллектив, плохо влияешь на атмосферу в офисе… Игорь Николаевич на тебя жаловался, говорил что ты грозился уволить его. Георгий Иванович рассказал, как ты его грубо обложил матом. Костя Панченко сообщил, что ты ему непристойную картинку на скринсейвер поставил, да запаролил компьютер. Сегодня на планерку опоздал. Я тебя не узнаю, Сергей.

Кацюба перечислял мои грехи, а я думал, что стучит, оказывается, не только Панченко. Стучат все. Это я, воспитанный в духе героев Жюля Верна и Фенимора Купера, считаю ниже собственного достоинства «сдавать» товарищей. А товарищи-то, никакие не товарищи. И скринсейвер менял Панченке не я, а Бородаенко.

- В общем, я хочу, чтобы ты хорошо подумал над собственным поведением. Штрафных санкций пока применять не будем, но если и дальше все будет продолжаться в таком духе…
- Станислав Евгеньевич, - перебил я его, - я увольняюсь.

Стас как будто окаменел. Обычно, когда он говорит, он раскачивается как Лобановский, взад-вперед. Сейчас он раскачиваться перестал. Я не без удовольствия наблюдал, как в его лысой бугристой голове ворочаются мозги, пытаясь осмыслить сказанное мною.

Логику Стаса понять можно. Работает уже не один год хороший сотрудник. Очень хорошо зарабатывает, на условия труда не жалуется. Не без перспектив. Критику в свой адрес воспринимает спокойно. И вдруг заявляет об увольнении.

Наконец, мозги Стаса успокоились. Стас вновь начал раскачиваться и спросил:

- А позволь поинтересоваться, почему?
- Зовут в другое агентство. На ту же должность, но с большим окладом, - не задумываясь, сказал я первое пришедшее в голову.
- Куда конкретно тебя зовут, спрашивать не буду. И уговаривать остаться не буду. Парень ты серьезный, раз решил, значит решил твердо. Но об одном все же попрошу. Сергей, подумай до завтра. Хорошо подумай. Золотых гор обещать не буду, но твое повышение в должности в ближайшее время я планировал. Подумай. От добра добра не ищут.

Теперь пришла моя очередь удивиться. Но удивлялся я, не показывая этого, а Стасу сказал:

- Хорошо, Станислав Евгеньевич, я подумаю. Всего доброго.
- До свиданья, Сергей. И это… Уверенности в себе побольше.
- Постараюсь, - я встал и вышел в приемную

Посетителей в приемной нет, Ритка сидит одна.

- Хорошо выглядишь, Рит.
- Спасибо, Сережа, - Рита удивленно вскинула на меня синие-синие глаза. – Слушай, а я тебя и не узнала сперва! Ты такой… такой… другой! Ты тоже хорошо выглядишь!
- Спасибо, - смутился я.

Я не импульсивен, но в этой ситуации, после неудачного утра, когда мое самомнение опустилось далеко за пределы той самой линии плинтуса, мне очень захотелось проверить себя. А заодно, отношение Риты ко мне.

- Рит, ты что сегодня вечером делаешь? – деланно бодрым голосом спросил я.
- Я? – деловито спросила она. – Я не знаю пока. А что, есть предложения?
- А давай сходим куда-нибудь? В ресторан может или в кино? Куда ты хочешь?
- Мне все равно, честно, давай в кино.
- Ну, до вечера тогда. – Я не удержался и расплылся в улыбке.
- До вечера, - улыбнулась она. – Только я не могу уйти, пока шеф тут. Так что вечером созвонимся.

И вновь погрузилась в какие-то бумаги. А я вспомнил рассказ Бородаенко, и моя радость что-то быстро улетучилась.

***

Когда я зашел в отдел, Гараян поглощал бутерброды. Панченко, наверное, опять убивал время у девчонок-дизайнеров, его рабочее место пустовало. Бородаенко сидел в наушниках и судя по тупому застывшему взгляду и вздрагиваниям, играл в “Doom 3”. Лидка посмотрела на меня, покачала головой и вновь уткнулась в монитор.

Остаток дня прошел спокойно. Панченко избегал встречаться со мной взглядом, да и я не пылал желанием общаться с ним. С обыденной рабочей суетой совсем забыл о вечернем свидании с Ритой.

Ближе к вечеру позвонил Лёха.

- Здорово, старик. Как ты? Все нормально?
- Привет, Лёха. Ты откуда?
- Да я сегодня только прилетел. Устал как собака. Че вечером делаешь? Может по пиву?
- Легко.
- Легко, - передразнил меня Лёха. – А че голос такой кислый?
- Нормальный голос.
- Не, меня не проведешь. Ладно, не кисни там, вечером поговорим. До связи.
- До связи.

Отключился, а потом вспомнил о Ритке. Ёпрст! Ладно, что-нибудь придумаем. Главное, дожить до конца это рабочего дня. А там будет проще, эмоции утихнут, да и Лёха что-нибудь подскажет. А подскажет ли? Зачем ему это надо вообще?

Выстроенную кирпичную стенку снесло ураганом враждебности коллег. Уверенность в себе, в собственной правоте – все рухнуло от одного подслушанного разговора. Старые ошибки висели мертвым грузом и не давали идти вперед.

А ведь еще предстояло решить вопрос с увольнением. Вечер обещал быть насыщенным.

Кирпич седьмой


После работы заехал в «Оптику» за контактными линзами. Строгий консультант магазина Лиза - милая девушка в очках, которые ее нисколько не портили - долго и терпеливо разъясняла мне особенности различных видов линз. Наконец я остановил выбор на самых дорогих, сверхкислородопроницаемых, с антибактериальным покрытием. Самые дорогие линзы обошлись мне дешевле очков, которые из-за досадных случайностей я менял раз в полгода.

И только дома вспомнил про встречу с Ритой. Блин, что делать? Очень хотелось встретиться с Лёхой, рассказать ему обо всём, что произошло, посоветоваться, что делать дальше, стоит ли увольняться.

С Ритой встретиться хотелось не меньше. Я никогда не думал, что у меня хватит смелости пригласить Ритку на свидание. Тем более, боялся даже предположить, согласится ли она. Еще бы, представьте себе классическую секретаршу наших времен: Маргарита Егорова, двадцать четыре года, ноги от ушей, белозубая улыбка, стройная фигура. Добавьте симпатичное личико с синими глазами, строгий костюм с короткой юбкой под цвет глаз, приятный поставленный голос. И ко всему этому великолепию – собранные длинные каштановые волосы.

Старый, думающий стереотипами Резвей, представлял себе Риту не иначе как недоступную для него любовницу шефа. Шефа, и никого больше. Самоуверенный Бородаенко так не считал и своего добился. А хочу ли я того же, чего и Бородаенко? У меня лет пять нет постоянной девушки, да и была то постоянной за всю жизнь всего одна. Мы жили вместе два года, пока я не понял, что любовь давно прошла, а чем жить с такой девушкой, лучше уж вообще жить одному.

Пять лет одиночества – это долгий срок даже для меня. Кто знает, может свидание с Риткой - это не просто схема Бородаенко «цветы-ресторан-постель-прощай». По крайней мере она мне нравится.

В общем, я решил отменить встречу с Лёхой. Но сначала надо позвонить Ритке.

- Рита, привет! Это Сергей Резвей.
- А, привет! – радостно защебетала Ритка. - Я как раз только домой зашла. Ну что, у нас на сегодня все в силе?
- Да, в кино идем. «Чужой против Хищника» сегодня в «Кристалл Паласе». Полдесятого. Фантастику любишь?
- Я, нет, не очень, - сказала Рита. – Но мне все равно, в кино сто лет не ходила. Заедешь за мной? Или в Гостинке встретимся?

Я чертыхнулся про себя. Все, завтра в автошколу!

- Блин, у меня машины нет, Рит. Но могу на такси заехать.
- Да не парься, давай в девять встретимся в Гостинке. Все, я побежала марафет наводить. До встречи.
- До встречи.

Блин. Тачка нужна по-любому.

Набрал номер Лёхи.

- О, здорова, – от него так и веяло бодростью и радостью к жизни, даже по телефону. – Освободился? Я сейчас тоже освобожусь, одна встреча осталась…
- Лёх, я не смогу сегодня, - перебил я его, - я девчонке одной пообещал в кино сходить. Ритой зовут.
- Кино? Кино - это здорово. Куда и на какой фильм?
- В «Кристалл Палас», на «Чужой против Хищника», на полдесятого, – машинально сказал я, немного ошеломленный тем, что Лёха тоже собрался с нами в кино.
- Чужой? Хищник? Это же разные фильмы вроде… - Лёха задумался. – Вроде неплохие фильмы были, может и этот ничего так будет.
- Да, наверное, - скучным голосом предположил я.
- Эй! Да ты не думай, я отдельно от вас пойду. Что думаешь, мне и в кино сходить не с кем? А насчет пивка… У тебя насчет Риты на ночь какие-то планы есть? Или все серьезнее?
- Планы? Это как попрет, я пока не думал.

В трубке раздался радостный гогот Лёхи.

- Блин, Серега, тебе еще учиться и учиться жизни. Не думал он! Чему учиться? Расскажу при встрече. А я вот к чему, если тебе именно сегодня переспать с Ритой… Ритой? Погодь, а что с заразой Лидкой? Почему ты не с Лидой в кино идешь?
- Эээ… Я тебе тоже при встрече расскажу, - промычал я, надеясь к встрече с Лёхой придумать что-нибудь правдоподобное.
- Ладно. Так вот, если тебе именно сегодня с Ритой хочется переспать, то вопросов нет, встретимся в другой раз. Если же это не горит, и переспать тебе пофигу с кем, то предлагаю классический вариант: пиво-сауна-девчонки.
- А кино?
- Все продумано! Смотри, я тебе звоню после кино, мы имитируем деловой разговор, потом ты строишь расстроенное озабоченное лицо и говоришь ей: «Риточка, милая, извини, очень важная встреча» и в таком духе. Ну, не глупый, сообразишь. Донельзя заинтригованная Рита едет восвояси, а мы едем пить пиво. Идет?
- Идет.

На этом мы распрощались, довольные друг другом. А я, быстро перекусив, начал собираться.

***

Ритка опоздала всего на пять минут. Чудо-девчонка. Едет по эскалатору, смотрит на меня, улыбка до ушей. Я ее даже не узнал поначалу, привык к ее офисному виду, а тут – джинсы, легкая куртка, волосы распущены. Ступенькой ниже стоят какие-то кавказцы в кожаных куртках. Один из них тронул ее за плечо, что-то спросил. Слов не слышно, зато видно как Ритка отрицающее качает головой. Кавказец явно расстроен.

Поднявшись, Рита внимательно изучила мое лицо, силясь понять, что же изменилось. Потом поняла – очков нет! – и улыбнулась. О своем открытии не сказала ни слова. Тактичная девушка, чего уж тут.

- Привет! Идем?
- Идем.

Она взяла меня под руку и мы вышли на вечерний Невский. Звучит банально, но на Невском вечером всегда красиво. Романтика. Неспешным шагом дошли до места назначения.

В кинотеатре народу немного, понедельник все-таки. Я купил билеты. До сеанса еще минут десять, можно успеть купить пива.

- Попкорн, колу, пиво?
- Ненавижу попкорн, - брезгливо сказала Ритка. - Пиво!

Взяли пива и прошли в зал. Места попались хорошие, не далеко, не близко, прямо по центру. А когда погас свет, я обнял Риту. Она доверчиво прильнула, и мне стало совсем хорошо.

***

Фильм поразил предсказуемостью. «Кто бы ни победил - человечество проиграет...», - гласила афиша. Никто не победил. Все умерли, включая и главного Чужого, и всех Хищников. Из людей осталась одна альпинистка-негритянка. Чем угрожает человечеству выжившая негритянка, я так не понял. Пиарщики в очередной раз лажанулись.

- Как тебе фильм? – спросил я у Риты.
- Нормально. Стандартная голливудская поделка, - улыбнулась Рита.

Мы стояли у входа и курили. Обычно пасмурное небо в этот раз скалилось яркими звездами.

- Мне холодно, - жалобно сказала Ритка.

Я приблизился к ней, обнял и спросил:

- А сейчас?
- Теперь тепло…, - сказала она, обнимая меня за шею.

Рот маняще приоткрыт, глаза смотрят пристально и ожидающе.

Страшно. Так и хочется прильнуть устами к ее губам, впиться и целоваться до умопомрачения. Осточертевшая нерешительность. Страшно, а вдруг отпрянет? Вдруг ей станет противно? Вдруг она не хочет? А потом весь офис будет смеяться.

«Знаете», - будет говорить Ритка, - «Резвей меня в кино пригласил. Я думаю, а что, делать вечером нечего, можно сходить. А он после фильма целоваться полез, как озабоченный!». Ха-ха, не будет она так говорить. Не будет. И вообще, че это я о всякой фигне думаю? Зачем я вообще думаю в такой ситуации?

Мне же не четырнадцать лет, чтобы грузиться такими сомнениями. Двадцать семь! Не мальчик уже. А каждый раз как в первый. «Наберись здоровой наглости. Будь грубее и не бойся казаться невоспитанным, сейчас воспитанные люди не в моде…», - вспомнились слова Лёхи. И я забил на сомнения и страхи.

Прижал Риту к себе и впился в ее губы. Как и хотел. Рита прикрыла глаза, а ее язык, опровергая мои сомнения, проник мне глубоко в рот.

- Слышь, ты? – прервал нас чей-то неприятный развязный голос. – Курить есть?

Я с трудом оторвался от Риткиных губ и ошалело оглянулся. Сзади стояли три парня. Двое из них – классические скинхеды в бомберах, в зенитовских «розах». А третий - Лёха.

***

- Курить? – непонимающе глядя на Лёху, спросил я. – Есть. Ща.

Вытащил пачку сигарет, большим пальцем руки приоткрыл пачку и протянул щербатому скинхеду. Он вытащил одну сигарету, вставил в зубы и спросил:

- Слышь, эта, корешам еще дай.

Я снова вытащил пачку и протянул. Щербатый вытащил еще две сигареты, дал второму скинхеду и Лёхе, и сказал:

- Слышь, у тебя тут децл осталось совсем, давай всю пачку. А ты себе новую купишь.

Злость постепенно наполняла меня. Ритка с интересом следила за ситуацией.

- А рожа не треснет? – вспомнил я наиболее подходящую фразу.

Лёха довольно заулыбался. Щербатый скривился и сказал:

- Не, не треснет, братан. У тебя может треснуть, если чо.

Черт, или я дебил, или тут что-то не так. Проверить это можно лишь одним путем.

- Да иди ты на ***, сука. Съебался отсюда.
- Чо? – удивился Щербатый и кивком головы врезал мне по носу.

Из носа потекло что-то мокрое. Я прижал ладони к носу. Лёха лыбился.

Шокированный таким развитием событий, я сделал то, чего никогда не сделал бы, будучи один, без Риты. Правая рука сама сжалась в кулак, разогнулась, и кулак угодил Щербатому прямо в нижнюю челюсть. Удар получился слабым, но Щербатый картинно упал на асфальт и замер в позе зародыша.

- Э, э, ты че? Братуха, все нормально, мы не причем. Извини, если что не так, - испуганным голосом сказал Лёха. – Все, мы сваливаем.

Они вместе со вторым зенитовцем подняли стонущего Щербатого, и ускоренным шагом двинули в сторону подземного перехода.

Ритка удивленно смотрела на меня. Потом опомнилась, подбежала, вытащила платочек, приложила к моему носу и спросила:

- Сереж, ты в порядке?
- Да нормально все. Давай зайдем в кинотеатр, надо кровь смыть.
- Конечно, конечно, - залепетала она, - Давай я помогу.

В туалете я отмылся, набил ноздри туалетной бумагой и в таком нелепом виде вышел в Ритке. То, какими глазами она на меня смотрела, стоило десяти таких ударов.

Кирпич восьмой


Ритка долго не могла успокоиться после встречи со скинами. Всю дорогу она в деталях вспоминала происшествие, с каждым разом приукрашивая мои подвиги. В последней ее версии хулиганы выглядели мелкими глупыми детишками, не понимающими, с кем связываются. То, что я сам получил по носу, она сочла неким хитрым тактическим приемом.

- Не, Сереж, круто ты так загнулся, как будто от боли, а потом сам кэ-э-эк дал! – тараторила Ритка. - Те двое аж сразу перекосились, поняли с кем дело имеют!

Да уж, удружил Лёха. Хоть бы предупредил, что ли. Тем не менее, слушать Ритку приятно.

Мы зашли в одно кафе поблизости от кинотеатра. Полутемная интимная обстановка заведения настраивала на авантюрный лад.

Кругом сидели влюбленные парочки, а у телевизора собралась небольшая кучка пузатых мужиков, смотревших футбол. За бильярдным столом лениво гонял шары какой-то очкастый парень. После каждого неудачного удара он мрачнел лицом и бормотал страшные проклятия.

Толстая, но опрятная официантка принесла нам темного пива. Арбузные груди колыхались в такт ее движению. Ритка ревниво проследила мой взгляд, а потом куда-то в пустоту сказала:

- Ей явно не помешало бы заняться утренними пробежками и сесть на диету.

Я постепенно отходил от первой в моей жизни драки и сейчас с упоением вспоминал сладость чувства от… Нет, не от победы своей фиктивной, а от того, что смог, смог ударить человека. Ударил, даже не зная точно, что это повлечет.

Нос противно пульсировал и отдавался ноющей болью. По пути в кафе зашли в аптеку, где я купил пластырь. С пластырем на носу я чувствовал себя пострадавшим за правое дело героем.

Наверное, впервые в жизни я пожалел, что в детстве не записался на бокс. Отец мой, преподаватель математики, всегда противился тому, чтобы я занимался подобными видами спорта. Зато с его подачи я собирал марки и разводил аквариумных рыбок. Где те рыбки-то? Потерянное время.

- Сереж, а ты наверное боксом занимался? – перебила мои размышления Рита. – Или самбо?
- Ничем я не занимался, Рит, - хмуро ответил я. – К сожалению.
- А вот Сашка Бородаенко мне рассказывал, что он занимался чем-то таким. То ли ушу, то ли кун-фу. Даже пояс у него какой-то есть. А Стас – вообще чемпион СССР по тяжелой атлетике.
- Про Стаса я знаю, - сказал я. – А насчет Сани Бородаенко. Это правда, что вы встречались с ним?
- Да, встречались одно время, пока он мне не надоел. А ты откуда знаешь? – прищурив глаза, спросила Ритка.
- Слышал от него, - ответил я.
- Да, правду говорят, что вы, мужики, хуже баб. И язык у вас без костей, - презрительно сказала Рита.
- Ну ты всех-то под одну гребенку не греби, - оскорбился я за мужиков.

«Го-о-ол!» - заорали болельщики. Бильярдист-очкарик испуганно вздрогнул. Официантка повторила пива. Оптически ее груди стали еще больше. Когда она отходила, я с трудом перевел взгляд на Риткину грудь. В сравнении с арбузами официантки, ее грудь явно проигрывала. Но маленькими ее сиськи я назвать не решился бы.

- А что еще он рассказывал? - сделав ударение на слове «еще», спросила она.
- Да ничего особого. Встречались, рассказывал. Расстались, рассказывал.
- Хватит увиливать, Сергей! – возмутилась Ритка. – Говорил он, что трахнул меня? Говорил, что бросил?
- Хрен его знает, Рит, что ты привязалась? – вспылил в свою очередь я. – Какая разница, говорил он что-то или нет?
- Да такая, что, если говорил, то он лгал как сука. Да, мы встречались пару раз, один раз он цветы какие-то полевые подарил, повез к себе домой после ресторана. Выпили пару бутылок коньяка. Саша долго мялся, наконец решился, когда выдумал, что я окончательно опьянела, - с какой-то остервенелой злостью рассказывала Рита. - Но оказался не способным к боевым действиям, поник, стушевался, извинился и отправил меня домой.
- Что значит «оказался не способным к боевым действиям»? – решил уточнить я.
- Ну ты что, Сереж, совсем глупенький? Не встал у него, понимаешь? После этого он не то что «бросил меня», он взглядом со мной боится встречаться! А всем, гад, рассказывает, что поматросил меня, да бросил.
- Ну, может для него факт того, что ты соглашалась с ним переспать, уже сам по себе является победой? И он потерял спортивный интерес? – спросил я.
- Да? – задумчиво сказала Рита. – Я не думала над этим. Но если бы я была мужчиной, то я бы это победой не назвала. А назвала бы полным, безоговорочным и позорным поражением.

Закурили. Пока курили, наши забили еще один гол. А потом позвонил Лёха.

- Да!
- Старик, ну ты долго еще? За полночь уже!
- Да, понял. Это срочно? Ясно… Хорошо, через полчаса буду.
- Посади ее на такси и возвращайся туда, где сидишь, - четким шепотом сказал Лёха.
- Все понял. До связи.

Эх, хорошая девчонка Ритка, свойская такая. И расставаться не хочется.

- Рита, мне очень жаль, но я вынужден уехать. Важная встреча.
- В час ночи? – широко раскрыв глаза, удивленно спросила она.

Я мысленно нецензурными словами похвалил Лёхин план. Да и сам я придурок. Действительно, какая может быть важная встреча у рекламного менеджера в час ночи? Оставалось сохранить хорошую мину.

- Да, Рит. В час ночи. Очень важная встреча. И я очень хочу проводить тебя и посадить на такси.
- Хорошо, как скажешь, - растерянно сказала она.

Для нее-то план действий расписан до утра. Милая беседа за кружкой пива, потом можно еще куда-нибудь заглянуть, а можно сразу, конечно, предварительно поломавшись, дать согласие поехать ко мне или к ней. Ну что же, Рит, ожидание секса порой приятнее, чем сам секс. Так что, обождем.

Я расплатился, мы вышли в прохладную ночь. Я поймал такси. Прежде чем сесть, Рита чмокнула меня в щечку, улыбнулась, а потом смачно поцеловала меня в губы. Или я ее поцеловал? Не важно, факт в том, что одновременно это получилось, непроизвольно. Я расплатился с таксистом и вернулся в бар.

В одиночестве сидя за кружкой пива, я вспомнил, как утром тупо просрал все свои планы, как меня выгнали с планерки, какой унизительный для меня разговор я подслушал у двери нашего кабинета. И подумал, стоило ли грузиться? Жизнь продолжается.

***

Я допивал пиво, когда в бар ввалилась уже знакомая мне троица: Лёха и два скинхеда. Шумной, привлекающей внимание толпой, они подошли ко мне.

- Здорово, Серега! – сказал Лёха. – Знакомься! Лом! Лобзик!

Лобзиком оказался Щербатый. Он довольно лыбился, при улыбке его череп туго обтягивался блестящей кожей.

- Официант! Пива! – заорал Лёха.

Тут же прибежала уже знакомая мне толстая официантка, выгрузила с подноса пиво, не пролив ни капли, и удалилась под одобрительные взгляды скинов. «Вот это я понимаю, сиськи!» - воскликнул Лом ей вслед. Официантка оглянулась, лукаво улыбнулась и погрозила ему пальцем. Скины заржали.

- Ну, че, пацаны, за знакомство! – серьезно сказал Лёха.
- За знакомство!

В несколько шикарных глотков «пацаны» осушили бокалы. Минут двадцать посидели, лениво обсуждая футбол, и уже не торопясь, потягивали холодное темное пиво. У меня на языке вертелось поскорее спросить Лёху о сегодняшней драке, рассказать ему о том, что произошло в эти дни, но Лёха знаком дал понять, что пока не время.

- Ладно, пацаны, приятно было познакомиться! У меня тут с корешем разговор серьезный будет, - сказал он скинам.
- Какой базар, Лёха, мы удаляемся, – кивнул Лом. – Бог даст, свидимся еще.
- Свидимся, куда денемся, - подтвердил Лёха. – Еще раз спасибо за помощь. Хорошие вы актеры.

Скины удалились.

- Лёш, объясни мне, что произошло у кинотеатра? – нетерпеливо попросил я. – И кто эти парни?
- Обычные парни. Такие же менеджеры среднего звена, как и ты. Просто сильно увлекаются футболом и фэн-движением. Завсегдатаи тринадцатого сектора.
- Ну это я понял. – сказал я. - А что они с тобой делали?
- Видишь ли, Серега, авторитет поддерживается не только хорошо подвешенным языком, но и кулаками. Вернее, не сколько твоими физическими характеристиками, сколько готовностью броситься в бой. Как ты думаешь, почему люди боятся озверевших кошек? Ну что может сделать этот маленький мурлыкающий пушистик против человека? Ну, исцарапает тебя. Но в итоге-то ты ему шею свернешь. То есть, сила кошки заведомо слабее силы человека. Но кошка проявляет готовность пустить когти в ход, не смотря на неравенство сил, а человек – нет.

Я улыбнулся такому сравнению. И ведь действительно, я бы не рискнул пойти против вздыбившейся и шипящей кошки. Проще пойти на попятную, смириться с этим малюсеньким поражением, стереть его из памяти, зато не получить ни царапины.

- И у людей так, что ты ржешь? Я видел много различных групп людей, где доминировал не самый сильный и не самый здоровый. В группе доминирует лидер, лидер готовый ценой жизни порвать пасть любому, кто пойдет против него. И все эти здоровяки и спортсмены пасуют перед таким с виду хилым, но сильным духом лидером. Понятно излагаю?
- Пока все понятно, - кивнул я.

Мне уже понятно, к чему клонит Лёха. Но прописные истины, знакомые каждому пацану, проведшему хотя бы часть детства на улице, в изложении Лёхи звучали иначе. Весомее, что ли.

- Идем дальше. Если б я тебя просто предупредил о том, что собираюсь организовать твою стычку с хулиганами, ты был бы готов к этому, заранее бы знал, что тебе ничего не грозит. Понятно, здесь ни о какой силе духа речи быть не может. Просто, перед девчонкой пофорсить, липовый авторитет наработать. А такой дутый авторитет, рано или поздно, раскроется и тогда падать тебе будет очень больно.

В этот момент я понял, что изменить себя мне будет несколько сложнее, чем представлялось ранее. Невозможно придать себе вид «готового ценой жизни порвать пасть любому, кто пойдет против меня», не побывав в таких ситуациях. В ситуациях, когда отделаться сломанными ребрами я почту за удачу.

- А пацаны-то откуда? – спросил я.
- Вышел я из кино, жену домой отправил на такси, а сам в этот бар зашел. Выпью, думал, кружку пива, пока Резвей там с девушкой общается. Здесь и познакомился с Ломом и Лобзиком, прикольные погоняла, да?
- Ага. Напоминают капитана Врунгеля и рассказы Носова.
- Поговорил с пацанами, попросил поучаствовать в легком театральном действе.
- И они так просто согласились?
- Подход к людям надо знать. Да речь не об этом. Ты, кстати, молодцом себя показал, не растерялся.
- Да растерялся я, Леш, - признался я.
- Да? Ну, я не заметил, а если я не заметил, то никто не заметил. Удар, конечно, на двоечку был, но, главное – сам факт! Ты преодолел свои страхи, растерянность и сделал как надо.
- Да если бы не Рита…, - начал я, но Лёха перебил.
- А то! Женщины нас, Резвей, окрыляют! Я потому и подобрал такую ситуацию, чтобы ты не смалодушничал. А то знаешь, бывает: да ладно, зачем конфликтовать, можно миром решить, все равно о моем позоре никто не узнает. Это заведомо порочная философия, особенно учитывая то, что сам-то ты об этом знать будешь! И каждый такой малодушный поступок – это гвоздь в гроб твоей силы и уверенности.

Лёха умолк, залпом допил пиво и заказал еще.

- Слушай, а че с Лидкой? Ты же любишь ее вроде?
- Не знаю, Лёха. Мне очень сильно хотелось доказать себе, что я что-то могу. Пригласить секретаршу шефа в кино показалось мне сильным поступком.
- Че за глупости? – сморщился Лёха. – Ну, ладно, продолжай. А еще лучше, начни сначала, расскажи все, что произошло с момента моего отъезда.

Пока я рассказывал, мы выпили еще по паре бокалов пива. Лёха иногда одобрительно кивал, иногда – кривился, но не перебивал. После моего рассказа он посмотрел на часы и сказал:

- Итак, первый вывод: с соседями и сослуживцами надо дружить. Твой сосед Вася, конечно, полный долбоеб, и ты правильно сделал, что отшил его. Но запомни, худой мир – лучше доброй ссоры. У тебя же застенчивость переросла в излишнюю самоуверенность и агрессию. За пару дней ты умудрился до предела обострить отношения с Васей, обоими вахтерами и Панченко. Здесь не действует тактика «лучшая защита – это нападение». Контролируй свои эмоции.
- Это я и сам уже понял, - сказал я.

Мне кажется, я начал понимать разницу между тем, когда надо не дать себя в обиду, а это можно делать вполне доброжелательно, и тем, когда закрепляя мизерное превосходство, я не упускал случая добить кого-то, танцуя на его костях. Взять хотя бы тот случай, когда я подарил свои старые шмотки Васе, а потом «поздравил» его с обновкой.

- Плохо понял, - подтвердил мои догадки Лёха. - Не озлобляй людей против себя. Я понимаю, тебе сейчас сложно, но твоя задача: балансировать на грани. Не давать себя в обиду, но при этом быть милым приятным Резвеем. А это уже дипломатия.
- Ясно, - кивнул я, - учту.
- Насчет подслушанного тобою разговора, - продолжил Лёха. – Ну это совсем глупый непродуманный поступок. Так подставиться? Ну и что ценного ты узнал? Ничего нового о себе ты не услышал, только испортил себе настроение. Никто не гарантировал тебе моментального изменения отношения к тебе людей. Это дело не одного дня, не месяца даже. Но если будешь двигаться в правильном направлении – то все будет нормально. И уважать еще станут, вот увидишь. Так что не вздумай увольняться! Все эти панченки воспримут это как победу, а ты же надолго запомнишь это поражение. И даже если ты на новом месте добьешься успехов, то воспоминания об этой неудаче будут незаживающей раной в душе беспокоить тебя. Тем более шеф тебе повышение обещал…
- Он не обещал, он сказал, что было в планах, - исправил я Лёху.
- Да это одно и тоже. Не было бы в планах – вообще бы не озвучивал тогда. И еще. Возможно, это звучит банально, но именно в этом секрет успеха. Воспитывай силу воли. Поставил задачу бегать по утрам – так не ленись, просыпайся рано, вставай и - пофиг на погоду – бегом на улицу! Дождь там, снег или град – это все отмазки для слабовольных даунов. Ясно?
- Ясно.
- Что касается твоих амурных похождений... – задумался Лёха. - Скажу просто: бери не то, что легко дается, а то, чего самому хочется.

Посидели еще с полчасика, разговор плавно перешел на Лёхины дела, да на баб. Лёха так и не сказал, чем он занимается, зато о бабах говорил с видом знатока и со вкусом.

Шел пятый час утра, пора по домам. Лёха сел за руль, серьезный и сосредоточенный, словно не он недавно выпил литров пять пива. Ехали молча.

А когда проезжали Каменоостровский, я увидел идущих по тротуару Панченко с Лидкой. Они держались за руки. Я моментально протрезвел и прошептал «Нифига себе!». Лёха отреагировал моментально.

- Кто такие?
- Тот самый Костя Панченко. И знаешь с кем? С Лидкой.

Лёха чему-то загадочно улыбнулся и полез за сотовым.

Кирпич девятый


Я удивленно смотрел на Лёху. Он что, собирается вызвать Лома с Лобзиком? Чтобы еще и Костю протестировать своими скинхедами? Может это подло, но, честно говоря, мне хотелось посмотреть, как отреагирует на ситуацию Панченко, в обнимку идущий с Лидой. Я ощутил резкий приступ ревности, в груди что-то защемило. Лёха набрал номер и я замер в ожидании.

- Леонид, здравствуй! Не разбудил? Ясно, ну извини. Я Лидию твою встретил на Каменоостровском, парень с ней какой-то. Ясно, ну давай, я пригляжу за ней пока. На машину мою ориентируйся.

Я вопросительно уставился на Лёху. В горле зарождался ком, а в груди воцарилось опустошение. Лёха кинул сотовый в карман, заглушил мотор и закурил сигарету. Потом взглянул на меня и сочувственно стал объяснять:

- Лидия твоя – любовница моего друга Леонида. Он ее поддерживать начал в те времена, когда она в институте училась. Но был уговор – спать только с ним. Понимаешь, вряд ли он ее любит, но то, что собственник он еще тот – это факт. Уже лет шесть они вместе.
- И чем этот Леня занимается? – спросил я.
- Да чем он только не занимается. Большой человек. Своя сеть магазинов, водочный завод, да ты его должен знать, Баркан его фамилия.

Кто же его не знает? Авторитетный предприниматель и меценат, известный в криминальных кругах как Ткач, он же Леонид Баркан. А я - баран. Тешил себя какими-то надеждами, не позволяя себе думать о том, что у такой восхитительной девушки обязательно кто-то есть. Теперь понятно, почему Лидка никогда не распространялась на эту тему.

В голове крутились сотни вопросов. Откуда Лёха знает Ткача? И почему так запросто позволяет себе общаться с ним? И кто тогда сам Лёха? Но задать все эти вопросы я не решился. А Лёха, словно знатный телепат, сам ответил на мои вопросы.

- С Леней мы в школе вместе учились. Потом в один институт поступили. Тихий еврейский мальчик был, до поры до времени. Потом продвинулся он реально. Пересекались после института постоянно, но уже по делам. Иногда на охоту вместе ездим.
- Так ты Лиду знаешь?
- Выходит, что знаю. Красивая девчонка, спору нет. Я Леню без нее вообще редко вижу.
- Они живут вместе? – спросил я.
- Да не, что ты. Ленька уже лет десять как женат.

Лёха заинтересованно наблюдал за Панченко с Лидой. В это время они остановились у стены Ленкома. Костя положил руки ей на плечи, притянул к себе и попытался поцеловать. Лида уклонилась. Пронесло. Не поцеловались. Внутренне я позлорадствовал, а потом понял, что радоваться нечему. Ведь это Костя сейчас обнимает мою любовь, он хотя бы пробует ее поцеловать. А я даже на свидание ее боялся пригласить.

- Лёха, а зачем ты Леониду позвонил? Косте же теперь достанется! По-моему, это подло.
- Подло? Знаешь, Сережка, мне кажется, если тебя ударят по щеке, ты не только подставишь другую щеку, но еще и встанешь раком, снимешь трусы и услужливо раздвинешь ягодицы. Думаю, ты мазохист.
- В каком смысле?
- Сколько говна тебе Панченко сделал? И ты переживаешь за него еще? Да не волнуйся, ничего твоему Косте не будет. Знаешь такую поговорку, сука не захочет – кобель не вскочит? Спрос с Лидии будет, Панченко для профилактики по башке, может, настучат, этим все и ограничится.
- Что значит, спрос будет? – не понял я.
- В данной ситуации поскандалят немного, потом Лидия расплачется и успокоит Леню, сделав ему что-то приятное.

Тугой ком ревности подкатил куда-то в район сердца. А жестокий Лёха продолжал:

- Вот и все. А позвонил я Леньке знаешь почему? Потому что Панченко твой мне – никто, а Леня - мой старый кореш, и я не могу допустить, чтобы его кто-то обманывал, пусть даже любовница.
- Так что получается? Ей и встречаться ни с кем нельзя теперь?
- Встречаться? Да ты, Серег, как с Луны свалился. Хочешь сказать, парни с девушками встречаются, чтобы эстетическое удовлетворение получить? Ни одна девушка и ни один парень не встречаются просто так, - зло сказал Лёха. – Они встречаются, чтобы потрахаться. А дальше все зависит от доступности девушки и настойчивости парня.
- И все-таки?
- Понимаешь, Серега, как только Лидка захочет променять безбедную жизнь, защиту от любых проблем и карьерный рост на любовь, так все и закончится. Леня забудет к ней дорогу, - пояснил Лёха. - Ясно?
- Ясно. Мало какая женщина променяет благополучие на любовь.
- Мало ты женщин знаешь, - горько усмехнулся Лёха.
- А мне что делать? – спросил я.
- Делай то, что считаешь нужным, - уверенно ответил он. - В делах сердечных советчиков быть не может.

Мимо пронесся черный «Инфинити». Проехал вперед метров двадцать, притормозил. Лидка испуганно отстранилась от Панченко и медленно пошла к джипу. Костя неуверенно брел следом. Лида села на переднее сиденье и захлопнула дверь.

Джип резко газанул и умчался. Недоумевающий Панченко побрел в сторону метро. «Извини, Костя, что испортили тебя праздник», - подумал я. И неожиданно для себя ощутил острое чувство жалости по отношению к этому далеко не приятному мне типу.

***

Спал всего час. За окном монотонно моросил осенний дождь. Вставать не хотелось, кости ломило так, словно по мне проехался трактор, а в голове мозги устроили вечеринку с приглашенным диджеем Бодуном. Тем не менее, помня о злополучном утре прошлой пятницы, вскочил сразу же, ноющие ноги нехотя понесли меня на кухню.

Покорил себя, что сразу же, как приехал домой, не выпил литр минералки с аспирином. Пришлось делать это сейчас. Пока вскипал чайник, поприседал с вытянутыми руками. Колени противно хрустели, явно пора заняться физикой.

Выпил чашку горячего черного кофе, накинул спортивный костюм и на улицу - бегать.

Во дворе встретил соседа Васю. Вася выгуливал Полкана. Вернее, Полкан выгуливал Васю, по всему, пребывающего в состоянии анабиоза. Узрев меня, Вася встрепенулся:

- Сосед, стольник до…
- Нет.

Вася угас и как-то безнадежно махнул рукой.

Для начала пробежал пару стометровок на максимуме, а потом просто бегал, пока не почувствовал, что больше бегать не могу, иначе сдохну. Минута передышки, и еще круг. Все, теперь можно домой. На улице прохладно, но мне жарко. Пот стекал ручьями, сердце готовилось выскочить, если не сразу, то с минуты на минуту. В боку покалывало. А еще очень сильно болело горло, словно его хорошенько обработали напильником.

На крыльце спал Вася. Полкан с поводком под ногами заинтересованно ковырялся в чьих-то какашках. С балкона высунулась Катерина, Васина жена, и истошно закричала:

- Василий! Да что же это такое, а? Василий! Живо домой!..

Дослушивать я не стал. Перепрыгивая через ступеньку, резво поднялся к себе на этаж.

Дома скинул тренировочный костюм, и попробовал отжаться. Р-ра-азз… Рухнул на пол. Офигеть! Лет пять назад свободно делал двадцать отжиманий. Да уж. Встал, потряс руками. Второй подход оказался успешнее – два раза. В третий подход кое-как осилил один раз, руки тряслись и дрожали.

В принципе, ничего страшного. Я через это уже проходил. Уже через месяц близко подберусь к прежним показателям – двадцать-тридцать отжиманий за подход. А через два доберусь до сорока. Главное – не бросить.

Теперь подтягивания. Повисев, словно сосиска, я, извиваясь как змей, все-таки смог подтянуться один раз. Отдохнул и сделал еще два подхода.

Все, теперь в душ.

Быстро помылся и начал экспериментировать с температурой воды. Тепло, горячо, резко холодно. Душа ушла в пятки, перехватило дыхание, ледяная вода смывала сонливость и апатию. Раз, два, три, четыре… И опять тепло. Здорово!

По всему телу эйфория, а в голове – благодарность самому себе за то, что хватило воли воплотить задуманное. А самое главное – никаких следов похмелья не осталось!

Все утро думал о Лиде и Рите. Обе красивые, но одна – любовница Ткача, а вторая - свободна. Лида меня терпеть не может, а Рита относится ко мне очень хорошо.

Вот только люблю я Лиду. А любовь зла.

***

Придя на работу, первым делом пошел к Кацюбе. В приемной сидела Ритка и набирала какой-то документ на компьютере. Увидев меня, бросила печатать, заулыбалась.

- Привет! Как дела? Как вчера встреча прошла? Нос целый?
- Нос целый, встреча прошла нормально, - ответил я. – Кацюба у себя?
- Да, у себя, - сказала Рита. – Но у него посетитель. Присядь на диван, подожди пока.

Я сел на диван. Краем глаза наблюдал за Риткой. Невольно сравнивал ее с Лидой. Нет, в красоте Маргарита ни в чем не уступает Лиде. Голову запрокинул на кресло, прикрыл глаза.

- Сережа, ты можешь зайти!
- Спасибо, Рит.

Ох, блин, чуть не уснул ведь. Зарядка-зарядкой, а спал-то я всего около часа. Поправил галстук и зашел к генеральному.

- Станислав Евгеньевич, можно?
- Входи, Сергей.

Я закрыл дверь и сел напротив Стаса. Он упер локти в стол и о чем-то думал. Потом открыл ежедневник и стал рисовать треугольники. Наконец поднял голову и сказал:

- Выкладывай.
- Я решил остаться, Станислав Евгеньевич.
- Отлично. Твой трудовой договор мы пересмотрим… в сторону увеличения заработной платы. В декабре Михаил Степанович уходит в отпуск, поработаешь на его месте – исполняющим обязанности моего зама. Справишься?
- Справлюсь, - мне стоило больших трудов сказать это твердо.
- Вот, поработаешь с месячишко, освоишься, контакты наведешь, - Стас тяжело вздохнул. – Со здоровьем у меня последнее время, Сергей, нелады. Сердце пошаливает, одышка.

Я внимательно слушал. К чему же он клонит? Вдруг открылась дверь, ведущая в вип-комнату. Оттуда, широко улыбаясь, вышел Лёха. Я потряс головой, уж не снится ли мне все это?

- Мне уже далеко за шестьдесят, и я решил отойти от дел, - продолжил Кацюба. - Конечно, мне не хотелось отдавать свое детище кому попало, и после долгих поисков по рекомендации друзей я вышел на Алексея Алексеевича Верняка. Алексей согласился выкупить мою фирму…

Лёха картинно поклонился. Я подумал, что рекламное агентство «Расмус Медиа» - хорошая покупка.

- Да вы уже знакомы. Алексей Алексеевич сразу сказал мне, что хочет поставить руководить нашим рекламным агентством настоящего профессионала. После долгих раздумий я понял, что кандидатура только одна – это ты, Сергей.
- Да, Серег, ты подходил по всем параметрам, но если бы мы тогда тебя сразу сделали руководителем, твои комплексы и забитость сделали бы из тебя плохого директора, – серьезно сказал Лёха, для меня теперь уже Алексей Алексеевич Верняк. – Авторитет ты должен был заработать сам.
- Да, Сергей, - продолжил Кацюба. – Ты же был самой настоящей тряпкой, об которую все вытирали ноги. И тогда Алексей вызвался помочь тебе. Но помочь ненавязчиво. Результат мы видим есть, да какой! Даже Маргариту чуть не соблазнил, мою прелесть! Ха-ха-ха! Эх, Сережа, Сережа…

Я сидел и думал…

- Сережа, Сережа! Проснись! – услышал я далекий голос Риты.

