PDA

Просмотр полной версии : Другой сценарий. Какой могла бы быть Украина


Корреспондент.net
23.08.2016, 14:00
http://kor.ill.in.ua/m/190x120/1868799.jpg
25 лет независимости — это целое поколение, отделяющее нас от времен СССР.

Страна успела пройти длинный путь, принимая один непростой выбор за другим. Могла ли украинская история сложиться иначе? Ко Дню Независимости Корреспондент решил представить, как сложилась бы судьба Украины, если в одной из многочисленных поворотных точек ее история пошла бы иначе, пишет Кирилл Казючиц в №32 издания от 19 августа 2016 года. Например, если бы Вадим Гетьман не был убит, Виктор Янукович стал президентом в 2004 году или революция на граните победила бы.

История не имеет сослагательного наклонения, говорят историки. Политологи, социологи и прочие эксперты так же скептически относятся к подобным экспериментам. При многофакторном анализе погрешность возрастает немыслимо, объясняют они.

Но всякий раз, когда идем на выборы, мы, по сути, пытаемся поставить еще более сложный эксперимент — спрогнозировать, к чему приведет победа нашего избранника. Поэтому мы считаем, что наш эксперимент, пусть даже ненаучен, но полезен с гражданской точки зрения. В конце концов, это просто интересно.

О методологии

Роман Химич, бизнес-консультант:«Это мыслительный эксперимент, цель которого — попытаться смоделировать развитие сложной системы, которой является украинское государство, при различных исходных данных. Когда мы говорим о подобном прогнозировании, мы должны зафиксировать два важных момента.

Во-первых, поведение сложной системы не является одновариантным, всегда есть веер возможностей, набор альтернативных траекторий. Мы не можем утверждать, что, проиграй в какой-то момент Кучма выборы кому-то из своих оппонентов, то история Украины сложилась бы совершенно определенным образом.

Во-вторых, выбор альтернативных сценариев развития обуславливается целым рядом внешних обстоятельств. Это означает, что гипотетическому победителю Кучмы, в частности, пришлось бы решать те же задачи, что и самому Кучме, и не факт, что его решения сильно бы отличались.

В каждом конкретном случае мы можем говорить, что некоторые возможности становятся более вероятными, а какие-то — менее. Какие-то из них могли бы открыться, а какие-то — закрыться.

В своем эксперименте мы можем использовать сравнительный анализ и экстраполяцию, оттолкнувшись от опыта, который имел место за последние 25 лет в других республиках бывшего Советского Союза».

Вячеслав Чорновил: Украина в ЕС

После провала августовского путча ГКЧП в Москве и провозглашения Акта о Независимости в Украине одновременно с Всеукраинским референдумом о поддержке этого Акта прошли и первые выборы президента — в декабре 1991 года. По итогам которых президентом стал Леонид Кравчук, бывший член ЦК КПСС и член Политбюро ЦК КПУ. Вячеслав Чорновил, бывший диссидент, лидер Народного руха Украины, занял второе место.

Победа Кравчука была предопределена, утверждают эксперты. В его руках был весь админресурс, страна переживала трансформацию, к которой не была морально готова. Но шанс у Чорновила был. Пусть пример Чехии или Польши для граждан УССР был далек, но в соседней Беларуси лидером стал либерал Станислав Шушкевич, в Грузии —диссидент советских времен Звиад Гамсахурдиа.

«К чему бы могла привести страну победа Вячеслава Чорновила? Сначала она вызвала бы политическое противостояние в Крыму и в так называемой Донецко-Криворожской республике, которую на тот момент действительно угрожали создать и отделить от Украины, — считает экс-депутат, политолог Тарас Чорновил, сын Вячеслава Чорновила. — Но дело в том, что любой сепаратистский проект мог развиваться лишь в том случае, если бы его поддерживала Россия.

