PDA

Просмотр полной версии : В обход санкций: как привлечь арабские инвестиции в Россию?


РБК
15.04.2016, 10:20
http://s.rbk.ru/v7_top_static/current/images/social-icon.png
Долгое время Россия ориентировалась исключительно на западные рынки капитала, что сильно ударило по экономике в результате санкций. Улучшить ситуацию может привлечение арабских инвесторов

Саудовская Аравия, и так владеющая четвертым по размеру суверенным фондом в мире SAMA Foreign Holdings, объявила (http://www.rbc.ru/economics/01/04/2016/56fe45e49a794799abbe2582) о создании нового инвестфонда, объем активов которого может составить до $2 трлн. Фонд будет проводить агрессивную стратегию по иностранным инвестициям, направляя на покупку зарубежных активов до половины своего капитала. Россия не должна оставаться в стороне от этих денежных потоков.

Американский и европейский рынки

На протяжении многих десятилетий страны Персидского залива являются крупнейшими поставщиками капитала на мировой финансовый рынок. Это связано с наличием внушительных запасов энергоносителей (33% нефти и 21% газа) и их растущим экспортом, развитой финансовой инфраструктурой региона и ограниченными инвестиционными возможностями местных рынков (суммарная капитализация региональных бирж Залива оценивается в 5% американского).

Долгие годы основным реципиентом арабского капитала была Америка, но ситуация изменялась после терактов 11 сентября и ограничений на прямые иностранные инвестиции (ПИИ) суверенных фондов, введенных конгрессом США в 2007 году в связи с резонансной сделкой по покупке эмиратским Dubai World сразу шести американских портов. Арабские инвестиции и по сей день направляются в экономику США, но оценить их стало сложнее. Да и сами арабы стали куда осторожнее и чаще всего инвестируют в американский рынок через европейские фонды.

Западная Европа и сама стала вторым по размеру получателем арабских инвестиций, что подтверждает период мирового экономического кризиса 2008−2009 годов: тогда суверенными фондами Залива в рамках программы финансовой поддержки были скуплены пакеты акций старейших европейских финансовых домов (Barclays, Deutsche Bank, UBS и др.). Но тот же кризис 2008−2009-го показал арабским инвесторам уязвимость развитых рынков, поэтому они начали процесс диверсификации своих активов уже в направлении бурно развивающихся азиатских стран, преимущественно Индии и Китая. Например, кувейтский суверенный фонд Kuwait Investment Authority открыл офис в Пекине, а за период с 2007 по 2012 год в экономику Индии было направлено около $17 млрд только эмиратских инвестиций.

Россия долгие годы не занималась диверсификацией своих инвесторов и ориентировалась исключительно на западные рынки капитала. В итоге она оказалась проигравшей стороной: на фоне санкций ПИИ в страну сократились на рекордные 92%, экономический спад составил 3,9%.

Любовь к грандиозным сделкам

Нельзя сказать, что Россия совсем не интересовала арабских инвесторов, но крупных сделок здесь не происходило до 2012 года, когда арабская Limitless, входящая в группу Dubai World, создала с российской RDI Group совместное предприятие на паритетных началах для строительства жилого квартала в подмосковных Химках, где инвестиции сторон составили $1,5 млрд. На сегодняшний день прямые инвестиции Залива в российскую экономику оцениваются в $23 млрд, из которых более $20 млрд приходится на соинвесторов Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). В 2013 году РФПИ привлек $2 млрд. от эмиратской Mubadala и $5 млрд от Министерства финансов Абу-Даби, в 2014-м — $2 млрд от катарской Qatar Investment Authority, в 2015 году — $10 млрд от саудовской Public Investment Authority и т.д. Эти цифры показывают явно выраженную склонность российской стороны к грандиозным сделкам. Но как диверсифицировать механизмы привлечения арабских инвестиций? Как сделать так, чтобы сделки с арабскими партнерами не носили единичный характер и масштабный подход, а переросли в тенденцию, выгодную обеим сторонам?

Совместные предприятия — совместные риски

Учитывая высокую зависимость арабских стран от импорта продовольствия, большие перспективы имеются у совместных предприятий в сфере АПК, особенно по созданию хабов и дальнейшим поставкам зерна на Ближний Восток. Эта инициатива не раз обсуждалась (http://www.rus-uae.ru/ru/home/227-events-20140606) правительством ОАЭ и Саудовской Аравии (http://www.interfax.ru/presscenter/280923) с российскими компаниями, но дальше обсуждения дело так и не пошло. В результате Россия, по сути, упустила крупнейшие долгосрочные экспортные контракты со странами Персидского залива.