Она взяла меня за руку и будила меня. Я открыл глаза.

- Извини, Рит, - вяло протянул я. - Практически не спал сегодня.
- Да с кем не бывает. Проснулся, соня?
- Ага, - улыбнулся я.
- Ну иди к Кацюбе. Он уже ждет.

***

Казалось, Кацюба абсолютно не удивлен известием, что я остаюсь. О повышении зарплаты и повышении он вообще словом не обмолвился, я же решил этот разговор отложить на потом. Судя по настроению Кацюбы, сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы просить повышения.

В наши сети как раз крупный клиент попался, настолько крупный, что халтурить значило поставить на репутации фирмы крест. Проект поручили Лидке, но она настолько была погружена в свои амурные дела, что наиболее ответственную часть поручила Панченко. Это было до начала их романа.

Теперь в моем отделе воцарились хаос и паника. На носу – срок сдачи проекта, Лидка носится с бумагами и дисками из отдела в отдел, а Панченко обиженно дуется и делает вид, что она для него – пустое место. Малыш-малыш… Тебе бы больше внимания работе уделять, а не в служебный роман играться.

Сначала Костя ходил весь такой влюбленный, что ему было не до проекта. Теперь, угнетенный разрывом с Лидкой, он всем своим поведением показывал, что работать в одной фирме с такой стервой как Фрайбергер полностью противоречит его принципам и идеалам. Боже мой, ведь это так просто – не путать личные отношения с рабочими. Жаль, но Костя сам до этого не дошел.

Окончательно в своей правоте я убедился, когда взмыленная Лидка попросила ей помочь. Мне стоило великих трудов и внутренних взываний к своей новой философии, чтобы отказать ей. Тому были объективные причины – своей работы было валом.

И только когда над Костей нависла реальная угроза не закончить успешно испытательный срок, он зашевелился.

А после обеда в столовой Лида с Панченко долго о чем-то беседовали на улице. Панченко остаток дня просидел над бумагами молчаливо-мрачный и расстроенный.

Вид отверженного Кости придал мне уверенности, и я решил сегодня же вечером пригласить Лиду в кино или в ресторан, хоть куда, не важно. Пошла же она с Панченко. А чем я хуже?

В ожидании этого, остаток рабочего дня пролетел для меня незаметно. Наконец я выбрал момент и вытащил Лиду на лестницу на перекур.

- Ты что сегодня вечером делаешь, Лида? Может быть в кино сходим? - выпалил я, стараясь говорить твердо и уверенно, как Лёха учил.
- Резвей! Ты что, с дубу рухнул? – воскликнула Лидка, привлекая к нам внимание. – Какое кино? О чем ты? Конец месяца, работы валом!

Ошарашенный Лидкиной грубостью, я замер. Но – прогресс! – абсолютно не смутился. Сглотнул слюну и тихо ответил:

- Лид, успокойся. Не хочешь – не надо, зачем кричать? А работать надо всегда, не только в конце месяца… Кстати, Лёня не очень ругался?

Мой вопрос ошарашил Лиду. Она замерла с открытым ртом, а потом пришла в себя, собралась и резко ответила:

- Не твое дело! - потом вздохнула и продолжила, - ладно, давай встретимся. Только не в кино. Не люблю кинотеатры, жрут там, пакетами шуршат – никакой атмосферы! Номер мой знаешь, часам к девяти позвони.
- Добро, - вымолвил я.

Сам не поняв, счастлив ли я или нет, сел за рабочее место и предложил Гараяну сыграть по сети в футбол. Мы иногда устраивали такие баталии, давая мозгам отдохнуть.

- Я создам игру, Серег, - обрадовано ответил Левон, высыпая себе в рот остатки чипсов.

Я кликнул на иконку FIFA Soccer ’2004, одел наушники. А через минуту почувствовал вибрацию телефона в кармане. Чертыхаясь, вытащил сотовый.

На его экране высветился номер Риты.


Часть 3 и последняя

- Сергей, ну тебя долго ждать? – ноющим голосом спросил Гараян. – Я уже создал игру. Взял сборную Армении. А ты бери сборную Грузии.
- С чего бы это? - удивился я. – Я лучше Францию возьму.
- Возьми Грузию, очень прошу, мне так приятнее будет тебя обыгрывать! – взмолился Левон.
- Ладно-ладно. Возьму грузин. Это, Левон, подожди минутку, я сейчас, - попросил я.

Я сбросил вызов Маргариты и пошел в приемную. Ритка сидела там одна. Увидев меня, встала, в улыбке показала белоснежные зубы и подошла ко мне. Я попытался обнять ее, но она выскользнула и закрыла дверь на ключ. Я непонимающе смотрел на нее.

- Шефа сегодня уже не будет. Ты меня понимаешь? – спросила она. – Мы можем успеть.

Она прильнула ко мне, наши губы сомкнулись, ее горячий язычок скользнул по моим зубам. Я почувствовал прилив крови в чреслах.

Я чуть приподнял ее, и не отрываясь от поцелуя, мелкими шажками стал продвигаться к секретарскому столу. Левая рука блуждала по приятным выпуклостям и закончила путешествие, забравшись Ритке под трусики. Рита самозабвенно целуясь, сняла одну руку с моей шеи и просунула мне под ремень.

Прошла еще пара минут жарких поцелуев и объятий, и Ритка неистово смахнула со стола бумаги. Я посадил ее на стол, задрал юбку, и наклонился над нею. Ее руки лихорадочно перебирали пряжку ремня, наконец она поддалась, ширинка с характерным звуком расстегнулась и она нетерпеливо спустила мои трусы. Готовно распростерлась на столе, бесстыже раздвинула ноги. Я сдвинул вбок ее трусики, мешавшие войти, Ритка прикрыла глаза и в этот момент зазвонил телефон.

Рита тихонько заматерилась, протянула к нему руку, сняла трубку и протянула ее мне.

- Да, - сказал я в трубку и в ответ услышал голос Левона.
- Сергей, ну что ты так долго? Костя тоже хочет сыграть, на победителя. Ждать тебя?
- Левон, я занят. Сыграйте пока сами!
- Хорошо. Кстати, тебя Лида ищет, - недовольно пробурчал Гараян и бросил трубку.

Я на секунду призадумался, но Ритка так призывно смотрела, что я отбросил сомнения. Вот только звонок Гараяна все испортил, и мой член уже не производил впечатление бойца, готового к бою. Рите хватило мгновения, чтобы понять, что к чему. Она встала и со словами «Для начала - устно», взяла мой член в кулачок, а языком стала водить по головке.

Кровь прилила, и я ощутил приятные пульсации в паху. Я запрокинул голову и стоял на полусогнутых, краем глаза отмечая, как Риткина голова совершает возвратно-поступательные движения. Это возбудило меня еще больше. Как же.

Секретарша шефа, доселе недоступная даже в мечтах, делает мне минет! И мне это не снится!


Приятные размышления прервал резкий и настойчивый стук в дверь.

- Маргарита, ты здесь? Открой! – раздался за дверью требовательный голос Лиды.
- Одевайся, быстро! – прошептала Ритка, прервав ласки.

Легко сказать. Ей достаточно поправить одежду, у меня же молния на ширинке, ремень с кучей дырочек, рубашку надо заправить. Вы пробовали резко застегнуть ширинку с эрегированным членом? Иногда можно промазать. Боль адская. К несчастью, промазал я именно в этот раз.

В общем, я быстро оделся, и не зная куда спрятать выпирающий из штанов член, сел за Риткино место, запустил пасьянс и сосредоточенно уставился в монитор.

- Что это вы тут делаете? – подозрительно спросила Лида.
- У Маргариты компьютер заглючил, а я как раз мимо проходил, она просила посмотреть, - выпалил я первое, что пришло в голову.
- Для этих задач Бородаенко есть. Резвей, я тебя по всему офису ищу!

Ритка еле сдерживала улыбку, с серьезной миной роясь в папках с письмами за прошлый год. Я понял, что у нее так и крутится на языке ответ, что Бородаенко показал свою недееспособность в решении «этих задач». И улыбнулся сам:

- Ну что ты кипятишься? Вот, здесь я. Идем, посмотрим, что там у тебя.

С удовлетворением заметив, что больше ничего не выпирает, я вылез из-за стола и направился к выходу.

- Рубашку сзади заправь, компьютерщик хуев, - услышал я сзади ехидный Лидкин голос.

***

В компьютерный футбол я так и не сыграл. Обсудили с Лидой некоторые рабочие моменты, после чего меня вызвал Степаныч. А на этом дела закончились и, соответственно, закончился рабочий день.

Еще раз уточнив у Лиды, в силе ли планы на вечер, пошел домой. Перекопанный участок дороги возле офиса наконец-то заасфальтировали. В свежеуложенном асфальте, орошенным недавно моросившим дождиком, отражались огни фонарей. Как же все изменилось!

Сейчас вечер вторника. А четыре дня назад я шел этой же дорогой в магазин за леденцами. А вот здесь грузовик облил меня грязью.

А вот тот самый магазин, где я встретил Лёху. Не удержавшись, зашел в магазин. За прилавком – та же самая сорокалетняя продавщица с обесцвеченным волосом и в роговых очках. Сегодня она активна – шутит с покупателями, бойко носится от полок к покупателям. Пока я думал, быстро подошла моя очередь, и продавщица, дружелюбно улыбаясь, спросила, что мне нужно.

Попросив леденцы, я задумался.

Что с ней случилось? Хочется верить, что причиной преображения продавщицы служит не банальный втык от начальства с угрозой увольнения, а какие-то позитивные сдвиги в ее личной жизни. И мне дорога вот эти вот ее жизнерадостность и доброжелательность именно тем, что они не искусственны, как у персонала «Макдоналдса», а естественны именно как следствие хорошего настроения самой продавщицы.

Ну несвойственна советскому человеку неискренность и лицемерие. Наш человек, хотя бы краем детства заставший Союз, будет улыбаться не тогда, когда надо, а когда хочется. И это нормально, грустить - когда грустно, а улыбаться - когда хорошо на душе.

Я улыбнулся во все тридцать два зуба, отплачивая продавщице тем же за ее искренность, так же искренне поблагодарил и направился к выходу из магазина. Во рту охлаждающе обжигал горло ментоловый леденец.

Скажу честно, в эти пять последних дней уместилось столько событий, что мои чувства несколько притупились. Меня после сцены в секретарской уже вообще ничего не удивляло. А главное, если раньше я бы тихо позавидовал смелости Панченко и Бородаенко, погулявших соответственно с Лидой и Ритой, вдоволь наплакался бы с подслушанного вчера разговора, потом полгода проходив в депрессии, то сейчас я стал более толстокожим.

Что и говорить, неделю назад, новость о том, что у Лиды есть любовник, повергла бы меня в шок и довела бы до петли. Сейчас же это для меня просто новый расклад, соответственно которому и нужно себя вести.

А докопались бы до меня хулиганы дней пять назад, до встречи с Лёхой? Пусть даже я был бы с девушкой, или с десятком фотомоделей, вряд ли бы я осмелился не то что кого-то ударить, я бы грубо ответить не посмел бы.

В толпе ожидающих на остановке я увидел симпатичную девушку. Больших трудов стоило не отвести взгляд, когда она посмотрела на меня. Улыбнулся и получил улыбку в ответ. И здесь выдержки уже не хватило, отвернулся. А когда снова посмотрел в ее сторону, увидел рядом с ней какого-то парня в длиннополом кожаном плаще.

- Девушка, я вас где-то видел! – радостно заметил Черный плащ.
- Отвали, - равнодушно, не задумываясь, ответила она.

Улыбка сползла с Черного плаща. Он нерешительно помялся и с независимым видом отошел в сторону. Что же, теперь я попробую. Подошел к ней.

- Привет! Здорово вы его! Наверное, большой опыт в этом?

Девушка оценивающе посмотрела мне в глаза. Я понял, что «в этом» звучало довольно двусмысленно. Я не знаю, что она увидела в моих глазах, но ее губы растянулись в улыбке и я услышал:

- Ксения.

Я протупил пару секунд, а потом до меня дошло.

- Сергей. Приятно познакомиться.
- Взаимно.

А когда подъехал мой автобус, я уже знал краткую биографию Ксюши, а в кармане лежал листочек из ее блокнота. С номером её телефона.

***

Я только начал переодеваться, когда в дверь позвонили. Это был Вася. Сосед. Вел он себя на удивление робко и вежливо. Вася переминался с ноги на ногу и явно чувствовал себя не в своей тарелке.

- Сергей, здравствуй.
- Здорово, Вася, - сказал я и приготовился к очередной обороне своих финансов.
- Серег, ты извини что так поздно, - промямлил Василий, - но ведь лучше поздно, чем никогда, да?

Я офигел, когда увидел что Василий протягивает мне деньги.

- Ну, Вась, я удивлен. А что случилось-то? Да заходи, не стой на пороге.

Вася зашел, я прикрыл дверь.

- Понимаешь, Серег, за ум я взялся. На работу устроился новую, а там с этим делом, - щелкнул Василий себя по горлу, - строго. А платят хорошо.
- Молодец, Вась. Так ты вообще завязал с выпивкой?

Вася вздохнул и твердо сказал:

- Вообще. Хватит. Я же сколько пропил за этот год. Примерно так посчитал и ужаснулся, - горячо заговорил Вася. – Я же детям компьютер мог купить на эти деньги! Сережка с Петькой давно просят.
- Компьютер вещь хорошая.
- Нужная это вещь, Серега! Сейчас без компьютера никуда! Так что, раздам долги и детям в кредит компьютер куплю. Сейчас такое время, за десять минут кредит делают! А научатся мои на компьютере работать – считай уже в жизни устроены!

Я слушал немного наивные, но в целом здравые мысли соседа и искренне радовался за него. Лишь бы не сорвался Василий. Здоровый умный мужик. Работяга. Золотые руки. А из-за водки испортил не только себе жизнь, но и семье своей.

- Вась, я на самом деле рад за тебя, за Катеринку, за Петьку с Сережкой. Ты уж будь мужиком, слово-то держи теперь!
- Что ты, Серега! Все! Ни-ни! – убежденно сказал Вася. – Ну, бывай, сосед. В расчете?
- В расчете.

Я захлопнул дверь. Молодец Вася, конечно.

Вот только с такой же убежденностью Вася раньше обещал долги вернуть. С получки. С заначки. С перезайма.

***

За Лидой заехал на такси. Подарил Лиде букет роз, который она приняла со смирением и бережно везла его всю дорогу. В такси ехали в молчании, то ли не зная о чем говорить, то ли стесняясь таксиста. А поехали мы в бар «Кирпичи». Лидка не возражала, а мне легче в знакомом заведении.

Официант поставил букет в графин с водой, оставил два меню и удалился.

- Про Лёню откуда знаешь? – сразу взяла быка за рога Лида.
- От верблюда, - улыбнулся я.
- Резвей! – возмутилась Лида. – Я серьезно!
- От знакомого одного. Он знает вас с Лёней.

Говорить о том, что Лёня приехал после звонка Лёхи я не стал.

- Ясно. Хорошие у тебя знакомые, значит. Лёня со всякой шушерой не общается.
- А я – шушера? – спросил я.
- Для Лёни – безусловно. Для него и Кацюба – шушера. Не тот уровень.
- А ты – «тот уровень», так что ли? Раз Лёня с тобой общается? – решил уточнить я.
- А вот это уже – не твое дело, - огрызнулась Лида.

Подошел официант. Я заказал только пиво, поскольку есть Лида отказалась, а я ужинать в одиночестве не решился.

- Почему это не мое? – наигранно удивился я. – Я жениться решил на тебе, имею я право знать, с кем и почему общается моя невеста?
- Что? Резвей, ты в своем уме? С чего это ты решил жениться на мне?

Маленькие зеленые молнии из ее глаз норовили сжечь меня на месте. Я выдержал паузу, и максимально пытаясь сохранить самообладание, сказал хриплым голосом:

- Потому что я тебя люблю.

Молнии поугасли. Лида уткнулась взглядом в стол. Принесли пиво. Я, копируя Лёхину привычку, залпом выпил бокал пива и попросил повторить. Лидкино молчание меня напрягало. Она выдержала поистине гроссмейстерскую паузу, потом гневно посмотрела на меня и выпалила:

- Мудак!

И расплакалась. Я такой реакции не ждал. Я подозревал, что она может посмеется надо мной, или скажет что-то типа «Я тоже типа люблю», или в крайнем случае, отшутившись, переведет разговор на другую тему. Но такой реакции я не ждал, это факт.

- Почему?
- Он еще спрашивает, почему! Да поздно уже. Неактуально! Чего ты ждал все это время?
- Я не ждал, я отказа боялся. Решимости не мог набраться, - признался я.
- А сейчас что, набрался?
- Да решил, что хватит тянуть кота за яйца.
- А чтобы совсем уж в накладе не остаться, заодно и за Ритой прихлестнул? Так, да?
- Э… - я действительно не знал, что ответить.
- Вот потому-то ты - мудак, - удовлетворенно сообщила Лида и залпом выпила бокал пива.

Да… Похоже она тоже знает Лёху.

Время летело незаметно. Я не мог отвести глаз от Лиды, а она, захмелев, становилась более откровенной.

Мы уже довольно долго сидели в баре, разговаривали ни о чем – рассказывали о себе, об увлечениях, перемалывали кости сотрудникам. Лидке периодически кто-то звонил, и она выходила на улицу, чтобы поговорить. Возвращалась злая и возбужденная. Потом я задал ей вопрос, давно крутившийся на языке.

- А с Лёней ты как познакомилась?
- Я тогда в инжэке училась. Шла по Марата, пристали кавказцы какие-то, стали за рукава тянуть, в машину хотели затащить. Тут Лёня объявился. Кавказцы куда-то сразу испарились, а он предложил подвезти. Выпросил телефон, потом встретились. Вел себя очень галантно, ни на чем не настаивал. Ты не поверишь, но переспали мы первый раз примерно через год после первой встречи. Все это время Лёня мне помогал: с оплатой за обучение, с практикой, да по мелочам много всего было. Я стала себя увереннее чувствовать, как за каменной стеной…

Лида замолчала и удивленно смотрела куда-то поверх меня.

Я обернулся и кинул взгляд на вход. Там стоял Костя Панченко. Увидев нас, он решительно направился в нашу сторону.


Кирпич одиннадцатый


Руки в карманах, согбенные плечи, голова опущена так низко, что кажется у Панченко нет шеи. Бог ты мой, да ведь он мои ошибки повторяет! Я почувствовал себя Мохаммедом Али, против которого на ринг выпустили Алину Кабаеву.

- Стажер! Какими ветрами? – воскликнул я.

Костя не ответил. Подошел к нашему столу и хмуро, не глядя на меня, сказал Лиде:

- Лида, мне нужно с тобой поговорить.
- Нам не о чем с тобой разговаривать, - чеканя слова, ответила она.
- Здороваться не учили? – мрачно спросил я у Кости.
- Что ты там вякаешь, олух? – загорелся Панченко. – Сиди, не рыпайся.
- Что?! – взревел я.
- Ты еще и глухой? – с издевкой спросил Панченко.
- Да ты, стажер, вообще охуел? – уже спокойнее поинтересовался я.

Как там Лёха говорил? В спорах и словесных перепалках выигрывает более спокойный. Я спокоен. По крайней мере внешне. Но перепалки не получилось. Вмешалась Лида. Она встала и примиряющее обратилась к нам:

- Ребята, успокойтесь. Костя, что ты хотел сказать?
- Я не буду при нем говорить, - сказал Панченко, кивком показывая на меня.
- Сергей, я выйду на улицу с Костей, мы все обговорим и я вернусь. Хорошо? – спросила она меня.
- Хорошо, - согласился я.

Лида направилась к выходу. Костя, не скрывая ликования, направился за ней. Да, словесную баталию я проиграл, это точно.

Закурил. Медленно потягивая пиво, ожидал возвращения Лиды. И когда прошло минут двадцать, забеспокоился. Расплатился по счету и вышел на улицу.

У входа стояла толпа молодежи: девчонки и парни лет семнадцати. Лиды с Костей среди них не было. Сердце, недовольное происходящим, быстро стучало. В горле пересохло. Я обошел здание, зашел под арку и увидел их.

Так самозабвенно целоваться можно, только зная, что где-то рядом бродит Резвей.

***

Домой ехал с твердым намерением нажраться. По пути зашел в супермаркет около дома, взял бутылку водки, банку маринованных огурцов, упаковку томатного сока и блок сигарет. Я чувствовал, что одной пачки не хватит.

Я не понимаю, что в Косте такого, чего нет во мне? Маленький наглый крысеныш. Вот оно! Ключевое слово «наглый». По здоровому наглый, захотел и взял свое. Я поймал себя на мысли, что не против того, если Леонид, Лидкин любовник, приедет и заберет ее. И при этом его охранники дадут Косте по шее. И покорил себя. Что за мысли? Словно малыш, потерпевший поражение в драке со сверстником и надеющийся на то, что сейчас придет великовозрастный хулиган с соседнего двора и отомстит обидчику.

У меня даже не хватило духу подойти к ним и выяснить отношения! Это же не интеллигентно, блин. А Костя, зная, что Лида не одна, тем более после ее отказов, все равно приехал и добился своего. Здесь и Лёхи не надо, чтобы понять, в чем мои ошибки и как надо было себя вести.

Дома лениво разделся, вымыл руки и поплелся на кухню. Нажираться, так красиво. Водку поставил морозиться в холодильник, нарезал хрустящие огурчики, красиво разложил по тарелке. Рядом поставил графин с соком, пепельницу, сигареты, зажигалку, хрустальную рюмку, фужер для сока.

Потом перенес на кухню музыкальный центр и включил Дельфина. Его слова резали по живому:

«Это больше, чем мое сердце.
Это страшнее прыжка с крыши
Это громче вопля бешенного
Но гораздо тише писка забитой мыши
Это то, что каждый всю жизнь ищет
Находит, теряет, находит вновь
Это то, что в белой фате со злобным оскалом
По белому свету рыщет
Я говорю тебе про любовь.
Она сама по себе невесома
Она легче, чем твои мысли
Но вспомни как душу рвало,
Когда она уходила
Как на глазах твоих слезы висли
Она руками своими нежными
Петлю на шею тебе набросит,
Не оставляя ничего от тебя прежнего,
Сама на цыпочки встать попросит
Ты даже не сможешь ее увидеть
Ты никогда не заглянешь в ее глаза,
А думаешь о том как бы ее не обидеть
Не веря в то, что она действительно зла
Ты можешь с ней расцвести и засохнуть
Она сожрет тебя как цветок тля,
Но все равно лучше уж так сдохнуть,
Чем никого никогда не любя.
С ней хорошо, без нее как-то странно
Мне не хватает ее слез радости
Если она пришла, то тут же уходит плавно
Бросая в лицо какие-то гадости
Я держу свою дверь закрытой
Чтобы стучалась она перед тем, как ко мне войти
Чтобы не оказалась она той, мною давно забытой,
Той, с которой мне не по пути.»


Дослушав песню, вытащил из холодильника водку и сел за стол. Все, народ к разврату готов. Не хватает только женщин и собутыльника. Хотелось выговориться, а выговариваться в пустоту не хотелось.

Начал набирать номер Риты, но остановился, сбросил. Негоже, получив от ворот поворот от одной девчонки, мчаться к другой. Лёху видеть не хотелось. Сосед Вася? Да нет, он вроде пить бросил. Девочка Ксюша, с которой сегодня познакомился? Конечно, нет. И, который там час уже? С ума сойти, пол-третьего ночи! Какая может быть пьянка? Утром вставать в пол-седьмого, бегать, отжиматься и все такое. Нет, спать!

Быстро раскидал продукты в холодильник, почистил зубы и нырнул в кровать.

На удивление, забылся сном быстро и легко.

***

Проснулся так же легко, как и уснул. Вообще, разум словно включил какие-то защитные механизмы, и вся вчерашняя боль и страдание из-за Лиды начисто растворились в боевых планах на жизнь и, в частности, на сегодня.

Немного побаливали мышцы, а потому успехов в подтягивании и отжиманиях не было. Зато в беге я одолел на круг больше, чем вчера.

Далее по плану контрастный душ, завтрак и сборы на работу.

До выхода оставалось еще минут пятнадцать, я вышел на балкон и закурил.

Думаю, когда осилю двадцать подтягиваний и тридцать отжиманий, я могу смело идти в тренажерный зал без страха опозориться. Скорее бы. Жажда жизни охватила меня. Было очень горько за потерянное время. Пять лет убил ни на что! Обрюзг, обзавелся шикарным животом, так недалеко и до зеркальной болезни. Жены нет, девушки нет, детей – тоже нет. С ума сойти, если я прямо сейчас заведу ребенка, то когда он закончит школу, мне будет сорок пять лет! В квартире будто Мамай побывал, обшарпанные обои, затертый скрипучий паркет, заржавевшие краны.

На что я убил пять лет своей жизни?

- Су-ка! – заревел я белугой с балкона.

Испуганное воронье слетело с крыши и каркая, осмеивало мое потерянное время.

Все, баста! Больше ни одной потерянной минуты!

***

У Лидки с Панченко началась большая любовь. На работу приходили вместе, обнявшись, невыспавшиеся, но полные энергии и счастья. Да, я завидовал Косте, особенно первое время. Лида, судя по всему, разорвала с Лёней «Ткачём» ради Панченко – тут бы любой позавидовал, не только я, любивший её долго и безответно.

Но время шло, штормовые бури в душе поутихли, а потом и вовсе наступил штиль. Общаться с Лидой я стал сухо, официально и только по работе. Прошли ли мои чувства к Лиде навсегда? Я не знаю. Но произошедшее безусловно дало мне крепкий пинок, придав ускорение в моем саморазвитии. Уязвленное самолюбие, победно-злорадные взгляды Кости, одновременно поддержка и подначки Лёхи заставляли меня работать и работать над собой.

Я давно хотел заняться своей речью. Как я уже рассказывал, голос у меня не самый громкий, можно сказать тихий, да и дикция отнюдь не дикторская. Как говорил Наполеон, «кто не умеет говорить, тому карьеры не видать». Помните, как запросто Лёха увел меня из магазина пить пиво? Внешний вид у него тогда был неважный, но я-то пошел за ним! Сейчас я понял почему: речь! Говорить-то мы все умеем, но говорить уверенно, четко, увлекательно и, в то же время, логично может не каждый. И я не умел.

В интернете нашел несколько хорошо себя зарекомендовавших тренингов по риторике и ораторскому искусству и записался на один из них.

При графике занятий три раза в неделю у меня оставались еще четыре свободных вечера. Что там у нас по плану? По плану у нас – вождение и получение водительских прав. Вот и отлично. Записался в автошколу около дома.

Свободным осталось воскресенье. Лёха предложил по воскресеньям играть в футбол и ходить в сауну, на что я с радостью согласился. Как он сказал, и аэробная тренировка и отдых.

И еще легкий штрих в моё идеальное расписание – купленный оксфордский англо-русский словарь. Учить по десять новых слов в день представлялось мне делом нехитрым. А после вождения можно и на курсы английского записаться.

***

- Неплохо играешь, - заметил Лёха. – Занимался раньше?
- Да нет, в детстве много играл, - ответил я.

Мы сидели в сауне, неторопливо потягивая холодное пиво. В футбол я сегодня играл впервые после семилетнего перерыва, но ежедневный бег по утрам помог не выдохнуться на первой же минуте. Попал я в одну команду с Лёхой, он стоял на воротах, а меня поставили в защиту, где я и отыграл весь первый тайм. Потом переставили в нападение – видимо понравилась моя обводка и поставленный удар.

Играли в мини-футбол, пять на пять, и позиция «нападающего» была номинальной – отрабатывать приходилось по всему полю небольшого спорт-зала.

Мы уже попарились, отдохнули с девочками и вели размеренную беседу.

- А гол ты классный забил, их вратарь даже не шелохнулся, - сказал Лёха. – Ты меня в последнее время вообще часто приятно удивляешь.
- В смысле?
- В прямом. Движешься семимильными шагами, как будто боишься куда-то опоздать. Молодец, в общем. Еще есть чем похвалиться?
- Заканчиваю курсы ораторского искусства. Хожу после работы, три раза в неделю.
- А это еще зачем?
- Чтобы говорить красиво.
- Цицерон, блин, - улыбнулся Лёха. - Меня бы попросил, я бы тебе эти месячные курсы в два занятия уложил. На «стрелке» был когда-нибудь?
- Слава богу, не приходилось.
- А зря, кстати. Вот там ораторское мастерство оттачивается ускоренными темпами, а излишняя риторика, что по сути - пустословие и болтовня, заменяется на логику и уверенность. Ты знаешь, есть такие мужики, в легкую докажут тебе, что черное – это красное. И ты согласишься.
- Возможно, но для меня это пока не актуально. В автошколу записался, - продолжил я.
- Давно пора! Железного коня еще не присмотрел?
- Для начала возьму что-нибудь наше, не новое. А то новую тачку разбивать жалко.
- Ты опять за прежнее? – воскликнул Лёха.
- Не понял, - удивился я.
- Новую разбивать жалко, - передразнил он меня. – Ты еще машину не купил, права даже не получил, а уже не сомневаешься, что попадешь в аварию!
- А вдруг? Мало ли… - возразил я.
- А страховка на что? А глаза, чтобы видеть и голова, чтобы не забывать пристегиваться? Разобьет он. Все аварии – это следствие лихачества и невнимательности. Ты лихач и разиня?
- Нет.
- А раз нет, бери сразу нормальную тачку. Чтобы перед девчонками не позориться.
- Да какие там девчонки! – сказал я. - Мне на работу и с работы только!
- А на работе девчонок нет, - прищурившись, ухмыльнулся Лёха. – Я тебя правильно понял?
- А на работе больше нет. У Ритки новое увлечение, а Лида с Панченко сейчас.
- Да ты что! – удивился Лёха. – Ну и ну! Стало быть – ты снова один?
- Один, Лёха. Да и времени у меня на девчонок нет: работа, курсы всякие…
- Серега! – торжественно перебил меня Лёха. – На девчонок время всегда есть!

Лёха неисправим. Порассуждав о прелестях женского пола, он неожиданно перескочил на другую тему.

- Слушай, ты мускулами обрасти не хочешь?
- Хочу, - загорелся я. – А как?
- Как… Я не золотая рыбка, так что ответ один – качаться. Подкачаешься, обрастешь мясом, потом не грех и на рукопашку записаться. У меня такой тренер знакомый есть… - Лёха мечтательно закатил глаза. – Брюса Ли он из тебя, конечно не сделает, но драться научит. Хочешь?
- Конечно, - не сомневаясь, ответил я.
- Вот и договорились. Закончишь свою школу риторики, получишь права и самое время заняться физическим развитием… Правда уж как-то резво ты начал. Теперь важно не утратить пыл, не терять интерес. Смотри, не загони себя. В таком-то темпе.

Лёха задумался. Я понял, что он имел в виду. Но объяснять ему, что заставило меня войти в такой ритм мне не хотелось. Выкинутые из жизни пять лет - это моя личная трагедия. У кого-то может и есть время развиваться постепенно, не гоня лошадей, но только не у меня.

Продуктивный разговор получился. Да что там лукавить, с Лёхой любая пьянка превращалась в продуктивную беседу. Он словно готовил кирпичи, а мне оставалось лишь найти им место.

Дверь приоткрылась, оттуда высунулась лукавая девчачья мордашка:

- Мальчики, повторить не хотите?
- Хотим! – дружно заорали мы.

Кирпич двенадцатый


В новом, ужесточенном ритме, время летело быстрее. Как я и предполагал, уже через месяц я смог отжаться тридцать раз, а подтягиваться стал, как и раньше, не меньше двадцати за подход. Так что в тренажерный зал пошел без особой боязни того, что меня засмеют.

Тренер, невысокий коренастый мужичок в спортивке, показал, где переодеваться. Лёха, который порекомендовал мне этот зал, сказал, что его зовут дядя Миша. «Серега, ты не смотри на то, что зал находится в подвале, или что тренажеры там не новые. Дядя Миша свое дело знает, а железо – оно везде одинаковое», – спросил он.
Результат, Лёха, результат. Дядя Миша так дядя Миша.

Зал действительно непрезентабельный. Но цены божеские, а когда дядя Миша узнал, что я от Лёхи, то сразу как-то потеплел и повел к себе в каморку.

- Лёшка? Верняк? Это же мой ученик, начал бы он не так поздно – больших успехов бы добился в культуризме, - рассказывал Михаил. – А пришел к нам такой щупленький, забитый, ну как ты примерно.
- А Алексей давно у вас тренировался? – спросил я.
- Лешка-то? Года полтора, как перестал ходить. Ну ладно, давай к делу. На что хочешь работать? На силу? На массу? Или на рельеф?

Вот это новость. Я то думал эти атлеты просто бездумно железки тягают да стероиды жрут.

- А разница-то в чем?
- Система тренировок различная. Ну, на рельеф тебе пока рано работать, не из жира же рельеф будем складывать, - улыбнулся дядя Миша. – Поэтому предлагаю сначала набрать мышечную массу, поработать на силу. Заниматься будем раз в четыре дня.
- А что так редко? Я слышал, некоторые занимаются чуть ли не каждый день, - спросил я.
- Пойми простую истину – мышцы не растут сразу после тренировки. Двое-трое суток они восстанавливаются. Если тренироваться каждый день или через день, то времени для роста у них не будет совсем. Усвоил?
- Усвоил.
- Вот и отлично.

Тренировка заняла около сорока минут. Дядя Миша сказал, что хватит одного подхода на каждое упражнение с максимальным отягощением. Кроме того, добавил он, лучше не перенапрягаться, лучше чуток не доработать, зато потом с большим желанием придешь на следующую тренировку.

После тренировки он ушел к себе, а я остался разносить «блины» и гантели по своим местам. Закрыв шкафчик с «железом», оглядел напоследок зал и на выходе услышал за спиной:

- Слышь, ты, покачался?

Я обернулся. Невысокий лысый плотно накаченный парень, вытирая лоб полотенцем, открыто скалился.

- Покачался, - ответил я.
- Ну ты это… Качельки убери за собой, - заржал лысый, которого моментально поддержали хохотом другие «качки».
- А вы что, качаться не будете что ли? – спросил я в тон ему, дождавшись затишья.

Хохот затих. Лысый отложил полотенце, встал и подошел ко мне. Нелегко было не отводить глаз от налитых кровью глаз лысого, но у меня получилось. Я замер, просчитывая обстановку. Но все решилось проще:

- Иван, - сказал лысый, разряжая обстановку, и протянул мне руку.
- Сергей, - ответил я.

Рукопожатие было коротким, но крепким. Иван оценивающе обвел меня взглядом и вернулся к тренажером. Остальные, утратив интерес, продолжили тренировку.

После душа я зашел к дяде Мише попрощаться. Он что-то писал в тонкую, засаленную тетрадку, но увидев меня, закрыл тетрадь и сказал:

- Сереж, чем-то ты мне напоминаешь того Лешку, пришедшего к нам в первый раз. Постарайся в отличие от него, не прекращать тренировок. А потом втянешься.

Напоследок он порекомендовал хорошо питаться и налегать на пищу, богатую белками.

***

На вечерний Большой проспект я вышел посвежевшим и воодушевленным. Шел мягкий, оседающий на ресницах, снег. Перекинув сумку через плечо, я направился к закусочной через дорогу, чтобы перекусить и выпить свежевыжатого сока.

Внутри светло и уютно. Я сделал заказ и стал разглядывать окружающих. Справа сидят парень с девушкой, скорее всего у них первое свидание. Такой вывод я сделал на том простом основании, что парень напряженно, с деланным энтузиазмом (вот сейчас, сейчас будет смешно!) рассказывал анекдот. Девушка внимательно слушала, видно, что анекдот ей известен, но правила хорошего тона не позволяют перебить собеседника. Поймал себя на мысли, что я бы вел себя иначе. Это же первое свидание, а тут важнее заинтересовать собеседника, вести диалог, а не пытаться забить разговорные пустоты бородатыми анекдотами.

При первом общении с девушкой лучше отказаться от роли шута, этакого веселого компанейского парня, травящего анекдоты и веселые истории одну за другой. Гораздо проще и продуктивнее общаться с ней, задавая вопросы и, в свою очередь, отвечая на них. Самое главное, как говорил Глеб Жеглов, интересоваться искренне. А если девушка тебе нравится, то искренне интересоваться её жизнью – не самая сложная задача.

Но этот парень пошел явно не тем путем. Вот уже все анекдоты рассказаны, предпринята попытка рассказать о друге Мишке с параллельного потока, который - вот умора! – покрасил волосы в красный цвет. Девчонка явно скучает. Ей нафиг не нужен красноволосый Мишка, ей интересен этот перец, сидящий перед ней, но он совсем ничего не рассказывает о себе и совсем ничего не спрашивает. Эх…

А вот слева сидит еще одна девушка, она лениво потягивает сок и читает книгу. Её волосы мешают мне разглядеть лицо. Почувствовав мой взгляд, она обернулась. Вскользь прошлась по мне и вернулась к чтению. Её лицо показалось мне знакомым. А потом я вспомнил, хотя это стоило немалых трудов. Ксения! Девушка, с которой я познакомился на остановке в тот вечер, когда встречался с Лидой. Интересно, узнала ли она меня? Вряд ли. Хотя, это же легко проверить! Недолго думая, я встал и подошел к ней.

- Здравствуйте, Ксюша! – поздоровался я. – Помните меня?
- Здравствуйте. Нет, если честно, - удивленно протянула она. – А мы знакомы?
- Я вас тоже не сразу узнал, - признался я. – Помните, чуть более месяца назад, вечером на остановке…
- Да-да-да! – улыбаясь, перебила она меня. – А я думаю, вроде бы видела вас раньше, а где именно, не помню. Садитесь, - сказала она, глазами показывая на стул.

Я сел. Ксения отложила книгу, а я подумал, что кроме бородатых анекдотов мне на ум ничего не приходит. Черт. Как там говорила Миа Уоллес в исполнении Умы Турман? Неловкое молчание. Неловкое. Молчание. Я на миг задумался, а потом представил, что знаю Ксюшу лет десять, улыбнулся и спросил:

- Как дела?

Мне на самом деле было интересно, как её дела.

***

Мы долго просидели в этой закусочной. Оказалось, что Ксюша живет недалеко от нее, и регулярно после института сюда захаживает. Да, что ни говори, а Питер все-таки маленький город. Мы беседовали по большей части, рассказывая друг другу о себе.

Ксюша учится в институте культуры на последнем курсе. Она – среднего роста, кареглазая брюнетка с очень милым личиком. Мне как-то сразу понравилось быть в ее обществе, она была ненавязчива, с интересом меня слушала, рассказывала аналогичные примеры из своей жизни, давала очень дельные советы. Я не чувствовал в ней притворства, фальши, а только тепло и искренность.

А потом я вызвался её проводить, и она согласилась.

Я наслаждался ситуацией: чертовски упоительно идти с красивой интересной девушкой, наслаждаясь мягким декабрьским снегом. После хорошей тренировки получившие нагрузку мышцы приятно ноют, а в голове уже не сладкие мечты, а реальные планы того, как я наберу «мяса», и можно на рукопашку. Но это в будущем, а сейчас все внимание Ксюше.

Возле ее подъезда мы остановились, и я закурил сигарету. Ксения не курила.

- Спасибо за приятный вечер, Сережа, - сказала Ксения. – Мне пора.
- Мне тоже было очень приятно, Ксюша. Мы еще увидимся?
- Почему бы и нет? Мой телефон ты знаешь, звони…, - она запнулась, схватила меня за локоть и затащила меня в подъезд.
- Что такое? – удивился я, и тут же получил ответ на свой вопрос.

Мне в колено ударил снежок – плотный, тяжелый и твердый. Следом за ним влетело еще два. Что за черт? Сделал шаг на выход, но Ксюша остановила меня.

- Сережа, не надо. Это Захар.
- Парень твой?
- Нет… Да… Бывший. Мы год как расстались, но все не успокоится.
- А давай я поговорю с ним?
- Что ты! – испугалась Ксюша. – Он сумасшедший, и один не ходит никогда…

Не успела она договорить, как Захара я увидел воочию. Копия Кости Панченко: невысокий, худощавый. Щеки впалые, глаза близко посажены. Рядом два таких же

- Я тебе говорил, шалава, чтобы ты ни с кем не гуляла? – зарычал он.

Ну, пора включать все, чему я научился за последнее время.

- Молодой человек, ведите себя прилично, - как можно спокойнее и увереннее сказал я. – Не на базаре находитесь.

Вежливость, уверенность и спокойствие – ключевые моменты в конфликтных ситуациях. Жаль, но на Захара мои ключевые моменты абсолютно не подействовали. Он удивленно вылупился на меня, сплюнул и спросил у Ксении:

- Чё за мудень? И почему он все еще тут?
- Захар, прошу тебя, уйди…, - начала Ксюша, но я её перебил.
- Слушай, Захар или как там тебя. Мне пофиг кто ты и что ты, но если эта девушка тебе не безразлична, сделай то, что она просит.

Умом я понимал, что страх и стресс – плохие помощники, но организм не желал прислушиваться к разуму: сердце забилось быстрее, голос подсел, руки мелко затряслись. Да уж. Самоконтроль ни к черту. Что же, теперь важно не выдать эмоции. Я подумал, что хорошо бы избежать драки, ведь одному против троих мне не справиться, да и навыков нет абсолютно. Как же это не кстати.

- А че ты за ее спину прячешься, а? – возмутился Захар. - Ты, бля, овца, а ну, пойдем побазарим!

Он схватил меня за шиворот и потащил на улицу. Горло пересохло. Сердце выскакивало из груди, как у перепуганного кролика. Появилась мысль о том, что бить будут по-любому. А раз исход один, то теперь главное не опозориться в Ксюшиных глазах и повести себя как мужчина.

И снова, как тогда у кинотеатра, рука автоматически сжалась в кулак, рука метнулась вверх, а костяшки состыковались с захаровским подбородком. Его голова мотнулась назад, а изо рта полилась кровь. Кажется он откусил кончик языка. Он взвыл, помотал головой, сплюнул сгусток крови, а его товарищи стали приближаться ко мне со спины.

Мне повезло. Ксюха завопила погромче любой автомобильной сирены. Стали открываться окна, и Захар с корешами, пообещав, что «мы есё встйетимся», ретировался. В общем-то, я легко отделался.

- Что, Ксюша, опять Захар? – высунувшись из окна, спросила какая-то старушка.
- Он самый, - вздохнула Ксюша. – Не угомонится никак.
- А что, часто такое? – поинтересовался я.