У Чорновила, в отличие от грузинских и молдавских лидеров, были неплохие отношения с представителями российской полудемократии. Я думаю, он сумел бы с Москвой уладить проблемы

Политолог Тарас Чорновил А у Чорновила, в отличие от грузинских и молдавских лидеров, были неплохие отношения с представителями российской полудемократии. Он поддерживал отношения с мэром Москвы Гавриилом Поповым и с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, еще до выборов начал выстраивать отношения с Борисом Ельциным. Я думаю, он сумел бы с Москвой уладить проблемы. 

Не исключаю, что этот конфликт мог бы принять и силовые формы, возможно, пролилась бы кровь. Но в итоге целостность страны была бы восстановлена. Думаю, что в течение полугода Чорновил уладил бы конфликт внутри страны.

Теперь по поводу экономики. Отец был главой Львовского облсовета и проявил себя на этой должности как талантливый организатор в сфере экономики. В 1990 году, еще при советской власти, Ивашко [Владимир Ивашко, советский политический деятель, заместитель генерального секретаря ЦК КПСС], а потом Леонид Кравчук объявили западным областям бойкот.

И Чорновил, во-первых, смог выстроить параллельную систему снабжения и торговли с другими регионами страны, во-вторых, найти подходы к руководителям предприятий и обеспечить их работу, даже кое-где добился роста производства. То есть у него уже был не декларативный, а реальный опыт. Это дает основания предполагать, что и с экономикой Украины в целом он бы справился.

В политическом плане Чорновил вел бы страну в том же направлении, в котором вели свои страны Вацлав Гавел и Лех Валенса. С ними Чорновил проводил постоянные консультации и поддерживал товарищеские отношения. Может, немного медленнее, но он вел бы Украину по тому же пути

Политолог Тарас ЧорновилБольшой проблемой могли бы стать местные элиты, доставшиеся в наследство от советского бюрократического аппарата. Но я полагаю, что в случае победы Вячеслава Чорновила на выборах, эти бюрократы побежали бы первыми отчитываться и расписываться в лояльности. Возможно, мой концепт выглядит идиллически, но думаю, что в политическом плане Чорновил вел бы страну в том же направлении, в котором вели свои страны Вацлав Гавел [диссидент, правозащитник, первый президент Чехии] и Лех Валенса [правозащитник, активист движения Солидарность, президент Польши в 1990-1995 годы]. С ними Чорновил проводил постоянные консультации и поддерживал товарищеские отношения. Может, немного медленнее, с отставанием в несколько лет, но он вел бы Украину по тому же пути».

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник считает, что путь Украины при президентстве Чорновила был бы скорее балканский.

«Украина имеет ряд общих черт с Балканами, и то, что у нас события не пошли по югославскому сценарию, связано с тем, что к власти, особенно вначале, приходили относительно умеренные политики, — говорит Бортник. — Идеям Чорновила о создании федеративной Украины, скорее всего, не удалось бы сбыться.

Для формирования реальных субъектов федерации нужны сильные региональные элиты, а Чорновилу в наследство от СССР, как и Кравчуку в реальности, досталась «красная элита». Они были, конечно же, не идейными коммунистами, просто они были взращены в централизованной стране и по образу мышления не способны стать выразителями интересов своего региона. Да и сторонников этой идеи тогда было не больше, чем сейчас.

Украина пережила бы более сильный экономический шок, чем мы пережили в начале 90-х. Также был бы более сильный и быстротечный политический и социальный шок. В дальнейшем с остатками экономики, пережившими шоковую терапию, Украина двинулась бы в Европу и, вероятно, на сегодняшний день была бы членом ЕС. Но был также огромный риск, что не вся Украина дойдет до Европы. Крым и восток страны могли отколоться.

Линия раскола однозначно пролегала бы намного западнее, чем ныне. Как минимум, такой чертой мог бы стать Днепр

Политолог Руслан БортникЛиния раскола однозначно пролегала бы намного западнее, чем ныне. Как минимум, такой чертой мог бы стать Днепр. Но есть вероятность, что в конце своего президентского срока Чорновил стал бы президентом Западной Украины, а Киев оказался бы в восточной части страны. Раскол мог бы быть и кровавым, но совсем необязательно. По прошествии двух десятков лет отношения между частями бывшей УССР напоминали бы отношения между бывшими республиками расколовшейся Югославии. То есть они были бы весьма напряженными».

