PDA

Просмотр полной версии : Грязные игры. Помешает ли мусор карьере Садового


Корреспондент.net
23.06.2016, 15:00
http://kor.ill.in.ua/m/190x120/1836964.jpg
Может ли пожар на мусорной свалке в Грибовичах стоить карьеры мэру Львова — Андрею Садовому.

— Скажешь, что живёшь в Грибовичах, и все сочувственно вздыхают: это там, где свалка? Мы как прокажённые! У нас столько всего хорошего в селе, а люди только про мусор и помнят, — жалуется Игорь Питель, глава сельсовета Больших Грибовичей Жовковского района Львовщины.

В конце прошлого месяца на Грибовической свалке вспыхнул пожар, который удалось усмирить лишь двумя тоннами воды с самолётов, пишет Владислав Лазарев в №23 журнала Корреспондент от 17 июня 2016 года. Трое сотрудников МЧС погибли. Эколог считается пропавшим без вести. Его тело до сих пор не найдено.

Пожар нанёс огромный ущерб экологии Львова и окрестностей. Но в СМИ обсуждают не заражённую окружающую среду и жертвы, а политический скандал. Ведь после случившегося пожар разгорелся между Президентом Петром Порошенко и идейным руководителем партии Самопоміч, мэром Львова Андреем Садовым.

— Мусор убирать надо, а не делать на нём большую политику! — неожиданно резко заявил глава государства в ответ на просьбу Садового о государственной помощи пострадавшей Львовщине.

А эксперты заговорили о том, что Президент «играет против мэра по-крупному». Делает такие «ставки», которые используют лишь против потенциальных конкурентов. Хотя сам Садовый о своих президентских амбициях открыто не заявлял.

На первый взгляд, именно противостояние двух политиков и стало причиной нападения радикалов на Львовскую мэрию 9 июня. Но на самом деле у Садового хватает недоброжелателей и на Львовщине.

Гражданское общество уже давно возмущено тем, что проблема со свалкой в Грибовичах и строительством мусоросжигающего завода не решалась годами. А Свобода до сих пор помнит, что на местных выборах Садовый обошел её кандидата.

Что же на самом деле происходит во Львове? И может ли Садовый заплатить за случившееся карьерой?

«Запахло мусором — значит, будет дождь»

Величественные храмы, узкие мощёные улочки, концертные и музейные площадки, бесчисленные рестораны … Львов давно стал отечественной культурной меккой. Тысячи приезжающих сюда туристов даже не подозревали о том, что всего в паре километров от города находится крупнейшая мусорная свалка. Тем более что жители расположенных в непосредственной близости с мусорником посёлков уже давно устали просить власть решить их проблему. Ведь сколько ни говори, а толку не будет.

В сёлах Малехов, Большие Грибовичи и Збиранка на автобусных остановках висят объявления об уровне загрязнённости воды тяжёлыми металлами и бактериями. Содержание кадмия, например, превышает предельно допустимую норму в 2,8-4,4 раза! Но паники это не вызывает: спасает центральный водопровод.

— Понимаете, этот полигон открыли ещё 1956 году, — рассказывают местные. — И за минувшие 60 лет он стал для нас чем-то само собой разумеющимся. Наши огороды и поля примыкают к горам мусора. Да и коровы на свалку забредают. У нас даже примета есть: «Запахло мусором — значит, будет дождь»…

— Говорят, конечно, что грязные грунтовые воды могут дойти до той ветки, откуда мы качаем воду, — вздыхает, Пителье.

Официальных исследований о том, как свалка влияет на здоровье селян, никто не проводил. Но смертность здесь превышает рождаемость.

— Слышно, что там умерли из-за онкологии, там… — осторожничает Питель. —  Может, что-то свалка нам и добавляет. Ведь когда горит пластик, выделяется диоксин. А это очень вредно. Впрочем, эксперты на мои вопросы отвечают уклончиво: «вроде есть превышения, а вроде вреда от них нет».