Мною двигало не только любопытство, но и капельки зарождавшейся ревности. Часто ли её провожают парни, интересовало меня, а не то, как часто Захар устраивает подобные сцены.

- Редко, но метко, - ответила Ксюха.

На том спасибо. Попрощались в подъезде, я попытался её поцеловать, но она увернулась, сама чмокнула в щеку и исчезла в лифте.

Еще один кирпич? Пожалуй. И как довесок к нему – твердое желание заняться рукопашной борьбой. Или самбо. Или боксом. Неважно. Ведь в следующий раз может так не повезти.

Кирпич тринадцатый


До Нового года оставалось меньше месяца. Настроение у всех предпраздничное, все бегают, суетятся. Такое ощущение, что в декабре у всех включаются внутренние резервы, работа кипит, отношения доброжелательные. Все хотят решить накопившиеся задачи, раздать долги, словом, успеть сделать все, на что не хватало времени в течение года.

У меня полная душевная гармония, этакое перманентное состояние счастья. Я добился практически всех целей, что ставил перед собой в начале октября.

После работы позвонил Лёхе.

- Здорово, студент! – заорал он в трубку. – Обмываем права?
- А то! В девять в «Кирпичах», устроит? – спросил я. - Я не один приду, с девушкой.
- Ого! Смотрины что ли? – заржал он. – Приводи, оценим. До связи!
- До связи! – сказал я и отключился.

В автошколе в своей группе я, наверное, был одним из самых старших. Группа состояла в основном из студентов, немного разбавленных парой-тройкой дам за тридцать и мною. Это наложило свой отпечаток на все занятия. Студенты халтурили, подкалывали преподавателя и клеились к взрослым дамам. Вместе с тем, схватывали они все на лету и не гнушались помочь или что-то объяснить «старикам». Нередко мы после курсов шли в близлежащий бар, чтобы пропустить по паре кружек темного.

В такой атмосфере обучение пролетело быстро, а экзамены я сдал с первого раза.

Так что в плане на этот год напротив пункта «Водительские права» я поставил галочку. Еще одна цель достигнута.

Курсы ораторского искусства и риторики оказались не фикцией. Я научился не только доходчиво излагать свои мысли, но и грамотно управлять интонацией, расставляя акценты именно там, где надо. Дикцию мне поставили. Не Левитан, но прогресс очевиден.

В строительстве тела добился определенных результатов. Прибавил пару килограммов, спокойно тягаю железки, которые были неподъемны для меня в первое занятие.

Сдружился с Иваном. Он приехал из какой-то деревни под Саратовом, учился в институте, к сожалению не доучился. Парень он открытый и прямолинейный, и настолько ненавязчивый в общении, что мне сразу же захотелось с ним сдружиться.

Потом мы не раз вместе пили пиво: я, Лёха и Иван. Они быстро нашли общую тему для разговора – оба качались под руководством дяди Миши.

В общем, жизнь оказалась приятной штукой, я забыл ощущение депрессии и апатии, домой приходил уставший, но очень довольный собой. Тем более, в мой график вмешалась Ксения, с которой было просто приятно проводить время. Мы виделись каждый день, после моих курсов или тренировок. Потом я провожал ее домой, где мы еще с час болтали в подъезде, но за все это время она так ни разу и не дала себя поцеловать. Положительной стороной было то, что и Захара я больше не встречал.

***

После обеда я внимательно изучил бумаги текущего проекта и понял, что чего-то не хватает.

- Константин, можно вас на минутку? – обратился я к Панченко.

Костя резко отодвинулся от стола, встал и подошел ко мне. Челюсти пытаются пережевать жвачку, руки в карманах, развязная поза, в общем – воплощенное презрение.

- Чё?
- Вы подготовили маркетинговое исследование?
- А ты чё, придраться решил? Ну, подготовил. Лиде уже сдал.
- Так. Скажите мне, кто ведет этот проект?
- Ну, допустим, ты.
- Не допустим, а так и есть. Сейчас же принесите мне отчет.

Лида, внимательно нас слушавшая, встряла в разговор:

- Резвей, чего ты к словам цепляешься? Он сдал мне отчет, но я его не могу найти.
- Так в чем проблема, Константин? У вас же осталась электронная копия? Распечатайте еще раз и принесите мне.
- Ладно, - ответил Костя и вернулся за свой компьютер.

Прошло пятнадцать минут, а Костя, казалось, совсем забыл о моей просьбе. Конечно, я мог добиться своего гораздо более простым путем, например, пригрозив Косте тем, что пожалуюсь шефу. Но это была бы локальная победа. Да, возможно я даже добился бы увольнения Панченко. Но авторитета бы этим себе не прибавил.

- Константин! Будьте добры, поторопитесь!
- Ща, чё ты распереживался, - сказал Костя. – Усё будет!

Кравцов, Бородаенко и Гараян тихо хихикали. Ну, черт, ты, Костя, сам напросился.

- Иди сюда, Панченко, - вертя в руках ручку и разглядывая её, тихо попросил я.

Немного подумав над моим предложением, Костя подошел.

- Костя, даю тебе минуту на то, чтобы ты выплюнул жвачку, вытащил руки из карманов, распечатал отчет и сдал его мне. Уложишься?

Именно этого Костя и ждал. Он давно хотел довести меня и выяснить отношения. Именно поэтому он как-то особенно радостно завопил:

- Да пошел ты на ***, чмошник!

Думал ли Костя, что я тоже этого жду? Вряд ли. Наверное поэтому он удивился, когда я спокойно встал, обошел стол, ухмыльнулся ему в лицо и за галстук потащил его на выход. Он отбрыкивался, а за нами возбужденно галдя, шли остальные. Я вывел его на лестницу, пихнул под зад и спустился вслед за ним.

Мы прошли мимо удивленного вахтера Жорика и вышли на улицу. Мороз ударил по щекам, но прилившая кровь горячила сердце. Впервые в жизни мне захотелось подраться. Нас окружили набежавшие сотрудники. Я снял пиджак и кинул Гараяну. Костя поступил так же, только в роли его оруженосца выступил Бородаенко.

Мы стали кружиться друг вокруг друга.

- Ну давай, чмо, давай, попробуй, - подзадоривал себя Костя. – Иди, сосни у меня, лошок.
- Ты мне сейчас за все ответишь, крысеныш, - не отставал я, стараясь сохранять спокойствие.

Но вмешалась Лида.

- Да разнимите вы их! – закричала она.

Мужики, как будто очнувшись от гипнотизирующего танца, разом кинулись нас разнимать. Жорик с Бородаенко скрутили Костю и повели из распавшегося круга. Костя вырывался и выплевывал проклятия в мой адрес: «Отпустите меня! Я его порву щаз!».

Я стряхнул насевшего Кравцова, взял у Гараяна пиджак и спокойно пошел к офису. Ну что же, не сегодня, так в другой раз. Шел и улыбался про себя, так как за спиной слышал уже обросшую фантастическими подробностями байку о том, как я раскидал толпу скинхедов, отделавшись ушибленным носом. Приятно, черт возьми!

***

Вечером, как и договаривались, я с Ксенией пришел в «Кирпичи». Мы заняли столик в дальнем углу, заказали графин водки, вино для Ксюши и море закуски. Еще через минут пять подъехали Лёха с Иваном. Они были в своём репертуаре – привлекая внимание и скалясь, подошли к нам и плюхнулись на стулья.

- Привет! – сказал Иван.
- Здорова, Серёга! – гаркнул Лёха. – Здравствуйте, милая девушка…
- Ксюша, знакомься, это мои друзья – Алексей и Иван, - вспохватился я.

Они пожали друг другу руки. Лёха подмигнул мне и тайком показал большой палец. Понравилась, значит. Да и Бог с ним, гораздо важнее то, что Ксюша нравится мне, а Лёхино мнение мне хоть и дорого, но никак не в этом вопросе.

Иван разлил водку, налил вина Ксюше и провозгласил тост:

- Ребята, я всех вас знаю совсем недавно, но, поверьте мне, у меня нюх на хороших людей. Сергей, ты не просто хороший человек, ты очень добрый человек, а в наше время такие на вес золота! Давайте выпьем за Сергея, за его водительские права и за его чудесную девушку Ксению!

Ксюша потупила глаза, а мне на душе стало настолько приятно, что счастливее меня в этом баре никого не было. Как же все-таки это упоительно: лучшие друзья, любимая девушка, отличный стол и теплая-теплая атмосфера. Хорошо! Мы чокнулись и выпили. Лёха крякнул и закусил маринованным огурчиком.

- Ну, как говорится, - сказал он, - между первой и второй наливай еще одну!

Иван тут же разлил по новой.

- Слушай, Серега, - обратился ко мне Лёха. – Давно хотел спросить, да забывал постоянно. Наверное, и Ксюше с Иваном будет интересно. Откуда у тебя фамилия такая – Резвей?
- А очень просто. Предки Резвыми были, ровно до тех пор, пока мой дед не получил паспорт. Открывает он его, а там – Резвей. Что интересно, его брат так и остался Резвым.
- О! – воскликнул Лёха. – У меня тост созрел!..

И мы выпили за Лёхин тост. А потом еще. И еще. Следом мы заказали два графина, а Ксения, ратовавшая за трезвый образ жизни, поддалась Лёхиным уговорам и перешла с вина на водку. Под хорошую закуску и веселые дружеские задушевные разговоры, ледяная водочка шла легко и благостно. Тем удивительнее было, что никто не упился до состояния риз.

Ксюша все больше слушала, но если открывала рот, то в тему и по делу, чем заслужила Лёхино уважение, о чем он ей так прямо и заявил.

Вечер близился к завершению, когда Леха сделал неожиданное предложение:

- Ребята! Есть идея устроить нашему новоиспеченному водиле еще один экзамен на вождение! Спонсором экзамена будет моя скромная персона, которая предоставит для испытаний свои колеса.
- Леха, ты в своем уме? – удивился я. – Я с тобой за разбитый Туарег не расплачусь!
- Ты опять за своё? – грозно поинтересовался Лёха.

Я умолк. Действительно, что это я? Мне выдали права, официально, без взяток, значит ездить я умею.

- Поехали! – с энтузиазмом сказал я.

И мы поехали. Лёха показал, как управлять автоматической коробкой передач, посадил меня за руль, сам сел рядом. Сзади сели Ксения с Иваном.

Завел машину, тронулся и, постепенно набирая скорость, помчался по полупустым улицам Питера. Никогда не думал, как это восхитительно, мчаться со скоростью ветра по ночному городу, слушая подначки друзей и тревожные просьбы любимой девушки ехать помедленнее.

За окном проносились светящиеся вывески, а я думал о том, что друзья, без тени сомнения вверили мне, только получившему первые в своей жизни водительские права, свои жизни, а Лёха доверил свой не самый дешевый джип. И никто даже не пристегнулся! Глупо, конечно, но я был на пике своего счастья.

Вволю накатавшись, повезли Ксюшу домой. Чтобы не будить её домашних, остановились чуть поодаль, и я пошел проводить её до подъезда. Иван с Лёхой тактично остались в машине.

Мы подходили к подъезду, когда от стены отделились три тени и резко направились к нам. Я только успел отпихнуть Ксюшу за спину, как на меня посыпались удары – мелкие, злые, чувствительные. «Не вставать, лежать», - мелькнули в голове Лехины слова. В таких ситуациях, говорил он, при превосходящих силах противника надо прикрыть все жизненно-важные органы и ни в коем случае не делать попыток встать.

Ксюша в голос заорала, а я чувствовал как меня бьют по голове, ногам, рукам, спине – везде, куда можно достать. Удары прекратились так же неожиданно, как и начались. Я пришел в себя, огляделся и увидел валяющихся и корчившихся от боли Захара и его товарищей. Иван успокаивал Ксюшу, а Лёха протягивал мне руку. Я встал.

- Повезло тебе, что не один был, - сухо заметил Лёха. – За что они тебя так?
- Это её бывший, - кивнул я в сторону Ксюши. – Всё не успокоится.
- Кто именно?
- Вон тот, - показал я на Захара.

Лёха подошел к нему, перевернул носком ботинка на спину, схватил за куртку и резко поднял. Захар выплюнул выбитый окровавленный зуб. Его товарищи расползались в темноту.

- Как тебя зовут? – спросил Лёха.
- Захар, - ответил тот, шатаясь.
- Значит так, Захар. Погоняло Верняк тебе о чем-то говорит?
- Слышал, - уважительно отозвался Захар.
- Вот он, - Леха показал на меня, - его друг. Так что, если не хочешь проблем, забудь сюда дорогу, забудь эту девушку и забудь этот разговор. Уяснил?

Захар кивнул.

- Свободен, - сказал Лёха.

Захар, сопровождаемый нашими взглядами, исчез в темноте. А мы проводили Ксюшу до квартиры, попрощались и поехали по домам. Лёха предложил отвезти меня в больницу, но я чувствовал себя сносно, видимо удары смягчила моя дубленка.

Уже дома я задумался – как так-то? Двадцать семь лет обходился без драк, а тут за последнее время уже четыре: фиктивная с Щербатым, прерванная соседями с Захаром, несостоявшаяся с Панченко и вот сегодня. Три победы и одна ничья – неплохой результат для новичка. Возможно, в будущем я приду к тому, что лучше избежать драки, чем победить в ней. Но пока – мне это необходимо.

Я укоризненно покачал головой и пошел спать.

Кирпичи тяжелы


Ближе к Новому году я начал посещать тренировки по рукопашному бою, чередуя их с посещениями тренажерного зала.

На рукопашке мой тренер – коренастый кореец Виталий Цхай – сначала поставил мне удар. «Всем телом двигаешься, Сергей, всем», - говорил он. Разминка в бешеном темпе, отжимания на кулаках, доведение до автоматизма «двоечек» и «троечек»…

Левой, правой – бэм, бэм! Левой, левой, правой! Апперкот! Левым коленом, уход, правой! Я представлял Костю Панченко и озверело молотил грушу, так, что Цхай одобрительно кивал.

В общем, на тренировках я выплескивал колоссальный объем нерастраченной в офисе энергии, а тренировался я как проклятый. После занятий я умиротворенный возвращался домой или встречался с Ксюшей.

Поняв, что качаться и ходить на рукопашку буду не один месяц, я уплотнил график и записался на курсы английского. Сюрпризом стало желание Ивана записаться вместе со мной. На курсах он с жесточайшим акцентом произносил английские слова, заставляя морщиться преподавателя и давиться от смеха всю аудиторию. «Ай хэв сри бразерс энд уан систер», - невозмутимо сообщал он, - «Энд вы хэв биг хауз ин Васильевка».

В общем, было весело. А потом, я окончательно забил свой график, купив абонемент в бассейн. Плавание – хорошая аэробная тренировка.

У Ксюшки приближалась зимняя сессия в институте, и видеться мы стали реже. Удивительно, но я её так ни разу и не поцеловал. Тургеневская девушка какая-то, ей-Богу. Она никогда не приглашала меня домой, а сама на мои приглашения неизменно отвечала отказом. Мне кажется, после Захара у её родителей заведомо предосудительное мнение о всех Ксюшиных кавалерах. Иначе почему бы ей меня с ними не познакомить?

А на работе вообще чудеса происходят. Кацюба расщедрился и ради празднования Нового года снял роскошный ресторан. Гараян подрался с Бородаенко, а Лида якобы изменила Косте с Кравцовым, о чем Кравцов по пьяни незамедлительно по секрету всем поведал.

Панченко ходил мрачнее тучи, а потом поставил Кравцову фингал. В итоге выяснилось, что никто никому не изменял, а Кравцов форсу для прихвастнул.

На новогоднюю корпоративную вечеринку я предложил Ксении пойти со мной. Она сразу согласилась, а Лёха ради такого случая выписал мне доверенность и выделил свой Туарег. Ксюша помогла мне выбрать костюм, галстук и новый парфюм.

Так что, к вечеринке я подошел во всеоружии.

***

Официальная часть мероприятия откровенно затянулась. Кацюба пересказал нам всю историю фирмы, похвалился нашими успехами за год и зачитал поздравления от предприятий-партнеров. Потом стал вызывать нас по одному, чтобы вручить подарок.

Мне во второй раз за два года подарили тостер. Отдел кадров, готовивший подарки сотрудникам, безо всяких сомнений, стоило расформировать и уволить ко всем чертям. Скажите мне, зачем мне два тостера? Зачем? У меня нет своей закусочной, и уж тем более нет кондитерской лавки.

Напротив меня сидел Левон Гараян, который к окончанию официоза опустошил две тарелки с салатами, прервавшись лишь на получение подарка. Ему повезло не больше чем мне, поскольку в подарок он получил фотоаппарат. Снова.

- Махнемся? - спросил я Левона.
- Легко! – согласился Левон, и мы торжественно обменялись подарками.

Лидка, сидевшая рядом, зашикала на нас. Должны были объявить её. Поскольку Фрайбергер была последней в списке, после вручения подарка Лиде официальная часть вечера закончилась.

И понеслась! Официанты не успевали обновлять графины с водкой и коньяком, а стоявший около Гараяна парень из обслуживающего персонала окончательно запыхался, не успевая подносить новые тарелки. Бородаенко быстро навкидался и стал приставать к девчонкам-дизайнерам. Панченко ходил гоголем, выпячивая грудь и выпивая с каждым, кто предлагал. Шеф объявил, что Костя прошел испытательный срок и принят на работу.

Потом начались медленные танцы. Ксению пригласил Гермес Саахов, наш видеоинженер, а я оживленно беседовал с Левоном, когда кто-то тронул меня за плечо. Сзади стояла Лидка.

- Пойдем, покурим? – предложила она.
- Идём, - подумав, ответил я.

Пока Ксюша кружится в танце с Гермесом, можно и покурить.

***

Мы вышли на улицу, даже не накинув пальто. На улице было морозно, я зябко поежился. Вытащил сигарету, угостил Лиду и подкурил.

- Как дела? – спросила Лида.
- Отлично, - ответил я. – Как у тебя?
- Нормально все, Резвей, нормально, - вздохнула она. – Я ведь любила тебя, Сережа. Сильно любила. Но боялась спугнуть тебя, все ждала, когда ты первый шаг сделаешь. Ты робкий такой был. Потом ты изменился, и я дождалась вроде наконец, но чувства к тому времени угасли.

Я нервно затянулся, шокированный её признанием.

- Ты извини за тот вечер… - продолжила она. – Мне Костя тогда приглянулся, а то, как он себя вёл в тот вечер, отчаянно, как-то по-звериному… В общем, я не устояла. А жаль. Повезло твоей новой… Как её?
- Ксения.
- Ксения…, - задумчиво повторила она, - надеюсь Ксения у тебя не задержится, Серёж. Я не против попробовать еще раз.
- Что попробовать? – не понял я.
- Для начала – просто встретиться. А дальше будет видно, – ответила Лида и протянула мне руку. – Друзья?

Ответить я не успел. Сзади налетел Панченко с возгласом «Вот вы где!» и с разбегу ударил меня ногой в спину. Я слетел с крыльца, сгруппировался и вскочил на ноги, готовый к бою.

- Не здесь, - сплюнул я. – Пойдем в парк.
- Я тебя и здесь могу, и в парке урою, - ощерился Панченко.

Лида не шевельнулась, когда мы направились в сторону парка. Мысленно я порадовался, что не сильно напирал на спиртное и салаты. От Кости разило перегаром, так что у меня уже есть преимущество. Я не чувствовал мороза, адреналин мощными порциями выбрасывался в кровь, но разум был ясен.

Вышли на освещенное место, секунду помолчали. Меня окутала пелена спокойствия: я уверен в себе и в своей правоте.

- Ну, сука, готовься асфальт грызть, - прорычал Костя и кинулся на меня.
- Где ты тут асфальт нашел, мудила? – поинтересовался я, уклоняясь влево, и одновременно правой ногой подсекая Панченко.

Он кувыркнулся, но тут же встал и снова бросился на меня. Ё-моё! Это же груша! Пьяная груша с легко просчитывающейся траекторией движения. Ложный замах левой, еще раз, потом боковой правой, в скулу. Костя отшатнулся, а в его глазах появилось недоумение. Скула стремительно багровела – верный признак того, что я попал.

Теперь, наращивая преимущество, притягиваю его голову за волосы и резко коленом в нос, апперкот правой и завершающий в пах, ногой.

Все. Бой окончен. Костя, что-то ноя, валяется на земле в позе младенца, а я наконец нашел время оглядеться.

Собрались все. Лида восхищенно, а Ксюша укоризненно смотрят на меня. Кацюба недовольно качает головой.

Первым не выдержал и нарушил всеобщее молчание Степаныч.

- Да что же это такое! На таком празднике! - заканючил он. - Резвей! Я к тебе обращаюсь!

Я поднял голову, и что-то в моих глазах заставило Степаныча заткнуться. Кто-то суетился вокруг Кости, ко мне подбежала Ксюша, и последнее, что я запомнил, были слова Степаныча «Резвей, считай, что ты уволен! После праздников – за расчетом!».

Что ж, посмотрим. Не думаю, что шеф уволит меня не разобравшись.

Мы оделись и ушли с этого праздника жизни. Я так понял, что Панченко предстал этакой жертвой перепившего Резвея, потому что все крутились вокруг него и жалели. На меня все, кроме, пожалуй Лидки, кидали злобные взгляды и шептались за спиной.

- Куда поедем? – поинтересовалась Ксюша.
- Может ко мне? - с надеждой спросил я.

Ксюша на мгновение задумалась, а потом прильнула губами к моим. И это был самый сладкий поцелуй в моей жизни. Потом она нежно отстранилась, отдышалась, поправила волосы и прошептала:

- К тебе…

И мы поехали ко мне, и спали вместе, и встретили вместе рассвет. И мы были счастливы вместе.

Нет, это не был последний кирпич в моей крепости. Но это был самый важный кирпич, кирпич, удесятеряющий силы и жажду жизни, дающий странную смесь ощущения покоя и буйства, тепла гейзера и холода айсберга, тот кирпич, что «громче вопля бешенного, но тише писка забитой мыши».

Я говорю тебе про любовь.

***

Два дня мы не вылезали из постели, делая перерывы только на перекур или на поход к холодильнику. На кухне, замотанные в одеяла, поглощали все, что удавалось найти и возвращались в спальню. Любовь действительно творит чудеса. Несмотря на предшествовавший этим дням бешеный ритм жизни, мои силы не иссякали, а занятие любовью с любимой девушкой не шло ни в какое сравнение с чисто механическим сексом с девушкой не любимой. Первое – на порядок выше, приятнее, красивее.

В воскресенье утром я с трудом нашел в себе силы встать. Но слово «надо» в последнее время перестало быть для меня пустым звуком. А потому я собрался и аккуратно, стараясь не разбудить Ксюшу, встал с кровати

- Не уходи, - услышал я её сонный голос. – Останься.
- Ксюша, я не могу, мне нужно бегать, - я ласково отстранил ее руку и, шатаясь, пошел в ванную.
- Ах ты мой спортсмен, - ласково сказала Ксюша и уснула безмятежным сном.

Я с остервенением почистил зубы, оделся и пошел бегать. Терять время я себе позволить не мог, как бы не было приятно нежиться в постели с любимой.

Люди, проходившие через футбольное поле, чтобы сократить дорогу, могли видеть бегущего счастливого, влюбленного, улыбающегося и заматеревшего парня. Парня? Мужчину! Меня, Сергея Александровича Резвея, закончившего строить свою первую кирпичную крепость.

Уважение сотрудников и друзей, победа в драке или словесном поединке, любовь красивой девушки – все эти атрибуты крутости – безусловное достижение, но только для того Резвея, над которым потешались всем офисом.

Сейчас для меня это просто пройденный этап, не крутость, а норма жизни. Так и должно быть. Впереди – новые цели и новые горизонты. Новые, более тяжелые кирпичи ждут меня.

После пробежки по дороге зашел в магазин. Меня немного шатало от бессонницы, прохожие могли подумать, что я всю ночь пил. Еще бы, трехдневная щетина, пропахший потом спортивный костюм. У прилавка я увидел худющего сгорбленного парня. Засаленные волосы, забитый вид. Он терпеливо ждал, когда уснувшая продавщица уделит ему внимание.

- Девушка, проснитесь! – гаркнул я.

«Девушка» ворчливо встала, уперла руки в бока и спросила:

- Чего вам?
- Два пива! – попросил я.
- Пиво какое именно?
- Мне «Самурай», а вот этому… - я повернулся к задохлику. – Тебе какое пиво, чудик? И зовут-то тебя как?..
Данияр «Юник» Сугралинов
Сентябрь-ноябрь 2004 г.
Казахстан, г. Актобе

Graniy
03.04.2016, 13:28
Вот уж точно: «дурная голова ногам покоя не дает!» Но есть что вспомнить.
Дааа! К сказанному прибавить больше нечего! :017:
Спасибо. Не успеваю, мои хорошие прочесть все. Но хоть знаю куда идти читать. Всем спасибо! Дочитаю чуть позже.:025:

jeff2000
04.04.2016, 14:28
Деревянная бомба
1
По местам стоять, БПК «Адмирал Смышленый»
по левому борту принимать...

Еще совсем недавно, чуть больше двадцати лет назад, в то время, когда над океанскими просторами гордо развивался советский военно-морской флаг, в столице Северного Флота, городе Североморске, и случилась эта невероятная история. Сейчас, когда Россия донашивает наследство великой империи, а офицеров превращают в подобие офисного планктона, подобное вряд ли возможно. Исчезает стержень, уходит душа. То, что вчера воспринималось, как само собой разумеющееся, обрастает легендами и становится мифом. Всё становится обыденным, жёстко регламентированным и обеспеченным высоким денежным содержанием. Жаль....
Командир минно- торпедной боевой части большого противолодочного корабля (БПК) «Смышленый» лейтенант Вячеслав Малинин собирался в отпуск. Билет на самолет до Пулкова лежал у него в сейфе, деньги получены, а планы составлены. До вылета оставалось два дня, и сделать оставалось совсем немного, всего лишь поменять реактивные глубинные бомбы, входящие в состав боекомплекта корабля. (Бомба представляет из себя тело, похожее на веретено, весом сто двадцать килограммов и длиной порядка двух метров). Для того чтобы доставить бомбу на аппарель, её надо на специальных носилках пронести полкорабля. Кто же это будет делать? Поэтому на каждом корабле, который швартуется к стенке или пирсу лагом, то есть бортом, существуют железные желоба, представляющие из себя подобие горок для бобслея. Бомба вытягивается бомбометом наверх и вынимается вручную, что, кстати, тоже категорически запрещено. Почему, меня всегда удивляло, ведь это предусмотрено самой конструкцией и назначением пусковой установки. Но у нас всегда что-либо запрещают, особенно, если это совпадает со здравым смыслом. Матросы под руководством мичмана Сергеева привязывали к хвостовому оперению бомбы, из носовой части которой еще в бомбовом погребе был выкручен взрыватель, шкерт (прочную веревку) и аккуратно опускали бомбу на причал, где её принимали и укладывали в транспортировочный контейнер, напоминающий кассетницу на двенадцать бомб. Лишенная взрывателя бомба абсолютно безопасна, поэтому командование всех уровней, как правило, смотрит на подобные действия без фанатизма. Так все шло и в это осеннее утро. Было достаточно тепло, солнце ещё не отправилось на зимнюю гулянку, и контейнеры быстро наполнялись извлеченными из недр корабля бомбами. Завтра должны были привезти новые и забрать выгруженные, а послезавтра - отпуск. Старпом, напроверявшись и наоравшись в первые полчаса выгрузки, которой он должен был руководить, ушел заниматься более важными делами. И, как всегда и бывает, в тот момент, когда никакой беды и не ждали, она взяла и пришла, нагло усевшись на желоб, составленный из трех, скрепленных между собой частей, отчего крепления разошлись, и в образовавшуюся щель скользнула очередная опускаемая бомба. Несколько мгновений, длившихся пару тысячелетий, она висела на шкерте, раскачиваемая заполярным ветром, пока тот не перетерся об острые края. И вдруг, подобно большому, сорвавшемуся с крючка карасю бомба шлепнулась прямо под борт корабля, между ним и третьим причалом.... И утонула... Отпуск превращался в мираж, в Славиной голове, сменяя друг друга, проносились образы святой инквизиции и «доброе» лицо комбрига. Он почти физически ощущал на своей шее жесткие пальцы судьбы....
- Да ладно, Слава, что-нибудь придумаем....
- Что ты придумаешь, Михалыч? Докладывать надо. Ведь ни хрена от этой железки не случится, а панику наведут. Корабли в море выгонят, гэбешников нагонят, водолазов пришлют, а меня просто порвут.
- Это если доложить. А если так.....
Мичман Сергеев что-то настойчиво и долго зашептал на ухо своему командиру.
- Ну, если прокатит.....
- С тебя коньяк, командир.....
Через несколько минут целостность жёлоба была восстановлена, матросам велено держать язык за зубами, благо способов убеждения в те годы было достаточно, и выгрузка пошла своим ходом. А мичман Сергеев помчался в ремонтные мастерские эскадры, которые располагались около второго КПП, прихватив с собой трехлитровую канистру шила (корабельного спирта). Слава закончил выгрузку, передал боезапас под охрану вахте трапа и доложил старшему помощнику командира корабля об окончании выгрузки и о том, что за время ее проведения никаких происшествий не случилось. После этого стал метаться по каюте, как тигр в клетке, куря одну за другой, ожидая своего мичмана.
Сергеев появился часа через два и заплетающимся языком доложил:
- Всё в порядке, Командир. Сделают они бомбу, как новенькую, никто не отличит. Ночью на втором КПП дежурить будет мичман Телега, с «Макарова», он прикроет, и мы ее принесем.
- Не стуканёт?
- Васька-то, да за литр? Никогда.
Вздохнув, Слава открыл сейф и отдал Сергееву две бутылки. Отпускные запасы стремительно таяли.
- Правда, есть одна проблема....
- Что ещё за проблема?
- Да железной болванки у них такой нет. Они того, деревянную бомбу сделают...
- Убью....
- Да ладно, ладно, что ты.... Чай, не дураки мы. В середину толстую трубу вставят и свинцом зальют... Всё в ажуре будет...
Это была самая длинная ночь в двадцати трехлетней жизни лейтенанта Малинина. В три часа ночи в кассету была вставлена бомба, на которую он даже не пошел смотреть. То ли сил не хватило, то ли боялся увидеть, что же все-таки наваял Сергеев со своими собутыльниками....
Через тридцать с небольшим часов самолет уносил Славу в город, у которого еще не успели забрать его имя, Ленинград. Малинин дремал в кресле, разморенный антистрессовыми микстурами, которыми накачался в буфете аэропорта, отходя от своих приключений. Самое страшное было позади....
Но это только казалось. Слава еще не знал, что судьба дала ему лишь временную передышку и, провожая глазами самолет, стояла у корня третьего причала, курила «Беломор», смеясь ему вслед сквозь желтые зубы....


2
Из пояснительной записки к курсовому по механике:
"А в качестве материала для этой шестерни выбираем дерево, потому что никто эту записку читать не будет."

Время неумолимо. Оно стремительно пожирает минуты, часы, дни... Давно закончился отпуск, из памяти стали уходить три тридцать первых декабря подряд, которые приключились на «Смышлёном», и Славу уже перестали называть «мастером торпедного удара» после его знаменитой на весь флот стрельбы по крейсеру «Киров». История с бомбой, казалось, окончательно забылась....
На период болезни минера с новенького эсминца «Расторопный», больше известного на флоте под именем «Растопыренный», старший лейтенант Малинин был временно прикомандирован на его место, тем более что выходы «Смышлёного» в море на ближайшее время не были запланированы. К тому же, Славе, в перспективе, даже светило это место, так как минер планировался на классы. А это уже корабль первого ранга, повышение в должности, перспективы. Ведь, несмотря на все свои косяки, Слава был хорошим специалистом и командиром. Это был шанс, кораблю в самое ближайшее время предстояло «покатать» группу генералов, прибывших на стажировку из Академии Генерального Штаба, показать всю мощь Северного Флота и, само собой, непереходимую пропасть, отделяющую пехоту от флота.
- Что, Командир, опять бомбы грузишь? Смотри не утопи, - съехидничал мичман Сергеев, подошедший к Малинину, который грузил очередные РГБ уже на эсминец.
- Типун тебе на язык, Михалыч. Сука ты, а не матрос. Только забывать стал.
- Не ссы, Слава, если бы хотели за жопу взять, давно взяли бы. Да все нормально, ребята хвост настоящий поставили, от утилизированной бомбы, хрен отличишь... А на базе, сам знаешь, лежит наша красавица и ждет утилизации, старенькая она, я смотрел....
- Иди, давай. Вернусь, пошутишь у меня..... Каркает, ходит.
Но, похоже, мичман Сергеев действительно сглазил. Слава делал все правильно. Его матросы, как чумовые, носились с носилками в руках, нося бомбы с причала на бак, аккуратно закладывая их в элеватор погреба без помощи пусковой. О желобах не могло быть и речи, хотя, придя проверить, как идет погрузка, злой Славин гений, флагманский минер эскадры, капитан первого ранга Баранов, все же сказал:
- А с желобами быстрее было бы....
- Нет, Василий Петрович, корабль новый, все по инструкции.
- Ну-ну..... Поумнел.... Надо быть осторожнее.
Когда все бомбы были загружены, Слава, спустившись в погреб поинтересовался, как идет снаряжение взрывателями бомб первого залпа. Отложив в сторону мартышку (железный ключ с двумя штырями, которыми вкручивается в бомбу взрыватель), матрос ответил:
- Да в одну не лезет, тащщ.... (Тащщ - уникальная форма флотского обращения матроса к офицеру, полигон для филологических изысканий).
- Дай я.... Не лезет.... Вставлять надо правильно и полезет...
Взрывать лез, но не накручивался. Когда Малинин усилил нажим на мартышку, из отверстия показалась деревянная стружка.... Судьба, у которой Слава становился любимым персонажем, решила проверить его в очередной раз. По невероятному стечению обстоятельств, его же деревянная бомба, бумерангом вернулась к нему. Конечно же, на базе оружия, никто и не собирался ремонтировать и подкрашивать бомбы. Да, честно говоря, без этого можно вполне обойтись, пока не истекли сроки технической пригодности, поэтому нет ничего удивительного, что они полгода спокойненько пролежали на складе и вернулись к Славе. Это был полный пердомонокль...
- Черт с ней, потом разберемся, ставим следующую.
У Славы снова появилась передышка. В набор первого залпа бомба не вошла, война в ближайшее время не планировалась, поэтому смена бомб была маловероятна. Очередная смена боезапаса, когда деревяшка была бы обнаружена, должна была состояться только через три года, если, конечно, кораблю не придется раньше вставать в док или завод. Но он вроде новый. А за три года..... Всё может случиться. Примерно такие мысли крутились в Славиной голове, когда он шёл к старпому. Докладывать об окончании погрузки.
- Что-то Вы бледный, Малинин.... Не заболели?
- Всё нормально, товарищ капитан второго ранга, устал просто....
- Молодой еще уставать. Навязались на мою голову. У вас, румынов, опять бардак. Половину боекомплекта просроченного подкинули...
- Что! Бомбы надо будет менять!!!
- О, юноша, да на Вас лица нет. А все говорят, Малинин герой, киллер, чуть штаб флота не утопил.... Успокойтесь, кисейная барышня, не менять, а отстреливать, заодно генералов этих повеселим. Пусть эти сапоги посмотрят, как моряки воюют. Иди, разбирайся с накладными, партии, у которых в течение трех ближайших месяцев истекает срок пригодности, готовь на отстрел. Список мне.
- Когда список-то?
- Вчера. И еще, завтра выход, тебе надо сделать следующее.....
- И сколько у меня есть времени?
- Лейтенант, ты меня поражаешь, ведь уже старший. Сколько времени? Позавчера, вчера и сегодня. После отбоя доложишь. Иди. Подожди. Не пьяный?
- Да нет, что Вы.....
Дрожащими руками Слава листал накладные и наряды на полученный боезапас. Искомая бомба подлежала уничтожению путем отстрела. Это было спасением. В истории ставилась окончательная точка. Но как? Как можно выстрелить деревянную бомбу?! А если не выстрелить? Если просто сделать запись, что выстрелил? Отстрелить надо двадцать четыре бомбы, в залповом режиме кто её отследит. Это хорошо, замечательно. Но куда деть эту дурацкую бомбу и взрыватель???! Ведь лишняя остается... Деревянная. Из погреба не вынести. Только пилить. А взрыватель? Он же настоящий. И не оставишь, куда тогда бомба делась?! Ой, мама, роди меня обратно! Голова шла кругом, а Судьба, ехидно потирала руки и принимала ставки от всех заинтересованных лиц. У Славы оставалось два дня.... Всего два дня для того, чтобы её победить...



3
- Я сегодня не такой, как вчера, - напевал старлей, спускаясь в погреб.
- А вчера-то уже не прошло..., - подпевала ему реактивная глубинная бомба...

Двадцать четыре бомбы, поблескивая поцарапанными бортами и плотно прижавшись друг к другу, теснились на элеваторе первой подачи. Деревянная бомба стояла самой последней. Объяснив старпому, что стрельба предстоит ответственная, а личного состава Слава не знает, старший лейтенант лично крутил «мартышку», снаряжая бомбы. А что ему оставалось? При его попытке вставить взрыватель в пустышку, правда неминуемо бы всплыла.
- Как там румын со «Смышленого»? А-то говорят, залетчик известный?
- Да вроде нет, товарищ Командир, сам взрыватели вкручивает, из погреба не вылезает, давно я таких минеров не видел...
- Страпом, может его доктор осмотрит? Подозрительно это все.
- Так ведь стрельба, лучше потом, когда вернемся.
- Ну-ну, смотри за ним....
В ночь перед стрельбой Слава решал мучительную головоломку, пытаясь решить, как ему списать бомбу, которую он даже не собирался загонять в бомбомёт. В голову ничего не лезло, кроме бредовых идей о подрыве корабля, во время которого следы бомбы окончательно затеряются. Впереди маячил трибунал и, в лучшем случае, Побережье, если, конечно, повезет. В целом мире, который для Славы сузился до габаритов эскадренного миноносца, только одну человеку он мог довериться, приятелю еще со времен стажировки, комбату артиллеристу Андрею Воробьеву. К нему он и пошел, захватив с собой бутылку коньяка, благо сосед Андрея по каюте стоял вахтенным офицером.
- Ну, Сява, это полный аут.
- Да я знаю, делать-то что? Вернемся в базу, а бомба лишняя. Был бы мой корабль, придумал бы что, а тут?
- На своём ты уже придумал. Ладно, допивай коньяк, ножовка в погребе есть?
- Конечно. А зачем?
- Зачем, зачем, пилить твою бомбу будем.
- Точно, вынесем её кусками и утопим.
- Мы с тобой прямо маньки, блин, потрошители.
- Точно, а чтоб утонула, мы взрыватель с ней утопим, он точно железный.
- Ты уверен?
- А чёрт его знает, проверить надо.
Бомбовый погреб хорош тем, что стены, пол и потолок у него железные. А железо очень толстое. И войти в него можно только через люк, который тоже железный и закрывается железной крышкой. В таких идеальных условиях два старлея, вооружившись ножовкой и фомкой, ломали «Галатею» мичмана Сергеева. Отпиливая головную часть и ломая зубцы об металл, Вячеслав «тихим добрым словом» поминал своего «сундука», представляя, что ножовка ходит по его шее. Потом был полный риска и опасности переход на ют, переход, которому позавидовали бы авторы «Бондианы», а голливудские сценаристы немедленно побежали бы вешаться, а те, кто покрепче, - занимать места на бирже труда. Ведь если бы их хоть кто-то заметил, выносящих огромную сумку с «расчлененкой»....
Уже за полчаса до входа в полигон Слава сидел на своем КП и ждал команды... Осталось совсем немного, и все страхи и сомнения растают, как дым. Совсем немного. Чуть - чуть...
- Славян, нас по погоде в базу возвращают, стрельбы не будет. - Перед Малининым, бледный, как тень отца Гамлета, появился Воробьев, сменившийся с ходового.
- Это полный .....
- Конечно, румын.... И я подписался. Что же теперь?
А где-то, далеко-далеко, а может, вообще нигде, Судьба медлила вытаскивать последнюю карту. Она уже сама не знала, куда приведет её развлечение, придуманное от скуки... Но впереди показался Кильдин Западный, надо было что-то решать и она, залпом опрокинув стакан шила и занюхав рукавом, сунула в рот «беломорину» и, зажмурившись, достала карту.....
- Командиру боевой части три прибыть на ходовой пост к командиру бригады!
Крик по трансляции вывел Славу из ступора, в котором он прибывал после сообщения приятеля. «Уже все знают», - мелькнуло в голове и почему-то стало спокойно-спокойно....
- Товарищ комбриг, старший лейтенант Малинин, по Вашему приказанию прибыл!
- Ну, и что скажешь, Малинин? Сколько ты из меня кровь пить будешь?
- Да я..... Это... К стрельбе готовлюсь.
- Знаю, как готовишься. Торпеды уже все на флоте утопил? Теперь за бомбы взялся! - комбриг 56 бригады капитан первого ранга Бражник расстреливал глазами Славку, который ощущал себя сипаем, привязанным к пушечному жерлу....
- Какие бомбы?
- Какие, какие, реактивные, глубинные! Что застыл, как соляной столб? Дрожишь весь, тоже мне, фрунзаки пошли. Тебе сейчас двадцать четыре бомбы утопить предстоит. Генералы разорались, что им стрельбу не показали, Командующий приказал отстрелять на переходе, пока Западный проходить будем. Чтоб ни одной осечки, чтобы они в трубы сами запрыгивали, иначе, вместо них полетишь. Понял?!!
- Дда....Понял, товарищ Комбриг! Разрешите идти?!
- Валяй!
Когда Слава сел за сто первый прибор, то с первого раза даже не смог подать питание. Руки дрожали, мысли путались..... Судя по всему, у Судьбы выпала правильная карта....
- Ложусь на боевой курс! Командиру боевой части три РБУ - 6000 к стрельбе окончательно приготовить!
- Есть!
- Лежу на боевом, выполнить наведение!
- Наведение выполнено!
- Товсь
- Есть товсь!
- Залп!
- Залп произведен, бомбы вышли, замечаний нет! Товарищ командир, выстреляно двадцать Четыре бомбы.
- Есть. Вахтенный офицер. Запись в вахтенный журнал.
Слава лежал в каюте и балдел.... Теперь никто и никогда не сможет его прихватить. Он навсегда распрощался со своим деревянным проклятием.... Всё, бомба была «отстреляна», её уже не было. Всё было позади, впереди была целая жизнь, дальние страны, счастье и звание капитан - лейтенанта.....
Судьба, забравшись с ногами на стол и допивая Славин коньяк, с улыбкой смотрела на него и придумывала новые каверзы, о которых ему совсем скоро предстояло узнать. А утопленная полгода назад бомба спокойно лежала на дне, у третьего причала и, может быть, лежит до сих пор, хотя, кто знает....