Вадим Гетьман: быстрые реформы

В 1998 году был убит экс-глава НБУ Вадим Гетьман. Он возглавлял Нацбанк, считался отцом банка Украина, а еще отцом гривни —украинской денежной единицы и политическим отцом Виктора Ющенко, ставшего его преемником на должности председателя НБУ.

Современники отзывались о Гетьмане как о человеке умном и глубоком. Ему прочили взлет в политической карьере или статус серого кардинала. Как бы то ни было, но человек, взрастивший одного из украинских президентов, должен был серьезно повлиять на судьбу страны.

«Я не думаю, что Гетьману удалось бы трансформировать систему, выстроенную Кучмой, где, Леонид Данилович играл роль арбитра нации, «главного разводящего», — считает Химич. — С другой стороны,  в 2004 году мы стали свидетелями, как эта система не смогла найти лучшего преемника, чем Янукович.

Скамейка запасных в провластном лагере была крайне коротка. Возможно, окажись на ней Гетьман, он мог бы стать хорошим провластным кандидатом. Ющенко бы отказался бы от участия в кампании, не желая бороться со своим наставником. Вероятно, мы бы избежали оранжевой революции, но, избравшись, Гетьман оказался бы заложником системы и ее аппетитов. Майдан с ней ничего не смог сделать, и Гетьману, скорее всего, не удалось бы». 

При Гетьмане раньше началась вестернизация украинской экономики и проходила бы более успешно и системно. Мы бы, возможно, получили шанс войти в западные экономические институты на более выгодных условиях

Политолог Руслан Бортник«Скорее всего, Гетьман стал бы премьер-министром Украины. Тогда не состоялась бы эра Павла Лазаренко и в большую политику не пришла бы Юлия Тимошенко, — предполагает Бортник. —Также под большим вопросом оказалась бы карьера Ющенко как самостоятельного политика. При Гетьмане раньше началась вестернизация украинской экономики и проходила бы более успешно и системно. Мы бы, возможно, получили шанс войти в западные экономические институты на более выгодных условиях. И, между прочим, мы, быть может, не увидели бы такого политика, как Янукович. Ведь Янукович был в том числе и определенной реакцией на Кабмин во главе с Ющенко».

«Первая жена Ющенко была очень близким Гетьману человеком. И когда Ющенко ее бросил, Гетьман прилюдно сказал в духе Тараса Бульбы нечто вроде «Я тебя породил, я же тебя уничтожу», — вспоминает Тарас Чорновил. — Именно тогда Гетьман начал первые действия против Ющенко, это была личная месть.

И вдруг Гетьмана убивают. Я не думаю, что это было дело рук Ющенко, он на такое не способен. Но людей, желавших сделать его президентом, хватало. Именно они могли организовать это убийство. А если бы его не произошло, мы бы стали свидетелями политической смерти Ющенко. У Гетьмана хватило бы на это и сил, и возможностей.

Ющенко бы или сел в тюрьму по делу о банкротстве банка Украина, или уехал бы в США с новой женой. В этой ситуации в национально-демократическом лагере укрепил бы позиции лидера Вячеслав Чорновил и тогда власти наверняка побоялись бы его убивать. Вся история Украины могла бы сложиться иначе. В 1999 году шансы победить на выборах президента у Чорновила были бы весьма высоки».

Дело Гонгадзе и путь в НАТО

В 2000 году был убит основатель интернет-издания Украинская правда Георгий Гонгадзе.

Его убийство стало катализатором целого ряда событий в политике страны. Опубликованные майором госохраны Николаем Мельниченко аудиозаписи, якобы сделанные в кабинете президента Кучмы, бросили тень на верхушку власти. Политическая оппозиция развернула многолетнюю кампанию Украина без Кучмы, которая была символически завершена уже после победы Ющенко в 2005 году. Обвинения в причастности к убийству журналиста стали одним из инструментов давления на Кучму со стороны западных стран.

