PDA

Просмотр полной версии : Ключевой свидетель по делу Гайзера рассказал суду об угрозах следователя


РБК
09.11.2018, 20:00
Осужденного по «делу Гайзера» Демьяна Москвина повторно допросили в суде после отказа от первоначальных показаний. Он заявил, что перед первым допросом следователи устраивали ему «инструктажи» с угрозами

https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/1180xH/media/img/3/20/755417825504203.jpeg
Демьян Москвин (Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости)


Замоскворецкий суд Москвы повторно допросил фигуранта «дела Гайзера» Демьяна Москвина — ключевого свидетеля обвинения, который ранее получил в особом порядке 6 лет колонии, а затем отказался от признания вины и изобличающих показаний в отношении своих предполагаемых сообщников.

Мошенники на 3,4 млрд руб.


На скамье подсудимых — двое бывших глав республики Коми Вячеслав Гайзер и Владимир Торлопов; им и еще 14 фигурантам дела вменяют создание организованного преступного сообщества (https://www.rbc.ru/society/17/01/2018/5a38f7919a794714b09ee192), взятки на сумму 196 млн руб., мошенничество и легализацию преступных доходов. Сумма ущерба, по версии гособвинения, превышает 3,4 млрд руб. Главой и организатором преступного сообщества гособвинение считает бывшего гендиректора компании «Ренова» Александра Зарубина, который покинул Россию.


Недовольные следователи


Москвин попросил суд позволить ему дать показания повторно, поскольку на первом допросе, говоря о «мифическом» ОПС Зарубина и Гайзера, лжесвидетельствовал «под давлением СКР». Он напомнил, что его первый допрос в суде длился три дня в конце января и начале февраля. «Перед каждым допросом меня вызывали в Следственный комитет, где следователь [Дмитрий] Чехович и начальник следственной группы Тутевич, а также следователь Протасов, в грубой форме требовали нужных показаний, не гнушаясь угроз сурового приговора и возбуждения новых уголовных дел. Мои показания являются действительно моими в очень небольшой их части», — заявил Москвин.

Тем не менее следователи остались крайне недовольны его выступлением в суде. Он уточнил, что ему угрожали «20-летним лишением свободы в колонии за полярным кругом».

Кто такой свидетель Москвин


Демьян Москвин с 2002 по 2010 год был юрисконсультом и доверенным лицом Александра Зарубина; следствие считало, что он принимал участие в незаконной приватизации предприятий и управлял финансовыми потоками ОПС в офшорах. Через несколько дней после того, как Москвина приговорили (http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5af1c9299a79479209801e41) к шести годам колонии, журналисты получили (https://zona.media/article/2018/05/15/moskvin) письма, в которых он заявил, что оговорил других фигурантов дела под давлением следствия. В июле Мосгорсуд отменил приговор Москвину и направил (https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5b5ee9649a7947d0349f7642) его дело на новое рассмотрение.


Без преступных намерений


«До ареста я не имел никакого представления о том, что был членом преступного сообщества. И сейчас, спустя три года, нахожу эти утверждения голословными», — заявил в суде Москвин. По его словам, никакого предложения от директора «Реновы» Зарубина об участии в организованном сообществе, тем более преступном, не поступало.

Фигурантам «дела Гайзера», помимо прочего, вменяется захват птицефабрики «Зеленецкой» по сложной схеме через аффилированные с властями офшорные компании, а также продажа 98% госдоли в Сыктывкарском промышленном комбинате по завышенной стоимости. По версии следствия, доходы от незаконных приватизаций члены предполагаемого ОПС отмыли через офшорные компании.

«Я полностью отрицаю, что юристы и финансисты, которые готовили документы, имели какой-либо преступный умысел, направленный на отчуждение акций предприятий. То, что следствие называет составлением планов-графиков преступлений и реализацией преступных намерений, является на самом деле исполнением своих рутинных обязанностей», — заявил Москвин.