Автор: Сотник Андрей.

Graniy
06.04.2016, 15:34
Просветление заразно, как ветрянка.
:02: :05:

Добавлено через 12 минут
И ни кризис, ни голод не могут ее остановить в погоне за “выгодным замужеством”.
:07: Ужас!

Добавлено через 3 минуты
На сегодня пока все. :029: Увы. Спасибо что балуете вкусненьким. :025:

jeff2000
08.04.2016, 10:31
Тонкие натуры.

Все имена выдуманы, а персонажи изменены.

История номер один.
То, что девчонки отличаются от мальчишек, я понял в весьма раннем возрасте. Причем опыт этот чуть не стал для меня фатальным. В то волшебное время, когда деревья были большими, а ветер возникал, потому, что деревья качаются. В общем, в то прекрасное время, когда ты не только с легкостью можешь сказать, как говорит коровка или собачка, но уже с гордостью ходишь пешком, хоть и под стол, и даже можешь связать три слова в одно предложение, было обычным делом, когда наши мамы, не заморачивались, и мыли своих детей в одной ванночке.

Так и меня с моей подругой Таськой наши мамы, в одно роковое утро, решили искупать в одной ванночке. Роковым то утро было от того, что Таська впервые увидела мой, кхммм, краник. Проведя инвентаризацию собственного тела, Таюха у себя такого же не обнаружила. В связи с чем хватко схватила меня за пиписяндр и громко всем объявила, что хочет себе такой же. Я разревелся. Не потому, что я не хотел, чтобы у Таськи тоже был краник - ведь это не порядок, что она такая несовершенная родилась, и краника у нее нет. А потому, что именно свой краник я ей отдавать ну ни как не собирался.Я не собирался отдавать, а Таюха не собиралась отпускать. И, возможно, все бы закончилось по Островскому и "не доставайся же ты никому", но Тасе объяснили, что когда она вырастет, сможет выбрать себе любой, какой больше понравится.

Так я понял, что девчонки несовершенны и у них нет краника, что они по этой причине весьма завистливы, а проходя мимо них, лучше опасаться за свой краник - вдруг заграбастают?

История два.
Как-то, на закате СССР, мы с мамой и дедушкой летели куда-то. Летели в Латвию и пересадка у нас была в Алма-Ате. Было мне тогда года 2,5 - 3. Мы вышли из самолета, подъехал трап, мы спустились и пошли по аэродрому, мимо волнующих стальных птиц, в здание аэровокзала. Я слегка расстроился, что мы уходим из этого внеземного зоопарка, и уже собирался разреветься, но дед сказал мне, что изнутри аэровокзала этих самолетов будет видно лучше, а что самое главное - больше.
И вот, мы зашли внутрь, дедушка с мамой устроились на скамейке в зале ожидания, а я поковылял в сторону большого окна во всю стену. Рядом ошивалась какая-то девчонка, ковыряясь в носу и с любопытством поглядывая в окно.

Тут один из самолетов начал выруливать на взлётку, взревели двигатели. Я околдованный этим ранее невиданным зрелищем стоял с открытым ртом, прижавшись лбом к стеклу и наблюдал. Тут, откуда-то из-за спины начал доноситься высокий ревущий звук, похожий на сирену. Не то, что его источник был мне интересен, но отвлекал.
Услышав крик ребенка, мама моя встрепенулась, и поняла, что меня на горизонте нет. Разволновавшись она ринулась на крик, туда, где уже собралась небольшая толпа. Вдруг крик оборвался, а толпа зааплодировала. Мама, поработав локтями, увидела следующую картину: я, крепко прижав к себе целую в губы незнакомую девчушку. Сказала лишь, что ожидала это увидеть только лет через 12.

Благодаря второму эпизоду, я интуитивно узнал способ как лучше всего заткнуть орущую женщину (гусары и Сюткин - молчать).

История три.

По прилету в Латвию у меня появилась новая подруга - Кристинка. Наши мамы дружили, и я находил Кристинку весьма привлекательной особой. Да и не удивительно, ведь у нее же во дворе рос огромный дуб и были личные качели.

Внутренний дворик дома Кристинки был весьма живописный. Была осень, дуб и клены окрасились в яркие цвета, а за забором в конце двора величаво текла Даугава.

Мы часто приходили в гости к Кристинке с ее мамой. Наши родители садились пить на веранде душистый кофе, любовались осенними красками и проплывающими по Даугаве пароходами, а мы с Кристинкой скрипели во дворе качелями.

Как-то раз мы с Кристинкой играли во дворе и сосятзались в разных своих возможностях: кто больше раз на одной ноге пропрыгает, а кто на качелях без рук раскачается. Обычно я выигрывал, поэтому нам это вскоре наскучило. Как вдруг Кристинка задала мне один роковой вопрос - "А ты можешь так?" и запихнула желудь себе в ноздрю.

До сих пор помню этот день. Пасмурная осенняя погода. Шум листвы, крики чаек. Порывы ветра доносят до меня соль Балтики. Дрожащие губы и пронзительный взгляд Кристинки, которая осознала, что обратно желудь высовываться не намерен.

Так я узнал, что ради победы женщины готовы на все.

История четвертая, на сегодня последняя.

Когда мы переехали в Россию, девчонок в моей жизни стало больше. Да и вообще, наша компания увеличилась.
Обычно мы всей гурьбой таскались по округе, исследовали стройки, жевали гудрон и прыгали по лужам. Но в тот день погода была дождливая, поэтому мы забрались в большой сарай и страдали там всякой ерундой.

Тут девчонки зашушукались, отошли в сторонку и о чем-то долго спорили, после чего вытолкнули из своего круга самую младшую, которая предложила показать друг другу по очереди свои причиндалы.

Я уже ходил в школу и к тому моменту успел забыть многое, из того, что знал и видел за свою жизнь. Мы с пацанами посовещались и нашли эту идею весьма заманчивой.
- А давайте, - сказали мы.
- Только вы - первые! -сказали девчонки.

Мы с ребятами встали в шеренгу и на счет три сняли штаны. Девки заржали и убежали, не исполнив свою часть договора.

Так я понял, что женщины коварны и вероломны.

Parnisha

jeff2000
08.04.2016, 16:14
Ночь перед свадьбой Золушки
:D:05:
Несмотря на то, что наступил поздний вечер, в королевском замке бурлила жизнь. Ведь завтра должно было состояться долгожданное событие – свадьба Прекрасного Принца и Золушки. По этажам бегала прислуга с утюгами, мечтая о том, чтобы, наконец, кто-нибудь изобрёл электричество, и гладить одежду можно было без обновления углей. Незамужние девушки, готовясь к завтрашнему балу, лично протирали свои хрустальные башмачки, ставшие невероятно модными после памятной истории поиска принцем невесты. Солидные дамы, грустно вздыхая, переводили взгляд с декольте бальных платьев на свою грудь и мечтали, чтобы нашёлся кто-то умный и, наконец, изобрёл приподнимающие бюстгальтеры и безопасные бритвы, а то сбривать усики на верхней губе при помощи охотничьего ножа мужа – занятие жутко неудобное. На улице слышалось грустное мычание коров, которые предчувствовали свою скорую смерть, и довольное хрюканье свиней, для которых будущее было туманно, зато еда, стоящая в корыте прямо под носом – вполне реальна.

Завтрашний жених сидел у главного королевского мудреца и, глупо хихикая, жаловался на жизнь. Главный мудрец был самый колоритный персонаж во дворце, его изобретательности вполне хватило бы, чтобы изобрести даже электричество, не говоря уж про бюстгальтер, но гораздо раньше он придумал, что в зимнем саду дворца можно выращивать хорошую марихуану. Это позволило ему заслужить уважение молодых придворных и ненависть кухарок, которым пришлось после этого готовить намного больше.

Золушка уже спала, выпив с Феей-крёстной две бутылки шампанского по поводу завтрашнего радостного события. Во сне она улыбалась и радостно похрапывала. На прикроватном столике дожидались её пробуждения стакан рассола и две таблетки «Алкозельцера», наколдованные умудрённой жизнью Феей.

Лишь в покоях главного королевского министра было совсем не весело. За столом, накрытым с небывалой скромностью, всего семь видов холодных закусок и три – горячих, сидели двое мужчин – сам министр и юный парень, его внебрачный сын.
-…Нет, папа, я так не могу, - манерно говорил молодой человек, - что у вас за ретроградские убеждения, что если человек не совсем такой, как другие, то он на любого мужика западает. И вообще, я другого люблю.
- Заткнись, болван! – Грозно прорычал министр. – Мне плевать на твои желания и любовные томления, тут вопрос политический. И выбора у тебя нет. Либо ты помогаешь мне, либо дворцовый палач лечит тебя от твоей необычности!
- Папа, за что вы меня так мучаете, старый гомофоб? – Всхлипнул юноша. – Ладно, говорите, что вам от меня надо? Только никаких женщин, у меня к ним физическое отвращение…
- План прост. Ты проникаешь в спальню к принцу. И совращаешь его. Или соблазняешь. Не знаю я какие у вас, ловкожопых, традиции! – Брезгливо сплюнул под стол мужчина. – В-общем, когда я с верными мне людьми вваливаюсь в спальню принца через полчаса, вы должны лежать голые и эрегированные, недвусмысленно всем показывая, что не просто членами меряетесь, а ещё и активно их друг об друга шаркаете. Тогда в силу вступит закон, запрещающий наследным принцам, замеченным в мужеложстве, наследовать престол. Ну, а короля я беру на себя!..
- Ладно, папа. Вы умеете убеждать, развратник вы этакий. К тому же принц весьма хорош. У него такие ямочки на щёчках и попа пухлая… - Задумчиво проговорил молодой человек. – Но не забудьте, после всего этого позора, вы обещали меня отправить в монастырь святого Ягуария, к молоденьким послушникам и суровым и неутомимым братьям.
Глаза юноши подёрнулись мечтательной поволокой, а на щеках появился довольный румянец.

А в другой части дворца, в гостевых комнатах, совещались Мачеха Золушки и старшая сестра. Их стол был не так изыскан, как у главного министра, зато, куда более обилен. Между блюдами с мясом и противнями выпечки, королевой возвышалась большая бутыль с мутной беловатой жидкостью, уже наполовину опустошённая.
- Ты, маман, на меня не гони, - опрокинув в себя рюмку, откусив от жаренной бараньей ноги приличный шмат и довольно икнув, пробасила сводная сестра Золушки, своими габаритами напоминающая молодого медведя гризли. - ну, видели меня пару раз на сеновале с парнями, ну, пусть и пару десятков, так что, можно меня под первого встречного мужика подкладывать? У тебя совесть-то есть? Я может другого люблю.
- Помолчала бы, шалавка! – Добродушно отмахнулась от неё мама, в отличии от дочери, похожая на взрослую и матёрую медведицу. –Ты мне скажи, замуж хочешь? Ну, вот глазки выпучила, подавилась – хочешь значит. А мама уже всё за тебя придумала.
- Маман, поштож вы мучаете меня душевно, старая интриганка? – пустила пьяную слезу девушка, - Знаете же сами какое у меня романтичное сердце. Хочется мне, как любой девушке, чтоб прискакал белый принц на храбром коне, завалил меня в траву и задрал подол. Ну, то есть вначале свадьба, конечно. Но чтоб подол задрал – обязательно!
- Ну так слушай сюда, - раздражённо прервала мама возвышенные мечтания дочки, - Сейчас пойдёшь в спальню принца, и соблазнишь его своим большим мягким телом. А уж через полчасика и мы с родственниками вломимся. И устроим истерику, по поводу любимой дочки, задержавшейся в девицах, испорченной похотливым самцом голубой крови. Жениться может и не женится, а вот денег отсыпать должен щедро. А мы потом ещё и дитятко организуем, чтоб поток денег не истекал.
- Ладно, маман. Умеете вы, пройдоха старая, уговаривать. Знаете, за какую струну тонкой романтичной души невинной девушки подёргать.

Комната принца была погружена в полную темноту. До электричества ещё никто не додумался, а пользоваться открытым огнём для освещения помещений запрещал королевский указ давно известного самодура и приколиста Якова IV Поджигателя, умершего ещё три века назад. Две тени, одновременно просочившиеся в разные входы, громко топая и взволнованно дыша, осторожно сближались. Наконец, их траектории пересеклись, и лоб сыночка министра с деревянным стуком врезался в подбородок сводной сестры Золушки.
- Ой… - Пробормотала от неожиданности девушка, взволновано рыгнула и по привычке отвесила ответную оплеуху. – Что ж вы принц так не приветливо девушку встречаете, которая хочет вам подарить самое ценное, что у неё есть. Свою невинность.
- Не надо бояться своих природных инстинктов, - справившись с гулом в ушах от полученной от принца оплеухи, и внутренне зажмурившись от восторга чувствуя рядом брутального и сильного самца, от которого восхитительно пахло конским потом, чесноком и свежим перегаром, прошептал сын министра.
- Давай же, охальник, выпускай своего питона наружу, и сделай трепетную девушку страстной женщиной! – Пробасило над голосом юноши, и на гульфик его штанов по-хозяйски опустилась сильная рука. «Питон», накрытый ладонью, зашевелился и попросился наружу.

Двери в спальню принца открылись одновременно, комната озарилась светом многочисленных факелов и внутрь ввалились две кучки людей. Главный министр привёл вельмож, заранее негодующе фыркающих и хватающихся за эфесы штаги. Мачеха Золушки вела за собой группу дальних родственниц, которые заранее стыдливо ойкали, но во все глаза пялились на происходящее, представляя какие грандиозные сплетни можно будет рассказывать уже завтра. Взоры пришедших людей пересеклись на двух фигурах, которые бесстыдно сплелись посреди комнаты, и на пару минут в зале повисла оглушительная тишина, нарушаемая лишь треском пламени и злым жужжание разбуженных комаров. Впрочем, ничего удивительного, порнофильмов в это дикое, но романтичное время ещё не было, а интерес к ним в людях уже был. Мачеха осторожно вышла из толпы окружающих её женщин, завистливым шепотом комментирующих очередную позу пары, не обращающей внимание на окружающих, и подошла поближе. Одновременно с ней, от группы мужчин, переставших хвататься за эфесы шпаг и попрятавших руки в карманы брюк, отделился главный министр и тоже подошёл у увлёкшимся процессом молодым людям.

- Не принц… - одновременно проговорили заговорщики грустно.
И тут сводная сестра золушки, самозабвенно скачущая на сыне министра, обнаружила, что они не одни. Девушка вскрикнула, и завернулась в гобелен, умудрившись при этом запустить в мужчину, удивлённо глядящего на неё, ботинком. Юноша, зажатый между могучим девичьем телом и ковром жалобно ойкнул.
- Не виноватая я, маменька, это всё он, - натужно пытаясь покраснеть от смущения, жалобно запричитала «порноактриса».
- Это он меня соблазнил, папенька! – почти одновременно воскликнул её партнёр, отодвигая от лица большую и мягкую женскую грудь, и тихо добавил, густо покраснев, - точнее, она…

В этот момент в круг света шагнул принц, поддерживаемый за локоток главным мудрецом.
- Это ж моя спальня, - озадаченно пробормотал принц. - Или не моя? Или не спальня?
И глупо захихикал, но быстро взял себя в руки, и грустно задёргал мудреца за рукав:
- Вот где уважение, а? Стоит ненадолго отлучиться, как они все развлекаться начинают без тебя, порнушку, вон, смотрят. Что делать-то?
- Я бы похавал, - меланхолично пробормотал мудрец, поправляя на голове вязанную полосатую шапочку.
- Тоже дело, - согласно закивал принц, и они с мудрецом нетвёрдой походкой направились к выходу.

- Совратил мою невинную девочку, пущай теперь женится, - уперев руки в бока, сварливо проговорила Мачеха, оценивая перспективы от неудавшейся аферы.
- Это ещё надо посмотреть, кто кого совратил, - ответил министр, осторожно трогая быстро растущую шишку на голове, в том месте, куда попал ботинок, который швырнула девушка, - она ж помощнее многих моих гренадёров будет.
Но увидев, как его обидчица, зашарила по полу в поисках второго ботинка, примиряюще поднял руки и согласно закивал:
- Хотя я ж не против, раз он попался с девушкой, пускай женится, - и оглядев столпившихся сзади мужчин гордо добавил, - все видели? С девушкой! А то болтают тут всякое…

Из коврового свёртка доносилось: «Но, маменька… Папа…», но эти голоса уже никто не слушал, все присутствующие начали радостно шептаться, обсуждая ещё одну предстоящую свадьбу и мелкими группками расходиться из покоев принца.

© витян

Graniy
17.04.2016, 22:08
Здравствуйте дорогие мои. С трудом нашла рассказы. Искала упорно в "Беседке". Да, да, да. Женская логика.
Брат обновил Windows и пропали все мои закладки. Поставила. Еще не читала. Исправлюсь в ближайшее время. :022:

Graniy
18.04.2016, 21:05
я повернулся к задохлику. – Тебе какое пиво, чудик? И зовут-то тебя как?..
:05:
Остальное позже. Спасибо.

jeff2000
18.04.2016, 22:09
Студенты отдыхают
Букав много. Много положительного и здорового юмора для людей, которые жили в 90-х начале или в середине (взоржать можно в некотороых местах:D). Вообще почитать интересно. Так что, чтобы не ломать браузеры нашим уважаемым юзерам, закинул под спойлер. Надеюсь, под спойлер все умеют заходить?






*Пролог

Однажды где-то в начале 90-х в стране моей студенческой юности настало Первое мая. Но не то Первое мая, к которому привыкли вы – день труда и мира с красными гвоздиками и дешёвым портвейном. У прогрессивной московской молодёжи моей юности Первое мая ассоциировалось в первую струю с днём рождения замечательного и весёлого парня, патологически неординарного человека, моего лучшего друга –
Шурика, на тот момент студента второго курса МГИМО.
Тут, пожалуй, необходимо лирично отступить от непосредственного сухого изложения событий. Цветастую неординарность Шурика надо бы не менее пёстро проиллюстрировать.
Иллюстрация №1:
После внезапного исчезновения из дома на двое суток Саша, в ту пору десятиклассник, наконец звонит маме. Происходит следующий диалог:
– Мама, это я, ваш сын Александр.
– Саша! Я тебя убью! Где ты был??
– Мам, извини. Я просто пошёл проводить девушку с дискотеки и задержался. – Саша! Половая жизнь в твоём возрасте, безусловно, необходима, но ты ведь не станешь отрицать тот факт, что ровно за сто лет до твоего рождения твой тёзка Александер Грейам Белл изобрёл телефон и это изобретение до сих пор активно используется для передачи информации на расстоянии? Позвонить ты мог, так тебя растак?
– Ну, дело в том, что я не сразу разобрался, как отсюда позвонить. Мам, я собственно что тебя хотел попросить – ты не могла бы сделать небольшой денежный перевод в Ростов-на-Дону? Я как раз там. В смысле тут. И хотелось бы назад, домой, в Москву попасть всё-таки. Ну, так получилось – не мог же я не проводить девушку.
– Саша, у меня устойчивое подозрение, что мы с твоим отцом вырастили идиота.

Иллюстрация №2:
На военной кафедре Шурику сделали замечание касательно длины его волос и неаккуратно повязанного галстука. На следующий день на кафедру вошёл маршем абсолютно лысый Шурик. Военрук хотел было похвалить его за радение, но что-то его остановило. Возможно, тот факт, что наш герой был одет в арендованную у приятеля-энтузиаста гусарскую форму образца 1812 года.
Впрочем, иллюстрировать эту «»многогранёную»» личность можно бесконечно.
Так вот. Мало того, что Шурик сам по себе был человеком уникальным во всех проявлениях своей бьющей через край (и всё больше по головам окружающих) энергетики, так и друзья у него все были типа меня – алкоголики (студенты то бишь). И Шурик прекрасно осознавал, что раз поздравлять его придут семь в разной степени буйных студентов (алкашей то бишь), то вариант отмечания в квартире отпадал сразу. И вот тут-то и пришла ему непосредственно в голову щастливая мысль отметить ДР за пределами МКАДа, дабы сократить количество потенциальных жертв и разрушений (боже, как он ошибался!). Пару месяцев назад он слышал краем уха о том, как несколько ребят с курса постарше ездили в некий дом отдыха со звучным названием «Клязьма» и остались весьма довольны кудряво проведённым временем. То, что под этим разумелось, ему было неизвестно, но он догадывался, что пьют на всех курсах примерно одинаково. Идея состояла в том, чтобы рвануть в субботу в ДО, зажечь на берегу одноимённой с ДО реки, а ближе к утру потерять сознание в предварительно снятых номерах. У приглашённой алкашни идея нареканий не вызвала. Более того, она вызвала нездоровый ажиотаж и слюноотделение (на свежем воздухе-то водочка проскальзывает изящнее). Итак, всё предвещало праздник.

Глава 1 (ознакомительная): Явление Грибоффа
Пожалуй, стоит на пару рюмок остановится на процессе сборов перед поездкой. Приглашены были семеро: Оом, Паша, Толик, Йурра (студенты первого курса ИнЯза), а также Пятибратор, Женич и Грибофф (студенты второго курса МГИМО). Все друг друга прекрасно знали за исключением персонажа под ником Грибофф, которого хорошо знал только Шурик.
Надо сказать, что не все заинтересованные стороны подошли к ДР в достойном праздника состоянии. Шестеро из участников мероприНятия были поначалу совершенно свинским образом трезвы и выспамшись. Однако праздничность обстановки была чудесным образом спасена фееричным появлением этого самого Грибоффа. Дело было так.
Шестёрка основы томилась посередь платформы метро в ожидании, когда уже нальют, и разминалась 9-ой Балтикой. Вскоре из метровагона выскочил и без выпивки вечно весёлый и заводной именинник. На нём были вычищенные до блеска дорогущие ботинки, не менее дорогие бархатистые джинсы Труссарди, отутюженная белая рубашка и новенькая кожаная куртка поверх – Саша собрался на природу. В одной руке у него было огромное ведро, полное кровавых куриных окорочков, в другой –спортивная сумка с двадцатью бутылками водки – Саша к природе подготовился.
Подошедши к ожидающим, он задорно молвил:
– Асиёко сиё*, друзья мои! Я смотрю все в сборе. Великолепно, ёх-хо-хо! – иногда Саша напоминал Доктора Ливси из мультика.
– Не, не все. Грибоффа нету.
– Что это вы такое говорите? Аааа, разыгрываете? Вот же он, свет очей моих, мин херц!
Ребята обернулись и обнаружили на соседней скамейке распластанное тело, верхняя часть которого была заботливо прикрыта относительно свежей газетой «Frankfurter Allgemeiner». Из-под газеты раздавалось мирное, безотносительно несвежее похрапывание.
Грибофф пил четвёртый день. Эту ночь он провёл в близлежащем кафе «Звёздочка» за (под) одним столом с сотрудниками нигерийского спецназа, прибывшими в Москву для совершения тренировочных прыжков с парашютом и без. На третьей бутылке Грибофф всё-таки убедил чёрных, как Мукунка, пацанов в малиновых беретах в необходимости участия его друга Шурика в прыжках. Это был его подарок Саше на ДР. (Спустя две недели с аэродрома в Тушино поднимется вертолёт с пятью иссиня-чёрными нигерийцами и иссиня-щастливым Шуриком на борту. Но это уже совсем другая история.)
Шурик подошёл к скамейке и, нагнувшись над газетой, изучил заголовки первой полосы. Удовлетворившись и проникшись прочитанным, – хотя вторым его языком был в отличие от Грибоффа не немецкий, а испанский, – заорал он, тем не менее, над телом, аки Геббельс на трибуне:
– Дойчланд юбер аллес, мон коросон! Дарф ищ мит иннен танцен**? – Яволь, майн фюрер! – мгновенно отреагировало тело из-под газеты, – Музыку! Ун пассито байланте, Мария!*** Белый танец!
Грибофф плавным движением отбросил газету, Шурик оторвал его бренные чресла и остальную требуху от скамьи (Грибофф Павел Александрович, метр восемьдесят девять, сто четыре килограмма) и они закружились по платформе в танце – это был гибрид танго, вальса и нижнего хип-хопа. Во время танца никто не пострадал.
Таким образом, все были в сборе, и дружная компания, разлепив танцующих, направилась к маршрутке, что должна была доставить их в номера.
* – вьетнамское приветствие
** – (нем.) Можно вас пригласить на танец?
*** – (исп.) А ну-ка, шажок в сторону, Мария!©Рикки Мартин


Глава 2 (дорожная): Грибофф и девушки
В маршрутке солировал Грибофф. Обособленно сидя рядом с водителем, он постоянно обращался к остальным через головы двух случайных попутчиц – вполне благочестивых на вид (то есть вид их благ был в чести у наших героев) девиц половосозрелого возраста – с умилительными высказываниями следующего недержания:

– Сань, а скока водки? Двадцать? Куда смотрела твоя мама?? Ей что наплевать на твоё здоровье? Нам же не хватит на опохмел!
– А блевательные пакетики взяли? Нет? Саш, ну ты же знаешь, как я не люблю прочищать сантехнические узлы на утро! Вот помнишь, как мы Блэк Лэйбл просроченными пельменями закусывали? А вот я тебе щас напомню наши полёты на радужных струях!. (И напомнил. В подробностях.)
– Ну я и грю этому нигерийцу, мол, вот ты хоть андерстэнд чёрной своей башкой, в чём первопричина расовой неприязни? А в том, что у вас, негров, член больше, а у нас, белых – мозг! Вот и завидуем друг другу. А ведь последние статистические данные по чёрный членам… (Далее он развил тему.)
Сии лиричные сентенции приводили дам в нервенный трепет и заставляли их ещё недавно румяные лица сменять светофороподобным образом цвета самых эксклюзивных оттенков. Что касается добро-молодцев, то они, сперва было собравшись проявить здоровый интерес к юным кокоткам, с лёгким разочарованием осознали, что теперь им ничего не светит и направили весь свой интерес на остатки Балтики. Особенно расстроился Оом – одна из девушек ему весьма приглянулась. Тогда он ещё не подозревал, что это не последняя их встреча в ближайшие сутки (а лучше бы последняя!).
Кульминацией выступления Грибоффа, явилась следующая экстремальная фраза, надолго ставшая эталоном тематики разговора при дамочках:
– Блин, я уже четыре дня душ не принимал. У меня уже даже волосы в жопе слиплись. И если бы я щас принялся серить, то всё гавно разрезалось бы напополам.
Тут уж нещастные девушки не выдержали и выразили вполне легитимное возмущение.
На что тут же получили в ответ от сабжа:
– Милые мои, женщины, подобная слабо мотивированная агрессия с вашей стороны вполне объяснима. Отсутствие регулярной половой жизни и плохая экология способны заставить нервничать кого угодно. В этой связи предлагаю сперва поправить экологию – у нас тут есть с собой чем продезинфицировать, после чего погрязнем в радостях орального секса. Как вы на это смотрите, расписные? Нет, позвольте, никакой я не козёл, просто я непосредственен, а вы зашорены. Не спешите распинать человека моралью, ибо что такое мораль, как ни лицемерная условность большинства, враждебная всему истинно искреннему в полный голос лишь при свете дня, но без зазрений попираемая чуть только стемнеет и речь поведётся шёпотом...

Сей дивный эксцентрично-философический монолог продолжался и развивался Грибоффом вплоть до момента ретирования измученных демагогией дамочек из маршрутки. Во след им разочарованным бархатным баритоном прозвучало сакраментальное:
– Куда ж вы, бляди, я не кончил! – Грибофф не чурался резких смен стиля…


Глава 3 (процедурная): Заселение
Долго ли, коротко ли – добрались-таки до номеров и в бодром расположении духа (благо пивом накачались уже изрядно) приступили к процедуре заселения.
Ознакомившись с вариантами предлагаемых апартаментов, ребятушки решили взять два роскошных двухместных номера с удобствами в коридоре (то бишь по четвертинке номера на брата и одним гальюном на всех), расположенных в дальнем конце самого незаселённого корпуса:
– Песни петь будем. Красивые, громкие, – с добродушной улыбкой пояснил Шурик столь отшельнический выбор на ресепшине.
– Только хороводы не водите, – отреагировала работница ресепшина, – за порчу имущества взимаем штрафы.
– А почём стоит окно разбить? – тут же осведомился Грибофф, – Видите ли, я страдаю метеоризмом и мне по ночам бывает душно, а встать с кровати я не всегда бываю в силах...
– Коллега шутит, – продолжая жизнерадостно улыбаться, прервал друга Шурик и уверенным жестом протянул свой и Оом»ов паспорта в залог. Оом печально проводил свой паспорт взглядом, ещё печальнее посмотрел на Грибоффа, открывающего очередную Балтику глазной впадиной, и стал прикидывать, скока у него денег на выкуп паспорта.
Заселение в номера прошло стремительно и равнодушно. Все побросали лишние вещи и тут же рванули на природу, манящую весенними ароматами вино-водочной продукции.
Быстренько добежали до речки, расположились у кострища, запалили огонёк и
разлили по стаканам. И понеслась родимая…

Глава 4 (самая короткая): Шахматная зарисовка
Прошло четыре часа беспрерывных возлияний. Бревно. Батл водки. Шахматная доска.
Напряжённейший матч Грибофф - Оом. Эндшпиль. Грибоффу шах. Он долго думает. Очень долго. На лице видна чудовищной мощности работа мысли. Взгляд сосредоточен на правом дальнем углу доски, где чёрный ферзь грозит повыебать белого монарха. По внезапно сдвинувшимся бровям видно, что Грибоффа вдруг посетила некая идея. Идея немедленным образом имплементируется. Cо словами »Извините, я беру тайм-аут», Грибофф резким движением перегибается через бревно и истошно йогуртизирует. Долго и тщательно. По окончании сего медитативного процесса он степенно разгибается с вопросом: «Чей ход, коллега?..»
Впрочем, пора переходить к основным событиям.
Глава 5 (ещё более спортивная): Тачдаун
Шурик, Пятибратор, Толик и Паша устроили игрища в американский футбол – МГИМО против ИнЯза. В качестве мяча была полная двухлитровая бутыль пива. Рубились не на шутку. Особенно азартно играл Шурик. Будучи человеком, ненавидящим проигрывать, он крушил противника с маниакальной устремлённостью – догонял соперника даже если тот уже был без мяча-бутыли и припечатывал о землю.
Соперником этим, как правило, оказывался Паша. Вот и сейчас он в очередной раз
отлипал от почвы после столкновения с Саней. Но и Паша тоже был парнем упрямым…
Оом, мирно хрустя огурцом, наблюдал за пьяно-спортивной баталией. Вдруг его
внимание привлекла парочка, приближающаяся по тропинке вдоль берега. Очень
фигуристая и симпатишная девчонка шла вместе со своей бабушкой. Напрягши мутный
взгляд, Оом узнал девушку – она! Та, что была в маршрутке! На этот раз девушка
показалась Оом»у настолько ослепительной (внутри уже плескались 400 грамм), что
он в шоке приостановил процесс пережёвывания огурца и вперился в неё бесстыдным
взглядом. Девушка поймала на себе взгляд, посмотрела на Оома с огурцом в руке и
мило улыбнулась. Реагируя на её улыбку, тот мощным глотательным движением
освободил ротовую полость от останков зелёного овоща и уверенной походкой в
предвкушении знакомства, которому валявшийся у костра Грибофф помешать уже не
мог, направился к внучке. На ходу он решал в уме, какой вариант первой фразы
скорее сработает в его пользу – «»А хотите огурец?»» или «»А хотите водки?»»…
Обгоняя Оома, к реке на всех перегарных парах пронёсся Паша. В руках он
судорожно сжимал бутыль и, будучи преисполненный жгучего желания всё-таки
заработать наконец несколько очков для своей команды, улепётывал от Шурика что
есть сил. И кажется, ему это удавалась – Шурику уже порядком дало по шарам, и он
преследовал соперника весьма затейливым зигзагом. Чувствуя близкую удачу, Паша
ещё ускорился и выбежал на берег…
Бабушка с внучкой поравнялись с поляной. Внучка шла чуть впереди. И как шла!
Плыла! – по крайней мере, так казалось Оом»у. Она просто-таки парила в лучах
весеннего солнца, являя собой жизнеутверждающую, красочную картину. Но тут в
живописном кадре появился не менее красочный и жизнеутверждающий Паша. Добежав
до песка, он резко затормозил в паре метрах от бабули и внучки и, не замечая
никого и ничего в своём пьяном триумфе, с победоносным воплем «»Тачдаун,
бля!!!»» со всей дури ёбнул бутыль оземь…
Внучка отскочила вовремя – подобно снаряду, бутыль разорвало от удара о камень,
и пивные струи мощнейшего напора неумолимо обрушились на не отскочившую
старушку. Вид пивной пены, пузырящейся на носу у бабушки, так поразил Пашу, что
он в испуге сделал шаг назад, отступая под её ласковым взглядом. При этом,
оступившись о корягу, он совестливо плюхнулся на пятую точку. Внучка было
открыла рот для произнесения обличительной и полной праведного гнева тирады, но
так и замерла с открытым органом речи – через голову Паши на неё летел Шурик,
наконец настигший противника…
На этот раз отскочила бабуля. Внучка была так впечатана неуправляемым телом
Шурика в одиноко стоящее позади неё дерево, что когда, она сползла по стволу
вниз, на коре остался рельефный отпечаток её силуэта. Тут уже для обвинительной
речи открыла рот старушка. Но и ей было не суждено заговорить первой. От удара о
ствол дерева из его ветвей вывалился явно провисевший там уже не один год
рыбацкий сапог. Раздалось глухое «»шмяк!»» – обувка попала бабуле аккурат
каблуком в темень, – и старушка, крякнув, осела рядом с внучкой…

Глава 6 (разговорная, промежуточная): Куриный расизм
(Паша):
– Хорошо старушка с крепким кумполом попалась. А то я думал всё, кранты!
(Оом):
– Убийцы. Вы убили мою мечту. Это была девушка моей жизни.
(Толик):
– Ты щас о которой из двух?
(Оом):
– О той, от которой мне остался лишь силуэт на стволе сего замечательного древа, плодоносящего сапогами. Посмотрите, какие формы. Какие линии... (Шурик):
– Да, сапог и вправду скроен ладно.
(Оом):
– Юмористы, бля. Сапог! Щастья… Щастья меня лишили, изверги. Ненавижу вас.
(Толик):
– Да лана те. Давай лучше в горлишко запустим. Смажем печаль твою.
(Оом):
– Предложение считаю пошлым и несвоевременным.
(Толик):
– Не понял?!
(Оом):
– Я грю, наливайте. Но знайте - я вас презираю.
(Паша):
– Ну, за душевные порывы!
(Женич):
– Кстати о позывах. Душевность душевностью, а без закуски уже не проваливается.
Где курицы?
(Шурик):
– Йурра жарит.
(Паша):
– Кто жарит?? Йурра??? Пиздец курицам...
(Шурик):
– Паша, не хотелось бы тебя понапрасну расстраивать, но некоторое время назад эти курицы были обезглавлены, циничным образом ощипаны, выпотрошены и расчленены. Ты всерьёз думаешь, что с ними может случиться что-то ещё более неприятное?
(Паша):
– Поверь, может. Йурра ОЧЕНЬ любит готовить. Всё, мы остались без закуски...
Когда ребята подошли к костру, Йурра безмятежно пребывал вне сознания в классической позе компаса – каждая конечность указывала в свою сторону света, при этом в одной руке у него был шампур, а в другой сапёрная лопатка (к ней мы ещё вернёмся).
(Шурик):
– Йурра, проснись! Йуррик, родной ты наш человек! Йурра, мать твою, где кура?
(Йурра):
– Там...
(Шурик):
– Йурра, не исчезай, Йурра, фокусируемся – где там?
(Йурра):
– Там...
(Оом):
– По-моему, мы его теряем.
(Паша):
– Меня больше беспокоит, что мы теряем курицу.
(Шурик):
– Йурра, «там» – нам не подходит, это неправильный ответ, и при этом бесчеловечный.
(Женич):
– Да-да, Йуррик, именно бесчеловечный, ибо твои друзья хотят закусить, и лишать их этой простой радости антигуманно. Согласен?
(Йурра):
– Там!!
(Пятибратор):
– Йурра, ты сильно огорчаешь своих друзей. А твои друзья не любят огорчаться, правда, Паша?
(Паша):
– Правда. Давайте бросим его в речку.
(Оом):
– Не, это не наш метод.
(Паша):
– А закуску проебать – это наш метод?? Какое твоё предложение?
(Оом):
– Щас… Дайте бутылку... С ним это всегда срабатывает. Йурра!
(Йурра):
– Там?..
(Оом):
– Водки выпьешь?..
(Йурра):
– Да!
(Оом):
– Айн момент, наливаю. Ой, а где же закусь?
(Йурра):
– Там! В ве..дре! Под де..ре..вом!
(Шурик):
– Ты гляди, сработало. Ага, а вот и ведро. Так... Ёп!.. Йуррик... Йурра, бля!
Почему она чёрная, как уголь? Пааачемууу она чёёёрная???
(Оом):
– Саш, не надо его так трясти. Случится страшное.
(Шурик):
– Чёёёрнаааая почемуууу бляяяяя???
(Йурра):
– Тссссссс... Эта курица – негр. Ты что.. расист?..
(Паша):
– Я же говорил пиздец курице. Сжёг накуй...

Глава 7 (морская, немножко смешная): Абордаж
Впоследствии Оом не раз задавался вопросом – Почему? А точнее – Какого куя? Какого куя, этой лодке понадобилось проплыть мимо нашей поляны именно в тот момент, когда Грибофф, лёжа на животе, аккуратно и экологично йогуртизировал в глубокую одноразовую тарелку, наблюдая за фарватером реки. Лодка весело скользила по быстрому течению прозрачной воды, подгоняемая лихими взмахами весёл. Нет, не так. Эта грёбанная лодка, дебильно подёргиваясь, киздовала вниз по течению речки-вонючки. Грибофф, не прерывая кисломолочного процесса, внимательно следил за её скольжением. Закончив, он заботливо накрыл тарелку сверху ещё одной, неуверенно встал и уверенно молвил: «Желаю кататься на лодке. Мне врачи рекомендовали.» На беду остальные алкоголики в данном случае не имели ничего против врачебных рекомендаций. К этому времени практически все были уже в торф...
– А вот пачпорт извольте в залог, – буркнул мужик, ответственный за лодочную станцию, опасливо глядя на восьмёрку потенциальных мореходов, еле стоящих на ногах, словно заранее приноравливающихся к качке. – А он у меня … эта…, – Грибофф тщательно ощупывал карманы. В кармане джинсов он что-то неожиданно для себя нащупал, удивился, ещё раз пощупал, победоносно рыгнул и вытащил… маринованный огурец.
– Опа. А не тут у меня паспорт, – прокомментировал он и откусил от овоща.
– А ихде? – у лодочника зародилась надежда на избавление от опасной алкашни.
– В этой самой... в куртке, – развёл руками Грибофф.
– А ихде куртка? – наседал мужик, благо надежда становилась ощутимей. – Ну… Наверное осталась там, где я блевал, – парировал Грибофф, честно глядя в глаза.
– Ага! А вот не положено без пачпорта! – надежда лодочника окончательно окрепла и расправила крылья.
– Послушай-ка, любезный! – выступил вперёд Шурик и достал из кармана складной нож.
– Эей, ребятушки, не губите! – вид ножа со следами куриной крови не только пообломал крылья надеждам мужика, но и вообще как-то слегка его удручил.
Последовавший компромисс устроил обе высокие договаривающиеся стороны:
– Восемь лодок всё равно дать не могу – тока три в наличии. Если потоните, то и чёрт с вами!
– Прекрасно! Нас устроят три этих прекрасных шхуны. Гранд мерси, мон шери! Держи пиастры. Флот её Величества у тебя в долгу.
– Господа корсары, вперёд!
И друзья-алкоголики, с улюлюканьем и матюгами попадав в лодки, вышли в открытое
море под флагом семейных трусов Грибоффа. Да-да, именно семейных трусов
неоднозначной расцветки, надетых на палку…
Через сорок минут плаванья Грибофф перестал петь народную баварскую песню, раскачивая в такт одну из наших лодок, так что она черпала воду обоими бортами, и объявил: «Чертовски хочется отлить. Друзья мои, пора подставить пипиську солёным ветрам...». С этими словами он встал на колени на самом носу лодки, достал из ширинки свой увесистый якорь и, прогнувшись с треском в позвонках, принялся золотить воды Клязьмы. И вот тут его угораздило разглядеть вдали чужую лодку. Она безмятежно кружилась посередь речки, в то время как наша эскадра потихоньку к ней приближалась. Лодка с Грибоффом на носу шла в авангарде, и, указывая свободной рукой вдаль, наш адмирал возопил:
– О майн либер гот! Флибустьеры! Знаете, что я вижу? Я вижу добычу! Крюйс-брам-стаксель мне в жопу, если на этой посудине нечем поживиться! Будем брать! Вперёёёёёёёёёёд!!!
И эскадра послушно устремилась к добыче. Флагманский корабль, прямо скажем, выглядел устрашающе: не переставая отливать, благо было чем, Грибофф возвышался на носу шхуны подобно фигуре, вырезанной на форштевне, и орал дурным голосом:
«На абордаж, ёп вашу мать!». На корме сидел Женич с длинной палкой в руках, на которой реяли семейники Грибоффа, наводящие ужас своим веселёньким колором. Роль гребцов исполняли Пятибратор и Толик, оглашающие тишину водной поверхности ритмичными воплями в такт взмахам вёсел: «Иииееераз, бля! Иииеееераз, бля!». Остальные две шхуны с Оом»ом, Пашей, Шуриком и местами ожившим Йуррой гораздо более скромно шли рядком вслед за флагманом.
Когда цель абордажа приблизилась, Оом»а бросило в жар: в лодке сидела та самая девушка. А с ней та самая бабушка. Несчастные дамы, открыв рты и вытаращив глаза, в ступоре взирали на летящее к ним бортовое орудие Грибоффа, которое он не только не убрал обратно в штаны, но и начал им угрожающе размахивать. В ужасе Оом посмотрел на Шурика. Тот молча кивнул в том смысле, что «Надо перехватывать его к ебени матери!». Диспозиция лодок мгновенно поменялась. В то время как корабль под предводительством Грибоффа нёсся к лодке дамочек, шхуны под командованием Оом»а и Шурика пытались его нагнать по флангам и перехватить. На самом подходе к оцепеневшим от ужаса женщинам, когда лодка Грибоффа уже грозила вот-вот протаранить их, шхунам Шурика и Оом’а удалось обойти её на полкорпуса и одним рывком синхронно сблизиться справа и слева, столкнувшись носами прямо перед ней и образовав букву «эл», в основание которой через секунду и врезался форштевень флагмана эскадры...
От сильного удара Грибофф, словно ядро из пушки, вылетел с носа лодки и, продолжая размахивать своим торчащим из штанов абордажным крюком с воплем «Ёпанаааааааааа!» спикировал над лодкой дамочек. Думаю читатель не сильно удивится тому, что в полёте Грибофф врезался во внучку и увлёк её за собой в воду с оглушительным всплеском...


