PDA

Просмотр полной версии : Новый богатейший: пять фактов о Леониде Михельсоне


РБК
14.04.2016, 14:30
http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/resized/240x150_crop/media/img/6/13/754606225174136.jpg (http://pics.v7.top.rbk.ru/v6_top_pics/media/img/6/13/754606225174136.jpg)Совладелец НОВАТЭКа и «Сибура» Леонид Михельсон Фото: Екатерина Кузьмина/РБК


Совладелец НОВАТЭКа и «Сибура» Леонид Михельсон впервые стал богатейшим россиянином по версии журнала Forbes. Журнал оценил его состояние в $14,4 млрд. РБК вспомнил некоторые факты из его биографии

Бизнес в обмен на «Жигули»

Леонид Михельсон в конце 1970-х окончил строительный институт и устроился прорабом на стройку газопровода Уренгой — Челябинск. Подрядчиком стройки был строительный трест «Куйбышевтрубопроводстрой» — крупнейший в системе Министерства строительства нефтяной и газовой промышленности СССР. Трестом руководил отец Михельсона. Через десять лет будущий миллиардер сменил отца во главе предприятия, а в 1991 году строительная компания была акционирована и переименована в «Самарское народное предприятие «Нова».

«Я продал жигуленок и купил 15% акций «Новы» [на тот момент руководитель предприятия не мог купить больше — РБК]. Остальное приобрели работники предприятия», — вспоминал (http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2011/07/20/mne_ne_nravitsya_slovo_podelitsya_leonid_mihelson) Михельсон в интервью «Ведомостям».

Из «Новы» впоследствии вырос НОВАТЭК. Денег не было и нефтегазовые компании расплачивались с подрядчиком Михельсона долями в добывающих предприятиях. Так Михельсон с партнерами получили некоторые из своих первых активов.

Несостоявшееся партнерство

Весной 2002 года компания «Новафининвест», аффилированная с «Новой» Михельсона, объявила об объединении активов с «Итерой» Игоря Макарова. На тот момент «Итера» была крупнейшей частной газовой компаний, бизнес которой рос во многом за счет хороших связей с руководством «Газпрома» во главе с Ремом Вяхиревым. На паритетной основе партнеры создали новый холдинг «Нефтегазовая компания «Итера», правление которого возглавил Михельсон, а Макаров должен был возглавить совет директоров.

Предполагалось, что в новый холдинг войдут около 20 газодобывающих и сбытовых компаний с запасами более 2 трлн куб. м газа, стоимость активов оценивалась более чем в $2 млрд. В 2002 году объединенная компания должна была добыть 30 млрд куб. м (больше было только у «Газпрома», добывшего 520 млрд куб. м), а в 2015 году — 100 млрд куб. м газа.

Но уже через полгода партнеры решили отложить слияние, сославшись на юридическое сложности. Настоящая причина была в том, что у «Итеры» возникли проблемы с новым руководством «Газпрома» во главе с Алексеем Миллером: он начал возвращать активы концерна, которые при прежнем руководство концерна достались «Итере». Макарову пришлось расстаться с контрольными пакетами «Пургаза» и «Севернефтегазпрома». «Рынок был не готов к появлению в то время частной газовой суперкомпании. Кто-то из политиков поддержал эту идею, а кто-то нет», — объяснял (http://www.kommersant.ru/doc/1574150) впоследствии Макаров в интервью «Коммерсанту» причину, из-за которой развалилась сделка с Михельсоном. В 2013 году Макаров продал «Итеру» «Роснефти».

А Михельсон выкупил у «Итеры» доли в совместных проектах и переименовал «Новафининвест» в НОВАТЭК, который консолидировал основные активы и в 2005 году провел IPO на Лондонской фондовой бирже на общую сумму около $1 млрд.

Звезда «НОВАТЭКа»

Один из главных проектов НОВАТЭКа — «Ямал СПГ» — предполагает строительство завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) мощностью 16,5 млн т в год. Ресурсная база для проекта — Южно-Тамбейское месторождение. Общая стоимость проекта оценивается в $27 млрд, запуск запланирован на 2017 год.

Лицензия на Южно-Тамбейское месторождение с гигантскими запасами (1,2 трлн куб. м) газа изначально принадлежала компании «Тамбейнефтегаз», подконтрольной бизнесмену Николаю Богачеву (75%), который в 1990-х годах участвовал в приватизации многих геологоразведочных предприятий России. Еще 25% было у Регионального фонда развития Ямала, который курировал тогдашний вице-губернатор ЯНАО Иосиф Левинзон. Левинзон — близкий друг Михельсона, еще до прихода на госслужбу участвовал в становлении НОВАТЭКа (например, предложил учредить одну из его главных добывающих «дочек» «Таркосаленефтегаз»). Но Михельсон всегда опровергал предположения о том, что Левинзон был акционером НОВАТЭКа, а их дружба давала преференции компании, когда тот стал вице-губернатором.

В 2003 году региональный фонд передал 25% «Тамбейнефтегаза» НОВАТЭКу в обмен на 7,58% газовой компании. Но спустя два года прокуратура ЯНАО признала некоторые сделки фонда незаконными, Левинзону пришлось уйти в отставку, а НОВАТЭК продал акции «Тамбейнефтегаза» структуре Газпромбанка. После этого Богачев создал компанию «Ямал СПГ», на которую перевел лицензию на Южно-Тамбейское. 49% этой компании он собирался продать иностранным компаниям (51% осталось бы у «Тамбейнефтегаза») и даже получил предварительное согласие от трех — Repsol, Shell и Petro Canada. Но сделка ни с одной из них так и не состоялась — в борьбу за месторождение вступил «Газпром».