Ему инкриминируются манипуляции с оценкой стоимости предприятий. Суду Москвин заявил, что отрицает сговор с оценщиками и скептически относится к доводам следствия о действительной цене предприятий, которые сделаны, по его мнению, без должного анализа.

Кроме того, Москвин, по версии гособвинения, помогал легализовать дивиденды от захвата предприятий. Фактически под отмыванием следствие подразумевает любые операции с этим доходом, утверждает Москвин.

Мост через Буй и другие дела: за что арестовывают губернаторов в России https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/240x120_crop/media/img/4/75/754920748009754.jpg https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/240x120_crop/media/img/9/03/754921722148039.jpg https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/240x120_crop/media/img/7/91/754913301299917.jpg https://s0.rbk.ru/v6_top_pics/resized/240x120_crop/media/img/8/64/754912964951648.jpg Еще 10 фото (https://www.rbc.ru/photoreport/04/04/2017/58e35ff79a79471f3865be20) Фотогалерея (https://www.rbc.ru/multimedia)

Никакого корыстного умысла на завладение республиканским имуществом ни Москвин, ни его предполагаемые сообщники не имели, утверждает допрошенный: «Содержащиеся в моих показаниях фразы об иерархии ОПС, распределении ролей, преступных намерениях, были условием и результатом моего соглашения со следствием».

Диктофон под рубашкой


Ранее Москвин передал (https://zona.media/article/2018/05/15/moskvin) изданию «Медиазона» аудиозаписи, на которых зафиксирован, как он утверждает, его разговор со старшим следователем по особо важным делам при председателе СКР Николаем Тутевичем (возглавлял следственную группу по делу Гайзера, а также вел дела об убийстве Бориса Немцова, терактах на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», катастрофе самолета Леха Качиньского). На записи предполагаемый Тутевич требовал от Москвина при допросе в суде «не болтать» и ссылаться на показания, данные на следствии, но Москвин по неким причинам от этих указаний отступил. В результате Тутевичу, по его словам, звонила возмущенная судья. Следователь требует от обвиняемого обойтись без самодеятельности и «не портить себе судьбу», упоминая, что у него есть договоренность с судом об условном сроке для Москвина.

«Я решил сделать эти записи после того, как методы работы следствия вызвали у меня оторопь. Подумал, что общественность должна знать, что происходит в следственных кабинетах», — рассказал Москвин. Диктофон он прятал под рубашку и проносил в здание СКР на Техническом переулке. «Некоторые записи я передал своему защитнику, некоторые — пока не передавал»​, — добавил Москвин.

По словам Москвина, предать записи огласке он решил до того, как получил срок: «Перед приговором я выложил записи на YouTube с таймером, отсрочив публикацию до того времени, когда уже буду в СИЗО, поскольку знал, что меня осудят», — рассказал Москвин.

Он написал в СКР и ФСБ заявления на следователей Тутевича и Чеховича, но проверка никаких нарушений в их работе не обнаружила.

Офицеры задним числом вносили изменения в протокол допроса Москвина на стадии следствия, утверждает он: «Некоторые протоколы изменялись, и меня потом просили их переподписать. Дата на них ставилась изначальная». Из записей Москвина следовало, что сотрудники СКР уже в период судебного процесса общались с гособвинителем и судьями. Все вопросы о деталях этого общения, которые адвокаты задавали Москвину, суд отвел как не имеющие отношения к существу дела Гайзера.

Первоначальные изобличающие показания Москвин давал в статусе обвиняемого, поэтому ему не грозит уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний, они были даны им в рамках собственной защиты, сказал в беседе с РБК адвокат Руслан Закалюжный, защищающий экс-спикера госсовета Коми Игоря Ковзеля.

РБК направил запрос в пресс-службу СКР.

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html)


Источник: https://www.rbc.ru/society/09/11/2018/5be543949a7947b296ba89a6