— Жизнь такая, что часть продуктов надо на рынке продавать, — жалуются мне селяне. — Но покупатели, когда узнают, откуда мы приехали, бегут, как от прокажённых. Лично я считаю, что это несправедливо. У меня внуки морковку с огорода немытую едят и ничего! — признаётся Светлана, медсестра из местного медпункта.

Впрочем, после пожара терпение местных жителей всё-таки лопнуло. Собрались в сельсовете и проголосовали: машины на свалку не пускать!

— А я слышала, что на свалке был поджог, — почему-то полушёпотом говорит фельдшер Васильевна. — И зачем только? Мы от смрада уже не раз уставали. И просто перекрывали трассу. Так бы и в этот раз сделали. А теперь люди погибли…

— почему вы раньше не потребовали закрыть свалку?

— Так нам обещали, что через год, через два года всё решат. Мусоросжигающий завод построят. И вот какой трагедией всё закончилось…

Политикам селяне больше не верят.

— Свобода против Самопомочі пошла, — говорят местные жители. — Кричат друг на друга, как мы из-за межи в огороде. На всё готовы ради имиджа. Мы на выборы больше ни ногой…

«Это организованная кампания против мэра!»

Испытывают разочарование во власти и львовяне. Раньше они с гордостью рассказывали приезжим о том, что в мэрию города можно зайти без пропусков. Соответственно, каждый горожанин теоретически может высказать мэру свои претензии лично. Но после того как 9 мая полиция разогнала штурмовавших мэрию радикалов слезоточивым газом, ситуация изменилась.

— Где Андрей Иванович? – пробивается на приём к мэру женщина средних лет со значком Степана Бандеры на скромном брючном костюме.

— С вилами на свалке? Нет? На совещании? Так я подожду! У меня к нему небольшой разговор. Пусть расскажет мне, куда делись инвесторы из Норвегии, которые хотели мусороперерабатывающий завод строить в Грибовичах? Все знают, что он от них хотел откат, а Европа работает без взяток…

«Выпустив пар» возмущённая львовянка уходит, но обещает вернуться с вооружёнными товарищами. Буквально через несколько минут из кабинета начинают выходить чиновники, а затем появляется и сам Садовый.

— Произошёл поджог, — утверждает он. — Я коренной львовянин. И всегда, когда было сухое лето, у нас были небольшие пожары на свалках. Но такого масштаба, да ещё в мае, я не помню. После этого ЧП был приостановлен вывоз мусора на Грибовический полигон и город остался один на один с проблемой. Я думаю, что цель поджога была чёткой: засыпать Львов мусором. Этот сценарий провалился. Город убирают, он чистый. Но мы прочувствовали, как это — противостоять целой машине.

— И кто за этим стоит?

— Я не знаю. Но вижу, как грамотно организовывается блокада. У нас по области 600 полигонов. И на каждый приезжают неизвестные люди, подталкивают местных к протесту, к тому, чтобы они не пускали наши мусоровозы. Дальше — больше. В Верховной Раде прозвучала серия обвинительных выступлений в мой адрес [вице-спикер Ирина Геращенко раскритиковала обращение мэра Львова к Президенту и премьеру с просьбой о помощи]. Пресса разразилась негативными аналитическими публикациями и эфирами. Для меня очевидно, что это комплексный подход. Кампания государственного уровня. Меня, по сути, сливают!

— Вас обвинят в том, что вы отказали 43 инвесторам, которые хотели заняться полигоном в Грибовичах…

— Да, обращались разные компании, которые готовы были решить проблему мусора, но за деньги из бюджета. И никто не предлагал рекультивацию, не был готов заняться новым полигоном. Это реалии, а не те «факты», которыми пытаются манипулировать мои противники. Кстати, в целом у нас в стране 6.400 мусорных полигонов. Это бомба замедленного действия. Но об этом все забыли. И опомнились лишь благодаря нашему ЧП. Правда, с посылом: «Давайте искать крайних», а не пути решения.