Смерть Гонгадзе использовали в своих политических целях многие политики. И даже по прошествии 16 лет и после осуждения в 2013 году за это преступление генерала МВД Алексея Пукача остаются большие сомнения в том, что же на самом деле произошло с журналистом.

Не случись этого страшного убийства, совершенно иначе могли бы сложиться отношения в оппозиции и политическая судьба Кучмы.

Будучи активным участникомполитических событий, которые последовали после убийства журналиста, Тарас Чорновил имеет собственный взгляд на причины этой трагедии и то, чему она стала препятствием: «Это был удар по Украине, — говорит он. — Тут, я уверен, не будет никакой конспирологии, если мы рассмотрим в деле российский след.

Основным заданием тогда было сорвать планы Кучмы. Кучма выиграл выборы в 1999 году, решил, что нет никакой политической силы, которая может ему противостоять, — приручил коммунистов, маргинализировал оппозицию и решил, что не потерпит, чтобы ему из России диктовали, что делать. Он начал вести серьезный разговор о вступлении Украины в НАТО, начал искать пути в Евросоюз и выстраивать самостоятельные отношения с США.

Если бы скандала мирового уровня не случилось, Украина быстрее бы дрейфовала в сторону ЕС и НАТО. Шансы вырваться из-под российского влияния тогда были. Кучма ведь был уже состоявшимся президентом, а Владимир Путин только начинал осваиваться в кресле главы государства

Политолог Тарас ЧорновилВсе это было подорвано делом Гонгадзе и кассетным скандалом. Если бы скандала мирового уровня не случилось, Украина быстрее бы дрейфовала в сторону ЕС и НАТО. Конечно, все равно движение не было бы стремительным, оно сопровождалось бы коррупционными скандалами и иными потрясениями. Но процесс бы шел. Шансы вырваться из-под российского влияния тогда были. Кучма ведь был уже состоявшимся президентом, а Владимир Путин только начинал осваиваться в кресле главы государства. Возможно, сейчас мы бы стали членом НАТО и кандидатом в члены Евросоюза».

Смерть Ющенко и поражение «донецких»

Осенью 2004 года, во время предвыборной гонки кандидата в президенты, Виктора Ющенко пытались отравить. Следствием стало обезображенное лицо. Уголовное дело по этому поводу так и не доведено до конца. Но главное, что Ющенко выжил и стал президентом. А если бы отравление повлекло фатальные последствия?

«Скорее всего, президентом стал бы Виктор Янукович, —предполагает Химич. —Но Георгий Кирпа и Юрий Кравченко остались бы живы. Это значит, что «донецкие» столкнулись бы  с серьезной оппозицией, в которую также могли войти и представители днепропетровской группы. Очень быстро сложилась бы коалиция, которую бы не устраивал размах «донецких», дело дошло бы до острого конфликта, вероятно, внутриэлитного. Однако конфликт мог бы вылиться и в Майдан. Скорее всего, это случилось бы после кризиса 2008 года».

«Ющенко на тот момент замены не было, — возражает Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий. — Партия Тимошенко тогда набрала всего 7% на выборах. Поэтому выборы бы выиграл Янукович, а на самом деле Россия. После этого начался бы разгром оппозиции — вся национал-либеральная оппозиция бы подавлена и разгромлена. И политический ландшафт был бы совсем другим. А шансов на Майдан, который мог бы смести Януковича, было бы меньше, а может, и не было бы вообще».

Тимошенко — президент и двухпартийная система

В 2010 году Янукович на волне разочарования в президентстве Ющенко побеждает на выборах. Во втором туре он обгоняет Тимошенко менее чем на 4%. Тимошенко, как и Янукович, долгие годы шла к главному посту в стране. У нее были все шансы: опыт премьерства, сильная партия. К чему привела бы ее победа?  

