PDA

Просмотр полной версии : Регионалы: Возможен ли реванш


Корреспондент.net
25.05.2016, 12:20
http://kor.ill.in.ua/m/190x120/1819997.jpg
Противники невольно помогают бывшим регионалам наращивать влияние и готовиться к реваншу.

Партия регионов никуда не денется. Через два года после Майдана у политического образования, наспех слепленного из её обломков, — Оппозиционного блока — наибольший среди всех политических сил рейтинг, пишут Светлана Голландс и Андрей Хрусталев в №19 журнала Корреспондент от 20 мая 2016 года.

А досрочные выборы в Верховную Раду, несмотря на глубокий кризис коалиции (он не преодолён, просто заморожен), решили не проводить, просто потому что опасаются реванша регионалов. Между тем влияние Партии регионов — как бы она ни называлась — объясняется вовсе не происками соседей и не “сговором верхов”. Корреспондент разбирался, почему часть Украины упрямо голосует за “злочинну банду”.

По данным соцопроса, проведённого на днях Центром имени Разумкова, Оппоблок в “личном зачёте” набирает почти 10%, обходя любую партию из демократического лагеря — Самопоміч, Солидарность, Батьківщину и радикалов. То есть выборы в Раду — очередные или внеочередные — рано или поздно состоятся и реванш будет?

Сначала немного теории. Украина всегда была разделена на две части — запад и восток. Об истории и культуре ни слова, только экономика. Запад — буковинский лес, ровенский янтарь — то, что сейчас на слуху. А еще лёгкая и пищевая промышленность, сфера обслуживания, импорт товаров и экспорт рабочей силы. Отсюда региональные экономические предпочтения: высокие зарплаты, небольшая инфляция — всё, что стимулирует покупку товаров на внутреннем рынке, либеральная экономика.

Восток — промышленные гиганты, доставшиеся в наследство от СССР. Огромные предприятия, управлять которыми в одиночку не под силу. Зато эти предприятия при правильной организации работы всю страну могут накормить.

Поэтому с востока всегда слышна риторика о рабочих местах, крепкой валюте (курс которой желательно опустить пониже — чтобы продукцию гигантов легче было продавать за рубежом). Здесь, кстати, и характерная для востока концентрация капитала — всего в нескольких руках сосредотачиваются основные богатства, все олигархи своё состояние сколотили на востоке — и стремление к концентрации власти. Когда страной управляют “западники”, как сейчас, — вечно раскол. Они постоянно спорят, оппозиции друг другу устраивают.

А “восточники” всегда монолитны, если и есть распри, то глубоко под ковром. Это потому, что “восточникам” нужно политическими методами распределять свои богатства.

Ведь когда все средства в одних руках, а народ обнищал, легко получить Майдан. Поднимут тебя подданные на вилы. Поэтому функции “идеальной” восточной власти как раз в том, чтобы заставить своих толстосумов делиться и не дать революции восстать.

Сколько бы ни было волн декоммунизации, в Украине всегда найдётся народ, который отдаст свои голоса за это советское лекало. Даже сейчас. Даже когда идёт война, а политическая сила, созданная однажды бывшими — ещё советскими — номенклатурщиками, безвозвратно дискредитирована, расколота и деморализована.

Эти два подхода к управлению страной — и есть по сути двухпартийная демократия, как, например, в США. Причём в США двухпартийная система также изначально была географически детерминирована. Был аграрный рабовладельческий юг и Демократическая партия, обслуживавшая интересы плантаторов. И был промышленный либеральный север и основанная Авраамом Линкольном, борцом с рабством, Республиканская партия.

Ни наша западная, ни наша восточная модель управления экономики не идеальны. Например, либералы-“западники”, которые готовы “кормить народ”, повышать зарплаты и соцвыплаты, стимулируя таким образом внутренний рынок, легко могут довести экономику до перегрева — при Викторе Ющенко (“западнике”) это и случилось.

Консерваторы-“восточники” могут нарастить до предела экспорт и обеспечить страну притоком валюты, но при них народ беднеет, а экономика попадает в зависимость от конъюнктуры мировых рынков.

Примерно десять последних лет конъюнктура эта — ужасно плохая. Наши олигархи производство не модернизировали, просто выжимали из него соки. А теперь украинская промышленная продукция не может конкурировать с японской, китайской — она априори дороже.

То есть чередование восточного и западного позволило бы стране не доходить до крайности. Оно обеспечило бы государству устойчивость — это нормальная демократическая практика.

