PDA

Просмотр полной версии : The Guardian: ЕС впервые в истории готовится к сокращению (перевод)


sharp333
24.07.2016, 03:51
Источник: http://rls.tv/post/25029

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The Guardian 22 июля.
Решение Великобритании покинуть ЕС стало результатом недовольства расширением европейского блока. Это ставит под угрозу членство Украины и других стран.
Должность Иоганнеса Хана сегодня звучит немного нелепо: комиссар ЕС по вопросам европейской политики соседства и переговоров о расширении. Эта должность была создана в конце 1990-х, в период оптимизма и экспансии. Но теперь, благодаря 52% британским избирателям, ЕС впервые готовится к сокращению своих рядов.
На данный момент существует шесть потенциальных кандидатов на членство в ЕС – они находятся в процессе подачи заявок на вступление в блок. Существует также несколько стран с разным уровнем ассоциирования. Но сейчас многие в ЕС настроены весьма скептично и настороженно по отношению к возможному расширению блока, единственные переговоры, которые ведутся в этом направлении, касаются управления ожиданиями стран, которые хотят вступить в ЕС.
На прошлой неделе Хан посетил Киев и встретился с представителями украинского правительства. Он также председательствовал на министерской встрече Восточного Партнерства ЕС, программы, которая была запущена в ответ на российско-грузинскую войну 2008 года, и непрямо означала первый шаг к полноправному членству шести постсоветских стран.

«Не думайте, что решение Великобритании каким-либо образом повлияет на наши отношения – совсем наоборот», – заявил он министрам иностранных дел.
Но на самом деле, программа Восточного Партнерства находится в упадке. ЕС устал от постоянного расширения, а российская политика кнута и пряника предотвратила дальнейшую интеграцию нескольких стран с европейским блоком. Армения и Беларусь присоединились к Евразийскому Экономическому Союзу во главе с Россией, который является явным вызовом ЕС, а про членство Украины и Грузии уже никто серьезно и не задумывается.
Но Украина по-прежнему полна про-европейской решимости. Революция 2014 года, в результате которой был свергнут президент Виктор Янукович, началась из-за того, что глава государства отказался подписывать Договор об Ассоциации с ЕС, предусмотренный программой Восточного Партнерства. Неделями тысячи протестующих развевали флаги ЕС на Майдане, а европейские политики, посещавшие Украину в то время, удостаивались приема, больше подходящего для рок-звезд. Когда Кэтрин Эштон посещала Майдан, огромная толпа людей выкрикивала её имя – это отчасти отдавало сюрреализмом.
Сейчас Договор об Ассоциации подписан ценой аннексии Крыма и войны на востоке страны. Россия не блефовала, когда утверждала, что сближение Украины с ЕС будет иметь катастрофические последствия. Беспрецедентный референдум в Нидерландах, который имел место в апреле, показал, что голландцы выступают против Договора об Ассоциации с Украиной, несмотря на низкую явку. Новый закон, согласно которому прошел референдум, гласит, что если петиция набрала 300 000 подписей, вопрос выносится на национальный референдум.

Украинские про-европейские настроения были вызваны и реакцией на российское влияние и коррумпированную систему Януковича, и желанием вступить в ЕС.
«Только 20% украинцев были за границей. То есть, они держали флаги ЕС, но никогда не видели Европу сами», – поясняет Светлана Залищук, молодой член парламента и реформатор, которая была избрана депутатом после Майдана.
Во время тура по Украине, организованного и профинансированного Европейским центром журналистики, который совпал с приездом Хана в страну, европейские журналисты посетили Киев, чтобы встретиться с молодыми политиками, журналистами и сотрудниками правоохранительных органов – с новым классом украинцев, которые пришли во власть после революции, «загоревшись» европейскими идеями. Им пришлось столкнуться с укоренившимися олигархическими интересами украинской системы и, по крайней мере, частично, её президента-миллиардера Петра Порошенко.
Послание было таково – несмотря на все провалы, тесное сотрудничество между Украиной и ЕС остается жизненно важным. Несмотря на скучные пресс-конференции, на которых обсуждались нормативно-правовая база, фундаментальные принципы и предварительные соглашения, украинские реформаторы уверены, что главной движущей силой реформ является давление со стороны Брюсселя.

Многие ключевые реформы в Украине были проведены благодаря «значительной помощи и/или давлению» со стороны ЕС», – уверен Михаил Жернаков, который занимается реконструкцией судебной системы. Хан заявил, что Украина выполнила необходимые для безвизового режима 140 требований. Он также добавил, что лишь перспектива отмены визового режима была движущей силой принятия многих реформ.
Украине должна быть предоставлена сделка со странами Шенгенской зоны, но, учитывая настроения в ЕС, это может быть отложено. Великобритания также не собиралась предоставлять Украине безвизовый режим, даже до Брексита.
Саммит западных балканских стран в Париже в этом месяце закончился тем, что ЕС дал расплывчатое обещание Македонии и Албании, что им путь в ЕС еще открыт. Но даже Хан признает, что ситуация изменилась за последние несколько лет.
«Мы должны признать, что многие наши граждане утомились от постоянного расширения блока, нет ни одной страны-члена, где большинство граждан выступает за принятие нового члена, так как они уверены в том, что это лишь финансовое бремя, – сказал Хан. – Все теперешние кандидаты на вступление понимают, что этого не случится в этом десятилетии. Мы вынесли уроки из этого. Но Брексит никак не повлияет на политику соседства».

В Киеве также трезво оценивают средние сроки возможного членства. Так, президент Порошенко заявил, что серьезное предложение Украине будет сделано в 2020 году. Другие политики уверены, что это маловероятно.
«Я думаю, иногда мы, в Украине, сильнее защищаем европейские ценности, чем это делается в некоторых европейских странах, – сказал Елена Сотник из либеральной партии Самопомич. – Главная идея не в том, чтобы вступить в ЕС через 5, 10 или 20 лет. Главная идея – это построить Европу в Украине, после чего решить, нуждаемся ли мы в ЕС или нет».