«В случае избрания Тимошенко железной рукой повела бы в сторону создания авторитарного государства по примеру Беларуси, Азербайджана или Казахстана, — полагает Химич. — Но в силу политических условий Украины любая попытка узурпации власти заканчивается созданием коалиции противников, причем весьма влиятельной, чтобы заблокировать и сорвать такую попытку.

Вопрос в том, каким образом система абортирует эту злокачественную часть себя. Кто оказывается этой злокачественной частью — Тимошенко или Янукович, не столь важно. Инструменты могут быть разные, но суть одна. Попытка установить в Украине режим по типу белорусского обречена на крах. Поскольку идеологически Тимошенко лабильна и ей одинаково нужны были бы и западные кредиты, и российские энергоносители, и она наверняка проводила бы традиционную для украинской элиты политику многовекторности».

«В отличие от Януковича, Тимошенко проводила бы более сдержанную политику и не допустила бы Майдана и вооруженного восстания народа, — возражает Карасев. — Мы бы точно не потеряли Крым, Донбасс точно бы оставался в составе Украины. Партия регионов и Янукович находились бы у нее в оппозиции, и в стране сложилась бы двухпартийная система. Остальные партии были бы сателлитами двух больших. А процессы евроинтеграции находились бы в том же положении, что и сейчас. Это было бы связано не с внутренними, а европейскими трендами. Раньше ЕС расширялся, сейчас из него выходят».

У Тараса Чорновила особое мнение на этот счет. Он предполагает, что Тимошенко, скорее всего, привела бы Украину под двери Таможенного союза.

«Тимошенко имела шансы выиграть эти выборы. Нужно понимать, что она шла путем все большего сближения с Путиным, и в случае ее победы в будущем Украину ждала бы мягкая «путинизация» — втягивание в российскую орбиту при общих реверансах в адрес Европы, —рассуждает Чорновил. — Но с другой стороны, чем больше Тимошенко связывала бы свою судьбу с Путиным, тем меньше шансов она бы себе оставляла для победы, поскольку ее электорат был антироссийский и антипутинский.

Андрей Шкиль перед теми выборами сказал хорошую фразу: «Тимошенко, когда подыгрывала Путину, три раза сказала «хи» — «хи-хи-хи». Каждое «хи» стоило ей одного процента на выборах». А на выборах ей как раз не хватило трех процентов.

Я не вижу принципиальной разницы между Януковичем и Тимошенко, поскольку знаю лично их обоих. Оба поддерживали партнерские отношения с российскими лидерами. Оба сторонники централизации и узурпации власти

Политолог Тарас ЧорновилЯ не вижу принципиальной разницы между Януковичем и Тимошенко, поскольку знаю лично их обоих. Оба поддерживали партнерские отношения с российскими лидерами. Оба сторонники централизации и узурпации власти.

Не будем забывать, что Тимошенко три раза предлагала Януковичу проекты обустройства государства, которые предусматривали, в частности, выборы президента в парламенте, максимализацию власти в одних руках и минимализацию роли местного самоуправления. Я уверен, что Тимошенко протащила бы в итоге такой проект. Скажем так: если бы победил не ставленник Дмитрия Медведева, а ставленница Путина, Украина бы от этого не выиграла.

Другое дело, что ей бы удавалось сохранять видимость хороших отношений с Европой, что она в реальности не раз демонстрировала. Мы бы даже, возможно, подписали Ассоциацию с ЕС, но фактически эти документы не работали бы, а на деле мы бы интегрировались в Таможенный союз, не подписывая формально документов. Главное отличие этого сценария от реальных событий — Тимошенко смогла бы избежать Майдана, стравив оппозицию между собой. Ну и скорее всего, мы бы избежали аннексии Крыма и войны на Донбассе».

Янукович не в России

В феврале 2014 года, еще до кровавых событий на Майдане, были достигнуты договоренности с оппозицией при посредничестве западных политиков. Они предусматривали, в частности, проведение досрочных президентских выборов до декабря 2014 года и возвращение Конституции в редакции 2014 года.