Я же стараюсь исправлять проблемы. Но сделать всё сразу невозможно. Вот у насв городе были вопросы с подачей воды, с дорогами, с лифтами и с освещением улиц. Справились! Теперь займёмся вопросом бытовых отходов. Мы три года вели переговоры с Европейским инвестиционным банком и вышли на финишную прямую. Нам готовы выдать 50 млн евро, на 25 лет под 1,5%. Украина не получает такие деньги по таким ставкам, а Львову готовы выдать такую сумму, чтобы урегулировать эту проблему.

— Что скажете о работе МЧС?

— Жаль, что государство использовало авиацию для тушения пожара не в первый день, а на 12-й. Возможно, если бы решения были приняты своевременно — люди бы не погибли.

— Кто стоит за акцией, во время которой произошли столкновения радикалов с полицией?

— Об этом должно говорить следствие. Но я понимаю, что у радикалов была чёткая цель — дестабилизация ситуации. И при этом никто из участников акции не задержан. У меня ощущение, что правоохранительные органы ведут себя как ОБСЕ в зоне АТО. Наблюдают в сторонке. В результате, радикалы прорвались в сессионный зал, избили людей. Но никто не наказан. Это страшно.

Законы политических джунглей

В то же время во Львове многие уверены, что случившееся 9 мая мог организовать и сам Садовый.

— У нас тут уже есть какая-то Украинская народно-спортивная организация, тоже УНСО. Я думаю, и Правый сектор точно так же попал под раздачу. Тоже их подставили. Это была спланированная провокация, возможно, самим Садовым, — заявил Андрей Байса, руководитель Львовской городской политической партии УНА-УНСО.

А руководитель пресс-службы Западного теруправления Нацгвардии Олег Тихов отметил, что не только полиция, но и представители УНА-УНСО во время столкновений применяли слезоточивый газ.

В УНСО тут же парировали:

— Наши представители были у мэрии, но в потасовках участвовали «клоны»! Нас просто очерняют!

— По моей информации, 70% митингующих пришли, потому что переживают из-за экологии области. А кто привёл оставшиеся 30%, сказать тяжело, — отмечает Пётр Адамик, глава фракции БПП Солидарность во Львовском горсовете. — Но намного неприятнее радикалов было количество спецназа и спецтехники вокруг мэрии. Невольно вспоминался Майдан, когда Беркут жёстоко разгонял евроактивистов…

Такую же оценку случившемуся даёт львовский эколог Мирон Колодко:

— Под ратушей стояли бойцы с помповыми ружьями. Даже Янукович до такого не додумался! – горячится он.

В своё оправдание Садовый уже заявил, что не запрашивал такое количество силовиков:

— Я сам был шокирован… — признался он. — Мне позвонил Президент и сказал, что это он дал команду руководителю Национальной гвардии Украины максимально защитить Львовский горсовет.

Действительно, в городе ходят слухи, что за акцией протеста стоит глава фракции БПП Игорь Гринив. И на первый взгляд создаётся впечатление, что Садового подставили: специально привезли Нацгвардию  из соседних областей. Но советник главы МВД Антон Геращенко опубликовал документ, который свидетельствует о том, что мэр сам просил направить в город силы Нацгвардии. Так в чём же дело?

«Любой политтехнолог вам скажет, что конфликт с противником идёт во благо политику, — объясняет политолог Владимир Фесенко. — Не исключено, что Садовый пытается трансформировать проблему в политическую конфронтацию с Президентом и благодаря этому выиграть. Это чистая политтехнология. А проигрывает он не из-за Порошенко, а из-за того, что не смог эффективно решить сугубо хозяйственную проблему со свалкой. Никакой конспирологии в этой истории нет».

Между тем политолог Вадим Карасёв считает, что  конфликт во Львове развивался не по сценарию какой-то силы. Мол, всё произошло по законам «политических джунглей».