Глава 8 (фольклорная): На деревне
Пока Грибофф сушил свою одежду на шампурах над тлеющими углями, остальные решили
организовать прод-отряд для отправки в ближайшую деревню за закуской. Не прошло и часа, как отряд из пяти человек уже маршировал сквозь ночь в направлении деревни. Если морскими войсками командовал Грибофф, то за сухопутные отвечал Йурра.
Йурра, эстонец по национальности, но проживший большую часть жизни в Москве, являл собою носителя великоимперских настроений. Помешанный на военщине и тоскующий по мощи СССР, он имел дома карабин «Сайга», пару наручников, три полных комплекта камуфляжа и сапёрную лопатку. Вот и сейчас он шёл впереди отряда в камуфляжном тельнике и штанах, с армейскими бирками на шее и сапёрной лопаткой в руках. Следующая за ним четвёрка в дугу упитых призывников пыталась маршировать в ногу и чеканить шаг, отчего наводила ещё больший ужас на редких встречных путников. «Песню запе-вай!», - скомандовал Йурра и отряд вошёл в деревню...
Деревенские старушки сидели на завалинке и, луцкая семАчки, спорили о политике.
– А хоть бы и пьёть! Зато он о простых людЯх думает! Верю в Борис Николаича! – Ишь ты! О каких-таких простых? Прямо проснулся Ельцин твой и давай о Никодимовне думать – здорова ли, сыта ли.
– Ой, а то твоему Зюганову не спится, коли ты не поужинала…
«А молодоооооваааа командиииираааа несли с пробитой головооой..» – полит-дебаты прервались нестройным хоровым пением. Из вечерней темноты к завалинке вышла сапёрная лопатка. За ней появился Йурра, а за ним и все остальные. Йурра скомандовал: «Стой, раз-два! На-лееее-во! Тпруууу, бля! Равнение на бабулек!». Бабульки тут же засобирались по домам. Однако Йурра перехватил инициативу вопросом:
– Мать, – обратился он к ближайшей старушке доверительным шёпотом, почёсывая лопаткой ухо, – а много ли в деревне наших?
– Хватает, милок, хватает, – насторожилась «мать», мудро решив не уточнять, о каких «наших» идёт речь.
– Нда?.. А как вы вообще относитесь к очагу мирового терроризма – Чечне? –продолжил допрос Йурра.
– Отрицательно, милок, отрицательно: не любим мы этих чеченов проклятых, –отрапортовала бабулька и, уже обращаясь к подругам, запричитала, – Ой, чавой-то надуло мене всю, пойду-ка я до дому.
– Да и нам уже пора, и мы пойдём, – поддержали подруги. – Мать, нам бы хлеба чуток, – напомнил о себе Йурра, постукивая лопаткой по камуфлированной лодыжке.
– Да что ты, милок, голодаем мы туточки, пенсия маленькая, а в огороде старыя мы ужо копаться-то, – запричитали старушки, мелкими шажками продвигаясь вдоль забора от греха подальше.
– А может всё-таки пару крошек найдётся, – вышел вперёд Пятибратор, доставая внушающий уважение кошелёк (папа у него был дюже боХатый), – Не обидим. – Ой, да уж чаво-нить наверняка найду, ежели поискать-то, – мгновенно оживилась первая старушка, – Пойдёмте до хаты, к сестрице моей внучка приехала, так она уж и состряпала кой-чаво наверняка.
Надо ли говорить, что, ввалившись в хату и обнаружив там ту самую бабушку, и ту
самую внучку из лодки (Гоголь со своей немой сценой из «»Ревизора»» глотает
окурки), отряд был вынужден поспешно ретироваться под напором ссаных тряпок и
печного ухвата…

Глава 9 (электрическая): Об умение правильно сунуть
Уже глубокой ночью в номерах разгром комнаты №27 начался с того, что в магнитофоне сели батарейки. Паша осмотрел магнитофон, поглядел на розетки в стене и с видом профессионала молвил:
– Бля буду, нужен провод.
– Щас! Момент! Достанем! – Йурра схватил складной нож Шурика и устремился к двери. Рванул на себя дверную ручку и вырвал её с корнем. – Йурра, ОТ себя!
– Понял вас! – согласился Йурра, справился с дверью и маршем двинулся в неизвестном направлении.
– Да, блин… Этот достанет, – поверил в друга Паша.
Через двадцать минут Йурра вернулся:
– Вот! – в руке он держал кусок какого-то толстого провода. – Йуррик, это не подходит – нужна пара, к тому же у нас всё равно нет штепселя, – разочаровал добытчика Паша.
– Пара? Штепсель? – оживился Женич, – Йуррик, дай-ка ножик!
– На, – Йурра редко утомлял длинными фразами.
– Етитькина титька! Йурра, а что с ножом? – на лезвии ножа красовались две здоровенные, дочерна закоптившиеся полукруглые выбоины. – А куй его знает! – честно ответил Йурра, резко встал и целенаправленно продефилировал на балкон с неудержимыми позывами к йогуртизированию.
В этот момент из сортира вернулся давно отсутствовавший Толик:
– Ёптыть! На нашем этаже уже сортир засорился. Неужели трудно блевать с балкона? Ааа, я смотрю уже. Ну слава богу, дошло. Прикиньте, щаз отливал на третьем этаже, так там света нет, и монтёр с проводкой ебётся – грит, какой-то дятел умудрился вырезать кусок высоковольтного провода из щита. Там до сих пор всё дымится. Чума! Крутой видать дятел, коли не убило нахер. – Толя, хочешь познакомиться с этим дятлом? – глубоко вздохнул Шурик.
– Йурра??? – угадал Толик.
– Без комментариев, Толя, без комментариев.
– Ндааааа... Электрик эстонский, мля! Женич, ты что-то вроде про штепсель говорил, – напомнил Паша.
– А, ну да, – Женич допил стакан, подошёл к настенному бра и одним махом срезал ножом нижнюю часть провода вместе со штепселем. – Ну вот: и пара, и штепсель! – Голова! – похвалил Паша, после чего приладил провод к магнитофону, залепив его жвачкой.
– Ну-ка, – сказал он, собираясь сунуть штепсель в одну из розеток на стене.
– Паш, там одна из розеток для бритвы, не перепутай, – предупредил Женич.
– Спокуха, не глядя тока член суют! – резонно заметил Паша и сунул…
Когда через полчаса в комнату, освещая себе путь фонариком, вошёл монтёр, дым
уже рассеялся, перегоревший магнитофон успели выкинуть с балкона, а провод на
ощупь отодрали с треском от стены и спрятали. Но бутылку ему всё равно пришлось
жертвовать, ибо только она могла помочь монтёру забыть о необходимости сообщить
администратору о стёкшем на пол сгустке оплывшей пластмассы, который в прошлой
жизни был розеткой для бритвы, и выжженном квадратном метре обоев вокруг неё…

Глава 10 (познавательная): О межкультурной коммуникации

Коллективный градус продолжал нарастать, а водка всё не кончалась. Это были те молодые светлые годы, когда после йогурта люди возвращались за стол с целью добавить – и праздник продолжался. За столом снова балагурил Грибофф. Он повествовал о своей поездке в Баварию, которая произошла ещё в конце восьмидесятых:
– Ну, вы ведь понимаете, иностранцы и щас о нас мало чего знают, а тогда ваще никуя не ведали. Стандартный набор – водка, икра, зима, медведи на улицах. И заепли порядком меня местные подростки тупыми вопросами типа «»А правда, что у вас шапка-ушанка – женский летний головной убор? А у вас действительно в меню школьных обедов водка входит?»». Ну, я и принялся развлекаться. Выходим на улицу, я херак к автомобилю – по капоту обеими ладонями шарю, щупаю типа. Они ко мне – мол, чё такое? А я грю – «»А из чего это у вас они сделаны?»». Мне отвечают: «»Ну как, – метал, пластик, прочая куйня.. А у вас в Москве разве не так?»». Я грю – «»Нееее… У нас из дерева. В Сибири сосны рубят, там же и машины сколачивают, потом на собачьих упряжках тащат до Урала – а там уже и железная дорога есть – паровозы ходят.»» Они – «»Бляяя, как из дерева??? А лобовое стекло??»» А я им – «»А куйли, спереди между досочками щели оставляют специальные – сквозь них и зырим. А зырить надо внимательно – не дай бог медведя кого-нить заденешь, так он разозлится и колымагу эту деревянную накуй разнесёт в щепки, не сбежишь, не скроешься!»» Они – «»Бляяяяя!!! А чё медведей прямо так вот много?»» Я грю – «»А как же! Помню зимой пошли с батяней за дровами. Выходим – куяк, весь подъезд снегом завалило нахер – не выбраться. Ну мы за лопаты. Кое-как расчистили. Тока два шага сделали – из сугроба медведь! Белый! Огромный. Хорошо сосед со второго этажа из окна увидал вовремя – из двустволки положил гада с одного залпа! Мы его потом всю зиму ели!..»»

Глава 11 (добрососедская): Кавказский гость

Под общий пьяный гогот никто не замечал, что в углу комнаты у открытой двери вот уже как полчаса сидела невесть откуда материализовавшаяся блондинка. Но вот гогот на какой-то момент затих и в образовавшейся паузе таинственная незнакомка громка икнула.
– Что за накуй! Ты откель такая блондинистая? – галантно осведомился Пятибратор.
– Оттуда, – ответствовала блондинка, неопределённо махнув рукой, и снова икнула.
Блондинка была в дымину.
– Меня зовут Павел. Водки налить? – поддержал беседу Паша.
– Налить, – не стала скромничать блондинка и беседа потекла…
Ещё через полчасика застолья в дверях возник парень лет двадцати восьми, кавказской наружности, недетской окружности и по всему видать было – на бровях. На этот момент в номере кроме блондинки находились Грибофф, Толик, Пятибратор, и спящий на кровати Женич. С трудом отлипнув от дверного косяка, кавказец ввалился в комнату:
– Свэтка, зараза, я тэбя ищу вэздэ, а ты тут. Нэхорошо, сушай, да.
– Артур, иди на ***! Мне и тут нравится. С ребятами. Правда, ребята?
– Нууууу…. – задумались ребята.
– Э, какой-такой нравица? Куда тэбе нравица? Ааааа, я понял, сушай! – Артур резко повернулся к Грибоффу, сидящему на краю кровати. – Ты её эбал, да? – Да, – зачем-то подтвердил Грибофф. – Мы нежно полюбили друг друга и решили пожениться.
Артур явно расстроился. Он схватил стул и обрушил его на голову сидящего Грибоффа. Стул распался на части, которые осыпались на пол вместе с осколками двух плафонов с задетой при замахе люстры. Грибофф поднял чистый, местами детский взгляд на Артура и осведомился:
– Ты что, дурак? – при этом он зевнул.
Артур замялся. Такая реакция его морально надломила. Тогда он не придумал ничего лучше, как перевернуть стол с останками шпрот и пустыми бутылками и долбануть им по спине спящего Женича. У стола отвалились три ножки. Матрасная часть кровати с грохотом провалилась внутрь деревянного каркаса. Женич не проснулся.
Подобным непротивлением насилию Артур был окончательно раздавлен. В нервном истощении он опустился на кровать рядом с Грибоффом:
– Она мэня доконает, – вздохнул он, проводя взглядом «»Свэтку»», удаляющуюся несимметричным слаломом.
– А чё так? – поинтересовался Грибофф.
– Падазрэваю, что блядь, – пожаловался Артур.
– Ну так у каждой женщины недостаток есть, – подбодрил незлопамятный Грибофф. –
Вот возьми Еву. Ну, всем хороша была баба. Но нахера яблоки немытые жрать было??
– Эва? Красывое у твоей жэншины имя, – продемонстрировал свои три класса образования Артур, – А водка эсть?
– Эсть!
В этот момент в комнату вошёл Шурик и объявил:
– Поздравляю вас, у нас горе: Толик – Бэтман…


Глава 12 (голливудская): Бэтман и голые жопы

Толик был совершенно адекватным парнем. И выпить мог много. Но иногда случалось, что по пьяни его клинило – и тогда он становился Бэтманом. Когда-то этому искусству перевоплощения его научил Йурра. Научил и забыл. Но Толик забывать отказывался, как ни упрашивали. Происходило это с ним вне зависимости от лунных фаз и места нахождения. Например, возвращаясь с пьянок на метро, он не раз прямо в вагоне к неописуемому восторгу пассажиров цеплялся ногами за верхний поручень, раскачивался вниз головой, хлопая полами своей куртки (при этом на пол со звоном падали ключи, пропуск, проездной, мелочь и прочая куйня), и с остервенением рычал: «»Я Бэтмааааааан!!!»». Затем он принимался носиться по вагону взад-вперёд, продолжая хлопать импровизированными крыльями и не переставая информировать общественность о том, что он Бэтман и «»всех отъебёт»». И это нормально. Это молодость, это алкоголь. Но дело в том, что это шоу порой продолжалось не меньше двух-трёх часов. И это утомляло.
Поэтому когда Шурик сообщил друзьям о сеем прискорбном перевоплощении, ребята слегка приуныли. Собственно они даже и приуныть не успели, потому как сразу за Шуриком в номер ворвался ужас, летящий на крыльях ночи, – Толик-он-же-Бэтман собственной персоной. На голове у него был разодранный пакет из-под молока, с плеч ниспадал постельный плед, на губах играла зловещая улыбка. Парень был в образе.
– Я Бэтмаааааан!!! – возвестил Толик и просочился в комнату.
Ситуация стала очевидной: если ничего не произойдёт из ряда вон, то театр одного актёра растянется на часы. Скажу сразу – произошло.
Сначала друзья попытались запереть Толика в шкафу. Но не это спасло их, ибо Толик вышел из шкафа через бортовую стенку (а шкаф сложился вовнутрь). После чего, пробежавшись по комнате – простите, – пролетев по комнате на пледо-крыльях и пообещав в очередной раз «»всех отъебать»», Толик выскочил на балкон. А вот там, несмотря на ночную темень, он разглядел (у Бэтманов отличное зрение) три голые задницы – внизу недалеко от балкона под сенью деревьев присели пописать три девчонки. В тишине раздавалось лишь журчание и треск цикад. Толик мгновенно прочувствовал момент – девушки в потенциале существенно расширяли аудиторию его выступления. Вот это-то и спасло его друзей.
Встав на какие-то железки, Толик простёр руки-крылья в стороны и, набрав полную грудь воздуха, навалился грудью на балконную перекладину. Трухлявая перекладина затрещала.
– Я БэтмаааааААААААААААААААА…, – орал Толик, проломив грудью перекладину и падая
со второго этажа носом в мягкую почву.
Не допИсав, с нижнего старта насмерть перепуганные девчонки стремглав ломанулись
сквозь кусты прочь, на ходу натягивая трусы и сверкая жопами, под добрый гогот
Йурры, по-прежнему йогуртившего с соседнего балкона…

Эпилог
Много чего ещё было этой ночью: и выведение Толика из комы, и разматывание всех пожарных шлангов в корпусе, и балконный йогурт на брудершафт, и попытка повеситься на туалетной бумаге, и пение матерных серенад под окнами администраторши – всего не расскажешь. Да и не к чему.
Короче говоря, настало утро. Паша проснулся под уцелевшим столом и, стукнувшись лбом, удивился низости потолков. Женич проснулся весь в шпротах и удивился, когда мы успели сходить на рыбалку. Йурра проснулся с дискомфортом в промежности и удивился торчащей у него из ширинки сапёрной лопатке. Пятибратор проснулся и удивился сапёрной лопатке, торчащей из ширинки Йурры. Оом проснулся и удивился, что сапёрная лопатка торчит всего лишь из ширинки. Толик проснулся с пакетом молока на голове и не удивился этому. Шурик проснулся и удивился тому, что он проснулся. А Грибофф не проснулся. Проснулся он только, когда ему налили холодной воды в штаны.
После жизнеутверждающей фразы Женича «»Шурик, пиздуй за кефиром, спасай людей!»» друзья потихонечку похмелились заныканной Толиком накануне бутылкой водки и принялись крепко думать. А подумать было над чем – ибо предстояло сдавать номера, а платить штраф за ущерб ой как не хотелось. Да и не хватило бы даже всех денег Пятибратора. Первая комната практически не пострадала – там тока спали. Но вот вторая: расплавленная розетка, сожжённые обои, отрезанный шнур, провалившаяся кровать, раскуроченный шкаф, стол без ножек, раздолбанный стул, проломанная балконная перекладина, два разбитых плафона, вырванная дверная ручка и всеразличная куйня по мелочи – таков был убедительный итог состоявшегося праздника. В результате решили сделать косметический ремонт-наёпку – по возможности устранить явные признаки погрома и надеяться, что проканает. Мебель сложили словно кубики и подпёрли, чем могли. Переставили шкаф, чтобы закрыть обои, отрезанный шнур и розетку. Оставшийся плафон сняли и выкинули, типа так и було – ваще без плафонов. Ручку дверную вставили, но трогать её было нельзя. Как и всё остальное. Иначе катастрофа.
Пришла горничная. Ей галантно открыли дверь (чтоб сама за ручку не схватилась) и затаили дыхание. Горничная постояла, посмотрела и потребовала с друзей-алкоголиков несколько рублей за утерю полотенец, которые им вообще не выдавали.
Так проходили студенческие годы…

jeff2000
20.04.2016, 12:49
:D:05: Пошёл изучать испанский язык

Graniy
24.04.2016, 16:13
Я сижу в шоке. Оказывается можно было просто спросить?!?
Сама в шоке. Не знаю как бы отреагировала я - не была в такой ситуации. Следует прибавить, пока не была :026:

Добавлено через 42 минуты
- Славян, нас по погоде в базу возвращают, стрельбы не будет. - Перед Малининым, бледный, как тень отца Гамлета, появился Воробьев, сменившийся с ходового.
- Это полный .....
:017: :019:

Graniy
26.04.2016, 13:11
Спасибо что даете себе труд заполнять этот раздел. Я уже тянула время, тянула, но остался всего один рассказ :021: и все.

jeff2000
27.04.2016, 15:55
Немного треша:D
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/8/6/1/7640168.jpg
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/0/7/1/7640170.jpg
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/1/7/1/7640171.jpg
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/2/7/1/7640172.jpg
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/0/9/1/7640190.jpg

jeff2000
03.05.2016, 17:18
вот ведь как бывает...
Мои родители, земля им пухом, были страстно увлеченные наукой люди. Такие увлеченные, что не сильно заметили мое появление.
Да и само время тогда такое было – увлеченное – еще волновали полеты в космос, поэты волновали все сильней, Высоцкий, оттепель давно сковало льдом – но все «дышало», пусть и втуне.
И промозглой питерской зимой, в нашей квартире витал дух весны и интеллектуального инакомыслия.
Задорно поглощенные наукой, предки не слишком занимались моим воспитанием, и не особо переживали, что до четырех лет, я молчал как рыба. Только мычал, ревел или пукал.
– Пес нямой, – ласково говорила мама, заправляя в меня пересоленную кашу.
– Немтырь, безъязыкий, принемывает, немта, немталой, и…брюква! – весело добавлял папа от пишущей машинки, – трубка давно потухла, но увлеченный работой он исправно затягивался.
– Тихий, – ласково резюмировала мама.
Родители были филологи и работали над сборником обсценной лексики и горячо обсуждали непонятные мне слова и выражения, напрочь позабыв про магнитофон в моей коробушке.
К четырем, я несмело заговорил, да так, что окружающие порой краснели до истерических слез, а родителям было страх как неловко. Вскоре они уехали в экспедицию, где и погибли в автокатастрофе.
Помню серый день, два кумачовых гроба, в их «праздничных» – белых вместилищах – страшно незнакомые люди, но все же это они – папа и мама. Толпа прячущих глаза молодых людей – друзей, коллег, гвоздики гвоздики гвоздики... Ненавижу гвоздики.
Тогда я опять замолчал, на долгих два года. Как не билась со мною бабушка и врачи, ничего не выходило – я просто не хотел говорить. В садик не ходил – воспитывала бабка, в прошлом, сама учитель. Все понимал, – больше сверстников, бегло читал, но – молчал.
– Витенька, ты говорил во сне, почему же ты молчишь? – часто плакала бабушка.
Худшие годы жизни.
Я тосковал, часто перебирал родительские бумаги, читал – вспоминались их споры, засыпал за столом с тихими слезами, положив голову на неудобную печатную машинку.
В шесть с половиной, стараниями бабки (заслуженного педагога) меня определили в специальный класс, – попросту УО, – к долбоебам. К первому сентября я заболел ангиной, и бабушка привела меня в школу только к середине месяца.
Школа меня оглушила – у забора курили мужики в школьной форме, и стригли школоту гнусными глазами, как стегали плеткой. Все бабье, начиная с четвертого класса, было выебано и в бантики и в комсомольские значки.
На крыльцо втягивалась шумная толпа. Она скакала, кривлялась, орала и дралась как стадо макак. Кого-то гвоздили ранцем по голове, кому-то срывали скальп за косы.
В дверях образовалась пробка, которую жестокими пинками без разбору – девочка ли, учитель начальных, сокрушил разящий табаком старшеклассник с карточкой «всесоюзный розыск».
Бабушка как стреляный педагогикой воробей повременила быть убитой, и мы обождали в сторонке.
Старуха глядела на деток, тихо улыбалась своим школьным воспоминаниям, а я окаменел – это нормальные?! Тогда с кем светит грызть кирпичи букварей мне? С фашистами? Я совсем забздел.
Класс УО размещался подальше от людских глаз – в тихом аппендиксе, по соседству с библиотекой и кабинетом рисования.
Казалось, за дверью хуярит скотобойня – визги и рев стояли, будто под двуручными пилами, театрально пагибало стадо свиней и один слон.
Бабка приоткрыла дверь, и у темечка сверкнул нож. Она захлопнула дверь и сказала: – Учительница отошла.
Отошла! Я понял, – за страшной дверью скопытился педагог. Вернее его вусмерть скопытили первоклашки. Мне вспомнились страшные похороны, затряслись ноги.
– Пиздец. – сказал я вдруг.
– Да, внучек. – согласилась бабушка, подбирая с пола смертоносный циркуль. – Чего?!
Она так и всплеснула ридикюлем и чертежным струментом: – Заговорил! Заговорил!
Трогательную сцену прервала целая и невредимая училка. Оправляла юбку, она светила ободряющей улыбкой гробовщика.
– Как тебя зовут? – спросила она, и погладила меня по голове разящей табаком ручищей, намозоленной, то ли указкой, то ли той самой пилой.
Я ее умилял – был я рус, причесан на пробор, глаза большие и голубые – хороший мальчик, с острым девчачьим подбородком и пухлыми губами – с виду отличник и книгочей.
Где червоточина, в чем гнусь в этом херувиме? – гадала она, сверля меня испытующим взглядом лупастых глаз.
– Он немой. – неуверенно сказала растерянная бабушка, еще не веря в чудо.
– Аа… – промычала тетка, понимая, что я по адресу, несмотря на сусальный портрет, – Так как его зовут?
– Ожегов, Даль… – неожиданно сказал я испуганно. – Обсценно…
Бабушка схватилась за сердце в нехорошем предчувствии, а училка сказал:
– Ссутся у нас все. Я буду звать тебя Миша. Миш у нас нет, а Даль – странно, и дети не запомнят.
– Это Котлов Витя. – промямлила бабка.
Училка втолкнула меня в класс, захлопнула дверь и вышла проводить старуху и заодно перекурить.
Я очень хорошо помню наш последний с папой и мамой Новый год, гостей в нашем доме, застолье, хрип Высоцкого, задушевная гитара, споры, танцы, стихи и опять Высоцкий.
Тут же – Первомай, пивная бочка, клифты и орущая гармошка, сразу ножик, минуя споры, битые кружки и зубы под ногами.
Вот девочка крутится на месте как юла, к ней раз за разом норовит подступиться хохочущий мальчик – получал по лицу, садится на пол, встает, и повторяет попытку.
Из носу кровь и сопли, но он счастлив аттракционом, – упорный мальчик, наверное будущий космонавт, трижды герой, или сборщик шариковых ручек – ударник.
Двое с аппетитом хуярили промокашки и плевали в трубочку, метя друг в друга. Они были меткие, эти двое, – лица обоих живописно заштрихованы целлюлозой, один вылитый Кутузов.
Кто-то ковырял сопли, кто-то скакал веселым козлом по партам и подоконникам на одной ножке, норовя её лишиться – а нога-то у прыгуна, и так одна-одинешенька – последняя. И кажется понятно, как проебали первую.
Кто-то играл в слона, где-то выжигали – тщедушный долбоеб жег вязанку линеек, а одна девочка кажется молилась. Чуть позже я узнаю – ее глаза с рождения застряли у переносья, а из-за анемии зябли руки, и она их расцепляла лишь для захавать перловки с канпотом.
Тут, застенчивым слоном подкрался здоровенный как свин мальчик в очках на резинке, со стеклами от телескопа, и угрожающе хрипя слюнявым хайлом, то ли спросил, то ли предостерег:
– Тхы кхто? Гхы.
Мне послышалось: «Хандэ хох!»
– Хуй в пальто. Варенай Мадамкин. – со страху представился я литературным псевдонимом (папа любил меня так величать, когда я ссался).
Видимо, стресс запустил некие механизмы мозга – в голове так и мельтешили слова. Папа и мама могли часами дискутировать по поводу своего научного труда, а когда уставали, то отдыхали играя, – перекладывали «манда» на вологодский и рязанский говор, – получалось ласковое «монда» или зазывное, акающее «мандаа».
Или решали, имеет ли ёмкое «манда», право на множественное число, как сакраментально сакральное «пизда». Они были увлеченные люди, а у меня очень хорошая память.
– А я, Виталикхр. – страшно прохрипел заплывшим салом горлом урод, жадно глядя на меня из-под очков.
Попробуйте-ка взглянуть из-под очков, не вздернув их на лоб – голова не отламывается? Зато хорошо видно потолок.
Вот и Виталик, казалось, разглядывает потолок, на самом же деле, он пристально изучал меня, и то и дело облизывался. Варан ебучий.
– Гавайх дружикрх. – прохаркал он, окончательно увлажнив меня слюной, – видимо мариновал для размягчения плоти.
– Опиздоумел, козлоебина. Хууй. – процедил я, стараясь не выказать испуга.
Ранимый людоед вдруг заплакал и съебался – залез под раковину, выдавив из «домика» троицу одинаковых пацанов в девчячьих фартуках. Они подошли ко мне и обступили.
– Новенькая. – пропищал один и с любопытством френолога пощупал меня за голову, –опознал. – Мальчика.
– Расщеколда ебан рот. Геть отседа, мандавоши! – угрюмо сказал я. Вообще, я хотел сказать – не бейте меня, ребята. Попытался загладить: – Пиздося кисельная.
Они засмеялись счастливые и представились – Вика, Валя, Вера. Это были девочки, похожие на тифозных, обритых мальчиков. Они повели меня полуобморочного, знакомиться с остальными обитателями чумного барака.
Одноклассники меня обнюхивали, ощупывали, словно прицениваясь к будущему визжалу – «Рано пороть, пущай прослойка завяжется», а одна щекастая и вовсе отведала на зуб – целиком сунула мою ладошку себе в зоб – сразу есть не стала, а продолжила рисовать войну – заглотила про запас короче, как белка орех.
Во рту я нащупал пригоршню карамелек, ластик и, кажется даже ключ от дома. Еле блядь вычвакнул – тварь еще и разревелась.
Я был исключительно подавлен. Если я здесь останусь, то сойду с ума, замкнусь, а я только-только разговаривать начал. Я хотел жить!
Надо было отсюда выбираться.
Тут вернулась училка и объявила обед. Харчились УО после всей школы, чтобы не портить детям аппетит. Сгуртовав нас подзатыльниками, училка погнала рассыпающееся стадо на выпас.
Столовая средней школы после обеда – минное поле. Кто помнит – поймет. Это вам не нынешний буфет с чипсами и шоколадками – это сука правильное питание из первого, второго, третьего и кисель – есть где разгуляться ребячьей фантазии.
Ну кто не получал по башке тефтелей в подливе и не поскальзывался на киселе?
Учуяв манку, Виталикхр тревожно захрюкал и ломанулся к деликатесу. Старушка хуярившая в тележку посуду, бросив в пизду катафалк, испарилась в моешную, в кухне перестали брякать посудой.
– Смотрим, дети. – предупредила училка.
Урча, Виталик грузно перемахнул пару лавок, обрушил телегу и вступил в кисель – хуяк! – задрожали стекла и мигнули лампы, в кабинете труда в ворохе стружек всхрапнуло, и показалась опухшая морда в сивой щетине и берете – точь-в-точь заматеревший с годами, до медно-красного Мурзилка.
– Идем, дети.
Мы дружно подняли выскальзывающего из рук, жадно облизывающегося Виталика.
В железных мисках резиновая манка. Из кухни посмеивались на нас жирные бабищи в чепцах: «Кому добавки?»
Училка улыбалась в сторонке и кушала куриную ляжку. Я просто сидел и пырял кашу ложкой – отскакивает.
Училка подкралась и отвесила звонкую затрещину: – Жри, урод.
В кухне одобрительно заржали: «Так яво, придурка! Каша яму вишь не нравицца!»
И тут, меня прорвало плодами научной деятельности родителей покойничков:
– Микитишки отхуярю, недоёба блядовитая. Пиздуха червивая, хуёза грешная. Мудорвань! – прокричал я, едва не плача от обиды.
Учительница первая моя, выронила из хавальника кусок курятины, – думаю, ее сроду так не вышивали гладью. Страшно сопя, потащила к завучу.
В зеленом как ботанический сад кабинете, симпатичная тетка в золоте, уютно кушала свежие пирожки с повидлом, вкусно запивая чаем из красивой чашки, и была еще счастлива.
Задыхаясь от невозможности вырвать мне голубые глаза и сожрать, училка пожаловалась:
– Этот…этот…Он матом, почище Фемистоклова (трудовик)! Вы бы слышали!
– Этот? – завуч недоверчиво оттопырила от румяного пирожка холеный мизинчик на меня. – Так он же немой.
– Ща! Хуями кроет, что твои блиндажи!
– Прекратить! – хлопнула по столу завуч. – Что себе позволяете?! Вы советский учитель!
– Ебанашка без напиздника. Размандить ее к хуям. Ебать в мохнатые жерновцы ету трупёрду. – поддержал я симпатичную заведующего учебной частью.
Пирожок брякнулся в чай.
Не веря ушам, она вежливо переспросила:
– Что вы сказали?
– Ни хуюшечки, ни хуя…Феея…
– Что за фокусы? – только и смогла вымолвить она.
Опомнившись, приказала: – В медкабинет его!
Они потащили меня к медсестре – вдруг у меня солнечный удар от ламп дневного освещения, или приступ эпилепсии, и я чего доброго подохну в стенах доброго и вечного.
Сестра потрогала мой лоб и залупила глазные перепонки: – Нормальный.
Но у провожатых были такие лица, что она без слов свалила меня на кушетку и смерила давление:
– Нормальное!
– Ебальное, на кожаном движке. – подтвердил я, и у девчонки заполыхали щеки, а на месте грудной заглушки, выскочили под халатом два кукиша.
– Целкунчик очковского. Мандушку на стол, ваше словно, товарищ ***!
Сестра упала в обморок. Слова кишели в башке, и хоть частью, смысл их был скрыт, но я неуловимо понимал месседж, как теперь говорят.
– Трудовика, мигом! И к директору его! – приказала завуч моей класнухе, и кинулась приводить в чувство медсестру.
Вошел запорошенный стружкой, «не смазанный» и злой трудовик Фемистоклов:
– Этот? – кивнул он на меня, и подтянул сатиновые нарукавники.
– Этот.
Тогда он подошел и встряхнул меня, – в его карманах стеклянно звякнуло: – Материшься?
– Ебанулся?
– Охуеть… – присвистнул трудовик.
– Охуенней видали. Подпиздник подбери.
– Только без рук! – воскликнула завуч, загораживая меня от порывистого, «не смазанного» спросонок трудовика. – Ребенок сумасшедший! К директору, только обыщите, вдруг у него гвоздь.
– Пиздолет. – опроверг я унизительную чепуху.
Трудовик с опаской ощупал меня.
– Хорош хуюжить, шмонандель.
Поволокли к главному. Тот тоже ел пирожки. Судя по аппетитному аромату, – с мясом учащихся. Тут походу, все объедали детей.
Директор выслушал возбужденных коллег, разумеется не поверил, и ласково спросил:
– Как тебя зовут, сынок?
– Хуй важный.
– Таак… Ведите его к военруку, пусть у себя держит, он на фронте штрафниками командовал, а сами, срочно вызывайте родителей.
– Может и милицию? – спросила завуч.
Директор категорически развел руками: – Не будем марать честь школы. Мы его, наверное исключим.
Я испугался – «наверное» меня не устраивало.
Надо было наверняка, и я собрал остатки сил: – Хуярь голомудый. Мохнатый станок мандит тебе в …
Мне заткнули рот…
– Этот? – не поверил военрук.
Трудовик щелкнул в рыжий зуб: – Отвечаю, комиссар. Таакое, – он покрутил головой, – пирожки черствеют. Ты к нему спиной не поворачивайся.
– Здорово, урченок. – сказал массивный и дружелюбный военрук. – Хошь автомат помацать?
– Здравствуйте. Хочу.
– Ругался?
– Чуточку.
Он принес охуенную машину в мой рост.
– А патроны?
Военрук на это только крякнул и мудро погладил меня по голове: – Таким как ты, патроны даже на фронте не давали.
Так меня выперли из школы. Я бросил дурить и вербально развязался, стараясь избегать врожденного мата. Определился в соседнюю школу, в обычный класс. Там тоже не поверили…
– Этот? – спросила завуч телефонную трубку, разглядывая меня с благонадежным пробором. – Не путаете?
Кажется, я ее умилял…На столе румяные пирожки…
— Алексей Болдырев
©

jeff2000
04.05.2016, 18:21
Презервативы на 20 кг
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/8/9/2/7675298.jpg
Старший брат попросил меня купить сыну памперсы, но предупредил, чтобы я взяла размер побольше. И вот, стою я в очереди, и размышляю: мальчик-то у него крупненький, наверное, нужно взять памперсы на 20 кг. Очередь была довольно длинной, вот я и задумалась о своем. Вдруг поток моих мыслей прервала аптекарша:

— Девушка, вам чего?

Говорю:

— Мне, пожалуйста, презервативы на 20 кг (я тогда сама не поняла, что выдала).

Женщина посмотрела на меня круглыми от удивления глазами.

— Ну, примерно вот такого размера, — показываю руками где-то сантиметров 35-40.

Немая сцена. Я, в замешательстве, говорю изумленной аптекарше:

— Если у вас таких нет, давайте хотя бы на 18 кг.

Та все еще не может сказать ни слова. Я подумала, что, наверное, только небольшие памперсы остались.

— Маленькие мне не нужно, он же туда писать будет, чтоб тесно не было.

На этом моменте к аптекарше вернулся дар речи, и она сказала:

— Девушка, все презервативы вот на этой витрине. Выбирайте.

И тут я поняла, что именно попросила…
отсюда (http://storyfox.ru/post/kogda-ona-poprosila-prezervativy-na-20-kg-aptekarsha-poteryala-dar-rechi/?utm_campaign=transit&amp;utm_source=mirtesen&amp;utm_medium=news&amp;from=mirtesen)

jeff2000
05.05.2016, 00:04
аванс уж близится, а бонуса все нет
:D:05: шефу отправил. надеюсь, поймет:019:

Graniy
12.05.2016, 16:19
Появились плюсики и я могу поблагодарить вас за прочитанное. :025: Простите что читаю не так быстро. Я люблю вчитываться и возвращаться к понравимшимся оборотам. Читаю медленно. А еще своей теме надо внимание уделить. Спасибо вам большое.:026:

jeff2000
12.05.2016, 18:14
Как я за баней повесился
Меня, как и многих детей на лето отправляли в деревню к дедушке и бабушке. Развлечений в то время было мало, одно из них например - набеги на соседские огороды (это я сейчас понимаю что чужой труд нужно ценить, тогда я об этом не задумывался).
Теперь суть.
На заднем дворе стояла банька. За самой баней стоял соседский забор, а за забором... а за забором небольшой малинник в который мы частенько наведывались с братом. Как то раз мы с братом решили устроить очередной набег на соседское добро, и вот когда я перелезал забор в направлении своей территории сапог соскользнул, и я повесился... Повесился на капюшоне... Брату было дано поручение спасти меня любой ценой. Больше всего я боялся спалится на воровстве чужой малины). Брат честно пытался вызволить меня из плена, но все попытки был тщетны. Тогда единственным решением было вызывать родителей...

Далее повествование от имени родителей.
"Сидим едим суп, видим, Егорка один бежит с заднего двора. Входит в дом со словами - "Тётя Света, дядя Серёжа! Там Вадик за баней повесился..."
Что было в руках, падает на пол... Все бегут к месту совершения суицида и видят повешенного.

Условно говоря брат спас меня от опиздюления, но подача информации на тот момент хромала).
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/4/6/6/7710664.jpg
тыц (http://bezdna.su/?id=127928)

Евгений
14.05.2016, 04:08
http://fishki.net/upload/users/378666/201311/25/371cf3f2c8f711cb9ec4284f51d41bb9.png

jeff2000
08.06.2016, 16:46
Встреча с бывшей
У всех, кто в юношестве расставался с девушками, есть мечта:
Вот ты выходишь из крутого автомобиля, одет по последней моде, в компании шикарной спутницы и направляешься ко входу в какое-то пафосное место, а в это время рядом проходит пешком твоя бывшая и вы встречаетесь глазами. Легкая усмешка касается твоих губ, а она опустив глаза быстро убегает дальше мелко семеня и роняя слезы.

Я не исключение. Лет 10 назад расстался с девушкой в материально тяжелый для меня период, переживал это стойко, порвал с ней контакт наглухо. Но пару раз вышеупомянутая мечта всплывала в мыслях. И вот я достиг чего хотел: есть премиальный автомобиль, красавица жена и т.д. Шанс мечту-месть исполнить имеется.

Я в гостях у товарища в частном секторе города. Жарим шашлык, выпиваем хорошие напитки. Женам захотелось мартини - купить его после 22-00 есть призрачный шанс на автозаправке в одной остановке от его дома. Я в чем был: старенькие шорты, резиновые китайские тапочки, воняю дымом и пусть благородным, но перегаром отправляюсь в магазин на маршрутке.

Маршрутка не пустая но народу не много, я зашел и кого я вижу на задней площадке - моя бывшая накрашенная и нафуфыреная. Пытаюсь стать как можно незаметнее, но она идет к выходу.

Обменялись скупыми приветами, она смерила меня презрительным взглядом с головы до ног, выходим на одной остановке и она с видом королевы направилась к встречающей ее машине - КРАСНОЙ ДЕВЯТКЕ, ДЕВЯТКЕ КАРЛ!!! Из нее вылез типичный жлоб с золотым болтом и в кепке чмокнул ее и она еще раз на меня бросив взгляд укатила в даль. ФЭЭЭЙЙЛ!!!! вот как так-то???!!!

Я хотел ее найти в соцсетях, хотя не вспоминал про нее вообще уже лет 7, что бы хоть там невзначай понтануться, но не смог. Или фамилию сменила либо под каким-то псевдонимом зарегилась, не судьба:(

©ProSpecialist

rakolle
08.06.2016, 17:43
Всем известно про "заскоки" беременных женщин. При чем отправить мужа в 3 часа ночи зимой за арбузом или съесть килограмм зефирок, закусывая их селедкой — это все ерунда. Это в качестве пролога, а история такова:
Муж:
Прихожу с работы домой, открываю дверь, а там... Первое, что бросилось в глаза — бардак. При чем бардак такой, что первая мысль была — ограбили! Искали заначки и все перерыли! Вещи с кладовки были равномерно размазаны по всему коридору. Банки и инструменты, что стояли на полатях над входной дверью — все внизу. Вторая мысль — был обыск!
Кто сдал? Вот это попал! На полатях в самом конце спрятана РГД-5, стыренная в свое время с армии, и пара десятков патронов 7, 62... Но услышав привычный шум на кухне позвал жену. И тут на фоне всего этого безобразия выходит... Гитлер! Нет, в этом
Гитлере, конечно, угадывалась жена, но...
Далее со слов его жены:
Вспомнила из детства запах тряпочной изоленты. Ну уж очень захотелось вновь ощутить этот своеобразный запах. Мужа не было дома и спросить есть у нас такая дома и где лежит возможности не было... Вот и решила сама найти.
Вспомнила, что когда ломался утюг муж лазал за инструментом на полати и решила, что там эта изолента уж точно есть. Разгребла полати, ничего не нашла (кроме боезапасов, за что, конечно, потом было выдано "втык").
Полезла в кладовку — там много чего есть. Заодно решила, что пора навести порядок, поэтому все было вытащено и
"аккуратно" расставлено в коридоре.
Пока вытаскивала вспомнила, что гвозди и шурупы и прочие мелочевки лежат в диване и изолента есть скорее всего там. Открыв диван и наконец-то найдя заветную, так обалденно пахнущую черную тряпочную изоленту, производства СССР, увидела, что время уже к возвращению мужа с работы и надо готовить поесть... Изоленту не выпускала из рук, дышала полной грудью, наслаждаясь ароматом, но готовить с этим мотком радости в руках сложно и было принято единственно правильное решение: оторвала кусочек и приклеила под нос. Ну и потом про него
... просто забыла.

Dementy
08.06.2016, 18:06
Ну уж очень захотелось вновь ощутить этот своеобразный запах.:D :D :D неделю назад, в маршрутке, почему-то тоже вспоминал эту изоленту и запах, в частности...