Только вот демократия у нас молодая, а в этих условиях политических конкурентов принято воспринимать как личных врагов. Что мы и наблюдаем. Виктор Янукович (“восточник”) посадил Юлию Тимошенко (с натяжкой — “западницу”) в тюрьму, то есть свёл с ней личные счёты. Сейчас сам Янукович сбежал, а его соратников нынешние демократы пытаются выставить врагами нации. Да только враги эти могут выиграть очередные выборы. Мешают им вовсе не нападки со стороны демократического большинства, мешает внутренний раздрай и идейный кризис.

Мертворожденная гидра

Откуда кризис — дело ясное. После Революции достоинства и войны на востоке Украина потеряла большие куски территории с электоратом Партии регионов (до 5 млн чел.).

Поглотила бездна и часть активов восточных финансово-промышленных групп. Опять же, моральный пресс — Янукович закончил правление как-то некрасиво. Плюс мировая конъюнктура — прибыли восточных промышленников, спонсоров ПР, стремятся к нулю. Всё это, особенно потеря электората, даёт политологам повод утверждать — реванш регионалов невозможен.

“Электорат регионалов распорошился: голоса оставшихся избирателей оттягивают новоявленные политсилы, типа Наш край. Сейчас Оппоблок набирает не больше 12-13% — против 35% и выше, которые были в своё время у Партии регионов. И как бы Оппоблок ни мечтал о реванше, в союзе с ним никто идти не хочет. А в одиночку они не смогут сформировать правительство, коалиция будет строиться без них”, — считает политолог Владимир Фесенко.

По мнению директора социологической службы Украинский барометр Виктора Небоженко, у бывших регионалов и их последователей нет шансов на “завоевание новых территорий”: они не смогут сформировать устойчивые позиции по всей стране. Их электорат теперь ограничен несколькими регионами — Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Кировоградской областями. “Их загнали в гетто и выхода во внешний мир оттуда у них нет”, — говорит эксперт. Он прогнозирует поддержку бывших регионалов на выборах в рамках 5-10%.

Народ Украины получил слишком сильную инъекцию, чтобы можно было говорить о возвращении в политическое поле регионалов в масштабах страны

Политолог Алексей Гарань “Народ Украины получил слишком сильную инъекцию, чтобы можно было говорить о возвращении в политическое поле регионалов в масштабах страны, — согласен научный директор фонда Демократические инициативы, профессор Киево-Могилянской академии Алексей Гарань. — Восстановление партии-монстра, которая доминировала бы, исключено. Это видно даже по Донбассу, где Оппоблок не имеет монополии на власть”.

По мнению Гараня, крах Партии регионов был исторически неизбежен: “Это политическое образование существовало для власти. Оно не имело идеологии, программного стержня (это, кстати, проблема в Украине — у нас почти нет программных, идеологически выдержанных политических сил). Все толпились вокруг группировок олигархов, что делают и сейчас, пытаясь отвоевать влияние на Оппозиционный блок”.

Отсутствующую идеологию заменяли популистскими штампами о защите интересов трудящихся, пришедшими из СССР, напоминает Небоженко. “Но очень трудно, надев костюм за пять тысяч долларов, говорить о защите трудящихся — о том, что тебе совершенно чуждо и непонятно”. Фальшь, которая была постоянно на вооружении регионалов, сыграла с ними свою злую шутку, считает Гарань: “Ключевой маяк “СВОИ”, обеспечивавший регионалам абсолютную электоральную поддержку в “их” регионах, дискредитирован лидером самой политсилы. Бегство Януковича решило многое. Даже в Донецке его воспринимают как предателя, он уже не “свой”.

“Регионалов погубили их глупость и жадность! — не скупится в выражениях адвокат, общественный активист Татьяна Монтян. — Они творили такое, что даже “по понятиям” делать нельзя. Они гнобили и гробили даже тех, кто их искренне поддерживал. Они плевать хотели на общественное мнение, на электоральные симпатии. Они не проводили никаких реформ. Своей дикой жадностью и неповоротливостью они обесценили все свои активы”.

Один из экспертов называет Партию регионов “мертворождённая гидра”. Прогнозы о том, что у этой политсилы нет будущего, слышатся изо всех лагерей, включая и собственно региональный

Один из экспертов называет Партию регионов “мертворождённая гидра”. Прогнозы о том, что у этой политсилы нет будущего, слышатся изо всех лагерей, включая и собственно региональный.