После долгих судебных разбирательств в 2006 году Богачеву пришлось продать контрольный пакет «Ямал СПГ» структурам Алишера Усманова, который тогда был партнером «Газпрома». Сумма сделки оценивалась (http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2006/11/29/pomoschniki-gazproma) примерно в $400 млн. С тех пор «Ямал СПГ» еще как минимум дважды менял владельцев — от Усманова актив перешел к бизнесмену и другу Владимира Путина Геннадию Тимченко (сумма сделки не раскрывалась), который в 2009 году перепродал 51% компании НОВАТЭКу за $650 млн. К слову, Тимченко тогда уже принадлежало около 5% НОВАТЭКа, впоследствии он увеличил свой пакет до 23,49%, став вторым крупнейшим акционером компании после Михельсона.

В 2011 году НОВАТЭК консолидировал (http://www.vedomosti.ru/business/news/2011/09/30/novatek_dovel_dolyu_v_yamal_spg_100_realizovav_opciony) 100% «Ямал СПГ» и начал воплощать план Богачева — привлекать международных партнеров в проект: по 20% в нем получили французская Total и китайская CNPC, еще 9,9% — китайский фонд «Шелкового пути» (Silk Road Fund, SRF). Последняя сделка была завершена только 15 марта 2016 года, для нее «Ямал СПГ» оценили более чем в €10 млрд.

Стратегические партнеры

«Я не исключаю, что потом появятся стратегические инвесторы, которые совместно со мной займутся «Сибуром», но контрольный пакет останется у меня», — заявил (http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2011/07/20/mne_ne_nravitsya_slovo_podelitsya_leonid_mihelson) Михельсон в интервью «Ведомостям» летом 2011 года, после того как приобрел 50% этой крупнейшей нефтехимической компании Восточной Европе. Продавцом актива был Газпромбанк, Михельсон договорился с ним впоследствии увеличить свой пакет в «Сибуре» до 100%. Очень скоро партнером Михельсона по «Сибуру» стал Тимченко, выкупивший 37,5% акций компании.

В 2014 году вторым крупнейшим акционером «Сибура» стал бывший вице-президент этой компании, Кирилл Шамалов (агентство Reuters называет его зятем президента Владимира Путина).

Михельсон до последнего времени сохранял контроль в компании: по данным на сентябрь 2014 года (последняя дата раскрытия акционеров «Сибура»), ему принадлежало 50,2%. Но в декабре 2015 года нефтехимический холдинг продал 10% своих акций китайской Sinopec, эффективная доля Михельсона в «Сибуре» сократилась до 43,2%.

В результате сделки с Sinopec Михельсон «перестал быть основным контролирующим акционером группы», — признал «Сибур» в отчете (http://investors.sibur.com/~/media/Files/S/Sibur-IR/Financial-results/IFRS_FY_2015_Consolidated_FS_RUS.pdf) за 2015 год. К тому же это привело к изменениям «в процедурах утверждения ряда операций» компаний. Представитель «Сибура» не стал комментировать РБК, о каких операциях идет речь. Тем не менее Михельсон сохранил за собой пост председателя совета директоров «Сибура». Если предположить, что с 2014 года его пакет в холдинге существенно не менялся, то в ходе сделки с Sinopec он мог продать около 7% акций «Сибура», выручив за этот пакет примерно $940 млн (для сделки с китайцами 10% акций «Сибура» были оценены в $1,338 млрд, говорил руководитель ФАС Игорь Артемьев). Представитель Михельсона отказался это комментировать.

Культурный потенциал

Леонид Михельсон давно инвестирует не только в нефтегазовые проекты, но и в искусство. Картины бизнесмен начал покупать, когда ему было около 30 лет, вспоминал (http://www.ft.com/intl/cms/s/2/cae2ece2-be3f-11e2-9b27-00144feab7de.html) он в интервью Financial Times. В 2009 году Михельсон основал фонд V-A-C (Victoria — the Art of being Contemporary), который поддерживает музеи современного искусства, выделяет гранты молодым художникам и кураторам выставок. Фонд назван в честь его единственной дочери Виктории.

Первая громкая выставка V-A-C — экспозиция «Модерникон. Современное искусство России» была проведена в 2010 году в Турине. Фонд уже несколько лет выступает партнером Венецианского биеннале современного искусства и архитектуры. Михельсон входит в совет попечителей Нового музея современного искусства в Нью-Йорке и Международный совет попечителей Tate в Лондоне.

Последнее приобретение Михельсона — ГЭС-2 на Болотной площади, на месте которой он собирается создать музей современного искусства. За 100% исторической станции он заплатил «Газпрому» 1,7 млрд руб. Бывший руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков рассказывал, что именно он посоветовал выкупить эту станцию бизнесмену, который искал пространство для музея: «У него большая коллекция, он меня приглашал, показывал».

Михельсон надеется, что его дочь впоследствии возглавит V-A-C, но резко против того, чтобы она работала в НОВАТЭКе. «Люди моего уровня часто хотят, чтобы их дети занимались их бизнесом, но я выступаю резко против этого, — говорил он в одном интервью. — Я знаю, насколько тяжелым является бизнес. Отношения людей меняются, когда они занимаются бизнесом, и я не хочу, чтобы это случилось с моей дочерью». 

Let's block ads! (https://blockads.fivefilters.org) (Why?) (https://github.com/fivefilters/block-ads/wiki/There-are-no-acceptable-ads)


Источник: rbc.ru (http://www.rbc.ru)