ДЕРСУ
12.06.2016, 09:22
Интересно что она делала из этих костей и куда девала потом. :017: поделки ткз.

jeff2000
20.06.2016, 19:20
Поел заморского деликатеса
Дело вчера было. Я до сих пор в состоянии оцепенения...
Есть у меня друг детства. Он всегда отличался неординарным подходом ко всему и некой придурковатостью. Не-е-е дули воробьям не показывал и лужи не пердел, но есть в нем, что-то такое, что заставляет иной раз усомниться в его адекватности. Но один хрен без его приколов как то скучновато становится. Пообижаешься на него и опять друганы навеки. Вот так и дружим уже много лет)))
Суть вот в чем- пришел к нему сегодня. Тот сидит на диване, смотрит футбол, пьет пиво и заедает каким то деликатесом. А по части деликатесов- он знатный мастер, всегда привозит из поездок по миру какую нить пакость.
Последний раз кофе высранный какими то обезьянами привез, но сказал после того как я с его любимой тещей и не менее любимой его женой нахваливали аромат и вкус данного нектара
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/4/8/7/7929784.jpg
Так вот- сидим пьем пиво и какая то фигня в кляре у него на закусь. Сидели, ели, футбол болели. Посмотрели.
говорю- вкусная штука была- показывая на пустое блюдо.
Он- ага, и хитровато скалится.
Спрашиваю его- Валер, а что это было то? Креветки?
Он с самым серьезным выражением лица- медведки!
-Как..Как... Какие н@*** медведки????
- обычные, я их блядей целый день ловил. Вычитал в интернете, что они вкусные очень. Наловил и пожарил. Тебе же понравились??
Понравились конечно, но послав его н@***, я пошел злой домой. Вот такие дела браты. Всем бобра!

ЗЫ- фотки из интернета, когда ел не фоткал, когда доели фоткать было нечего

ЗЫ2-жена его подтвердила, что он целый день в огороде околачивался и ловил медведок.
http://s00.yaplakal.com/pics/pics_preview/6/8/7/7929786.jpg
пруф (http://www.yaplakal.com/forum7/st/0/topic1398810.html) не мой, стырил с ЯПа)))

ДЕРСУ
24.06.2016, 11:46
— Нет, Света, минетом тут не поможешь! ОТСОС НАДО ПРИНЕСТИ!
:019:

jeff2000
02.07.2016, 22:52
Крик раненого зайца

http://cs6.pikabu.ru/images/previews_comm/2015-05_3/14314574671283.jpg

Автор этой охотничьей байки - известный саратовский врач, хирург и не менее известный охотник Дмитрий Арсениевич.

Как-то вечером, после работы, я заглянул в свой любимый магазин <Охота> посмотреть, нет ли в продаже чего-нибудь новенького. Продавец тётя Вера знала меня ещё любопытным мальчишкой-шестиклассником, который бегал сюда через день посмотреть на настоящих охотников и послушать их рассказы. Повезло - она обрадовано позвала меня к своему прилавку и сказала, что, когда разойдутся покупатели, она мне что-то покажет. В нетерпении я ждал около получаса. Наконец народу стало поменьше, и тетя Вера с заговорщицким видом достала из-под прилавка маленькую коробочку и новый глянцевый журнал <Охота и охотничье хозяйство>.

- Вот - читай, - сказала она, открыв закладку. Читаю и обалдеваю. Оказывается, в Чехии охотники изобрели манок, имитирующий крик раненого зайца. Если в манок дунуть, то через 10 - 15 минут со всех сторон сбегутся лисы, и за вечер их можно настрелять 14 - 15 штук. Неужели у тети Веры в руках именно эта штукенция?
- Держи, - говорит тетя Вера и протягивает мне манок. - Звонила тебе в больницу, но ты уже ушел.
Оказывается, манков в магазин пришло три штуки. Два отошли отцам города, а вот один оставили мне. Вынимаю из коробочки заветный манок и, вопросительно глядя на тетю Веру, приставляю его к губам. <Пробуй>, - разрешает она. - <Но не очень громко, потому что звук уж очень страшный>.
Как кричит раненный заяц, охотникам объяснять не надо, а не охотникам объясню. Чувствуя близкую смерть, косой кричит так, что у меня мурашки по коже бегут. Крик напоминает истошный вопль младенца, жуткий и одновременно неприятный, пробирающий до костей. Не понимаю, как из такого милого зверька извлекается такой жуткий звук.

Ну так вот. Дунул в этот манок. Пронзительный визг испугал меня самого, но реакция посетителей была еще ужасней. Двое упали на пол, а у остальных волосы встали дыбом. - Отлично! Беру, - говорю я тёте Вере и тороплюсь уйти из магазина: как-то неудобно получилось с испуганными посетителями.
Прибежав домой, немедленно звоню председателю отдаленного степного колхоза, то ли дочь которого, то ли жену я когда-то спас не то от смерти, не то от беременности, и кричу: <Завтра выезжаю, готовь машину! Охота будет с новым западным суперприбором>. Завтра наступает с большим трудом, после беспокойной ночи, проведенной с женой в разработке модели лисьей шубы до пола, заряжанием дополнительных патронов, перебиранием охотничьих шмоток. Манок попробовал дома с друзьями-охотниками - все в панике и в ужасе. Хорошая вещь!

Бесконечная дорога, встреча, проба деревенской вкуснятины: борщ, вареники, сметана. Неизбежные расспросы: как работа? как родители? Отвечаю автоматически, с нетерпением жду вечера. Хозяин, Николай Иванович, не охотник. Поэтому предложил от чистого сердца сегодня поспать, а утром погулять с ружьецом вокруг деревни. Не обижаюсь.
Но вот водитель с местным охотником уже стоят у ворот, не глуша <Урал>, на котором меня надо везти. Снега выпало много, <УАЗ> не проедет. Местный охотник Санька, я с ним уже знаком, с восторгом смотрит на манок и говорит, что с таким можно на две шубы настрелять.

До места далековато, километров восемь в поле. Там стога со всей степи свезли - зимой мышей и лис полно. На улице минус тридцать, январь. Одевают меня трое. Штаны из верблюжьей шерсти водолазные, сверху ватные, сверху белые маскировочные. Тулупа тоже два. Один так, а другой председательский задом наперед, для тепла. Валенки, шапка с завязанными ушами - короче, чучело огородное, но по-другому нельзя. Холодно, сидеть часа три. В кабине я не поместился, запихали в кузов. Ехали долго, куда-то в ночь, буксовали два раза. Когда остановились, и я выпал из кузова, иначе мой выход не назовешь, было около десяти часов вечера.

Восхождение на стог заняло около двадцати минут. Сам я в такой одежде даже ходить не мог, а забраться на стог сена четырехметровой высоты и подавно. Повезло, что у стога нашлись вилы и грабли. Их обратную сторону упёрли мне в заднее место, меня удалось задвинуть наверх. Я раскопал себе в сене нору и очень уютно оборудовал место для стрельбы. Затем, махнув ребятам, сказал, чтобы раньше, чем часа через четыре, за мной не приезжали. <Урал> мощно фыркнул мотором, развернулся и уехал в темноту, оставив меня одного в жуткой январской ночи, в казахстанской степи.

Страшновато одному-то. Минут десять сидел тихо, потом думаю: <Ну что ж, пора>. Достаю манок, укладываю рядком патроны, чтобы были под рукой, картечь на всякий случай тоже поближе. Ну, пора! Набрав воздух в легкие, дую в манок, и рвущий душу крик разносится по дикой ледяной степи. Мамочка! Зачем я это сделал?! Сейчас какие-нибудь черти или лешие сбегутся. Кое-как пришел в себя, успокоился, ну, думаю, лисы-то сейчас точно сбегутся. Караулил, караулил и незаметно заснул.

Тонкий слух охотника даже во сне не подводит, и на сей раз тоже не подвел. Слышу, поскрипывают шаги, рядом где-то. Сдвигаю предохранитель вперед, тихо поворачиваю голову, вижу: не лиса и не волк, а обычная лошадь с санями подъезжает к моему стогу. Из саней вылезает деревенский мужик в ушанке с вилами, хитро озирается по сторонам, удостоверяясь, что вокруг никого нет. Не торопясь, начинает почти из-под меня набивать сани сеном. Подними мужик голову хотя бы чуть, он уперся бы взглядом как раз в дуло моего ружья. Но зачем ему смотреть наверх стога, когда в середине сена полно. Сижу, еле сдерживая смех. Сказать ему, что воровать нехорошо, или пусть себе ворует? Им и так тяжело живется.

Решение пришло исподволь. Тихо приставляю манок к губам и изо-всех сил дую, направив его прямо на мужика. Передать тяжело, но попробую. Лошадь, не поднимая от стога головы, подпрыгивает необычайно высоко на всех четырех ногах, грива и хвост у нее встают дыбом, и она, будучи в двух метрах над землей, начинает бежать. Бежит она по воздуху, как мне показалось, минуты две. Потом, согласно законам гравитации, всё-таки падает на землю и исчезает в степи, несясь каким-то нездоровым галопом, которым ей, видимо, до этого бегать не приходилось.

Как от лошади оторвались сани, я так и не понял. Они даже не тронулись с места, так резко она все это проделала. Мужик на долю секунды позже лошади тоже подпрыгнул, как мне показалось, выше стога, при этом как-то конвульсивно взбрыкивая руками и ногами. Шапка при этом катапультировалась с его головы, видимо, из-за резко вставших дыбом волос. Кричал он в полете так, что я испугался за его здоровье.
Мужик исчез из виду чуть медленнее лошади, даже не коснувшись земли. Через минуту все было кончено. Опять я остался один на один с ночью, степью, зимой, а также с санями с сеном.
Приехавший за мной водитель минут десять ходил вокруг саней, почесывал затылок и, наконец, сказал: <Саней-то вроде и не было>? <Сначала не было, - подтвердил я, - а потом приехали>.

Утром в сельсовете на заседании правления колхоза актив внимательно слушал рассказ сторожа, о том как во время охраны им колхозного сена на него напал снежный человек, лошадь сожрал, а самого догнать не смог...

jeff2000
03.07.2016, 07:55
И снова одна из моих любимых передач по ТВ. Ага. Сразу после Дом-2 люблю заценить "Магазин на диване". И, если в первой передаче - реальные мрази, то в магазине на диване - актёры. Но, сука, эти актеры так бешено отыгрывают, что пукан от их "криворукости и невъебенной тупости" взрывается более чем реально
И тем не менее смотреть за тем, как людям впаривают абсолютно ненужную хуету (ДА ЕЩЕ И СО СКИДКОЙТОЛЬКОСЕГОДНЯЗВОНИТЕПРЯМОСЕЙЧАС) очень забавно...Хотя и бесит...Люто бесит...Точнее бесят эти ублюдки криворукие...И сценаристы бесят, ибо такую ***ню может придумать только реальный кретин.

Короче, подборочка уебанов. Смеяться или беситься - сами решайте. Лично я с них просто дико бешусь. Наверное, потому что очкую, что в где-то в этом мире действительно существуют такие тупорезы.

1 Тут всё понятно - не*** давить вискарик перед тем, как начинаешь варить макарошки. Вискарик и пельмешки - тот же результат. Даже у меня бывало. Так что терпимо. Простим бабу.
http://www.yapfiles.ru/files/1494334/1.gif

2 Тут вроде вискаря в кадре нет, но баба точно синяя. Такую одну дома не оставишь. Или затопит или сожжет.
http://www.yapfiles.ru/files/1494335/2.gif

3 О, пошли охуенные отыгрыши "Какая же я тупая пиздаааа..."
Сука, банку не может взять из шкафчика, не устроив армагеддон на кухне...
http://www.yapfiles.ru/files/1494337/3.gif

4 Ну...Как вам?! Всем ведь так жены на работу собирают, верно? Обиднее всего, што только макароны и задавила, а тефтельку, ска, себе дома оставила. Жируха ебаная...А муж опять на тесте сидеть будет...
http://www.yapfiles.ru/files/1494338/4.gif

5 Тут, принцепе, все понятно. Это объяснимо. Это же негр ребенок. Хуле с негра ребенка взять-то?
http://www.yapfiles.ru/files/1494339/5.gif

6 Ага, а вот и муж той козы с тефтельками на работу пришел. Тоже не самый ловкий парень...Еще и по дороге умудрился из закрытой банки все макароны проебать. Соус пить будет. А ***, не будет! Он ведь его только что пролил. Семья уебанов, бЛЯТЬ!!!
http://www.yapfiles.ru/files/1494340/6.gif

7 Лол, а это походу та, с вискарём...Всё таки сварила Но ручки-то друг друга на*** посылают
Если серьезно - вот кто-нибудь объясните, что в башке у сценариста? Что он просил сделать актрису: "Ну и ты такая идешь с кастрюлей по кухне к раковине...Ну, чтобы процедить макарошки там...прополоскать их кипяточком там...добавить маслица там...И ТУТ ХУЯК - ШТОРМ, НАХУЙ!!!"
Так штоле?!
http://www.yapfiles.ru/files/1494341/7.gif

8 Буква "О". Оскар.
http://www.yapfiles.ru/files/1494342/8.gif

9 Я *** знает...Даже не спрашивайте...Вот как-то вот так. В душе не ебу, как такое может произойти, но факт налицо.
http://www.yapfiles.ru/files/1494344/9.gif

10 Хавали когда-нибудь тако из песка? Она так и помрет голодной...
http://www.yapfiles.ru/files/1494345/10.gif

11 Видели как баба охуела? Ровно в этот момент подумала - я требую развод. Потому что с таким муженьком их лодка любви разъебется о скалы рукожопости, даже не выйдя из бухты долбоебизма.
Ну, и да - волна конечно заслуживает отдельного упоминания. Уронил бутылку - цунами в еблет. Норм? Ну конечно. Это же реклама, не заморачиваемся.
http://www.yapfiles.ru/files/1494346/11.gif

12 Вас тоже бесит, когда телефон падает на ребенка? Меня люто. Нужно либо ребенка выкинуть в окно на***, либо купить "РЕМЕШОК ДЛЯ ТЕЛЕФОНА ВСЕГО ЗА 0,99$. ТОЛЬКО СЕЙЧАС, РЕШАЙТЕСЬ!!! А ЕСЛИ ВЫ ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС - ПРЕЗЕРВАТИВЫ В ПОДАРОК!!!"
Чтобы такие мудаки не плодились...
http://www.yapfiles.ru/files/1494347/12.gif

13 "Мам, ты хуевый турист. Пойду умру."
http://www.yapfiles.ru/files/1494348/13.gif

14
" - Ты посмотри какой уебок у нас уродился!!! Ахахаха!!! Да он же еще и черный! Ахахаха!!
- Да, дорогая, но я тебе все равно доверяю, хотя у меня и вся вселенская боль читается в глазах...."
http://www.yapfiles.ru/files/1494349/14.gif

15 Если ты не можешь справиться с пищевой пленкой, как ты собираешься справиться с пищевой цепочкой, сука ты тупая??!!!! Тебя даже вши по уровню IQ обходят!!!!!
http://www.yapfiles.ru/files/1494351/15.gif

16 Тут, согласен. Бывает.
http://www.yapfiles.ru/files/1494352/16.gif

17 К-К-Комбо. Один ебанутый не обращает внимания на предметы в руках. Либо следит за тем что в руках, либо идет. Одновременно не дано.
Но второй ебанутее ебанутого. "Чем бы вытереть винишко с софишки? VHS-очкой! Да я же, блять, гений!"

Блядь, какой же это ад...какой блядь ад
http://www.yapfiles.ru/files/1494353/17.gif

18 То есть порезать на ближней столешнице религия не позволяет? Ебанат. И это...Электронож?! Для того, чтобы порезать хлебушек тебе нужен ЭЛЕКТРОНОЖИК?! Интересно он в юбке стоит? Потому что следовало бы в юбке...Электронож...Пиздец...
http://www.yapfiles.ru/files/1494354/18.gif

19 О, хозяюшка. Это ж надо приготовить такую жареную картошечку, что сама только от одного запаха чуть фарш не метнула...
http://www.yapfiles.ru/files/1494355/19.gif

20 Почему-то напоминает наших депутатов за работой.
http://www.yapfiles.ru/files/1494356/20.gif

21 "Ох, ебать! А в этих штуках все видно. Мне 104 года, а я и не знал!"
Все потому что ты тупой уёбок. Я уже повторяться начинаю, но как назвать кроме "Тупой уёбок"?!
http://www.yapfiles.ru/files/1494357/21.gif

22 Хотите быть красивой? Станьте серийной маньячиной
http://www.yapfiles.ru/files/1494358/22.gif

23 Первый день на съемках порнухи - он трудный самый
http://www.yapfiles.ru/files/1494359/23.gif

24 Вы думаете, что Анжеле Юрьевне тяжело держать бинокль, потому что руки уже не те? Нет. Просто Анжела Юрьевна внезапно осознала, что прожила откровенно хуевую скучную жизнь и резко опечалилась. Ведь время-то уже не вернешь...
http://www.yapfiles.ru/files/1494360/24.gif

25 Ты жиробас и не можешь застегнуть ремень? Ну че...Просто встань и негодуй.

Ска, прям вот руки так развел "Ну пиздец...И че терь мне? Повеситься на***?"
http://www.yapfiles.ru/files/1494361/25.gif

26 ... *аплодисменты по нарастающей...сначала легкие неуверенные хлопки, затем все больше, громче, активней...И ОВАЦИИ В КОНЦЕ
http://www.yapfiles.ru/files/1494363/26.gif

27 ЖИРНЫЙ ВОНЮЧИЙ НЕОПРЯТНЫЙ УЕБОК При Сталине такой ***ни не было.
http://www.yapfiles.ru/files/1494364/27.gif

28 Не. Заворачивание продуктов в пленку не Ваше. Попробуйте себя в суициде.
http://www.yapfiles.ru/files/1494365/28.gif

29 WTF?!?!?!???!?!? Училка-сплинтериха?
http://www.yapfiles.ru/files/1494366/29.gif

30 "Опп, как новенькое..."
http://www.yapfiles.ru/files/1494367/30.gif

31 "Маааааать!!! Я в диване застрял!!! Снова!!!!"

Это одна из немногих гифок, которая меня не взбесила, а я вот прям захихикал от нелепого старикана. Да и ситуация пиздец))) Он так каждый четверг застревает. Лол.
http://www.yapfiles.ru/files/1494368/31.gif

http://www.yapfiles.ru/files/1494373/36.gif

http://www.yapfiles.ru/files/913596/17.gif

http://www.yapfiles.ru/files/913598/19.gif


http://www.yapfiles.ru/files/913591/12.gif

jeff2000
12.07.2016, 15:26
электроника
Дрищу было восемь. Кушать он не любил и наверно потому и был дрищом. Мать Дрища работала в столовке и поэтому могла бы закормить его до смерти, если бы он только этого захотел. Охуительнные борщи, сочные мясные холодцы, мясные и не очень котлеты, пюре с подливой, гуляш с гречкой, все это и многое другое, Дрищ мог, есть сутками напролет. Но он, сука, не любил есть. Бывало, придет к матери на работу, та положит ему первое и второе, и конечно даст прохладный компот из сухофруктов. Этот хуила, вылакает компот и съебется оставив все самое вкусное на корм поросятам.

Больше всего Дрищ любил лазить по улицам со своими друзьями. Вечно грязные и оборванные, как будто беспризорники, бродили они по улицам маленького провинциального городка. То играли в «войнушку», то изображали из себя Шварца в фильме «Коммандос» и взрывали к чертям остров с негодяями, или бегали и орали, что они гардемарины:

- Гардемарины Вперед!!!

Зимой прыгали с крыш в большие и маленькие сугробы, делая сальто-мортале, как заправские акробаты большого цирка. Катались на автобусах, кондуктора не гоняли их, хоть те и не платили деньги. Такие раньше были времена. Сейчас если у ребенка нет денег на автобус, то никакая сволочь не пожалеет его и не даст пять рублей на проезд, а в далекой и счастливой стране под названием СССР, даже мороженное бесплатно давали на 1 Сентября, не то что бесплатно возили в автобусах. Эх, какая была страна.


Однажды Дрищ попал в гости к Вовке, своему однокласснику ботанику. Вовка был четырехглазым, так пацаны звали ботаников в очках и еще дразнили – «У кого четыре глаза – тот похож на водолаза». Дрищ был культурным пацаном и Вовку не дразнил, а Вовка ценил такую дружбу и позвал к себе Дрища. Родители у Вовки работали в райисполкоме и были зажиточными людьми.
Сначала Вовка показал свою железную дорогу. Они разложили ее по всей Вовкиной комнате и гоняли состав до опупения. Потом они пили чай с клубничным вареньем, кстати варенье Дрищу нравилось и чай тоже. А потом Вовка достал Вещь. Дрищ сразу влюбился в Вещь и сразу же захотел себе такую. Это был такой не большой экранчик с кнопочками, на экранчике нарисованный волк ловил яйца, которые скатывались с разных сторон, а что бы помочь волку, надо было быстро нажимать на кнопочки. Вовка поиграл сам, а потом дал Дрищу. Пацан бережно взял в руки Вещь и аккуратно, боясь сломать, как ему казалось хрупкий предмет, стал нажимать на кнопочки. Сначала не получалось, и яйца падали и разбивались, и волк плакал, но потом Дрищ приспособился и нажатия стали уверенными, а волк ловил яйца как заправский жонглер.

Поиграв полчасика, Дрищ покрутил вещь в руках и прочитал для себя незнакомое слово – ЭЛЕКТРОНИКА. Дома сразу обратился к матери:
- Мам, купи мне ЭЛЕКТРОНИКУ, пожалуйста мам.
- Что это такое, - спросила мать, но ей было неинтересно, она уставшая пришла со столовки, где с пяти утра вкалывала как лошадь. Да и откуда у бедной матери одиночки, были деньги на такую вещь. Это только родители, работающие в райисполкоме, могли позволить сыну такие игры.


Но мать любила сына, кроме него у нее никого не было. А сын страдал без ЭЛЕКТРОНИКИ, бегал к Вовке и вырывал минутки, что бы поиграть. И все таки счастливый день для Дрища настал. Мать получила премию, добавила сэкономленные деньги с предыдущей зарплаты и немного заняла у подруги. И они пошли в магазин, единственный магазин электроники в этом городке на то время. Не буду долго вас терзать, Дрищу купили игру. Она была другая, там в отличии от Вовкиной, надо было переводить инопланетян с космического корабля на землю. Инопланетяне прыгали как акробаты, на мостик, которым управлял Дрищ.

Как он был счастлив, ебана жизнь. Он играл ночами напролет, вообще перестал есть и делать уроки. В школу он ее не носил, мало ли старшаки отберут, но скучал по ней все время, когда сидел на уроках, как скучал Ромео по своей Джульеттке.

Первая беда с Электроникой произошла уже через неделю. Дрищу стало интересно, как же там внутри. До нутрей так и не дошел, а вскрыл отсек с батарейками и сломал, сука, крепление, которое держало батарейку – таблетку. И ведь во всем Когалыме, не нашлось мастера способного припаять металлическое крепление обратно. Одна знакомая матери по работе ехала по своим делам в Москву и взяла игрушку с собой, а там все это припаяли за 20 минут. Дрищ жил без своей «пассии» 2 недели, ждал пока знакомая приедет из столицы. Каких только дум не передумал он: а вдруг она потеряет игру, а вдруг не сделают, а вдруг это будет дорого стоить, тысячи «вдруг» терзали голову Дрищу. Но игра успешно вернулась в руки пацану и он торжественно поклялся сам себе больше ее не раскрывать и не ломать.


Но вторая беда и последняя, все таки разбила сердце Дрищу. А все произошло банально. У Дрища не было нормального сортира, а была дырка. Так как он не расставался с игрой и таскал ее даже в туалет, так не осмотрительно поступал. Выпавшая из детских рук, Электроника только булькнула и скрылась в экскрементах. Даже при великом желании, ее не нашел бы не один водолаз...



Дрищу теперь много лет, где-то наверно 30, и помня о своей «первой любви», помня о своем горе всю жизнь, он не позволяет сыну страдать. Он покупал ему и последнею «Сони пластайшен» и Х – Бокс и всякой другой виртуальной хрени. Он радуется за сына, вместе они долбят зомби и выводят ЦСКА в финал Лиги Чемпионов, но никогда не забывает первую свою ВЕЩЬ ЭЛЕКТРОНИКУ.

Добавлено через 1 минуту





Как я получал автомат по патологической анатомии.
В медицинском университете окончание каждого учебного года завершается практикой. Вот и на третьем курсе нас отправили в городскую больницу на практику в оперблок. Ох и радости было... Ведь там хирургия - мечта! Практика заключалась в том, что бы никому не мешать. А-ля "принеси, подай иди нахер не мешай". И тут в один день пронеслась молва о том, что в гинекологической операционной прямо сейчас удаляют огромную опухоль матки! Я решил мгновенно оказаться там. Зайдя в операционную я слегка удивился, так как на столе лежала женщина, а из разреза на животе выглядывал экспонат из фильма ужасов. Огромная опухоль покрытая извитыми крупными сосудами.

Женщине было 49 лет, когда она заметила что живот стал непропорционально увеличиваться в размере. Посоветовавшись с дочерью она пришла к выводу, что это беременность. Но к врачу не поспешили. Через 6 месяцев живот уже был не нормальных размеров. В общем когда она пришла на удаление опухоли, размер описывали как 9-й месяц беременности!

- Бери таз! - крикнул хирург глядя на меня.
- Кто? Я? - смотрел я не понимая к кому он обращается.
- Да ты, ты. - сказал хирург и указал на таз на полу рядом с собой.
Я взял большой пластиковый таз и неуклюже поднес его к больной на столе. Хирург взял опухоль, как большой вилок капусты в охапку и одним движением кинул её мне в таз. Таз чуть было не выскользнул из рук. Но я его удержал. Донес его до стола и понял, что вес у опухоли довольно таки не малый. После операции хирург подошёл к опухоли и начал её разрезать в надежде что то найти...
- Большая! - сказал хирург
- А часто такие бывают? - поинтересовался я.
- Ну на моей памяти это вторая, а по размеру первая.
- 13!
- Что 13? - спросил я
- 13 килограмм где то весит, "чертова дюжина"- сказал ухмыляясь хирург.
И тут меня осенило! Я себя почувствовал гением. Система гнулась прямо на глазах.
- Автоматический зачёт по патологической анатомии! - сказал я вслух.
- Чего? - удивился хирург.
- Отдайте мне её, можно её взять? Очень нужно!
- Куда? Зачем?
- Я сделаю препарат, залью формалином и поставлю в музей. И мне поставят автомат по патане - не останавливаясь тараторил я.
- Ну что ж. Идея хорошая. Когда патологоанатом напишет ЗАКЛЮЧЕНИЕ, она твоя.

Как только я вышел из операционной, я понял, что одному мне сей труд не осилить, и тут нужен подельник. Друг Андрюха метил в онкологи и подходил, как никто другой. Долго его уговаривать не пришлось. На следующий день мы стояли на пороге морга в ожидании 13-ти килограмового куска, с таким длинным бумажным пакетом. Автомат маячил на горизонте. На улице июль. + 25 градусов.
У Андрюхи дядя согласился подвезти это добро до медицинского университета. Мы ехали и молча улыбались представляя, как на кафедре патологической анатомии нам будут рукоплескать. Подъехав к универу дядька подельника пошутил, что то про груз 200 и умчал. Ну а мы взяли мешок с "грузом" и пошли на кафедру. Учитывая лето и пору отпусков, кафедра выглядела несколько безлюдно. Однако в преподавательской мы застали одинокого сотрудника. После недолгого представления, мы поставили перед ним бумажный мешок.
- Что это? - спросил он.
- Миома! - гордо ответил я.
- 13.. 13 килограмм - добавил Андрюха.
- Ну и на кой хер вы её сюда приперли? - сказал сотрудник кафедры и так посмотрел на нас, как на двух дебилов.
- Нууу - заблеял я - препарат сделать.
- Какой препарат? Где вы тару такую найдёте? Тем более это Миома! Была бы кистома яичника хотя бы! Не ребят. Не интересует. Несите обратно.

Мечта об автомате рухнула в одночасье. Мы, опустив головы повернулись к выходу. И тут я понял, что девать это добро совершенно некуда. Наше предложение оставить опухоль в местном морге сотрудник встретил улыбкой и сказал дословно: - Она нам нахер не нужна.

Июль. +25 градусов. Центр города. Стоим мы на крыльце медицинского университета с выражением лиц "вот мы сука дебилы". После звонка обратно в морг нас так же послали лесом полем. И мы тихо побрели по улице наперевес с опухолью в мешке. Проходя около мусорного контейнера мы молча посмотрели друг на друга. И поняли без слов, надо действовать. Оглянувшись по сторонам мы резким движением закинули мешок в контейнер, он глухо ударил о дно и быстрым шагом пошли подальше от него. Отойдя метров 300 Андрюха закричал!
- Бирка! Ёп твою мать!
К опухоли была привязана бирка с фио больной, с её возрастом и адресом. Мы мигом побежали устранять улики. На подходе к контейнерам мы сразу увидели бомжа, он копошился в первом контейнере, наш был третий. Дружно перегнувшись через борт мы залезли в мешок руками, и увидев бирку из бежевой клеенки с написанным на ней компроматом резко дернули оторвав её от огромного куска мяса. Бомж глядя на нас, что то буркнул про себя и продолжил проводить осмотр содержимого своего контейнера. Мы же поспешили удалиться.
И вот знаете, с тех пор прошло 15 лет, а я все нет нет да вспомню про этот случай. И думаю, а вдруг тот бомж нашёл эту опухоль... Там же никак не отличить... Миома, это же опухоль из мышечной ткани, по сути 13 кг чистой вырезки. Пздц.

феличита
28.07.2016, 17:20
Пригодилась физика

Решил недавно пойти на рынок, закупить продуктов. Подошел к палатке, где торговал грузин. Овощи свежие, очередь набралась быстро и довольно большая. Черед доходит до дамы лет 40, и у нее завязывается диалог с продавцом:
- Килограмм болгарского перца. Скидочку сделаете?
- (окидывая взглядом очередь и понимая, что сейчас все попросят) Извините, продаю, как есть.
- Но у Вас же в болгарском перце ВОЗДУХ!
Грузин выпал в прострацию секунды на три. Очевидно, что за весь стаж работы с таким заявлением к нему обратились впервые.
- Конечно, как у всех.
- Воздух же тоже имеет свой вес, получается, я вам немного за воздух заплатила! Чуть могли бы и скинуть.

Грузин получил «FATAL ERROR», выдав синий экран смерти, но перезагрузившись, неожиданно для всех, достойно парировал:
- Девушка, там воздух такой же, как и снаружи! А снаружи воздух объемом = площадь весов умноженная на высоту атмосферы. И весь он давит на весы. И если я от килограмма отниму вес этого воздуха, то Вам буду должен две квартиры! А учитывая мой доход, мне проще будет на Вас жениться!

Дамочка расплатилась и убежала вся красная, под плохо сдерживаемый смех очереди. Грузин от перенапряжения вытер пот со лба и добавил:
- И вправду, Арсений Яковлевич, пригодилась ваша физика!

Автор: 1way2pray

1Stronger
28.07.2016, 23:57
У меня есть знакомый товарищ, он вегетарианец (тут можно вставить хлопки, как в клубе анонимных мясоедов). И у них, оказывается, есть разделение на вегатерианцев и веганов. Веганы белок животный не едят никак, а вегатерианцы могут яйцо съесть и что-то еще по мелочи.
Иногда, в шутку, я его называю веганом, он сразу закипает и начинает доказывать, что он лишь вегатерианец.
После пятиминутной тирады я ему отвечаю, что он злой и это все из-за мяса.

Автор: injuri

jeff2000
05.08.2016, 21:39
И снова фсем привет!!! :015:

Ребята, не знал, куда лучше было закинуть, но рассказ тронул. Решил поделиться.
ЗЫ Дима, если посчитаешь нужным, перенеси в нужный раздел плиз. Ибо далеко НЕ ЛОЛ



Слезы капали в тарелку.
Все рухнуло в один день, когда в дверь позвонили. Вера, гремевшая на кухне кастрюлями и сковородками, вытерла руки о фартук и пошла открывать. Странная боль ожила в груди. Она помнила эту боль с тех пор, как умерла мама. Но это случилось давно и чувство это было спрятано глубоко, в труднодоступные уголки памяти. Но сейчас, боль, словно осьминог, сжимал сердце.

- Мама, кто там? - из комнаты донесся звонкий девичий голосок.
- Не знаю, солнышко...
- Мам, это папа?- не унималась девчушка.
- Скорее всего нет, папа вечером приедет, - крикнула Вера в сторону комнаты.

Она подошла к двери и не спешила открывать, словно ждала, что с той стороны просто возьмут и уйдут.
Звонок повторился. Вера с видимым усилием повернула обычный, в сущности, замок. Руки ее дрожали.

- Савчук Вера Эдуардовна?

На пороге стояли мужчина и женщина. Весь вид их говорил, что хороших новостей они не приносят.

- Да, это я...- Вера сделала шаг назад и привалилась к стене. Лицо ее побледнело.
- Мы пришли вам сообщить, что ваш муж, Савчук Всеволод Борисович, погиб в автомобильной катастрофе.

Пока они всё это говорили, в коридор выскочила девчушка лет шести. Хорошенькая, курносая, конопатая. Светло-каштановые волосы были заплетены в косички и смешно подпрыгивали в такт ее шагам. В руках у нее болтался оранжевый меховой заяц.

- Здравствуйте. А вы кто? - она смело подошла к пришедшим, разглядывая их снизу вверх.
- Мама, это твои знакомые? Мааам, ты что стоишь? Маааама!
А Вера уже ничего не слышала. Всё смешалось у нее в голове. Казалось, она перестала слышать, видеть, дышать. "Севка приедет, я ему расскажу..."- думала она. Тут же мысли ее менялись. "Он же сегодня домой приезжает... Вечером... У меня ж еще не готово ничего... А кто эти люди? Они что то говорили про Севу..."
Тут их слова обрели смысл и она сползла по стене на пол прихожей. Она не упала в обморок, просто ноги перестали ее слушаться, все тело обмякло, как шарик, из которого выпустили воздух.

Девочка подбежала к матери и стала тянуть ее за руку.
- Мамочка, вставай! Мамочка!
Мужчина бросился к Вере, на ходу шепнув своей спутнице: "Девочку уведи".

- Пойдем, ты мне покажешь свои игрушки... С мамой все будет хорошо, - пришедшая с ним женщина ласково взяла зайца за лапу и потянула девочку за собой в комнату. - Как тебя зовут? - она отвлекала малышку от того, что происходило в коридоре.
- Меня зовут Мария Всеволодовна, но мама с папой называют меня Маруся, а иногда, Манюня, - девочка выпалила это, словно заученный текст.
- Расскажи мне, Маруся, кто это у тебя? - женщина показала на рыжего зайца.
- Это Золотко. Он родился не как все зайцы, а рыжим. Поэтому его родители сдали его в магазин, а я взяла его к себе. Ведь это неправильно, когда детей отдают в магазин, даже если они другого цвета, - девочка серьёзно посмотрела на гостью, словно ждала ответа.
- Совершенно с тобой согласна. Надеюсь, он ничуть не пожалел, что у него теперь есть ты! - улыбнулась та, погладив зайца по его длинным ушам.

В это время, в коридоре, сидя на полу, Вера пыталась осознать услышанное. А мужчина в форме терпеливо ждал.
- Вставайте, вы напугаете дочь, - он помог ей подняться и пройти в кухню. Там он усадил её на табурет.
- Воды? Вера отрицательно помотала головой.
- Вы уверены, что это был мой муж? Он сегодня должен приехать домой...из командировки. - Она с надеждой, что всё это окажется всего лишь недоразумением, посмотрела на мужчину.
- Мы нашли его документы, - как бы извиняясь, опустил голову тот, - пока известно, что ваш муж не справился с управлением и вылетел на встречную полосу. Водитель "КАМАЗа" не смог уйти от столкновения. Вам нужно будет явиться на опознание, - без перехода продолжил он.

Вера молчала. Все в ней, будто окаменело. Казалось, она ничего не видела, кроме точки на стене, на которую был устремлен её неподвижный взгляд.
- У вас есть здесь родственники? Может быть, кому-то нужно позвонить, чтоб к вам приехали? - мужчина тронул её за руку. Вера вздрогнула, как от тока, но, хотя бы, взгляд стал более осмысленным.
- Да, я позвоню... Сама... Потом... Вы идите. Я в порядке.
- Хорошо, - мужчина достал блокнот и ручку, что-то написал, вырвал листок и протянул Вере, - это мой телефон и адрес, куда вам надо прийти на опознание. Позвоните, когда пойдете. Я вас встречу.
Вера сидела не шевелясь. Он постоял с протянутым листком и, не дождавшись, когда она возьмет его, положил на стол.

Заглянув в комнату, где о чем то увлеченно разговаривали маленькая девочка и женщина, он кивнул своей напарнице.

- Ну, Мария Всеволодовна, мы пойдем. Рада была познакомиться с такой умной девочкой, - женщина поднялась с дивана, на который перекочевали почти все игрушки и погладила ту по голове.

Вера закрывала за ними дверь, как в тумане. Все казалось ей нереальным, каким то странным и непонятным. В голове была пустота, а в душе пустота превратилась в черную яму, в которую Вера падала и никак не могла достичь дна. И даже голос дочери не мог вывести ее из этого состояния.
А Маруся дергала ее за край фартука.

- Мамочка, пойдем, погуляем? Мам! Ну пойдем! - Она тянула мать за собой, пока еще не понимая, какая беда пришла к ним в дом, но Вера медленно отстранила ее и пошла на кухню. Там она села за стол, сложила руки перед собой и уронила на них голову. Боль, поселившаяся внутри, наконец то вырвалась наружу и все тело сотрясли рыдания.
- Мамочка, что с тобой? Почему ты плачешь? - Маруся неловко пыталась обнять мать, но та даже не шевельнулась на встречу дочери, так и просидев в такой позе до утра. Слезы ушли и она просто сидела забыв обо всем - что утром на работу, что в комнате, свернувшись калачиком, в обнимку с рыжим зайцем, в углу дивана спит ее маленькая дочь, всхлипывая во сне.

Были похороны. Были поминки. Всё это Вера плохо помнила. Словно под стеклянным колпаком, она видела всё вокруг, как бы со стороны, в каком то искаженном свете. По другую сторону стекла кипела жизнь. Внутри же, жизнь остановилась. Все звуки доходили до нее приглушенными, невнятными, искаженными. Она машинально делала какие-то движения, казавшиеся ей абсолютно ненужными и лишенными смысла. Про дочь, она, как будто совсем забыла.
Видя ее состояние сердобольные соседки помогали ей, как могли. Не забывая при этом перемывать Вере косточки, сидя у подъезда на лавочке.
- Верка то, совсем сбрендила! Ну сколько ж убиваться то можно? - ворчала соседка снизу, помогавшая Вере с поминками,- И Марию совсем забросила. Девка, как чертополох у дороги растет. Что же с ней будет то!?
- Я вчерась заходила, аккурат, после серияла. Кой-какой супчик там наварила. Негоже ребетенку голодным ходить. Так че Верка то учудила - бутылку коньяка выхлестала. В одно лицо! И как у окаянной глаза не повылезли ее бесстыжие. Дите не кормлено. Смотреть больно. Ажна сердце заходится, - рассказывала соседка сверху, как бы соглашаясь с ворчанием первой.

Соседка сверху, баба Зина, приходила к Вере приглядеть за Марусей, покормить, иногда и укладывала спать. Сама же Вера все время сидела на кухне, отрешенная, заливающая своё горе алкоголем. Про дочь она вспоминала только по утрам, когда нужно было вести ее в детский сад. Опухшая, с красными глазами, когда-то очень аккуратная и элегантная, теперь Вера приводила в тихий ужас воспитателей. Сперва они ее жалели, потом жалость прошла, настало время возмущения.
Вера могла водить дочь всю неделю в одном платье. Хорошо, если баба Зина видела это безобразие и доставала девочке чистую одежду.

- Верка, окаянная, ты че ж делаешь та!? Ты ж Севку не вернешь, а дочь потеряешь! - пыталась образумить ее пожилая женщина. Вера смотрела на нее мутными пьяными глазами и отмахивалась рукой, как будто пытаясь отогнать навязчивое видение.
Баба Зина только вздыхала, гладила Марусю по голове и уходила домой.

Маруся давно уже поняла, что папы с ними больше нет. Она еще не знала, что такое боль утраты, но очень грустила без него. Ведь до этой беды их семья была, если не идеальной, то очень близка к этому.

************

- Мам, пап! В прятки! - весело смеялась она тогда, - я считаю до до десяти!

И Вера с Севой бежали прятаться.

- Раз. Два. Три. Пять. Восемь-десям, - считала смешно Манюня и заливисто хохотала, когда видела ноги отца, торчавшие из-за штор. Потом они вместе искали Веру. Но она пряталась основательно - в шкафу. Там не торчали ни ноги, ни руки, зато двери все время подрагивали. Когда все находились, то устраивали кучу-малу на полу, смеялись и валяли дурака.

Вера с Севой обожали друг друга. Если они ссорились, то просто начинали болеть. Поэтому всегда старались побыстрей помириться.
Когда родилась Маруся, Сева был на вершине счастья. Он любил своих двух женщин до дрожи в кончиках пальцев. Поэтому для Веры его гибель стала таким ударом, с которым она не могла примириться и как-то очень быстро сдала.

*************

На работе ей дали отпуск, чтобы она пришла в себя. Но ей было на все наплевать.
Она почти не обращала внимания на дочь. Постоянные возлияния не давали облегчения, но иногда вызывали чувство вины и жалости.

- Маруся, Манечка, иди ко мне, девочка моя, - кричала Вера пьяным слезливым голосом из кухни.
Маруся, счастливая оттого, что мама, наконец то о ней вспоминала, прибегала, бросалась ее обнимать, начинала что-то быстро рассказывать, но Вера, взглянув на дочь, вздрагивала, видя в ней знакомые черты (надо сказать, что девочка была очень похожа на отца), отстраняла ее, наливала полный бокал (до стакана она не опускалась даже в таком состоянии) и пила, как будто пытаясь залить внутри пожар.
Маруся вся, как-то сразу, тускнела, на глаза наворачивались слезы и она тихо уходила в комнату, прижимая к тебе своего зайца.

Несколько раз Вера забывала забрать дочь из садика. Тогда ее приводила нянечка. Добрая женщина брала на садичной кухне булочки, складывала в пластиковый контейнер запеканку и давала девочке с собой, зная, что мать может забыть ее покормить, напившись до беспамятства.

За месяц отпуска Вера превратилась в неряшливую тетку, которую с трудом узнавали знакомые. В садике встал вопрос о "направлении сигнала куда надо", но никто не решался приложить к этому руку.

Маруся с каждым днем всё больше замыкалась в себе. С ребятами в садике почти не играла, сидела на стуле в углу со своим зайцем и тихонько разговаривала с ним.