Однако есть основания полагать, что все эти прогнозы — лишь под влиянием текущего момента. А ситуация такова: Оппоблок — никчёмное политическое образование, без лидера, программы и идеологии — набирает по результатам соцопроса наивысший процент среди всех партий. То есть лидирует “автоматически”, не делая для своей победы вообще ничего. При этом появление у Оппоблока нового лидера, а затем и обновлённой идеологии — всего лишь вопрос времени.

Тревожное наследие

“Те из регионалов, кто оказался наиболее крепок, гибок и ловок, не ушёл из политики — это, как правило, всё те же богатые номенклатурщики. Они готовы перекраситься, хитры и коварны: умеют красть так, что им не предъявить обвинений, — говорит политолог, бывший народный депутат Тарас Чорновил. — Они вплетаются в нынешнюю власть. Они наверняка будут и дальше находить способы впиваться в экономику страны, чтобы “отсасывать себе порцию свежих миллионов”.

По его мнению, эта часть регионалов возрождать партию не собиралась. Была идея договориться с нынешней властью, может, даже слиться с ней. Для этого имелся прекрасный потенциал. “Среди бывших регионалов хорошо сохранились крупные коррупционеры, криминализованные типы, которые ловко удерживаются при любой политической погоде, — отмечает Чорновил. — И это самое тревожное наследие Партии регионов.

Они умеют предлагать свои услуги власти, если им это нужно, договариваться. А сделав услугу, требуют за это очень высокую цену. С ними нужно быть очень осторожными

Политолог Тарас ЧорновилОни умеют предлагать свои услуги власти, если им это нужно, договариваться. А сделав услугу, требуют за это очень высокую цену. С ними нужно быть очень осторожными. Сейчас они сбились в группы с тайной мыслью, что будут полезны власти. Они опытные — почти в полном составе были в минувшем парламенте. И дружно голосовали и за отставку Януковича, и за поддержку украинской армии, и за избрание [Александра] Турчинова и [Арсения] Яценюка. Они умеют красть грамотно, виртуозно, без шума — так, что при этом никого из них к ответственности привлечь нельзя”…

По мнению Чорновила, именно по этой причине сегодня вместо Партии регионов мы наблюдаем на политическом поле целый парад проектов, рассчитывающих работать с электоратом регионалов. Их не меньше десятка, у ряда из них (Наш край, Відродження, Воля народу) на ближайших выборах очень неплохие шансы вернуть утраченные ранее позиции.

А вот Оппозиционный блок настроен куда более агрессивно. Если он добьётся успеха на выборах, “квазирегиональные” партии и партейки немедленно примкнут.

Успеху ОБ мешает, в частности, внутренний конфликт: за влияние над структурой бьются по меньшей мере две группы — “стародонецкие” и близкий к ним Ринат Ахметов и группа Лёвочкина — Фирташа. Причём не важно, кто победит.

“Они будут набирать силу в любом случае, — прогнозирует Чорновил. — Они выступят несколькими фронтами. “Донецкие” из орбиты Ахметова могут даже рискнуть воссоздать Партию регионов как бренд. Или могут “приручить” некую новую политсилу, а народ всё равно пойдёт голосовать за них.

Электорат регионалов — не важно, “донецких” или иных — ориентируется на личности в принципе. Смотрите, в Харькове пошли за [Геннадием] Кернесом — и тот факт, что он перешёл в Відродження, никого не смутил. Голосовали за Відродження. А в освобождённом от оккупации Славянске голосовали за того, на кого указала сидящая в тюрьме за сепаратизм “народный мэр” Неля Штепа”.

Беспрекословная поддержка

Электорат регионалов и их наследников неоднороден, отмечают эксперты. Среди нынешних симпатиков есть те, кому изначально эта политсила была отвратительна.

“Но всё познаётся в сравнении… На фоне происходящего в стране даже отъявленные регионалы кажутся порой украинцам гениями государственного менеджмента и строгими альтруистами”, — иронизирует Монтян.

По её мнению, бывшие представители Партии регионов набирают баллы там, где им в противовес выступают неубедительные новоявленные политики, отталкивающие или даже шокирующие избирателей. 

Утомившись от социального напряжения, неустроенности, нищеты, украинцы голосуют за тех, кто обещает им некую стабильность. В то же время вспомнить о том, что это обещание оказалось мифом и обернулось национальной трагедией, не у каждого хватает сил

Утомившись от высокого социального напряжения, неустроенности, нищеты, неопределённости, украинцы голосуют за тех, кто (как и в 2010-м) обещает им некую стабильность. В то же время вспомнить о том, что это обещание, уже однажды данное, оказалось мифом и обернулось национальной трагедией, не у каждого хватает сил.