Аналогично сектору АПК совместные предприятия с арабскими партнерами из стран Залива можно создавать в торговле, недвижимости, портовой и транспортной инфраструктуре, где у арабских компаний накоплен передовой опыт. В рейтинге The World Competitiveness Report, например, ОАЭ находятся на первом месте в мире по уровню развития дорожной инфраструктуры, а Россия — на 123-м. По уровню развития портовой инфраструктуры ОАЭ стоят на третьем месте, а Россия — на 75-м.

Создание совместных фондов прямых инвестиций

Несмотря на то что РФПИ привлек в российскую экономику крупные арабские капиталы, существует большой потенциал создания новых фондов прямых инвестиций, пусть и меньшего масштаба, но большей сфокусированности и, соответственно, управляемости: например, по географическому признаку (Фонд развития Дальнего Востока) или отраслевой направленности (фонд недвижимости, агрофонд). Это особенно актуально для субъектов РФ, создавших необходимые условия для привлечения ПИИ (инфраструктура, институты, нормативная база), но не продумавших эффективные механизмы их привлечения. Арабских инвесторов привлекут богатые республики с преимущественно мусульманским населением — Татарстан и Башкортостан, а также инвестиционно привлекательные Калужская, Белгородская, Тамбовская области и др. В идеале у каждого субъекта РФ должен быть свой РФПИ, где местные правительства выступают не только соинвесторами проектов, но и своеобразными гарантами инвестиций для арабских партнеров.

Приватизация госпакетов российских компаний

Российский закон о ратификации соглашения с ОАЭ об освобождении от налогов дохода от инвестиций (распространяется только на государственные структуры обеих стран) был принят в 2013 году в надежде на получение крупных государственных арабских инвестиций и участие эмиратских инвесторов в «большой приватизации» российских госактивов. Подтверждением тому служат, во-первых, намерение эмиратского суверенного фонда Invest AD участвовать в приватизации 20% госпакета «Новороссийского морского торгового порта», во-вторых, покупка 14% госпакета банка ВТБ консорциумом инвесторов, включая катарский суверенный фонд Qatar Investment Authority. Другое дело, что правительство России не торопится расставаться со своими активами и всячески затягивает процесс приватизации, но проблема дефицита бюджета сама по себе не разрешается и процесс этот рано или поздно начнется. Если учитывать обозначенные президентом РФ принципы новой волны приватизации (публичность, исключение госкредитов и офшоров), арабские компании выглядят наиболее подходящими покупателями госактивов.

Развитие и доработка механизма ГЧП

Неоднократно объявлялось о том, что арабские суверенные фонды совместно с РФПИ планируют принять участие в финансировании различных инфраструктурных проектов государственно-частного партнерства (ЦКАД (http://rg.ru/2013/11/19/fnb.html), ВСМ Казань — Москва (http://www.kommersant.ru/doc/2384770)). Но на сегодня ни об одной такой сделке объявлено не было, и причиной тому, скорее всего, недоработанность проектов с инвестиционной точки зрения. Ни один ГЧП-проект не может быть реализован без понятной для инвестора выгоды. Но в ситуации, когда частный российский капитал не готов к долгосрочным инвестициям внутри своей страны, единственной альтернативой могут быть длинные деньги суверенных фондов Персидского залива. Например, в Лондоне с привлечением арабских капиталов был выполнен ряд ГЧП-проектов, например реконструкция казарм и введение новых объектов водоснабжения.

Исламские финансы

Не стоит забывать, что, несмотря на высокие темпы роста (16% ежегодно) исламских банков, страны Персидского залива заинтересованы в дальнейшем экспорте исламских банковских услуг на новые территории. Россия с ее более чем 20-миллионным мусульманским населением выглядит для этого прекрасной перспективой. Но ни один исламский банк не возьмет на себя инвестиционный риск по выходу на российский рынок без появления должного законодательства. На сегодняшний день существенных изменений по этой части нет: Минфин написал отрицательный отзыв на предложенный в начале 2015 года законопроект об исламском банкинге. Российские министерства по-прежнему сильно уступают своим зарубежным коллегам в части понимания специфики деятельности исламских банков. На Западе и Востоке уже давно смотрят на этот вопрос не с религиозной и политической точек зрения, а как на альтернативный способ привлечения инвестиций с арабских рынков капитала.

В текущих экономических условиях, когда западные рынки капитала для России практически закрыты, арабские инвесторы выступают едва ли не единственной альтернативой. Но инвестиционный процесс носит двусторонний характер: поэтому если российская сторона рассчитывает привлечь арабские капиталы, то в ответ она и сама должна интересоваться инвестиционными проектами в странах Залива.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://github.com/fivefilters/block-ads/wiki/There-are-no-acceptable-ads)


Источник: rbc.ru (http://www.rbc.ru)