- Знаешь, Золотко, я смотрела по телевизору, что мамы очень устают. И тогда у них портится настроение. Наша мама, наверно очень сильно устала. Мне так хочется ей помочь. Но я не знаю как. Я сама убираю свои вещи и игрушки, я сама расчесываю волосы. Мне иногда больно, потому что расческа запутывается. Но мама все равно все время ходит грустная.

Тут она задумалась. Вдруг ее осенило. На лице ожила улыбка.
- Ура, - нагнулась она к зайцу, шепча ему в ухо, - я придумала! Я знаю, как помочь маме, чтобы она снова стала, как раньше.

Она с нетерпением стала ждать вечера, когда мама ее заберет домой. Но в этот вечер Вера опять забыла про нее и девочку домой повела нянечка. Идти было недалеко. Всю дорогу Маруся шла вприпрыжку и болтала. Хоть ей и было грустно от того, что мама опять за ней не пришла, но дневные мысли подгоняли ее и не давали расстроиться окончательно.

- А как варят суп? - спрашивала она у нянечки. Та подробно рассказывала ей, даже не задумываясь о том, почему такие вопросы приходят в детскую голову. Маруся слушала очень внимательно.
- Слушай и запоминай, - шептала она зайцу.

******

Вера, как всегда, осушив бутылку коньяка, забыв про дочь, спала за столом. Из закуски на столе лежал засохший кусок сыра, от которого она просто откусывала понемногу. Баба Зина, зашедшая проведать их, пыталась растолкать Веру, но та только мычала что-то несуразное и всхлипывала во сне.
- Ох, девка, недалеко и до новой беды. Кто ж тебя образумит то, непутевую, - плюнув, женщина выбросила пустую бутылку и покусанный сыр. Заглянула в холодильник.

- Вот малохольная! Чаво ребетенок опять ись будет!? - В холодильнике стоял пакет молока, недельной давности, жопка от колбасы, сморщенная, неопределенного подозрительного цвета, два яйца на полке для яиц, полбуханки белого хлеба, который она принесла вчера. И какие-то овощи в ящике для овощей.

- Да че ж ты, девка, в магазин то, только за пойлом таскаешься!? - повернулась она к спящей, не ожидая ответа. Но Вера подняла голову, попыталась что-то сказать... у неё ничего не вышло. Голова уже клонилась к столу.

- Эээ, нет! Давай ка, подымайся отседова, тетёха,- Баба Зина подхватила полусонную невменяемую Веру подмышки и подняла из-за стола. Благо, пожилая женщина была ещё крепкой, старой закалки и поднять невысокую худенькую Веру большого труда ей не составило. Она дотащила несчастную до кровати в спальне и уложила её поверх одеяла. - Ну, всё хоть по-человечьи.

Тут пришли Маруся с нянечкой. Принесли булки и котлеты. Успокоившись, что ребенок не останется голодным, баба Зина засобиралась домой.
- Манечка, дочка, ты сегодня покушай котлетки, а завтра я супчик наварю. Ты погрей их, котлетки та, в печке вашей модной, - кивнула она на микроволновку.

-Хорошо, баб Зин!- Девочке не терпелось уже остаться одной. Она проводила женщину до дверей, чмокнув её в дряблую старческую щеку, отчего у той заслезились глаза и она поторопилась закрыть за собой двери.

Заглянув в спальню, убедившись, что мама спит, Маруся, захватив с собой зайца, отправилась на кухню.- Будешь мне подсказывать, если я что-нибудь забуду.

*******

Стараясь не шуметь, она полезла в шкаф и достала большую кастрюлю. - Чтобы надольше хватило, - поясняла она на ходу своему помощнику.

- А я сяду в кабриолель. И уеду куда нибудь... - Маруся натягивала материн фартук, мурлыкая под нос известный шлягер, смешно коверкая слова. Она любила эту песню. Точнее, ее припев. Хотя, спроси у неё, что же за такое - этот "кабриолель", вряд ли она ответила бы. Да и не задумывалась особо. Ну нравится и нравится.

Помучившись с завязками, кое-как навязав узлов за спиной, она открыла холодильник.
-А я сяду... - и замерла перед пустыми полками. Удивленно обернулась к рыжему другу и развела руками. Потом, снова повернулась и заглянула в ящик. Там сиротливо съежились несколько картошин, капусты - четвертина вилка, с увядшими верхними листьями, два заморыша, при ближайшем рассмотрении, оказавшиеся морковками. В самом углу Маруся нашла маленькую луковицу имевшую самый товарный вид.
- Золотко, смотри, у меня всё есть!- она чуть не запрыгала от радости. Заяц сидел наклонив голову и свесив уши набок, словно поддакивая девочке.

Маруся налила в кастрюлю воды и поставила на плиту. Плита была не навороченная, но электро-розжиг в ней имелся.
- Помнишь, что говорила нянечка? - спросила она через плечо у зайца, - надо поставить воду на огонь и сварить бульон. А из чего его варить то? Нет ведь ничего.
Она заглянула в морозильную камеру, где обычно они держали мороженое. Там, в магазинской упаковке лежали пельмени.
- Ура! Золотко, у нас будет бульон!
С третьего раза комфорка вспыхнула и вода в кастрюле стала нагреваться.

Свалив все найденные овощи в раковину, маленькая хозяйка принялась за мытье.
- А я сяду в кабриолель И уеду... Покрутив в руках сморщенные морковки, она вздохнула и продолжила им водные процедуры. Раковина была высоко. И вода по рукам стекала Марусе подмышки. Ей было неприятно, но она терпела.
Чистить и резать с, вытянутыми кверху, руками было совсем неудобно и она подтащила табурет к столу, достала доску с ёжиком, которую подарила маме на восьмое марта в прошлом году.
В детском саду тогда им выдали деревянные доски и предложили нарисовать всё, что им нравится. "Это будет мамам подарок на праздник." Маруся нарисовала ёжика. Ёжик получился смешной, толстый и "колючистый" - так говорил папа. Он покрыл ежика лаком, чтобы его не смыло водой. С тех пор мама резала овощи только на этой доске.

- Овощи нужно еще почистить, - объясняя зайцу, Маруся ни разу этого не делавшая, пыхтела, как чайник, но старалась. Она высунула язык, словно помогая им себе в этом нелегком деле. Нож все время пытался выскользнуть из маленькой ручонки, но она упрямо обрезала кожуру с картошки, положа ее на дощечку, держа одной рукой, другой, как бы состругивая ненужное.
В результате у нее получились четыре многогранника. Дальше дело стало за заморышами-морковками. Кое-как нож лишил их морщинистой одежки и хотя от них уже мало что осталось, Маруся любовно положила эти стручки рядом с картошкой.

В это время вода в кастрюле закипела. Девочка слезла с табуретки, перетащила ее к плите и открыла кулек с пельменями. Немного подумав, она высыпала весь пакет в кастрюлю. - Чтобы надольше хватило, - повторила она зайцу. Рыжий, все так же, молча, поддакивал.
Брызги попали на голые руки Маруси и она вскрикнула. Тут же зажала рот ладошкой, прислушиваясь, не проснулась ли мама Вера. На глазах выступили слезы. Сморгнув их, девочка достала поварежку и помешала варево. Мама всё время так делала, это Маруся хорошо помнила.

Капуста далась ей с трудом. Как резать ее целиком, Маруся не могла приноровиться, поэтому оторвала все листья и разрезала их на тонкие полосочки по одному. Пельмени уже кипели, а она изрезала только половину. Но и этого ей показалось много.
Еще надо было нарезать картошку и морковку. Картошка не хотела спокойно лежать на доске и крутилась под ножом. Но Маруся стойко держала ситуацию под контролем. Разрезав картофелины пополам, а потом еще пополам и еще, принялась за морковки. Из них получилось много маленьких лепешечек, непонятной формы. Но для Маруси это уже была победа. Теперь осталось забросить все это в кастрюлю.

Собрав все мужество, она набирала в свои маленькие ручонки горсти нарезанных продуктов, и сыпала в бурлящую жидкость. Несколько раз ей пришлось бегать от стола к плите. Когда последняя долька картошки утонула, Маруся с облегчением вздохнула.
- Всё. Теперь надо помешать и пусть варится. Как ты думаешь, маме понравится?

Рыжий заяц завалился на бок, как будто это он трудился, не покладая лап и поглядывал на девочку одним черным глазом-пуговкой. На второй глаз свесилось ухо. Маруся бережно посадила его прямо.
- Какой ты смешной. Сиди ровно, а то будешь горбатым. А это некрасиво.

Вроде бы всё сделала, но ее не покидало чувство незавершенности. Она оглядела кухню: на плите булькал в кастрюле "суп", на столе лежала картофельные и морковные очистки, остатки капустных листьев и луковица.
- Луковица! Золотко, мы забыли лук!- Маруся даже подпрыгнула от неожиданности. Она бросилась к столу, схватила нож и начала торопливо очищать луковицу. Это было сложнее, чем чистить картошку.
Кое-как она сняла верхнюю сухую кожицу и попыталась разрезать луковку пополам, но та упорно не поддавалась. Маруся, чуть не плача, сделала еще попытку и тут же порезалась. Нож соскользнул с гладкой поверхности коварного лука и вскользь пришелся по маленькому пальчику. Тут же появилась красная капля. На глазах у Маруси снова выступили слезы от боли и от обиды. Она машинально сунула порезаный палец в рот, а другой рукой вытирала мокрые глаза. Вспомнив, что у мамы на кухне всегда была аптечка, как раз для такого случая, достала пластырь и заклеила порез.

Заяц сочувственно поглядывал со своего места.

Собрав всю волю, Маруся снова взялась за луковицу. На этот раз ей повезло больше и лук распался на две неравные части. Но и это уже было хорошо. Теперь дело пошло побыстрей. Нарезав вредную луковицу всяко-разными кусочками-полосками, утирая новые слезы, теперь уже от лука, Маруся быстро закинула его в кастрюлю и снова всё перемешала.

- А если я опять что-нибудь забыла? - шмыгая носом повернулась она к ушастому. Но тот деликатно промолчал.

Убрав мусор со стола, девочка села на табуретку, положила руки на колени замерла, глядя на булькающую похлебку. Запах стоял вполне съедобный и Маруся немного успокоилась и задумалась.

Прошло не больше получаса. Решив, что суп готов, она выключила газ и закрыла кастрюлю крышкой.
- Ты что тут такое делаешь? - вопрос за спиной прозвучал, как гром среди ясного неба. Маруся вздогнула. В кухню на нетвердых ногах вошла Вера и пытаясь сфокусировать взгляд уставилась на дочь.

- Мамочка, садись за стол скорее! - Маруся засуетилась. - Я тебя сейчас покормлю.

Стоять Вере было нелегко и она тяжело бухнулась на сиденье возле стола. Тут же на нем появилась ложка. Маруся достала тарелку и налила то, что сварила.
- Опять Зина приходила? - Вера недовольно скривила губы, кивнув головой на дымящуюся тарелку. Раньше она ничего не имела против, когда соседка заглядывпла к ним. Но теперь... Видимо остались еще капли стыда и Вере было неприятно знать, что баба Зина видела её в таком состоянии.

- Она ушла очень быстро сегодня. Сказала, что зайдет завтра - сварить суп. А я сама его сварила. Маруся подвинула матери ложку и села напротив.

Невидимый стеклянный колпак словно треснул и стал рассыпаться на мелкие кусочки. Сознание начало стремительно возвращаться к Вере. Она перевела взгляд на дочь и только тогда заметила на ней свой фартук, доску с ёжиком на столе, на которой лежали, еще не убранные остатки лука, увидела заклееный палец. Машинально взяла ложку, зачерпнула из тарелки и стала медленно есть.

Пельмени расползлись, недоваренная картошка кое-где похрустывала на зубах, соли не было совсем, (Маруся про нее просто забыла), но Вера ничего этого не замечала. Она улыбалась. А слёзы катились по щекам и капали в тарелку.

04.2016г.
©imenno59

rakolle
16.08.2016, 20:40
В доме №3 по Голещихинскому переулку пропала вода. Приехал экскаватор, выкопал во дворе яму двухметрового роста, искал трубы, но не нашел.
Рабочие посмотрели в яму, огорчились, плюнули и решили завязать с археологией до утра.
Поздно вечером дядя Митя шел домой и упал в яму. Он не знал, что она есть во дворе, просто шел наугад и нашел ее. Правда, рабочие оставили ограждение в двух местах — с передней стороны ямы, и с задней, никто ведь не предполагал, что дядя Митя зайдет с флангов.
Оказавшись внизу, дядя Митя захотел выбраться на волю, в пампасы, но потерпел неудачу. Дядя Митя начал громко кричать то, что полагается кричать при падении в яму. Вы знаете все эти слова, я не буду их перечислять.
От звуков родной речи проснулись соседи, вышли на балконы, всем хотелось знать источник трансляции. Живое существо, попавшее в яму, всегда вызывает живейший интерес у своих собратьев. Всем любопытно, как оно будет оттуда выкарабкиваться.
Если существо умеет еще и материться, от этого шоу только выигрывает.
Потом из дома вышел дядя Боря, протянул страдальцу руку помощи. Дядя
Митя потянул его за эту руку и уронил вниз на себя. Оба стали кричать дуэтом, хотя и немного невпопад. Дядя Митя винил дядю Борю в неустойчивости. Дядя Боря тоже нашел какие-то аргументы, очень убедительные, в основном относившиеся к генетической ущербности дяди Мити. Потом они как-то нашли общий язык, один подсадил другого, и мало-помалу оба выбрались на поверхность планеты. Зрители на балконах, ожидавшие большего накала драмы, разошлись разочарованные.
На следующий день, ближе к вечеру, рабочие с экскаватором вернулись обратно.
Оказалось, что вчера копали не в том месте, стало ясно, почему ничего не нашли.
Яму во дворе закопали, и выкопали новую, на этот раз со стороны улицы. Уже на глубине полутора метров стали встречаться признаки погребенной цивилизации, в частности телефонный кабель. Кабель пал жертвой раскопок прежде, чем его успели заметить. После краткого обсуждения было принято решение остановиться на достигнутом и уйти. Был вечер, а сложные решения лучше принимать на свежую голову. Вы уже догадались, да? Поздно вечером дядя Митя шел домой.
Он помнил, что во дворе дома в земной коре зияет двухметровое отверстие, и решил обойти дом с другой стороны. Утром, когда он выходил из дому, яма во дворе еще была, а на улице ямы не было. Дядя Митя не знал, что в его отсутствие приходили рабочие и поменяли ямы местами. Он упал вниз в яму и нашел там порванный телефонный кабель. Если кто не знает, в момент вызова напряжение в телефонной линии достигает 110 вольт, в этом кроется разгадка тайны, почему связисты не любят зачищать провода зубами. Дядя Митя в падении нащупал кабель руками. Так совпало, что как раз в этот момент кто-то пытался дозвониться до дома № 3 по Голещихинскому переулку. Кабель был поврежден, до телефонного аппарата вызов не дошел. Вызов принял дядя Митя.
Когда-то очень давно дядя Митя получил образование электрика в ПТУ, там ему рассказали, что делать, если произошло короткое замыкание человека с электричеством. Теперь полученное образование ему пригодилось. Дядя Митя издал звуки слияния человека с возбужденной телефонной линией. На этот раз ему не потребовалась помощь дяди Бори, чтобы выбраться из ямы.
Получив заряд бодрости, дядя Митя одним прыжком одержал убедительную победу над гравитацией. В предыдущей яме ему было намного комфортнее.
Оказавшись снаружи ямы, дядя Митя наложил на археологов такое витиеватое проклятие, что Тутанхамон умер бы от зависти еще раз. Весь дальнейший путь до квартиры дядя Митя проделал, держась одной рукой за стену, а ногами прощупывая почву перед собой. Даже в подъезде он на всякий случай проверял на ощупь каждую ступеньку. Он уже ни в чем не был уверен.
На следующее утро, сразу после обеда, к дому № 3 по Голещихинскому переулку вернулись рабочие. Хотели засыпать вчерашнюю яму, но в ней сидели обозленные связисты с местной телефонной станции. Очень сердитые.
Произошел конфликт, связисты предложили рабочим искать свои трубы в другом месте, неподалеку от фаллопиевых. Рабочие так далеко уходить не стали, просто выкопали еще один шурф, пятью метрами левее предыдущего. На этот раз трубы нашлись. Рабочие обрадовались, очень увлеклись и прорыли траншею, длинную, как добротный удав. Траншея пересекла тротуар и захватила даже немного проезжей части. Для удобства пешеходов через нее был переброшен мостик из трех досок. Внизу, под досками, плескался беломорканал.
Как обычно, поздно вечером дядя Митя шел домой.
Вообще-то будни электрика заканчиваются в шесть-ноль-ноль, после шести дядя
Митя свободен, как Анджела Дэвис. Но так сложилось, что в понедельник дяде
Мите выдали зарплату. Электрик тоже человек, он слаб.
Он не может противиться искушению купить поллитру и употребить ее внутриутробно.
Поэтому дядя Митя возвращался домой поздно. Был ведьмин час, на небе светила луна, и в лунном свете прямо перед дядей Митей внезапно появилась траншея.
Случись это днем раньше, он не колеблясь упал бы в нее. Но сегодня все чувства дяди Мити были обострены, он знал о коварстве трубокопателей и был морально готов к траншеям. Дядя Митя прошел по мосткам грациозно, как мисс Вселенная по подиуму, только небритая и с перегаром. Оказавшись на другой стороне подиума, дядя Митя воскликнул: — Ха! Съели, землеройки?
Когда мудрый царь Соломон говорил: «Гордость предшествует падению», он имел в виду конкретно дядю Митю. Ослепленный гордыней, дядя Митя сделал несколько шагов, и упал в яму с телефонным кабелем. Буквально через несколько секунд об этом его приключении узнал весь дом. Падая, дядя Митя сломался в хрупком месте, и в свой крик вложил всю экспрессию, на какую способен сорокалетний электрик. На балконы вышли заинтригованные соседи. По отдельным звукам и словосочетаниям им удалось установить суть происходящего, кто-то вызвал скорую помощь. Пока она ехала к
Голещихинскому переулку, дядя Митя успел обогатить русский язык шестью новыми отглагольными прилагательными и просклонять слово «яма» одиннадцатью разными способами. Приехал врач, посветил в яму фарами, поразился, как низко может пасть человек. Дядю Митю извлекли из ямы и красиво оформили в гипс.
Следующие два месяца дядя Митя своими белыми округлыми формами напоминал фарфоровую кису. Первую неделю ему мучительно хотелось выпить, остальное время он провел, мечтая почесаться. Под гипсом дядя Митя сросся на славу, когда его вынули наружу, он сразу пошел и купил поллитру.
Накопилось много дел, он стремился наверстать.
А через неделю в доме № 7 по Голещихинскому переулку тоже пропала вода.
Приезжал экскаватор, искал трубы.
Не нашел.

Lerika_N
23.08.2016, 16:13
Шойгу обвёл суровым взглядом растерянных генералов.
– Я срочно собрал вас, товарищи, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие, – сообщил он. – Украина объявила нас в розыск. Мужайтесь.
Кто-то из генералов вскрикнул, кто-то побледнел, а кто-то принялся отправлять родным прощальную смс.
– Живым они меня не получат, – мрачно заявил командующий ВДВ, расстёгивая кобуру.
– Это не выход, генерал-полковник! – остановил его Кужугетович. – Предлагаю другой вариант – явка с повинной.
На лицах генералов промелькнуло облегчение.
– Вам хорошо, – горько сказал командующий ВКС. – Вас просто в подвал СБУ кинут, а у меня на руках кровь тысяч невинных исламистов. Они ко мне и так по ночам приходят, качают головами и печально спрашивают: «Эй, зачем так некрасиво поступил, уважаемый?». Мне реально светит гаагский трибунал, самый справедливый трибунал в мире.
– Ничего, мы наймём вам лучших адвокатов, Фейгина или Новикова, – утешил его Шойгу и приказал всем обречённым. – С собой в камеру брать только самое необходимое и дорогое. Ну и зубные щётки не забудьте.

Утром Сергей Кужугетович выглянул в окно и понял, что генералы взяли самое для себя дорогое – две общевойсковых армии, восемь полков ВВС, три бронетанковые дивизии, четыре дивизии ВДВ и два полка морской пехоты. И конечно не забыли зубные щётки в виде пяти бригад спецназа ГРУ.
В сторонке безутешно плакал командующий РВСН, сокрушаясь о своих стационарных позициях межконтинентальных ракет:
– Ракеты совсем новые… С разделяющимися боеголовушками, родные… Как они теперь без меня?
Шойгу задумчиво взглянул на уходящую за горизонт колонну тягачей с «Ярсами».
– Да! Всё что наскрёб! И что? – перехватил его взгляд командующий РВСН. – Они мне душу согреют, когда я с вами в подвал СБУ пойду!

Через два дня все преступники уже были в Киеве.
– Сообщите, что прибыл Шойгу с остальными подсудимыми генералами на явку с повинной! – приказал Шойгу.
Весь день над Киевом кружили вертолёты, по улицам ездила бронетехника, взывая в громкоговорители: «Пан Луценко, пан Порошенко! Сдаёмсу! Просим представителей Украины принять нашу явку с повинной!»
Но всё было напрасно – лишь шуршали на ветру сотни плакатов «Слава Российской Армии – армии визволителей!», да выстраивались к полевым кухням тысячи голодных киевлян.
Шойгу, сидя в командном БТР «Курганец-25», как раз с интересом смотрел шоу Савика Шустера, где Савик, с георгиевской ленточкой на груди проводил опрос на тему: «Бандеровцы, кто они? Твари или просто скоты?», когда его отвлёк адъютант:
– Мы нашли подвалы СБУ, товарищ генерал армии! Там, увы, никого. Только десятки повесившихся, в том числе прокурор, открытые сейфы, кучи экскрементов и разбросанные документы на полу.
Шойгу нахмурился:
– Но сдаться-то кому? Я цивилизованный человек и если меня вызвали в суд, я хочу дать показания!
Адъютант развёл руками:
– Спецназ сообщил, что президент Украины в Берлине.
– Едем в Берлин! - приказал Шойгу.

Берлин встретил явившихся с повинной идеально белыми флагами изо всех окон.
– У них что? – удивился Кужугетович, выглянув из головной «Арматы». – День стирального порошка «Ариэль»?
– Генетическая память, – пояснил адъютант. – Цивилизованные люди – старые традиции почитаются строго.
– Устал я, что-то, – вздохнул Шойгу. – Давайте уже сдадимся хоть кому-нибудь.

Через час к нему вышел вице-канцлер Штайнмайер, который сообщил, что фрау канцлерин засунула ампулу с цианистым кальцием в рот Порошенко и затем отравилась сама, приказав, напоследок, пустить воды Шпрее в берлинское метро. И что новая и свободная Германия рада видеть российских освободителей.
Шойгу понурился, сказал «Ну, вот опять…», и приказал всем возвращаться домой.
И только тягач «Ярса» никак не мог выбраться из Гааги, застряв кабиной в зале трибунала, а кормой – в булочной на другом конце городка.

Ult
17.02.2017, 11:18
http://s020.radikal.ru/i715/1702/76/08524548d6fc.jpg (http://radikal.ru)

jeff2000
01.03.2017, 01:42
Чтобы тема не умирала, немного чтива:)

Заклинание

В районную администрацию пришла жалоба. Спустя полтора месяца секретарша случайно увидела её, распечатала на принтере и отнесла заместителю главы района.
Заместитель не любил жалобы, он считал, что нужно работать, а не жаловаться. Каждые два–три дня он читал на эту тему лекцию кому–нибудь из подчинённых. А в этот раз прочёл жалобу, и она оказалась странной.

«Уважаемый Игорь Станиславович, это уже пятая жалоба за последние два месяца. Полгода назад вы обещали завершить ремонт дороги в нашем посёлке к концу августа. Сейчас декабрь, а дороги всё нет.
На каждое моё обращение вы придумываете причину, по которой не исполнили своего обещания и продолжаете ничего не делать. Больше я не могу этого терпеть и накладываю на вас могущественное заклинание икоты. Чем больше вы бездельничаете, тем сильнее будете икать. Но самое главное – эта икота будет очень заразной. Наслаждайтесь!
С уважением, маг восьмидесятого уровня, Серёжа Никаноров».

— Каких только идиотов нету в стране? – спросил у потолка заместитель и швырнул лист в корзину. Нужно было отчитать секретаршу за эту письмо. – Аня, иди сюда!
— Да, Игорь Станиславович, – просунула Аня голову в кабинет к шефу.
— Ты сама читала жалобу, которую мне принесла? – заместитель нагнулся, выудил письмо из корзины и потряс им в воздухе.
— Нет, – засмущалась секретарша, – а что–то не так?
— А ты зайди и прочти!

Аня вошла, взяла бумажку, посмотрела на неё и вернула обратно.
— Чепуха какая–то, – сказала она.
— Вот–вот, а ты её мне приносишь! Впредь сначала читай, а такие письма сразу выбрасывай. Я не могу разбираться со всяким…

Тут заместитель замолчал, вздохнул и вдруг громко икнул.
— Ничего себе! – выдохнула секретарша, глядя в округлившиеся глаза шефа.
Сергей Станиславович постоял на месте, прислушиваясь к себе, но больше ничего не происходило. Он осторожно прошёлся и решил вернуться к разговору.
— Я говорю, что не собираюсь… и–ик…

Секретарша начала медленно пятиться к выходу.
— Ты дура что ли? – крикнул на неё заместитель. – Это же просто совпа… ик!
Аня выбежала из кабинета, перевела дыхание и села за свой стол. Событие было столь занимательным, что нельзя было не поделиться таким. Аня открыла свои странички в соцсетях и стала выбирать, кому написать. Но как только она занесла пальцы над клавиатурой, как вдруг икнула.

Она бросилась к кулеру, налила целую кружку воды и залпом выпила её. И тут же икнула. Тогда она задержала дыхание и сразу прервалась, чтобы икнуть ещё раз. Начинало становиться страшно. Аня в спешке села за стол, нашла в почте злополучное письмо и открыла его.
— «Чем больше вы бездельничаете, тем сильнее…» ик…, – прочла она и тут же спохватилась, – нужно попробовать… ик… работать!

Она закрыла пасьянс, разложила документы и приступила к своим рабочим обязанностям. Икота начала стихать и через пять минут прекратилась. А вот за стеной всё было плохо, оттуда каждую минуту раздавались характерные звуки такой громкости, что в шкафу вздрагивали чашки.

— Аня! – раздался жуткий крик из–за двери.
Аня слегка приоткрыла дверь и, не заглядывая внутрь, спросила:
— Что вы хотели?
— Кофе… ик… мне… ик… принесиииииик!
— Я к вам туда не пойду, – заплакала она и тут же икнула сама, – всё равно не пойду!
Из кабинета выбежал красный Игорь Станиславович, не глядя на Аню, схватил кружку и плеснул в неё горячий кофе. После чего демонстративно развернулся и пошёл назад к себе. По дороге он икнул, расплескав кофе на рубашку.
— Твою ма… ик! – сказал заместитель и швырнул кружку на пол.

Секретарша собрала осколки, вытерла пол и сразу же села за работу. Через полчаса она посмотрела на часы и увидела, что уже наступило время обеденного перерыва.
Аня остановилась и посидела, ожидая, что же произойдёт. Ничего с ней не случилось, хотя за стеной икота не стихала. Она распечатала жалобу, вытащила из сумочки деньги и пошла в столовую обедать.

В столовой было немноголюдно, Аня рассмотрела за одним столиком бухгалтера Елену Сергеевну, с которой временами любила посплетничать, и подсела к ней. Елена Сергеевна была дамой серьёзной, но даже она не выдержала и рассмеялась после рассказа Ани.
— Анечка, я и не знала, что ты такая у нас выдумщица!
— Елена Сергеевна, да пойдёмте ко мне, вы сами всё услышите!
— Аня, ты совсем заработалась, – потрепала её по плечу Елена Сергеевна, – давай я лучше вечерком за тобой зайду, поедем ко мне, выпьем чудесного итальянского вина. Мы с мужем его недавно привезли, тебе понравится.

Аня с грустью кивнула головой и осталась за столиком в одиночестве. Елена Сергеевна с улыбкой выплыла из столовой и отправилась к себе. Через полчаса она вбежала в кабинет к Ане с требованием прекратить это немедленно.
— Я же говорила! Просто работайте! – снова расплакалась Аня, не отрываясь от документов.

***
К вечеру всё здание сотрясалось от икоты. Хуже всех было главе администрации, которого трясло так, что он сломал стоящий в кабинете диван.
Каждый пытался начать работать, чтобы прекратить икать, кто–то даже умудрился отобрать швабру у уборщицы, но быстро выяснилось, что от чужой работы икота не проходит. Потихоньку народ стал собираться в эпицентре проблемы, пытаясь выяснить, как жить дальше.

Игорь Станиславович ругался, выгоняя ходоков, пока ему в кабинет не притащили главу района.
— Игорь… ик, – сказал он, – ты… ик… что натворил?
— Сергей… ик… Георгик… евич, – затрясся заместитель, – я не… ик… виноват. Это… ик… вот…
Он протянул письмо, Сергей Георгиевич прочёл его за три захода и затопал ногами.
— Где этот… ик… Никаноров… ик… живёт?
— Да в… ик… Кирилловке!
— Поехали!

***
Главу с заместителем погрузили в машину и рванули в Кирилловку. Всю дорогу они пугали водителя своим грозным рыком с заднего сиденья. Наконец показался поворот к деревне, машина свернула туда и почти сразу же остановилась.
Разбитая дорога была совершенно не прочищена, лишь огромные сугробы искрились под светом Луны.

Долго вызывали трактор, так как разговаривать было трудно и на том конце не хотели верить, что звонит действительно глава района. Наконец через полчаса трактор приехал, все набились в его кабину и двинулись, убедив тракториста не пугаться и не бросать руль от страха.
Трактор ревел, расталкивая сугробы, но пассажиры всё равно были громче трактора.
На краю деревни остановились и отправили общаться с местным населением водителя машины, так как он был в курсе проблемы и не икал. Водитель постучал в двери крайнего дома, через минуту зажегся свет, и на крыльцо вышел невысокий взлохмаченный мужичок в фуфайке.
— Чего вам? – спросил он.
— Скажите пожалуйста, а где живет Никаноров Сергей? – спросил водитель.

Мужичок заглянул ему за спину и всмотрелся в стоящих в стороне людей, но никого не узнал.
— Деда Серёжу ищите? – сказал он. – Так помер он уже месяц назад. После Нового года схоронили.
— Как ик… помер? – выскочил сзади глава района.
— Ну как обычно, – пояснил мужик, разведя руками, отчего края фуфайки разошлись и стало видно, что она надета на голое тело, – взял и помер. Всю осень рассказывал, что пока дорогу не починят, помирать не собирается. А оно вон как бывает!
— Это… ик… – сказал глава.
— Полный ик… – подтвердил заместитель и сел в сугроб.

***
На следующий день сообщили в область о катастрофе, и оказалось, что зараза передаётся по телефону.
На целый день область встала.
Такого количества критики Игорь Станиславович не слышал никогда. Да и вообще, никто никогда про себя такого не слышал.
Губернатор был в ярости, страшно икал, поэтому делал небольшие паузы, а потом скороговоркой выдавал ужасающие проклятья. Но его можно было понять, в области было ЧП, о котором нужно сообщать в Москву, а икающая Москва может запросто уволить за распространение эпидемии.

Губернатор за день поседел от раздумий и накачал пресс от икоты. Вечером не выдержал, снял трубку и позвонил в Кремль. Там посмеялись и посоветовали взять отпуск.
Вечером вся область сидела у телевизоров в ожидании московских новостей. Но с экрана выступали бодрые столичные политики, которые без запинки декламировали многостраничные речи.
Видимо, Москву защищал маг уровнем повыше, чем Серёжа Никаноров.

За следующий месяц в области был выполнен план последней пятилетки. Никто и не предполагал, что можно столько сделать за жалкие тридцать дней.
Всё было прекрасно, кроме некоторых моментов. Из администрации пришлось уволиться половине народа, так как они продолжали икать, за какую бы работу там ни взялись. Но они быстро нашли себя в других областях деятельности.

***
Игорь Станиславович с Сергеем Григорьевичем задержались вечерком на рабочих местах. Они откупорили бутылку водки и разговаривали под гул новостей из телевизора.
— Знаешь, а ведь даже как–то легче жить стало, – говорил глава района.
— Да, другое ощущение от жизни, – кивал заместитель, вытирая ладонью усы, – я даже не думал, что так бывает, когда работаешь. На душе светло! И совесть…
— Ещё скажи, что воровать бросил! – остановил его Сергей Григорьевич.

Заместитель поперхнулся и чуть не выдернул себе усы.
— Да не пугайся ты так, ей–богу! Как маленький! – продолжил глава. – Хорошо, что дед этот только про безделье написал, всё остальное–то можно. Представляешь, если бы он какие–нибудь десять заповедей выдвинул? Ты смотри, если у тебя в почте ещё письмо от него завалялось – не открывай!

©Аексей Аксёнов

феличита
08.04.2017, 15:51
Моему приятелю было под тридцать, когда он женился. Обожал жену, и внешне счастье их казалось полным и безоблачным.
Но через год развелся. Я причин не знал и не расспрашивал, мы были не настолько близкими людьми. Женился снова.
Мы как раз в этот период стали более дружны. И как-то он пришел ко мне прощаться: он решил уйти из жизни.
И причину мне, конечно, рассказал (сейчас она понятна станет).
Выслушав его, я закурил и медленно ему ответил вот что:
– Смотри, в твою судьбу я вмешиваться не имею права. Ты решил – твои дела.
Но я по-дружески тебя хочу предупредить: я испохаблю, я вульгаризую и скомпрометирую твой героический уход какой-нибудь пакостной эпитафией.
Так что решай.
И к вечеру я эпитафию ему уже принес:
Деньгами, славой и могуществом
пренебрегал сей прах и тлен,
из недвижимого имущества
имел покойник только член.
Приятель мой и злился и смеялся, пару раз нехорошо меня обозвал, но явно задумался.
А я ушел, я долг свой выполнил. А дальше главное случилось: он поправился! И всё в семье у него стало хорошо.
А что причиною тому – мистическая сила эпитафии, понятно каждому, кто разумеет.
И.Губерман

феличита
22.04.2017, 10:07
Приходит Василий с рыбалки домой.
(он раньше вернулся - клев был плохой)
Глядит - у ворот ʺшестисотыйʺ стоит.
ʺЯвно приехал какой-то бандит.
Ни на минуту Клавку одну
Оставить нельзяʺ. Он подходит к окну.
И вздохи, и стоны слышны из окна.
Понятно, чем занята дома жена.
ʺТак, значит, пока я топтал берега,
она мне наставила, сволочь, рога.
Такого, конечно же, я не прощу.
И ей, и ему я сейчас отомщуʺ.
На цыпочках тихо заходит он в хату,
Сжимая в руках штыковую лопату.
На занавеске две тени видны,
Узнал по приметам фигуру жены.
Первый удар достается жене
(удар не смертельный - плашмя по спине)
Ударом вторым оглушил мужика,
Лопату, сломав поперек черенка.
Вышел во двор. Закурил у порога.
ʺУбить не убил - покалечил немного
В участок пойду. Не большая вина.
Глядит, а в ворота заходит жена.
ʺТы рано вернулся, предчувствовал что ли.
Приехала тетка и муж ее Коля.
С дороги устали я им постелила.
До лавки сходила. Продуктов купила.
Муж Зины начальник в районе большой,
При галстуке ходит, костюм дорогой.
Высокого птица конечно полета.
У них ʺМерседесʺ - шестисотый по счету.
Они обещали - проявят заботу,
Чтоб нам перебраться в район на работу,
А то прозябаем в деревне, в глуши.
Ты, Вася, культурным себя покажи.
Я водки взяла (самогонку не пьют)
И морды по пьянке друг другу не бьют.
А то разойдешься как в прошлом году,
Когда полдеревни сидело в пруду.
Ты матерных песен не пой за столом,
Руками не ешь - только вилкой, ножом,
А водку - что женщинам, что мужикам-
Ты лей помаленьку, не полный стаканʺ.
Чуть слышно шаги проскрипели по хате,
Тетка выходит в атласном халате.
Хозяйка к ней бросилась, взглядом лаская.
ʺКак отдохнула, моя дорогая?ʺ
ʺВсе было отлично, я в жизни ни разу
не испытала такого экстаза.
Спина поцарапана - это пройдет,
А Коля мой в трансе, сейчас отойдетʺ.
Минуту спустя Николай появился,
Держась за затылок, всем поклонился.
Похлопал Василия он по плечу.
ʺДавай отойдем, побазарить хочу.
Мы клуб мазохистов с женой посещали
И многое там на себе испытали-
Наручники, плетки и цепи стальные,
Но чтобы лопатой - такое впервые.
Уважил, и я не останусь в долгу
В район перебраться тебе помогу,
Жилье тебе купим - проблем с этим нет.
Вот так и поступим. И крикнул - ʺОбедʺ.
P.S. Тетка семью их забрала с собой.
Купили в районе им дом небольшой.
Василий теперь за приличную плату,
Дежурит у их изголовья с лопатой.

jeff2000
21.06.2017, 17:01
Все-таки перед неожиданным возвращением домой, лучше звонить
Супружеская чета Муравьевых нравилась всем. Она-красивая натуральная блондинка, ноги от коренных зубов, на удивление добра и приветлива.
Чем, как известно не особенно страдает подавляющее большинство красивых женщин. Он-статный, подтянутый, мужественный капитан-лейтенант, тоже не обделенный мужской привлекательностью. Семья жила душа в душу и поводов для сплетен не давала. По магазинам Стас и Лариса ходили держась за руки как пионеры, порознь их почти не видели, и вообще их пара излучала просто ауру любви и благоденствия. Идиллия одним словом. С годами чувства не слабели, а только крепли на зависть окружающим. За семь лет между ними ни разу не пробежала черная кошка. Единственное, что Стас посматривая вокруг, понемногу, глубоко в себе начал мучиться вечным спутником семейного счастья-ревностью. Будучи по природе человеком выдержанным Стас не позволял этому пороку выплеснуться наружу давя все сомнения в себе.
Хотя кто знает, какие бури бушевали в глубине души подводника, видя восхищенные взгляды мужчин направленные на жену, и слушая комплименты и любезности сослуживцев на праздничных саммитах. Но тем не менее внешне заметно не было, и даже Лариса сомнений и тревоги мужа не замечала, да и не хотела. А вот Стас незаметно созревал, прямо как прыщ перед тем, как лопнуть.
Корабль уходил в море на контрольный выход. Схема отработанная и привычная.
Десять дней тревог и нервотрепки плюс десять бессонных ночей. Рано утром Стас попрощался с женой, поцеловал спящего сына, и пообещав вернуться через десять суток отправился выполнять конституционный долг. Моря выдались нелегкие, то тут, то там намертво отказывалась работать мат.часть. Стас служил в механических силах и порядком намучился днем и ночью латая капризную технику. Тем обиднее было решение старшего на выходе командира дивизии на седьмой день идти в базу, по причине массовой неисправности технической части корабля. Злость и раздражение Стаса скрашивала лишь одна мысль: теплый бок жены стал на три дня ближе. А так, как на мужское достоинство и силу соскучившийся каплей не жаловался, то весь путь домой провел на подъеме, рисуя в мыслях одну картину за другой.
По традиции в базу вернулись поздно вечером. Когда чехарда с выводом
ГЭУ закончилась, Стас даже не опрокинув традиционную стопку спирта за прибытие, словно жеребец поскакал домой. Смакуя процесс возложения головы на пышную грудь законной супруги Стас домчался до дома, рывком поднялся на третий этаж и затормозил перед родной дверью.
Было начало второго ночи. Мои спять-подумал Стас. Не ждут и представил как неслышно разденется и запрыгнет в постель к Ларисе, удивление той, и все последующее безобразие: Как можно аккуратнее вставив ключ дрожащий от нетерпения Стас тихонько повернул его и протиснулся в прихожую.
Механиком каплей был отменным, замок регулярно смазывал, и тот его не подвел.
К большому разочарованию жена судя по всему не спала. Из за неплотно прикрытой двери спальни падал луч света и что-то слышалось. Что именно
Стас не понял, и не раздеваясь, даже не снимая фуражки на цыпочках подкрался поближе. Под ложечкой засосало. Сквозь створ двери его глазам предстала картина не снившаяся даже в самом страшном сне. Горел ночник.
На его супружеском ложе бесстыдно раскинув ноги и раскидав по подушке белокурые волосы лежала женщина. Все остальное закрывала фигура обнаженного мужчины ритмично задиравшего зад к потолку. Женщина стонала во весь голос, его жена стонала как, как никогда не стонала с ним. Стас был убит на месте. Вся жизнь рухнула в одночасье. Сколько он простоял в полу парализованном состоянии неизвестно. Но когда Стас очнулся за свои поступки он уже не отвечал. В милицейский протоколах это называется: в состоянии тяжелого душевного потрясения. Охваченный пламенем мщения за поруганную супружескую честь Стас начал судорожно искать кобуру на поясе. Ее естественно не было. Кортика тоже. Стас ринулся на кухню.
Первое, что попало под руку была вилка. Красивая мельхиоровая вилка из набора подаренного им на свадьбу. Зажав в крепкой офицерской руке неуставное холодное оружие Стас метнулся обратно к спальне. Ворвавшись как торнадо в обитель изменщицы, перехватив для верности вилку второй рукой, униженный офицер от души размахнулся и: Рука оскорбленного военного не дрогнула. Вилка описав широкую дугу почти полностью погрузилась аккурат посередине движущихся ляжек прелюбодея. Описать раздавшийся после удара крик я не решусь. Ветеран войны приехавший в гости к сыну, в квартиру по соседству, переживший блокадный Ленинград и штурм Берлина рассказывал, что проснулся с криком Бомбы!!! и поднял на ноги всю семью. Причем в отсутствии бомбежки и пострадавших его убеждали всей семьей минут сорок. И хотя спать он потом лег, но в отсутствии погибших и разрушений сомневался до самого отъезда. У соседей сверху описались дети, и чуть не наложили в штаны родители по причине непередаваемого ультразвукового воздействия. А овчарка других соседей выла до утра, оплакивая чью-то собачью жизнь.
Оставив орудие мщения торчать в анусе осквернителя, Стас резко развернулся и почти строевым шагом вышел из спальни. У него оставалось одно желание: покинуть ставший чужим дом, хорошенько надраться и утром забрать вещи.
О содеянном Стас как то не задумывался. На удивление в прихожей уже горел свет. И еще в ней стояла Лариса собственной персоной, в домашнем халатике и с полотенцем на голове. Красивая и соблазнительная. Для потерявшего все жизненные ориентиры Стаса потрясений на этот вечер оказалось достаточно. Со стороны это напоминало детскую игру замри.
Онемению Стас не подвергся, но слова из себя выдавил с большим трудом.
- А там кто?
Дрожащая рука показала неопределенно назад.
- Да твой брат Сережка с женой. Его же к нам перевели. Я им спальню уступила, пока тебя нет. А сама с сыном. . Да, что за крики-то там?
- Я: понимаешь: тут: вилка:
- А я мыться ходила. Днем напор слабый, а ночью ничего. Слушай Стасик, у них кажется что-то случилось:
- Ага, -только и сказал Стас и грохнулся в обморок. .
То, что брат переводится к ним, что у него жена тоже блондинка, что приехать они должны были именно сейчас Стас конечно помнил, но красная пелена упавшая на глаза заслонила все, да и кто бы мог подумать!
В итоге все закончилось лучше, чем можно было ожидать. Задницу Сереже заштопали. Военврач в госпитале с трудом выдернув вилку долго выражал восхищение богатырским ударом, а закончив операцию похлопал Сергея по филейной части и обрадовал:
- Геморроя не будет никогда! У тебя там труба, без сучков и задоринок.
Нефтепровод!
Помолчал, и хмыкнув записал в журнале, что больной сел на гвоздь. Сидеть на стуле по человечески Сергей разучился надолго. Первое время плакал, когда шел в гальюн по большой нужде, и рыдал когда возвращался. Потом привык. Сейчас и не помнит наверное времена, когда сравнивал унитаз с электрическим стулом. Сережиной жене Лене расклинившиеся ноги сводили четыре медсестры и хирург. Свели с трудом. А заикалась она всего три месяца. Да и то только в постели. В общем все закончилось хорошо. Как говориться малой кровью. Ячейка общества не распалась, семья сохранена.
Жизнь продолжалась. Стас и Лариса так-же гуляли держась за руки и воркуя словно голуби. Солнце так-же светило, и корабли так-же уходили в море.
Вот только Лариса стала убирать по шкафам все острое, вплоть до зубочистки, а Стас приходя домой звонил в дверь по пять минут, и ждал пока ему откроют.
Что касается Сергея и его жены, то они хоть и простили Стаса, но ночевать у брата никогда больше не оставались...