Вторая причина неувядающего народного интереса к “политическому монстру”, как считает Гарань, — хорошо работающий метод “подкармливания” избирателей, которым годами пользовались регионалы.

“Костяк этого политического образования — это бизнес, сросшийся с властью. Гремучая смесь: дикий капитализм и номенклатура, — говорит Гарань. — Это полумафиозные структуры, которые живут по формуле: “Вы нас поддерживаете — мы вам даём кусочек от своего стола”, “Вы за нас голосуете — мы вас обеспечиваем некими благами”.

Наконец, стержень электората регионалов — это ментально “их” люди. Те, кто продолжает считать эту политическую силу своей, а остальных чужими, несмотря ни на что, даже на бегство Януковича.

“Этот электорат не “возьмут” ни Тука с Москалём в Луганске, ни Жебривский в Донецке, — говорит Чорновил. — Лозунг регионалов Голосуй за своих — они тебя защитят! — продолжает работать и в новых условиях. И они отдают голоса за своих. С этим придётся считаться и политикам, и власти, чтобы окончательно не потерять эту часть населения. На востоке и на юге по-прежнему голосуют за Партию регионов — и будут голосовать. Что ни пытается сделать [Михаил] Саакашвили, Одесса отдаёт свои голоса экс-регионалу [Геннадию] Труханову, как ни бесчинствует Юрий Вилкул на посту мэра, за него — подавляющее большинство. Мы уже “проиграли” Мариуполь, который всецело отдан Ахметову. Мы проигрываем Черкасскую область и так далее”.

По мнению Чорновила, Партия регионов для Украины — неизбежное зло. Нынешней власти и демократическим силам в оппозиции нужно грамотно строить политику, чтобы не позволить им усилиться

По мнению Чорновила, Партия регионов для Украины — своего рода неизбежное зло. Нынешней власти и демократическим силам в оппозиции нужно грамотно строить политику, чтобы не позволить регионалам усилиться.

Выпущенные из стойла

“Представителям бывшей Партии регионов (всем огульно) демонстрируют, что они изгои, их нет, он не существуют, — отмечает Чорновил. — При таком раскладе новые политсилы, которые образуются на базе регионалов, но имеют конструктивную позицию, будут объединяться не с демократами (скажем, с Солидарностью), а с Оппоблоком. Это будет угрожающее объединение”.

Другие эксперты также считают, что лучший сценарий, который мешал бы регионалам подняться, — это такой, при котором бывшая Партия регионов станет донором кадров для других политических сил. Тем более что “личный состав” прежней партии власти весьма пёстр и даже малосовместим друг с другом, отмечает Фесенко.

Диапазон: от оголтелых махровых пророссийски настроенных регионалов-сепаратистов и прожжённых коррупционеров — до среднестатистического представителя малого и среднего бизнеса и руководителей предприятий, которые вступали в состав Партии регионов для того, чтобы легче вести бизнес или потому, что всех единой административной “плёткой” из центра загоняли “в стойло”, как называли сами регионалы своё политобразование.

“Как только изменилась ситуация, многие покинули ряды регионалов, потому что это была чуждая для них политсила, — говорит Фесенко. — Например, мэры городов, которые тогда обязаны были быть “в стойле”, сейчас консолидируются в политическом образовании Наш край. Кто-то ушёл в Відродження. Кто-то ищет себя в других политсилах. Они готовы к сотрудничеству и конструктиву. И это нужно использовать. Нельзя всех мазать одной чёрной краской”.

Однако сделать это непросто. Нынешнюю коалицию в Раде обвиняют в том, что для продвижения своих законопроектов она недостающие голоса получает от партии Відродження — депутатской группы, сколоченной из наследников Партии регионов. В том, что Президент договаривается с Оппозиционным блоком, его обвиняли ещё несколько месяцев назад, когда остро встал вопрос о необходимости менять Конституцию ради выполнения Минских соглашений.

Одним словом, всех подряд бывших регионалов продолжают маргинализировать. А это лишь укрепляет их ряды.

***

Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 20 мая 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь (http://korrespondent.net/new_rules).

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://github.com/fivefilters/block-ads/wiki/There-are-no-acceptable-ads)


Источник: korrespondent.net (http://korrespondent.net/)