В реальности Янукович не стал подписывать решение парламента об откате Конституции к принципам 2004 года, а сбежал сначала в Харьков, затем в Крым, а оттуда в Россию. В это время в Киеве Верховная Рада избрала новым спикером Александра Турчинова, а затем возложила на него обязанности президента. Причины, побудившие Януковича бежать, не до конца ясны. Что случилось бы, не покинь он страну?

“Останься Янукович в Киеве, он мог бы дотянуть до осени — до выборов. Это был бы плавный уход самого Януковича, но могла сохраниться Партия регионов. А президентом мог бы стать Виталий Кличко, которого продвигала группа олигархов, недовольных  правлением Януковича. К ним бы примкнули остальные. Премьером мог бы стать Порошенко, а вот Тимошенко была бы выдавлена из властного и околовластного ландшафта, — считает Карасев. — Останься Янукович в Харькове, это бы спровоцировало раскол страны. В восточные области вошли бы российские войска в поддержку называющего себя легитимным президента. Допускаю, что они попытались бы вернуть его в Киев».

«Если бы Янукович подавил Майдан, это сработало бы, как стиснутая пружина. В результате она бы все равно распрямилась, и мы бы имели не Небесную сотню, а Небесную тысячу, —полагает Чорновил. — Кроме того, сразу после этого начались бы расправы. За несколько недель  по стране прокатилась бы кровавая люстрация.

Его долго готовили, мотивировали к бегству. Но планировалось, что добежит он только до Харькова. Планировался раскол Украины. Это то, что должно было произойти. Но Янукович испугался и побежал из Харькова дальше

Политолог Тарас ЧорновилА затем мы попали бы в ловушку. С одной стороны, произошло бы очищение власти, а с другой — руки революционеров были бы в крови. В итоге в Украине стало бы намного хуже жить без Януковича, чем с ним. Но я уверен, что шансы на такое развитие событий практически нулевые. Его долго готовили, мотивировали к бегству. Но планировалось, что добежит он только до Харькова. Там на съезде он должен был сказать совершенно конкретные вещи, заявить, что в Киеве — хунта и нужно защитить юг и восток страны, а также призвать Россию на помощь. Планировался раскол Украины. Это то, что должно было произойти. Но Янукович испугался и побежал из Харькова дальше».

Четверть века

Украина не раз избегала раскола и войны. Нынешняя война на востоке, как ни кощунственно, —не самый плохой сценарий из тех, которые могли бы реализоваться в Украине, если бы ее история завернула не туда. Такой вывод можно сделать из мнений наших экспертов.

Еще один вывод в том, что реализовавшийся сценарий украинской истории из многих возможных не худший, а может быть, оптимальный. Есть повод задуматься об этом в канун Дня Независимости.

То, что наши политические элиты не ориентированы на жизнь в Украине, то, что их капиталы находятся за рубежом, там учатся и живут их дети, приводит к тому, что Украина оказывается лишь полем для геополитических игр. И поэтому над страной все годы независимости был занесен меч раскола

Политолог Руслан БортникИ вопрос напоследок, почему угроза государственности сопровождает нас все годы существования независимой Украины, вот уже четверть века? Есть много мнений на этот счет. Вот мнение политолога Руслана Бортника: «То, что наши политические элиты не ориентированы на жизнь в Украине, то, что их капиталы находятся за рубежом, там учатся и живут их дети, там они владеют домами и со временем, завершая политическую карьеру или бизнес, они перебираются сами туда жить, приводит к тому, что Украина оказывается лишь полем для геополитических игр. И поэтому над страной все годы независимости был занесен меч раскола».

***

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 19 августа 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь (http://korrespondent.net/new_rules).

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://github.com/fivefilters/block-ads/wiki/There-are-no-acceptable-ads)


Источник: korrespondent.net (http://korrespondent.net/)