«Свобода давно с мэром в антагонистических отношениях, — говорит он. — А центральная власть не радуется особой позиции Самопомочіи высокому рейтингу Садового. Ведь он может заявить о своих президентских амбициях. И как только мэр потерял контроль над ситуацией, его начали «топить». Любой политик будет играть на понижение рейтинга своего конкурента. Вообще, Садовый должен был в этой ситуации проявить характер и харизму. Люди любят поступки, а мэр растерялся.

При этом политологи в один голос говорят о том, что ЧП в Грибовичах не поставит крест на политической карьере Садового и не обрушит рейтинг Самопомочі. По их словам, это первый серьёзный кризис в карьере политика, но далеко не катастрофа.

«У него действительно большой рейтинг, и растерять его за две недели тяжело. Только несколько ошибочных шагов подряд будут губительны для Андрея Ивановича, — считает львовский политолог Анатолий Романюк. — Об отставке тоже речь идти не может. Садового поддерживают две трети депутатов горсовета».

Все дело в кошельке

Чёрная сортировка приносит миллионные прибыли

— Все говорят о поджоге на свалке в Грибовичах, — рассуждает экс-депутат Львовского горсовета и эколог Мирон Колодко. — Но если полигон эксплуатируется грамотно, он так загореться просто не может. Классическая и безопасная схема такова: привезли мусор, утрамбовали его так, чтобы вытеснить воздух, накрыли слоем земли. А такие отвалы, как у нас на свалках, — это криминал. Высота склонов мусора — десятки метров! А в процессе гниения выделяется метан. Дегазацией начали заниматься, но мэр ставил палки в колёса. В итоге в недрах скопилось слишком много горючего газа...

Депутат Львовского горсовета Игорь Зинкевич следил за ЧП с первых дней пожара. Он подтверждает информацию о многочисленных нарушениях.

— Там самого элементарного не было — банального гидранта, — утверждает он. — Пожарные рукава надо было тянуть на 3 км. О чём ещё говорить? Видно, что между слоями мусора нет прослойки, из-за чего и произошло обрушение склона. В результате погибли люди. И все задают вопрос: почему так долго не использовали спецтехнику, почему так поздно вылетели самолёты с водой?  Дело в том, что  спасатели боялись, что произойдёт ещё один обвал, обнажатся пустоты с газом и будет взрыв. И после него беда могла бы быть ещё большей.

Игорь рассказывает, что начал изучать проблемы полигона задолго до пожара:

— Мне стало интересно, что там внутри полигона, на глубине. Какой там состав? Насколько он токсичный? Туда мусор вывозили фактически бесконтрольно. Я договорился с химиком об экспертизе, взял лопату и поехал. Но когда я приехал и начал копать, меня окружила сотня людей: «Что ты тут делаешь? Это моя территория! Это мой квадрат!»

Жители соседних сёл занимаются чёрной сортировкой мусора. Как нам рассказали, в месяц так можно заработать от 10 тыс. до 35 тыс. грн

Оказалось, что жители соседних сёл занимаются чёрной сортировкой мусора. Как нам рассказали, в месяц так можно заработать от 10 тыс. до 35 тыс. грн.

— Как они оказались на закрытом предприятии? — задаётся мой собеседник риторическим вопросом. — Не буду ни в кого кидать камни, я не знаю, стоит за этим мэр или не стоит. Но говорят, что перевозкой мусора занимается компания, близкая к жене Садового. Лично для себя я выяснил, что те, кто утилизируют мусор, сами проводят сортировку вторсырья и зарабатывают именно на этом. Если не дать инвестору контролировать весь процесс, ему будет неинтересно вкладывать деньги. Поэтому ситуацию, которая сложилась вокруг Грибовичей, можно называть и последствием бизнес-конфликта.

Кстати, по словам министра экологии и природных ресурсов Украины Остапа Семерака,  дневной теневой оборот на полигоне, подобном Львовскому, может достигать до 500 тыс. грн. Это доходы, которые получают на вторичной переработке металла, бумаги и пластика.

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://github.com/fivefilters/block-ads/wiki/There-are-no-acceptable-ads)


Источник: korrespondent.net (http://korrespondent.net/)