феличита
24.10.2017, 08:03
про чудо-целителей.
Года так три назад сранья заваливает ко мне участковый да не один - ещё пара автоматчиков и зачем-то фельдшер из местного отделения коновальни №4 районного управления здравоохренения. Думаю - хуяссе, прям расстрельная команда, где спалился то?
Начали издаля - как дела, ничего не беспокоит, жалобы есть, может, али предложения кондиционные - ну, говорю, предложение у меня пока одно - в плечо меня поцелуй, ты ж тоже не с главного начал.
Ну, перейдем тогда к главному - вчера отзвонились грибники, в посадках вдоль проселка жмуры валяются - не твоя ли работа? Не, говорю, я в тех посадках жмуров не сбрасываю, больно близко - а сам думаю - не пизданул ли я чего лишнего.
Ну, раз не твоих рук дело - окажи ка, брат, услугу - побудь понятым и заодно придумай на чем их забрать оттуда, а то у нашего уазика переднего кардана нет и он поэтому только по дороге ездит.
Ладно, говорю, мотоблок с телегой выделю - с вас мешки. И перчатки.
Собрались - покатились. Место и впрямь не особо наезженное, проселок лесовозами так расхреначен, что и камаз бы сел на мосты. Ну, у меня техника как раз для этих мест - телега как раз чтоб валежник из леса таскать и мотоблок с колесами от здоровенного квадрика, выменял в свое время.
Идем, шаримся, нашли, в общем, по запаху, три жмура, вид примерно суток на трое, городские. Кроме трехсуточного вида была ещё одна особенность - показались они мне поломанными изрядно. Присмотрелся. Да уж, попали парни в передрягу - били их страшно, много сломанных ребер, руки сломаны у всех, лица в кашу, короче - зверство одно. Менты меж тем карманы обшмонали, вытащили что можно, участковому протягивают. Тот смотрит, говорит, всё ясно, преступление раскрыто, грузите. Я ментам - грузите, хуле, я вам не грузчик, я извозчик. Погрузили, поехали. Доехали до уазика, тут участковый говорит - ээээ, Витя, фпизду мне это надо, кати их к своему фигваму, мы счас подъедем.
Думаю, ёбнулся наш Василий Патрикеевич, или, как минимум, чудаковат с годами становится. Да *** с ним - куда он от трех пакетов с мясом денется.
Приехал, стою жду. Час жду. Приезжает. Один. Без свиты. Садись, поехали. А эти? - спрашиваю. На***, не до них сейчас.
Думаю - бляя, чудит чота Патрикеич, внимательно надо за ним.
Сели, поехали, приезжаем - о, точно, а вот и лесовоз, а вот и водила - некто Миша, а вот ему и пиздец, ибо с таким еблом, с каким он нас увидел, только показания давать. Губу оттопырил, репа жаалобная, думаю, вот сцуко преступник потомственный, подикана с каторжан ещё генеалогию ведет.
Ну чё, спрашивает Патрикеич, точнее - чё за на то? Ты чо, Мишаблять, женился и ребенка заделал чтоб остаток жизни им письма жалобные писать из тюрьмы? Излагайбля, что за приступы чикатиловщины в нашем уютном и мало известном в центре районе?
Дак что, Патрикеич, не со зла ведь мы, точнее, без умысла. Пришли в воскресенье с отцом и братом с покоса - а дома бабка счастливаяя сидит - купила, говорит, чудо-аппарат, у проезжих городских светил медицины. Ентот аппарат в два счета все хвори излечивает без всякой бани и заодно воду и молоко стерилизует. И показывает Миша нам аппарат из блока питания телефонного и трех разноцветных светодиодов моргающих. Хуйня, что отдала лекарям все сбережения семейные, они ж ещё и брошюрку дали как этим аппаратом пользоваться правильно и чтоб хватило на всех. Говорит - ну, теперь и соседей всех вылечу, в два счета деньги отобьются.
Кинулись мужики вдоль по улице - искать благодетелей. Нашли их доме так в пятом от своего - да, сидят, показывают свое чудо-изделие очередной бабке, называя при этом благодать от разноцветных моргушек целебной фитотерапией. Ну-ка тормозните ка, сученята, говорит батя, я закуп ***ни в этом году бюджетом не предусмотрел. Да иди ка ты на***, уёбок - успели сказать чудо-лекари, после чего приняли горизонтальное положение, из которого впоследствии не вышли.
Пиздили их всей улицей, все мужики, дома которых обошли эти упырьки, пока хозяева работали. Потом подтянулись мужики с улицы, примыкающей к этой - день потому что у упырьков выдался урожайным. В общей сложности продали 16 приборов по 30-40 тысяч за штуку, разумеется по акции и со скидкой 70%.
После чего погрузили мясо на мишин лесовоз и отвезли в посадки, подзабыв, что от них рукой подать до полузаброшенной платформы, интересной летом только нескольким выросшим в этих краях городским грибникам.
Нда, сказал Патрикеич, так вот вы какие, народные лекари, посетившие на позатой неделе мою тещу. Которая теперь сидит тупо уставившись на разноцветную поебень и думает, что у нее началась деменция.
Короче так - я не знаю и знать не хочу каково это - посадить две улицы мужиков в деревне из трех улиц. Но и надеяться на вас, мужики - не могу, вы свою репутацию умных в моих глазах проебли напрочь. Поэтому - уже обращаясь ко мне - Витя, берикана вот этого простофилю в помощь и давай уже, организуй, так сказать, близкое знакомство этого гавна с червяками, надеюсь, понятно - там, где я их никогда не найду. И если тебе покажется, что кто-нибудь когда-нибудь раскроет таки нашу небольшую тайну - прикопай уже и Мишу там рядом или язык ему отрежь, в общем - прими меры, как говорится.
Ну что, говорю Мише - лесовоз твой, надеюсь, заправлен? Поехали уже, как говорится, придумывать куда это дерьмо утилизировать, путь неблизкий предстоит.
Ну, тут и сказочке конец, как говорится, приезжайте к нам исчо.
Для товарисчей впогонах - всё неправда, любые совпадения случайны.
Виктор Джонг

Евгений
17.11.2017, 17:03
:)
Вот многие спрашивают: "Лора, а как в тундре с туалетом?" "А с туалетом в тундре, - говорю я, - всё замечательно. Нигде больше вы не найдёте такого шикарного туалета, как в тундре (тут я тяну из пачки розового "Собрания" удлинённую сигаретину и делаю паузу, чтобы нервно закурить). Этот туалет простирается буквально от горизонта до горизонта, и единственное неудобство, с которым вы можете столкнуться при акте каканья или писанья, это..." Впрочем, это не единственное неудобство.

Когда-то я имела дело с туалетом, у которого не было потолка, трёх стен и двери. Туалет находился на территории нашей с экс-мужем дачи, поэтому какое-то время он нас не раздражал, но мы все равно потом сделали себе новый, со стенами и даже неким подобием журнального столика. Доставшееся же нам от прежних хозяев тубзо представляло собой 4 вкопанных в землю столба, между которыми болтались драные ковровые дорожки. Вместо крыши над тубзом нависала кедровая ветка, на которой вечно лежал сугроб снега. Выпрямляясь, посетитель уборной обязательно задевал башкой сугроб и стряхивал его себе за шиворот. Так вот, когда я очутилась в оленьем стойбище, то воспоминание о тубзе с непрочным сугробом над головой оказалось одним из самых тёплых и, по меньшей мере трижды в день, я была готова отдать по ведру чая за каждую из трёх его ковровых дорожек. Я забыла сказать, что пакетированный чай в тундре ценится несколько выше, чем какое-нибудь говно типа Хеннеси. В приютившем меня стойбище уважали 'Липтон'.

Часа через три после приезда, надувшись с дороги 'Липтона' с привезенной мною же сгущенкой, я выбралась из чума посмотреть, куда можно было бы этот 'Липтон' выпустить из организма. Для красоты я захватила с собой фотокамеру, никого, впрочем, не обманувшую: 'Лора, - сказали мне добрые хозяева, - ты если поссать хочешь, берегись оленей'. Про оленей я не поняла, но переспрашивать не стала. 'Нет, - сказала я, незаметно зардевшись в полумраке чума, - я хочу пофотографировать'.

Снаружи было очень просторно. Низко над тундрой висело солнце, во всю ивановскую демонстрируя мне широкие возможности для фотографирования: сколько ни напрягай объектив, ни одного мало-мальски подходящего укрытия. Между чумов бродили олени, задумчиво ковыряясь копытами в снегу. Выглядели они, несмотря на рога, миролюбиво. 'Липтон', между тем, с каждой минутой делал мою жизнь всё более трудной. Я отошла метров на двадцать от крайнего чума, спустила портки и, выставив голую задницу на минус 47 при ветре 15 м/сек, тут же перестала её чувствовать. Но мне было не до задницы: процесс изгнания 'Липтона' затмил мне в тот момент всё. Именно поэтому я не сразу обратила внимание на какой-то неясный движняк позади себя. А когда обернулась, то даже не испугалась: выражение лиц у оленей, несущихся ко мне, было сосредоточенным, но не враждебным. Они смели меня, по-моему, даже не заметив, и принялись жрать снег там, где я только что сидела на корточках. В чум я вернулась сильно озадаченная. До этого я думала, что северные олени едят исключительно ягель.

Тот факт, что надо мной ржали, я здесь упоминать не буду, тем более что ржали надо мной беззлобно. Мне есть, чем гордиться: я оказалась легко обучаемая, о чём ныне и присно сообщаю в резюме при попытках куда-нибудь трудоустроиться. В следующий поход до ветру я пошла уже со знанием дела, захватив с собой в чисто поле длинную палку по имени 'хорей'. Хорей этот, ничего общего не имеющий с ямбом и прочими поэтическими прибамбасами, обычно используется погонщиками оленей в качестве дрына, которым следует подпихивать любителей человеческой мочи, если они слишком тормозят в дороге. В тот раз я выдернула хорей из сугроба рядом с чумом и пошла в снега, напевая какую-то мужественную херню вроде 'Ты теперь в Армии'. Олени, разом наплевав на ягель, собрались в кучу и пошли за мной, как дети за крысоловом. Я сменила песню на 'Три кусочека колбаски' (посмотрела б на вас, что б вы вспомнили спеть при похожих обстоятельствах), но скоты не отставали. Я прибавила шагу, олени перешли на рысь. Я побежала, олени пустились в галоп, обогнали меня и остановились посмотреть, где я там. Я издали показала им хорей, и они подошли поближе. Двое из них дали почесать себя меж рогов, а один - потрогать за нос. Нос у северных оленей волосатый, если кто не знает.

Мы стояли напротив друг друга: я и штук двадцать оленей, выжидающих, когда я перестану страдать хернёй и наделаю им наконец жёлтого снега. Я замахнулась хореем, они слегка пригнули головы и не сдвинулись с места. 'Пошли вон отсюда!!!' - крикнула я и затопала ногами, мгновенно провалившись в наст до середины ширинки. Олени стояли и смотрели, как я выбираюсь из снега. Пара-тройка из них вытянула шеи, чтобы проверить, не оставила ли я в снегу немножко мочи, а один даже сунулся с этим вопросом непосредственно ко мне . 'Пошел вон, козёл', - сказала я, ударила его по харе и в этот момент до тошноты напомнила себе институтку, попавшую в кубло нахалов и отбивающуюся от них веером.

В чум я вернулась ни с чем. То есть, наоборот.

- Ну как? - спросила Алла Айваседо. Мы с ней познакомились в Самбурге, хороший город, тыща человек населения, включая интернатских детей. Это Алла привезла меня в стойбище к своим родственникам, представив как 'хорошую русскую, правда, немного того'.

- Да никак, - сказала я.
- Олени? - спросила Алла.
- Как вы вообще тут в туалет ходите? - спросила я.
- Да как. Пошли покажу, - сказала Алла, - я как раз тоже уже хочу.

И мы пошли.

Олени уже разбрелись по стойбищу, но, увидев нас, стали группироваться и готовиться к охоте.

- На них надо крикнуть, они разбегутся, - объясняла Алла на ходу.
- Я орала, - сказал я.
- Да как ты там орала, - махнула она в мою сторону щепкой. Щепку она захватила в чуме у 'буржуйки'.
- Нормально орала, - сказала я, но, вспомнив институтку, заткнулась.

Олени шли за нами хорошо обученной 'свиньёй'.

Алла остановилась, выковыряла в насте ямку щепочкой и взялась за полы ягушки (это такая девичья малица из оленьих шкур). Олени подошли и встали как вкопанные метрах в двух, не спуская глаз с выколупанной Аллой лунки.

- Смотри, как надо, - сказала Алла и, набрав воздуху, крикнула на полтундры:

- А НУ НА ХУЙ БЫСТРО!!!

Олени всё еще бежали, когда Алла встала и расправила ягушку. Когда встала я, олени уже возвращались, но были еще далеко.

С того момента я ходила в тундру без провожатых. 'А ну на *** быстро!!!' - это я ведь и сама умею сказать, когда приспичит. Причем, вскоре выяснилось, что данную фразу не обязательно кричать полностью, достаточно и усеченного варианта. 'А ну на х*й!!!' - доносилось время от времени из тундры. Это означало, что кто-то из обитателей стойбища пошёл в туалет.

Через три дня я научилась различать их по голосам.

феличита
23.11.2017, 17:04
Решили как-то раз, путешествуя на яхте осенью по черноморским берегам, прикупить рыбки у рыбаков местных. Ну как прикупить – на валюту жидкую выменять.

Подошли к стайке удильщиков – сидят на банке в метрах ста от берега, удки полощут. Смотрим, с краю – дедуля в лодке своей вошкается, пытается из под лавочки якорёк вытащить.

- Дед, говорим, есть рыбка-то?
- Есть, говорит, повытягивал малёхо.
- Подкинешь может пару за градус?
- А чего не подкинуть!? Подкину, конечно, говорит, коль сами бедствуете.

Подошли вплотную и отправили ему переговорщика Витасю. А Витася умеет на чекушку хоть адронный коллайдер выменять.

Пока наш бравый матрос выбирал рыбку получше, дед всё пытался вытянуть свой якорёк из под сидушки.

Выбрал Виталий, значит, рыбку, вручил чекушку и собирался уже на борт перелезть, как дед ему говорит: Сынок, говорит, помоги не в службу, а в дружбу якорёк кинуть.

- Да не вопрос, Дедуль! – Отозвался своим громовым голосом Виталя и одним движением выдернув якорь, запузырил его метров на пять.
- «Кудааа!? Ёпт…» - крикнул Дед и как был в куртке и сапогах прыгнул за ним.
- Во дед даёт! – изумился Виталя.
- Во ты мудак! – изумился наш Кэп. – За ним, баклан! У него конец ёп.. на руку намотан был!

Тут уж мы все попрыгали. Дед, к счастью, быстро под водой распутался и был доставлен с бешенными глазами к нам на борт, где был переодет в сухое и в течении следующих часов употребил весь наш запас горючего на 3 дня «для сугреву».

Стоит ли говорить, что в этот день мы многое узнали от деда о себе, своих родителях и всех, кто нас окружает, как впрочем и о наших умственных способностях... Но рыбка была вкусная…
https://www.anekdot.ru/last/story/

Евгений
26.11.2017, 05:23
...

феличита
29.11.2017, 08:13
Прочитать при приступе ху№вого предзимнего настроения http://lib.ru/LAZARCHUK/yellows.txt

Котик
29.11.2017, 12:51
Середина июля, утро. Терскол (это в Приэльбрусье, кто не знает). Группа сидит в холле турбазы, собирается на маршрут. Ждут проспавших, последний раз подтягивают снаряжение. Тут сверху спускаются две дамочки, которых в этот суровый край могло занести разве что нуль-транспортировкой. На них пляжные халатики, резиновые шлепанцы и соломенные панамы. В сумках угадываются надувные матрацы и полотенца. Одна обращается к обалдевшим туристам:
- Мальчики, море в какую сторону?
- Э-э... дык... так нету тут моря-то.
Другой турист:
- Есть вообще-то. Километров двести, если по прямой.
Тетка:
- Да что вы нам голову морочите! Мы из самой Сибири ехали, чтоб в море покупаться. Это же Терскол? У нас прямо в путевках написано, что турбаза на море.
Так, это уже интересно. Путевки все видели тысячу раз, что там написано - знают. Тетки достают путевку, поворачивают ее обратной стороной, где описание местности, тычут пальцем в какую-то строчку: "Вот, сами читайте!"

Там написано: "Турбаза расположена на высоте 2500 метров НАД УРОВНЕМ МОРЯ".

Евгений
30.11.2017, 17:22
Пятница, ночь. Отличное время, народ едет в клубы и из них, голосующих много, получается нехило так заработать. С обочины подбираю пару голосующих - молодой человек поддерживает девушку которая явно перебрала. Едем в Чертаново - тысяча, меня все очень устраивает. Девушка садится назад и незаметно для меня перебирается за водительское сидение. Мужчина садится спереди, держа в руках ее сумку, засыпает.
Минут через 25 приезжаем, мужчина рассчитывается со мной, выходит. Уезжаю. По пути попадается несколько голосующих (действительно лучшая ночь за всю мою историю). Еще часа три вожу одиночек по городу, весело общаемся, короче, ночь удалась.
Приезжаю домой, начинаю осматривать машину на предмет забытых вещей/мусора и вдруг обнаруживаю девушку. 0_0
Она сидит согнувшись между ног, в тонированной машине ночью заметить ее было просто невозможно.
Короче говоря - я весьма серьезно прих**л. На попытки ее разбудить я получил отказ. Отказ организма соображать вообще что-либо. Ни бе, ни ме, ни имени.
Дай, думаю, позвоню ее мужику, скажу что он подзабыл койчего. Да вот не задача, этот опарыш взял ее сумку, когда выходил.
Ладно, адрес я помню, выдвигаюсь. На часах 5 утра, суббота. Приезжаем по адресу, и...
А что бы делали вы?
Я не придумал ничего лучше, чем начать сигналить (уважаемые свидетели того писд*ца, простите меня, я просто не знал, что делать). С какого-то балкона выходит ОЧЕНЬ злой дядя, который обещает свернуть мне шею (я его понимаю, я ему верю), если повод не слишком серьезный. Через матюги достаю тельце, демонстрирую, говорю, что забыли тут у меня в тачке дамочку, подскажите, чья?
Мужик смеется, не знает.
Мля, да ЧЕЗАННА ВООБЩЕ.
Девочка вообще не очухивается. Это был первый раз, когда я намеренно и умешленно саданул дамочке пощечину, весьма сильную. Облил водой, орал на нее: "ТЫ МОЖЕШЬ ПРОСТО ТКНУТЬ ПАЛЬЦЕМ ГДЕ ТВОЙ ДОМ ИПАНЫЙ В РОТ".
Нет ответа. Даже нет мычания, просто - тишина.
А что бы сделали вы?
Девка хороша от слова "очень" - короткая юбочка, фигура просто сказка. Оставить ее на лавочке - изнасилуют, засмеют, в сеть выложат. Не по-мужски (ага, а ударить девку по-мужски, согласен). Короче, вызвав на себя гнев еще нескольких соседей, которые тоже не знали квартирную принадлежность этой цацы, я был вынужден признать фиаско этой идеи, и поехать восвояси.

Моя жена была просто на седьмом небе от счастья, что у нее такой заботливый муж-шутка.
Моя жена начала п*здить меня, когда увидела меня с телом на плече. Я очень просил ее вникнуть в ситуацию, но она просто орала. Орала так, что по батарее начали стучать. МОЖЕТ ЭТО РАЗБУДИЛО МОЮ ПОПУТЧИЦУ?
НЕТ.
Это только раззадорило мою жену, и я готов был второй раз за вечер применить физическую расправу над женщиной, но моя цаца начала блевать.
БОЖЕЖТЫМОЙ КАКАЯ ПРЕЛЕСТЬ.
Я был ТАК рад, что от моей улыбки у жены начал дергаться глаз. Блюет - значит скоро придет в себя, наивно думал я.
Нет. Она просто наблевала, я перестал ее придерживать, и она сложилась прямо в блевотину лицом.
Тут случилось то, чего я никак не мог ожидать - моя жена пошла за тряпкой, вытерла весь этот алкогольный праздник на полу и спросила меня - как же все-таки так произошло? Объяснил. Она посмеялась.
Нервно так, но посмеялась. (Помните шутку - Знаешь, что смех-второй лучший способ затащить девушку в постель? - А какой первый? - Огромный нож - ХАХАХ, ты смешной) - Разумный выбор) ХОРОШАЯ ШУТКА.
Короче, моя жена решила, что лучше этому телу дать проспаться. Но цаца испачкала лицо и волосы, перед укладкой пришлось ее помыть. Ну как помыть. Моя жена следила за каждым млять милиметровым движением моих рук, когда я держал попутчицу головой над ванной

Закончилась эта история очень забавно. На следующий день наш птенчик одуплился, осушил пару полторашек воды в считанные минуты и, увидев меня с женой, спросила, не прих@ели-ли мы. Тут мы и прих@ели.
Она вела себя не очень, честно говоря. Мы столько всего пережили, а она давай орать - почему я в халате, где я.

Рассказал, разобрались. Извинилась, попросила телефон, позвонила, попросила довезти.
Нет проблем.

ПРИЕЗЖАЕМ, А ТАМ....
Ее мама и ее мужичок. У мужичка НА ОБОИХ ГЛАЗАХ ТАКИЕ ФОНАРИ, что мне поплохело. Мама цацы ведет его к тачке явно довольная результатом. Я выхожу поздороваться, мне передают конверт. В нем 10 000 рублей. Приятно, очень приятно. Мы с женой прощаемся под крики нашей цацы на мужика - ДА ТЫ ПРОСТО ОХ*ЕЛ и началом его избиения ее красивыми хрупкими ручками.

Итог - мы с женой просто офигенно провели выходные, долго смеялись над этой историей, а я стал на десять порядков внимательнее, когда вожу людей.

Dementy
01.12.2017, 20:20
http://kharkovforums.com/imagehosting/2017/12/01/1a6e219b6a.png (http://kharkovforums.com/imagehosting/2017/12/01/1a6e219b6a.png)

феличита
01.12.2017, 20:28
Короче 90-е, кризис. Сидит дома голодный композитор, работы нет, денег нет. И тут звонит ему знакомый режиссер и говорит: слушай, я тут фильм снимаю, нужна музыка на финальные титры, сможешь написать? Денег не заплачу, но может тобой заинтересуются и карьера вверх пойдет.
- Да не вопрос, напишу. А тематика какая?
- Ну короче там в финале с дерева будет падать лист, мы его будем снимать крупным планом, и под это дело нужна музыка.
Ну короче композитор неделю не спал, сочинил, отдал. И вот этот режиссер приглашает его на премьеру фильма. Композитор заходит в зал, а там пустота, сидит только очень пожилая пара. Ну, думает, мало ли, решил наверное показать самым близким, такая честь. Выключается свет, начинается фильм. На фоне красивой природы стоит дерево, в него уперлась красивая телка, а сзади ее долбит качок. Потом к ним присоединяется еще одна пара, они меняются. Потом появляются новые персонажи, негры, карлики, психи и происходит повальный швах. Потом прибегает маленький спаниель и имеет их всех, а потом они все имеют спаниеля. И тут камера берет крупным планом лист на дереве, он отрывается, падает, звучит невероятно красивая лирическая музыка и пошли титры.
Включается свет, охеревший композитор в шоке машинально бредет к выходу и случайно его взгляд упирается в пожилую пару. Те сидят полностью очумевшие с открытыми ртами в полном шоке. И композитор ничего не придумал лучше чем выдавил из себя:
- Музыка моя.
Старичок повернул голову, и пересохшими губами пролепетал:
- А собачка наша...

феличита
11.12.2017, 08:43
В давние-давние времена был у меня друг Эдик. Эдик был бы обычным дворовым гопником, если б он не умел играть на скрипке и пианино и круто не шарил в химии. Он был пироманом, причем серьезным. Будучи в восьмом классе, он в домашних условиях получил нитроглицерин и пироксилин. Пироксилин он, правда, недосушил - и тот вяло разложился у Эдика на балконе, выбив окна. Но это все лирика. Для меня лично главным достижением Эдика было минное поле для тараканов. То были тараканьи времена! Тараканы были везде, и не было с ними сладу. Эдик делал какой-то чрезвычайно чувствительный взрывчатый состав (одним из компонентов был кристаллический йод, вторым, кажется, нашатырный спирт - но не уверен).
Пироман наносил его мелкими капельками на ватман, ватман клал на стол в кухне, сыпал приманку - хлебные крошки, сахар и т.д., после чего мы шли пить водку в комнату. По мере высыхания состав становился взрывоопасен - и после третей рюмки на кухне раздавались щелчки. Мины убивали тараканов насмерть далеко не всегда - часто просто контузили. Контуженных не добивали - Эдик помечал их крохотной капелькой гуаши, аккуратно сметал на бумажку и ссыпал за плиту - чтоб не задавить ненароком. Самый заслуженный таракан имел три отметки. Это был крупный, плечистый экземпляр темного окраса. У него осталось 4 ноги из 6-ти, но он упрямо снова и снова лез на минное поле.
Очередной взрыв убил ветерана. Эдик был искренне огорчен, и следующую рюмку мы пили не чокаясь…

феличита
24.12.2017, 13:14
Стоял себе один обычный с виду восьмиэтажный дом. Свечка одноподъездная. Рядом с такими же безликими коробками. Только вот людишки в нем подобрались необычные. Куда ни плюнь - или судейский, или прокурорский, на худой конец - мент. А все потому, что строили его в свое время для прокуратуры, и детишки прокурорские почти все пошли по родительским стопам. В наши подлые времена эта публика совсем берегов не видит и доставали они управляшку страшно. Та не рада была, что взяла когда-то этот долбаный сарай. И свет им поярче в подъезде (а за электроэнергию лишнюю кто платить будет?) И вода им не горячая. (а своей котельной УК не имеет, что с города пришло, то и дают. У города же свои соображения как потратить меньше, а получить - больше). И слесарь не так посмотрел, и инженер непочтительно сказал почему отнесенный за пять метров от стояка полотенчик не греет, и уборщица за каждым барски отщелкнутым окурком в подъезде с тремя вениками сей же час не гоняется, и...и...и...
Шумовая жалоба. На портал города. "Периодически посторонние звуки из подвала!" Подвал низкий, технический. Трубы, краны, кабели. Все на том. Никто не живет, крысы не бегают, окон нет, сквозняков - соответственно - тоже. Но нижняя квартира орет во все инстанции благим матом. И УК не успевает отписываться, да и звонит тетка по всем телефонам. Достала всех и достала страшно. Требует чтобы у нее кто-то всю ночь сидел и слушал.
Ага, щассс!! Комунальщики тоже люди и ночью хотят дома спать, а не сидеть на кухне у ебанутой тараторки, слушая не шумы, а ее бред о заслуженности и скольких эта блядь старая засудила до полусмерти.
Очередная заява:
- В подвале привидения! Тааакое говорят!!!
И, что интересно, от другой квартиры. 3го этажа. Ептыть, массовая истерия. Заразно.
Потом приходит интеллигентный молодой человек и приносит диктофон. Ну уже что-то. Послушаем.
- Это я пол-двенадцатого вечера в субботу включил.
Искаженный каким-то тунельным эффектом замогильный вой (тихо, но отчетливо), потом то ли скрежет, то ли кашель и:
- В двенадцатой квартире дочка никакая не студентка, ее выгнали давно. За тупость. Проститутка обыкновенная. Тем и живет. А ее брат давно всю наркоту из вещдоков домой перетаскал и продает по-тихому через ин-тыр-нет! Собака стр-кх-кр-трыш-кх-ашная. А мамка ихняя, Надежда - твою мать - Сергеевна, дочку не от своего мужа прижила, а от покойного Василича из шестьдесят пятой квартиры.
Все сидят прихуевшие. Паренек переключает диктофон и поясняет:
- А это позавчера. Около часу ночи началось.
Тот же хриплый голос, словно через жестяную трубу вещает, что де "... Насонова из тридцать восьмой по-тихому бухает и на этой почве у нее уже крышняк съехал. Все ей кажется, что у нее квартиру отберут. А ее зассаная хата никому и даром не нужна. А зассал все сынок, который водку сосет на пару с папой еще хлеще мамочки и по пъяни шкаф с сортиром путает. Кхы-кры-крыхнашшши И работают все, заметьте, в прокуратуре. Алкашня безмозглая жизни человечьи решает.
У инженеров с экономистами глаза по чайнику.
- Ну и вот сегодня ночью.
- Пилецкий из двадцать третьей - пидор. - Объявляет призрак-правдолюбец - И карьеру через отсос делает. А может и очко подставляет, мы ему свечкой туда не светили. Его типа жену на деле Юра зовут, а не Юля. Живет внаглую, паскуда, трется с мужиком и еще мент! Его - хрипит голос - на БАМ надо, рельсы чинить, чтобы у него все отмерзло до самой смерти наглухо. А еще он типа мало получает, а сам жратву в Азбуке на углу у аптеки покупает. А там дорогонько-о-о.
Народ утробно втянул воздух.
- Насоновы действительно спились. - поясняет молодой человек, выключая машинку. - Насчет Марины из двенадцатой он врет. Из юридического ее и правда отчислили, она в ресторане официанткой устроилась. Но вот мою жену мужиком назвать - это уже супернаглость. Юля коротко стрижется, она эксперт, ей длинные волосы и ногти мешать будут. И - усмешка - что-то слабо за минеты через три года старлея получить, не находите?
В тот же час в подвал спускается делегация и начинает шарить по щелям так, что тараканы съебывают в ужасе. Два техника-смотрителя, сантехник, два монтера, главный инженер и трое ведущих. Ни-фи-га.
Так бы и ушли, если бы сантехнику не пришло в голову осмотреть чердак - наудачу. И вот вам привет от старых штиблет.
К уходящим вниз трубам примотан скотчем динамик. Соединен проводом с висящим на балке стареньким плеером. Плеер на постоянной зарядке от сети освещения. Таймер в плеере настроен на разные ночные часы в течении недели. А на диске записаны откровения про жильцов - вперемешку. Слухи, сплетни, факты - все в кучу. Все полезно, что в уши влезло.
Вот эта штука и рассказывала по ночам офигивающему дому подробности жизни соседей.
- Ой ты, как грамотно поставлен, гад! - бормотал энергетик, разглядывая конструкцию. - Смотрите, тут узел, он не только на этот стояк вещать может, а и на соседние, правда слышно будет хуже.
- Нам хватило, - угрюмо буркнул главный инженер. - Али, срезай эту ***ню на хер!
Монтер полез резать скотч, второй аккуратно снял "жулика" зарядки.

- Ну, собаки страшные, кто? - гендиректор дураком не был. Ключи от чердака могут взять только свои, сотрудники. Запись велась на грубоватом, но чистом русском языке. Таджики так не наговорят. Техниками-смотрителями работали умные, но технически недалекие тетки. Рука инженера чуствовалась за сто верст. - Кто?! и Какого?! Вам работы, смотрю, мало! Взрослые люди! У Таркина внуки уже, а туда же! Дитятки с большими хуями.... мать..... бабушку.... тетку... дядьку... дом-труба-шатал! Премия большая? Урежу!!! Всей службе главного инженера урежу!
- Да заебала эта вторая квартира. - вздохнул грустный теплотехник. - Ведь у нас как - в подвале шум - все на меня пальцами тычут. А там нет ни хера. Хоть убей - нет. Может кондер выше этажом подвывает или в соседней квартире шебуршатся, а мне уже все мозги просрали. Да вообще они все там... суки.. вот и отвлек. Пусть теперь разбираются кто чьей жене присунул, кто кому под дверь нассал. Все лучше, чем нас доставать. - И, подняв злющие глаза, добавил: - Им полезно!

barabaden
08.02.2018, 15:05
Сынишка с прогулки пришёл и сразу к телевизору — мультики для детей это всё! Захожу в комнату к нему, а он у телевизора с поднятыми руками стоит. Спрашиваю:

— Сынуля, что с руками?

— А? — не отрываясь от телевизора.

— Зачем руки-то поднял?

— Это мама.

— Мама-то причём?

— Она с меня свитер снимала!

kuzma75
09.02.2018, 16:33
Проф.осмотр шахтеров. Кабинет уролога
-раздевайтесь,трусы приспустите, доставайте, головку оголите...
А там бац за крайней плотью жвачка...
-Не понял?...
-Доктор ну куда её, мы ж грязные как черти, сажа кругом ...шахта..
а это самое чистое место..
...следующий ..
все тоже самое...бац-
Две жвачки!
-Ну про одну понятно , рассказали, но вторая то зачем!?..
- А!.. это Алибека, он же обрезаный!

феличита
15.04.2018, 17:37
«ФИОЛЕТОВЫЙ ЛУЧ». РАССКАЗ КОНСТАНТИНА ПАУСТОВСКОГО,
КИЕВ 1918 ГОД

Кричать во весь голос «слава!» несравненно труднее, чем «ура!». Как ни кричи, а не добьешься могучих раскатов. Издали всегда будет казаться, что кричат не «слава», а «ава», «ава», «ава»! В общем, слово это оказалось неудобным для парадов и проявления народных восторгов. Особенно когда проявляли их пожилые громадяне в смушковых шапках и вытащенных из сундуков помятых жупанах.

Поэтому, когда наутро я услышал из своей комнаты возгласы «ава, ава», я догадался, что в Киев въезжает на белом коне сам «атаман украинского войска и гайдамацкого коша» пан Петлюра.

Накануне по городу были расклеены объявления от коменданта. В них с эпическим спокойствием и полным отсутствием юмора сообщалось, что Петлюра въедет в Киев во главе правительства — Директории — на белом коне, подаренном ему жмеринскими железнодорожниками.

Почему жмеринские железнодорожники подарили Петлюре именно коня, а не дрезину или хотя бы маневровый паровоз, было непонятно.

Петлюра не обманул ожиданий киевских горничных, торговок, гувернанток и лавочников. Он действительно въехал в завоеванный город на довольно смирном белом коне.

Коня покрывала голубая попона, обшитая желтой каймой. На Петлюре же был защитный жупан на вате. Единственное украшение — кривая запорожская сабля, взятая, очевидно, из музея,- била его по ляжкам. Щирые украинцы с благоговением взирали на эту казацкую «шаблюку», на бледного припухлого Петлюру и на гайдамаков, что гарцевали позади Петлюры на косматых конях.

Гайдамаки с длинными синевато-черными чубами — оселедцами — на бритых головах (чубы эти свешивались из-под папах) напоминали мне детство и украинский театр. Там такие же гайдамаки с подведенными синькой глазами залихватски откалывали гопак. «Гоп, куме, не журысь, туды-сюды повернысь!»

У каждого народа есть свои особенности, свои достойные черты. Но люди, захлебывающиеся слюной от умиления перед своим народом и лишенные чувства меры, всегда доводят эти национальные черты до смехотворных размеров, до патоки, до отвращения. Поэтому нет злейших врагов у своего народа, чем квасные патриоты.

Петлюра пытался возродить слащавую Украину. Но ничего из этого, конечно, не вышло.

Вслед за Петлюрой ехала Директория — неврастении писатель Винниченко, а за ним — какие-то замшелые и никому неведомые министры.

Так началась в Киеве короткая легкомысленная власть Директории.
Киевляне, склонные, как все южные люди, к иронии, сделали из нового «самостийного» правительства мишень для неслыханного количества анекдотов. Особенно веселило киевлян то обстоятельство, что в первые дни петлюровской власти опереточные гайдамаки ходили по Крещатику со стремянками, влезали на них, снимали все русские вывески и вешали вместо них украинские.

Петлюра привез с собой так называемый галицийский язык — довольно тяжеловесный и полный заимствований из соседних языков. И блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий, народный язык Украины отступил перед новым пришельцем в далекие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он и прожил «тишком» все тяжелые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хр***.

При Петлюре все казалось нарочитым — и гайдамаки, и язык, и вся его политика, и сивоусые громадяне-шовинисты, что выползли в огромном количестве из пыльных нор, и деньги,- все, вплоть до анекдотических отчетов Директории перед народом. Но об этом речь будет впереди.

При встрече с гайдамаками все ошалело оглядывались и спрашивали себя — гайдамаки это или нарочно. При вымученных звуках нового языка тот же вопрос невольно приходил в голову — украинский это язык или нарочно. А когда давали сдачу в магазине, вы с недоверием рассматривали серые бумажки, где едва-едва проступали тусклые пятна желтой и голубой краски, и соображали — деньги это или нарочно. В такие замусоленные бумажки, воображая их деньгами, любят играть дети.

Фальшивых денег было так много, а настоящих так мало, что население молчаливо согласилось не делать между ними никакой разницы. Фальшивые деньги ходили свободно и по тому же курсу, что и настоящие.

Не было ни одной типографии, где бы наборщики и литографы не выпускали бы, веселясь, поддельные петлюровские ассигнации — карбованцы и шаги. Шаг был самой мелкой монетой. Он стоил полкопейки.

Многие предприимчивые граждане делали фальшивые деньги у себя на дому при помощи туши и дешевых акварельных красок. И даже не прятали их, когда кто-нибудь посторонний входил в комнату.

Особенно бурное изготовление фальшивых денег, и самогона из пшена происходило в комнате у пана Ктуренды.

После того как этот велеречивый пан втиснул меня в гетманскую армию, он проникся ко мне расположением, какое часто бывает у палача к своей жертве. Он был изысканно любезен и все время зазывал меня к себе.

Меня интересовал этот последний обмылок мелкой шляхты, дожившей до нашей (по выражению самого пана Ктуренды) «сногсшибательной» эпохи.

Однажды я зашел к нему в тесную комнату, уставленную бутылями с мутной «пшенкой». Кисло попахивало краской и тем особым специфическим лекарством,- я забыл сейчас его название,- каким залечивали в то время триппер.

Я застал пана Ктуренду за приготовлением петлюровских сторублевок. На них были изображены две волоокие дивчины в шитых рубахах, с крепкими голыми ногами. Дивчины эти почему-то стояли в грациозных позах балерин на затейливых фестонах и завитках, которые пан Ктуренда в это время как раз наводил тушью.

Мать пана Ктуренды — худенькая старушка с дрожащим лицом — сидела за ширмой и читала вполголоса польский молитвенник.

— Фестон есть альфа и омега петлюровских ассигнаций, — сказал мне пан Ктуренда наставительным тоном. — Вместо этих двух украинских паненок вы можете без всякого риска нарисовать телеса двух полных женщин, таких, как мадам Гомоляка. Это не важно. Важно, чтобы вот этот фестон был похож на правительственный. Тогда никто даже не подмигнет этим пышным пикантным дамам я охотно разменяет вам ваши сто карбованцев.

— Сколько же вы их делаете?

— Я рисую в день,- ответил пан Ктуренда и важно выпятил губы с подстриженными усиками,- до трех билетов. А также и пять. Зависимо от моего вдохновения.

— Бася! — сказала из-за ширмы старушка. — Сынку мой. Я боюсь.

— Ничего не будет, мамуся. Никто не посмеет посягнуть на особу пана Ктуренды.

— Я не тюрьмы боюсь, — вдруг неожиданно ответила старушка. — Я тебя боюсь, Бася.

— Водянистость мозга, — сказал пан Ктуренда и подмигнул на старушку. — Извините, мамуся, но не можете ли вы помолчать?

— Нет! — сказала старушка. — Нет, не могу. Бог накажет меня, если я не скажу всем людям, что мой сын,- старушка заплакала, — мой сын, как тот Иуда Искариот…

— Тихо! — закричал бешеным голосом Ктуренда, вскочил со стула и изо всей силы начал трясти ширму, за которой сидела старушка. Ширма затрещала, застучала ножками по полу, и из нее полетела желтая пыль.

— Тихо, сумасшедшая дура, или я завяжу вам рот керосиновой тряпкой.

Старушка плакала и сморкалась. — Что это значит? — спросил я пана Ктуренду.

— Это есть мое личное дело, — вызывающе ответил Ктуренда. Его искаженное лицо было иссечено красными жилками, и казалось, вот-вот из этих жилок брызнет кровь. — Советую не совать нос в мои обстоятельства, если вы не желаете спать в общей могиле с большевиками.

— Негодяй! — сказал я спокойно. — Вы такой мелкий негодяй, что не стоите даже этих ста паршивых карбованцев.

— Под лед! — вдруг истерически закричал пан Ктуренда и затопал ногами.- Пан Петлюра таких, как вы, спускает в Днепр… Под лед!